?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Повесть о стоянии на реке Угре - Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Повесть о стоянии на реке Угре
99 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: April 9th, 2018 09:39 am (UTC) (Link)
В СССР тоже так было: страна была вычурно теократическая (даже «неорелигиозная», с новым учением и богами, храмами – старого бога запретили и низвергли, как Перуна в Днепр, но религиозность-то никуда не делась), но при этом цитировала на каждом шагу величайшего материалиста в истории человечества.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ю.И.Семёнов, "О первобытном коммунизме, марксизме и сущности человека", Этнографическое обозрение, 1992 г., №3:

"Э.Геллнер характеризует меня как марксиста. И он прав. Я был и остаюсь марксистом. Но само понятие марксизма нуждается в уточнении. Прежде всего нужно отличать марксизм, каким он был до 1917 г., и марксизм, каким он стал в нашей стране отчасти уже в 1920-х, но в основном в 1930-х гг. и позднее.
К концу 1920-х гг. в нашей стране в основном сформировалось классовое общество политарного типа. Ни один господствующий эксплуататорский класс не обходился без идеологии, без умений, оправдывающих существующий порядок. Идеология господствующего класса всегда носила иллюзорный характер. Идеологические иллюзии были средством маскировки существующих экономических отношений. В идеологии, причем, разумеется, иллюзорной, нуждался сформировавшийся в СССР класс политаристов.
Для этой цели был приспособлен марксизм. Усиленно навязывалась мысль, что в нашей стране было создано то самое справедливое общество, о котором веками мечтали угнетенные, стал реальностью тот социализм, путь к которому был намечен Марксом и Энгельсом. Когда марксизм стал средством маскировки существующих отношений, средством оправдания несправедливого порядка, когда он перестал говорить правду о действительности, он внутренне коренным образом изменился. Из стройной системы взглядов, в целом более или менее адекватно отражавшей действительность, он превратился в набор штампованных фраз, используемых в качестве заклинаний и лозунгов. С тех пор начали существовать два марксизма: собственно марксизм и псевдомарксизм.
Известный русский философ, историк и публицист Г.П.Федотов в своих статьях, относящихся к 1930-м гг., отмечает парадоксальное явление. С одной стороны, марксизм в СССР является официально признанной идеологией, а с другой – подвергается разгрому во всех областях46. Возвеличивался псевдомарксизм, разгрому подвергался марксизм. Яркую картину уничтожения марксизма и утверждения псевдомарксизма в области философии нарисовал И.Яхот в работе "Подавление философии в СССР (20-30-е годы)", которая недавно увидела свет и у нас47. Подлинный марксизм, и прежде всего марксистская философия, всегда преследовались в период существования нашего политаризма.
Иногда говорят, что в эти годы от всех ученых требовали руководствоваться в своих исследованиях марксистским методом познания. Ничего подобного. От человека требовали лишь покорности властям и соблюдения приличий: нужно было клясться в верности марксизму и приводить к месту и не к месту цитаты из работ основоположников марксизма и генеральных секретарей ЦК. Марксистским методом познания почти никто никогда не пользовался. А тот, кто делал это, неизбежно сталкивался с трудностями. Он неизбежно выходил за рамки официально разрешенного и вступал в конфликт с идеологическими руководителями, в лучшем случае его не печатали. Наши идеологические церберы могли пропустить любое недомыслие, но подлинной марксистской мысли доступ на печатные страницы был навсегда запрещен. Именно невозможность публиковать результаты своих исследований в области философии вообще, философии истории в частности, заставила меня обратиться к проблемам первобытности. Здесь существовала некоторая возможность сказать свое собственное слово."
99 comments or Leave a comment