Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Когда начинают конвенциональную войну

Довольно энергичное обсуждение постинга «Почему войны не будет... традиционной» позволяет сделать несколько дополнительных комментариев.

1. Как и было предсказано, пропагандистское нагнетание напряженности по поводу заявленной готовности российских ВС якобы сбивать американские ракеты в Сирии и тем самым якобы приблизить полномасштабный военный конфликт между Россией и США (НАТО) закончилось ожидаемым пшиком. ВС США выпустили свои ракеты, российские системы ПВО предсказуемо промолчали, В.Путин сделал грозное заявление, российский МИД созвал Совбез ООН, в котором Россия естественно оказалась в почти полной изоляции, в довершение турецкий МИД «ударил ятаганом в спину», объявив американские ракетные удары «проявлением совести человечества». Будут ли какие-либо еще последствия от этого шума? Кроме очередной «бомбежки Воронежа», т.е. новых санкций Кремля против российских граждан, – никаких.

2. Обсуждение вышеупомянутого постинга выявило также довольно частое смешение участниками обсуждения двух разных понятий:
1) готовности инициатора войны ее начать и
2) факта победы инициатора военных действий в начатой им войне.
Совершенно очевидно, что готовность инициатора войны начать военные действия и даже полная убежденность такого инициатора в своей победе далеко не всегда оборачивается его действительной победой. В вышеупомянутом постинге, так же, как и в данном тексте, автор обсуждает только первое понятие – необходимые условия, при которых инициатор готов начать войну.

3. При принятии решения о начале войны ее инициатор принимает во внимание состояние многих факторов, некоторые из которых уже были названы в вышеупомянутом постинге (соотношение размеров ВВП и военных расходов, численности населения и вооруженных сил, уровня вооруженности одного военнослужащего). Кроме того, инициатором войны учитываются и другие обстоятельства: качество вооруженных сил, их моральное состояние, степень подготовки офицерского корпуса, наличие стратегических резервов, характер театра военных действий, плотность развития транспортных коммуникаций, уровень развития связи, степень дружественности/ враждебности местного населения, наличие и/или потенциальное появление союзников у инициатора(ов) войны и у его противника(ов), ожидаемая длительность военной кампании и многие другие. Изучение этих факторов входит в предмет «Военно-стратегическое планирование» и относится к кругу важнейших функций Генерального штаба.

4. В силу ограниченности места и времени нижеследующие иллюстрации касаются лишь одного из упомянутых факторов – соотношения экономических потенциалов (ВВП) потенциальных противников – и относятся лишь к некоторым войнам и военным операциям последних восьми десятилетий. Данный подход не затрагивает военные операции более раннего времени, в частности предлагавшиеся некоторыми комментаторами для рассмотрения походы Чингис-хана или же вторжения германских племен на территорию Римской империи.

Таблица. Соотношение ВВП сторон в 47 военных конфликтах, 1938-2018 гг.




Источник: рассчитано по данным А.Мэддисона.

5. Как показывают данные таблицы, в 40 случаях из 47 рассмотренных примеров военных действий в 1938-2018 гг. инициатор военных действий на момент их начала обладал преимуществом над своим противником по объему ВВП, во многих случаях – значительным (в несколько раз) и даже подавляющим (в десятки и сотни раз). Только в семи случаях инициатор военных действий на момент их начала обладал ВВП, уступавшим ВВП противника.
Первый из них – германское вторжение в Данию и Норвегию (операция «Везерюбунг», начатая 9 апреля 1940 г.).
Второй – германское вторжение в Нидерланды, Бельгию, Люксембург, Францию (план Манштейна, осуществление которого началось 10 мая 1940 г.).
Третий – японская атака на Пирл-Харбор и последующий захват территорий в Юго-Восточной Азии.
В этих трех случаях ВВП инициатора военных действий – Германии (вместе с оккупированными территориями) или Японии (вместе с оккупированными территориями) – составлял 85-88% от ВВП атакованного противника.
Четвертый и пятый случаи – это две индо-пакистанские войны, какие следует точнее именовать пакистано-индийскими. В обоих случаях ВВП нападавшего Пакистана составлял 22% от индийского.
Шестой случай – это конфликт на острове Даманский, в 1969 г. ВВП Китая составлял 45% от ВВП СССР.
Седьмой случай – это Фолклендская война, в 1982 г. ВВП Аргентины составлял 29% от ВВП Великобритании.
В шести из семи указанных случаев конфликты закончились поражением нападавшей стороны, обладавшей меньшим ВВП.

6. Как показывают данные указанной таблицы, СССР и Российская Федерация выступали инициаторами военных действий при наличии, как правило, преимущества над своими противниками по размерам ВВП в разы, десятки и сотни раз.

7. Отставание нынешней Российской Федерации от альянса стран НАТО по величине ВВП в 10,5 раза, по военным расходам – в 12,7 раз, по расходам на одного военнослужащего – в 3,5 раза (на одного военнослужащего США – почти в 10 раз) и т.д. исключает инициативу со стороны Кремля в развязывании «большой» конвенциональной войны против США и блока НАТО.

8. В то же самое время нельзя исключить возможности развязывания Кремлем войн против стран, военный и экономический потенциал которых существенно уступает российскому, а сами эти страны не связаны с альянсом НАТО обязательствами об их защите или поддержке, как это продемонстрировали, в частности, инициированные российским руководством войны против Чеченской республики, Грузии, Украины, сирийской оппозиции.

9. Невозможность развязывания Кремлем «большой» войны против США и НАТО конвенциональными средствами не исключает возможность начала и ведения им военных действий против США и стран НАТО средствами неконвенционального характера.

10. За последние восемь десятилетий не было ни одного случая нападения инициатора войны на своего противника (своих противников) при соотношении ВВП инициатора(ов) и ВВП противника(ов) ниже 22% и уж тем более 9,5%, каким это соотношение между Россией и НАТО является сейчас (по данным МВФ). По данным же А.Мэддисона соотношение между Россией и НАТО по размерам ВВП составляет еще более скромную величину – 6,3% (1319 млрд.дол. против 20835 млрд.дол.). Попытка нападения на страны НАТО при таких соотношениях ВВП означала бы для Кремля довольно быстрый суицид.

П.С.
Размещена вторая версия таблицы с бОльшим числом военных конфликтов и уточненными данными по некоторым конфликтам, включенным в первую версию таблицы.

Tags: 2МВ, 3МВ, 4МВ, Германия, НАТО, Россия, СССР, агрессия, война, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →