Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Ответы И.Клямкина

В развернувшейся полемике о невозможности (или возможности) перехода (пост)коммунистических стран одновременно к демократии и рыночной экономике Игорь Моисеевич Клямкин ответил на заданные мной вопросы. Чтобы его ответы не потерялись в ФБ, выношу их сюда, сопроводив их своими ответами на те же вопросы.

Восемь вопросов, ответы И.Клямкина и мои:
1. Способствовала ли горбачевская демократизация 1985-1991 гг. проведению рыночных реформ в СССР?
ИК: Сама по себе не способствовала.
АИ: Безусловно способствовала. Горбачевская демократизация – переход к полусвободным (СНД СССР) и свободным (СНД России и верховные советы союзных республик) выборам вместе с политикой гласности (какой бы ограниченной она ни была) – была начата с целью изменить баланс политических сил в стране и обеспечить перевес сторонников изменений над консервативным партийным аппаратом, препятствовавшим горбачевской рыночной реформе, проводившейся с 1987 г. Горбачевская демократизация не только привела к желаемому результату, но и произвела очевидный «овершутинг» – избранные законодательные органы в целом оказались более радикальными, чем позиция самого Горбачева, они поддержали гораздо более решительные идеи (например, программы «400 дней» и «500 дней», разработали гораздо более рыночное законодательство (например, приватизационное), чем задумывалось Горбачевым.

2. Способствует ли вообще демократизация политической системы переходу от плановой экономики к рыночной?
ИК: Способствует, если в обществе и его выборных представителях доминирует ориентация на такой переход.
АИ: Безусловно способствует. Из ответа ИК следует, что если в обществе и среди его выборных представителей не доминирует ориентация на такой переход (от плановой экономики к рыночной), то демократизация политической системы (расширение политических свобод) препятствует переходу от плановой экономики к рыночной. Хотелось бы узнать, в какой стране и когда что-нибудь подобное имело место.

3. Препятствует ли вообще демократизация политической системы переходу от плановой экономики к рыночной?
ИК: Вообще не препятствует, но и не гарантирует.
АИ: Не препятствует. Дополнительный вопрос аналогичен предыдущему – в каких странах и когда демократизация политической системы не сопровождалась переходом от плановой экономики к рыночной?

4. Возможно ли одновременное проведение демократизации и рыночных реформ?
ИК: Возможен при поддержке внешнего субъекта и ориентации общества и элиты на заимствование его институциональных стандартов. Албания и Монголия оснований для общего вывода не дают, эти прецеденты надо рассматривать отдельно.
АИ: Естественно, возможно. Вопрос касался возможности, а не всеобщей закономерности. И Албания, и Монголия, и Грузия относятся к немалому числу стран, в которых одновременно проводились и демократизация и рыночные реформы без какой-либо значительной поддержки со стороны внешнего субъекта (Евросоюза). Эстония провела свои политические и экономические реформы, не получив на них ни цента от МВФ. Тем не менее самым ярким примером одновременного проведения демократизации и рыночных реорм без поддержки внешнего субъекта (ЕС) является СССР (1987-1991). Следует также отметить, что внешняя финансовая помощь, какая оказывалась руководству СССР, в целом замедлила процессы рыночных преобразований.

5. Возможно ли одновременное проведение двух переходов – от несвободной политической системы к свободной (от тоталитаризма к демократии) и от централизованно планируемой экономики к рыночной (от плана к рынку)?
ИК: Не улавливаю принципиальных отличий от предыдущего вопроса.
АИ: Безусловно возможно. Более того, такой переход произошел в большинстве (75%) случаев транзита – в 22 из 29 переходных стран.

6. Что предшествует чему (что является условием чего) – рынок предшествует демократии? Или же демократия – рынку? Где и в каких условиях?
ИК: Исходя из опыта посткоммунистических стран демократизация предшествует. Но, исходя из опыта же других таких стран, продвижение к рынку может осуществляться под патронажем имитационно демократических авторитарных режимов, однако насколько далеко на таком пути можно продвинуться к свободной экономике и демократии, – вопрос открытый. Скорее всего, сталкивания с системными ограничениями неизбежно.
АИ: Рынок – один из наиболее древних человеческих институтов. В большинстве исторических случаев человеческого общества рынок предшествует не только демократии, но и любым иным формам политического режима. Полномасштабная ликвидация рыночной экономики и последующее сохранение нерыночной экономики имели место почти исключительно только в коммунистических государствах в результате осуществления политического насилия и его дальнейшего поддержания. Поэтому восстановление рыночной экономики в коммунистических и посткоммунистических государствах требует сугубо политических решений: либо при сохранении политической власти коммунистов (в Китае, Вьетнаме, Северной Корее, на Кубе), либо при ее ликвидации (в большинстве переходных стран).

7. Помогает ли авторитаризация (переход от демократии к авторитарному режиму) маркетизации – переходу от плановой экономики к рыночной? Есть ли в мировой истории примеры этого? Где? Когда?
ИК: Посткоммунистические (посттоталитарные) реформации такого материала не предоставляют, другие – предоставляют.
АИ: За редчайшими исключениями (Чили) не помогает. За пределами посткоммунистических стран примеров полномасштабной плановой экономики нет, следовательно, нет и примеров переходов от полномасштабной плановой экономики к рыночной. Наиболее известные примеры переходов от неполномасштабной плановой экономики к полномасштабной рыночной – Чили (при авторитарном режиме), Великобритания и Индия (при демократическом).

8. Какова авторская формулировка базовой закономерности (базового прогноза), на которую постоянно идет отсылка: «Что же касается России, то у меня нет пока серьезных оснований отказываться от старого прогноза». В чем именно заключался «старый прогноз»?
ИК: Исходный прогноз был насчет того, что экономическая модернизация будет осуществляться при авторитарном режиме. Потом, кстати, узнал, что на год раньше из этой посылки стали исходить Васильев и Львин. В реальности прогноз в итоге потвердился лишь наполовину: получился авторитаризм без модернизационного потенциала, авторитаризм выживания. И от этой «половины» у меня нет оснований отказываться. Не тот получился авторитаризм, что предполагалось, но – авторитаризм. Дальше вопрос о перспективах, т.е. во что он может трансформироваться. Пока не вижу субъектов реальной модернизационной альтернативы ему – ни демократической, ни авторитарной. Поэтому при моем мировоззрении остается индивидуальная стратегия – критика режима с депократически-правовых позиций, чем и занимаюсь уже 25 лет. При очень большом желании тут можно, наверное, усмотреть и «запрос на диктатуру», но то уже не моя проблема. Могу разве что добавить, что другие стратегии, которыми в разное время соблазнялись отдельные люди, надеясь этот тип авторитаризма превратить в модернизаторский, казались и кажутся мне, в лучшем случае, самообманом этих людей.
Могу добавить только, что все вышесказанное к РФ прямого отношения не имеет. Ибо прецедентов преобразования посттоталитарных и одновременно постимперских систем с унаследованной имперско-державной инерцией и ядерным оружием в системы рыночно-демократические в мире пока не наблюдалось.
АИ: Если понимать под экономической модернизацией осуществление реформ, расширяющих масштабы экономической свободы, то наиболее интенсивно экономическая модернизация в России проводилась в 1990-2004 гг., т.е. в те годы, когда политический режим в СССР, а затем в России был полусвободным, иными словами, не авторитарным. Когда же политический режим в России окончательно превратился в авторитарный (по классификации Фридом Хауз – в 2004 г.), то процесс экономической модернизации фактически остановился. Даже если ориентироваться на самые жесткие критерии авторитаризма (по Б.Геддес начало авторитарной политической системы положено в октябре 1993 г.), то переход к рыночной экономике в главном произошел до этого (либерализация цен, унификация валютного курса, ликвидация значительной части субсидий, появление частного сектора, малая приватизация, даже начало большой приватизации – все это было сделано до октября 1993 г.). Таким образом, прогноз, согласно которому экономическая модернизация в СССР или России будет осуществляться авторитарным режимом (при авторитарном режиме), оказался неверным.
https://www.facebook.com/andrei.illarionov.7/posts/10217701411433733?comment_id=10217703342282003&reply_comment_id=10217707782473005& comment_tracking=%7B%22tn%22%3A%22R%22%7D
Tags: Горбачев, Россия, СССР, демократия, диктатура, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments