?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 2 - Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 2
4. Май 2004 г. – апрель 2005 г.: Эскалация напряженности. Российские наступления на паспортном, транспортном и энергетическом направлениях. «Битва за абхазское президентство».

После аджарского кризиса произошел качественный перелом в отношениях Москвы с Грузией. Военный и административный контроль России над Абхазией и Южной Осетией был усилен, поставки оружия в эти регионы вышли на новый уровень, ускорена раздача российских паспортов для их жителей. В этот период российские власти также предприняли попытку (оказавшуюся неудачной) навязать Абхазии нового лидера, в отличие от того, что им удалось сделать в Южной Осетии.

Через несколько дней после аджарского кризиса российский президент подписал, очевидно, секретный указ правительству России с поручениями по Южной Осетии. В соответствии с ним, в частности, было начато строительство военных баз в Джаве (Изиугоми) и Цхинвали, открытие при Владикавказском военном училище специального отделения для курсантов из Южной Осетии, а также направление в регион нескольких десятков российских военных инструкторов. Речь шла и о переводе российских офицеров в Южную Осетию для прохождения воинской службы, а также о назначении российских граждан руководителями силовых структур самопровозглашенной республики.[1] Цель состояла в том, чтобы превратить слабо организованное, плохо вооруженное и необученное юго-осетинское ополчение в настоящую регулярную армию численностью до 7000 человек.[2]

25 мая 2004 г. МИД РФ начал последний этап паспортизации населения Южной Осетии. Уже 7 июня парламент самопровозглашенной республики обратился к Госдуме России с просьбой признать ее независимость и защитить проживающих в регионе «российских граждан».[3] Стоит отметить, что именно с этого момента Андрей Кокошин, тогдашний председатель думского Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, заговорил о том, что Россия обязана защищать своих новообретенных граждан.[4]

После проведении грузинскими властями операций по борьбе с контрабандой на Эргнетском рынке напряженность в Южной Осетии усилилась. 2–6 июня Россия передала Цхинвали 70 основных боевых танков T-72, 20 установок залпового огня «Град», и более 200 переносных зенитно-ракетных комплексов «Игла».[5] Министром обороны Южной Осетии был назначен Анатолий Баранкевич – полковник российской армии, имевший боевой опыт участия в афганской и чеченских войнах.[6]

15 июня юго-осетинские войска попытались воспрепятствовать сооружению дороги, которая должна была соединить грузинское село Эредви с грузинским анклавом к северу от Цхинвали: с селами Курта и Тамарашени. На следующий день Россия прекратила подачу электроэнергии в Грузию. 8 июля грузинские власти захватили девять грузовиков с российским оружием и боеприпасами, предназначенными для Южной Осетии.[7] Днем позже пятьдесят грузинских миротворцев были разоружены и подвергнуты публичному унижению: их заставили встать на колени на центральной площади Цхинвали. Репортаж об этом многократно передавался по основным российским телеканалам.[8] В ту же ночь контролируемые грузинскими властями села Тамарашени и Курта, а также грузинские блок-посты на их окраинах были подвергнуты артиллерийскому обстрелу.[9] Ведущий российского телеканала ОРТ Михаил Леонтьев заявил в эфире: «Мы расставили грузинам ловушку. И на сей раз, похоже, они в нее попались».[10] Днем позже российский МИД обвинил Грузию в «организации провокаций» и пообещал, что Москва защитит российских граждан в Южной Осетии. В ту же ночь в результате обстрела юго-осетинской артиллерией было ранено трое грузинских миротворцев и один полицейский. Перестрелки в Южной Осетии продолжались до 20 августа 2004 г., после чего грузинские войска покинули регион. К этому моменту погибло 19 грузинских солдат и пятеро осетин.[11]

Нападение террористов на школу в северокавказском городе Беслане 1-3 сентября 2004 г. было использовано российским руководством в качестве предлога для дальнейшей централизации власти в самой России, а также для усиления давления на Грузию. Некоторые грузинские журналисты, освещавшие трагедию в Беслане, добирались до города по Военно-грузинской дороге. 4 сентября со ссылкой на «террористическую угрозу» российские власти закрыли движение по этой магистрали через таможенный пункт Ларси – последний из трех таких пунктов на российско-грузинской границе, остававшийся под контролем Тбилиси (два других – Рокский тоннель и переход через реку Псоу – контролировались соответственно де-факто властями Южной Осетии и Абхазии).[12] Три недели спустя, когда граница с Грузией все еще оставалась закрытой, Россия установила прямое автобусное сообщение между российским городом Сочи и столицей Абхазии Сухуми.[13]

Напряженность в Южной Осетии несколько спала, но угрозы Москвы применить силу не прекратились. 8 и 12 сентября начальник Генштаба российских вооруженных сил Юрий Балуевский и министр обороны Сергей Иванов заявили о готовности Москвы наносить превентивные удары по объектам, расположенным за пределами России. 11 сентября президент России Путин распорядился сформировать две горно-стрелковые бригады численностью в 4500 военнослужащих каждая.[14] Министр обороны Иванов намекнул: перед этими соединениями будут ставиться «совершенно новые» задачи, «принципиально отличающиеся от [задач] других подобных частей».[15]

Развитие событий вскоре показало, что слова об ударах за пределами России адресовались именно Тбилиси. 14 и 20 сентября 2004 г. взрывами были уничтожены участки высоковольтных линий электропередачи «Картли-2» и «Кавкасиони» на территории Грузии, в результате чего многие районы страны остались без электроэнергии. 9-10 октября новые взрывы нанесли сильнейшие повреждения ЛЭП «Картли-2» и «Лиахви», а также уничтожили линии электропередачи в Западной Грузии. 20 октября Михаил Саакашвили заявил о нейтрализации устроившей эти взрывы группы диверсантов из Южной Осетии.[16]

В Абхазии тем временем приближались президентские выборы. В конце августа Путин принял в своей сочинской резиденции абхазского премьера Рауля Хаджимбу. Эта встреча спровоцировала резкую отповедь со стороны грузинского правительства, но она же дала понять, кого Москва хотела бы видеть преемником больного Ардзинбы после выборов, запланированных на 11 октября. Однако «помазание» рукой Путина, судя по всему, не принесло Хаджимбе дополнительных голосов: его легко победил Сергей Багапш. Москва была настолько недовольна таким результатом, что между сторонниками двух претендентов началось открытое противостояние. Оно продолжалось до тех пор, пока 1 ноября обоих не вызвали в Москву.[17] Российские власти потребовали от Багапша выйти из борьбы, но тот отказался уступить и продолжал заявлять о своей победе. За несговорчивость Багапша Москва наказала весь регион: 15 ноября был закрыт абхазский участок российско-грузинской границы, 1 декабря – прервано железнодорожное сообщение с республикой, а 2 декабря – введен запрет на импорт абхазской сельхозпродукции. Затем в Сухуми отправилась специальная делегация из представителей российских силовых ведомств. После изнурительных переговоров 6 декабря было достигнуто соглашение о разделе власти между Багапшем и Хаджимбой при санкции договоренности со стороны российского руководства.[18] Неспособность Москвы обеспечить победу своего кандидата свидетельствовала об ограниченности ее влияния в Абхазии по сравнению с Южной Осетией. Однако контроль над силовыми структурами абхазского правительства Россия сохранила.

Российское руководство развернуло кампанию по заполнению основных постов в силовых ведомствах обоих регионов за российскими офицерами и чиновниками. 17 января 2005 г. председателем юго-осетинского КГБ (сохранившего это название с советских времен) стал начальник управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) по Республике Мордовия Анатолий Яровой.[19] В марте 2005 г. генерал-лейтенант Анатолий Зайцев, бывший заместитель командующего Забайкальским военным округом, уже занимавший к тому времени пост заместителя министра обороны Абхазии, был назначен вдобавок и начальником Генштаба вооруженных сил республики.[20] 25 апреля 2005 г. бывший начальник штаба МВД Республики Северная Осетия – Алания Михаил Миндзаев занял должность министра внутренних дел Южной Осетии.[21] 4 июля 2005 г. правительство Южной Осетии возглавил коммерческий директор Курской топливной компании и давний деловой партнер Кокойты Юрий Морозов.

Эти назначения сопровождались эскалацией подрывной деятельности российских спецслужб в Грузии. Особенно вопиющим инцидентом стал взрыв полицейского участка в грузинском городе Гори 1 февраля 2005 г., в результате которого трое полицейских погибли, а еще 17 получили ранения. В ходе расследования, проведенного грузинским Министерством внутренних дел и длившегося пять месяцев, было установлено, что взрыв организовала российская военная разведка – ГРУ.[22]

На этом фоне все нагляднее проявлялась поддержка Москвой двух сепаратистских регионов. Так, в ходе визита в Тбилиси министр иностранных дел России Сергей Лавров отказался возложить венок к памятнику грузинам, погибшим в борьбе за территориальную целостность Грузии (в Абхазской войне). Однако несколькими неделями спустя – 3-4 апреля 2005 г. – Лавров на официальном уровне принял в Москве министров иностранных дел Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, как будто бы они представляли независимые государства. На следующий день с Багапшем и Кокойты в своей сочинской резиденции встретился Путин.[23]

Кадровые перестановки в Абхазии и Южной Осетии обеспечили российскому руководству эффективный контроль над обеими провинциями. С начала 2005 г. российская телекоммуникационная фирма «Мегафон» была подключена к созданию в Южной Осетии отдельной, не связанной с грузинской, системы мобильной связи, предназначенной для использования российскими военными и спецслужбами.[24] С 2004 г. российские власти существенно увеличили экономическую помощь двум этим регионам Грузии, постепенно повышая субсидии – в 2008 г. объем российской финансовой помощи Южной Осетии, к примеру, уже вдвое превысил ВВП самой республики. Основная часть субсидий направлялась на военные расходы, составлявшие до 50% ВВП Абхазии и 150% ВВП Южной Осетии – последняя, надо полагать, поставила в этом смысле мировой рекорд.

5. Срок начала войны определен. Атаки на «винном» и «минеральном» фронтах, май 2005 г. – август 2006 г.

30 мая 2005 г. министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили и ее российский коллега Сергей Лавров подписали наконец совместное коммюнике о сроках и графике вывода российских военных баз из страны. В соответствии с этим документом все российские военнослужащие должны были покинуть Грузию к концу 2008 г. Это решение грузинской стороной было расценено как серьезный дипломатический успех Тбилиси в деле обеспечения суверенитета страны. В тот момент, похоже, никто не понял, что график эвакуации российских военных баз из Батуми и Ахалкалаки совпадал со сроками, установленными для себя российским руководством не только для легализации военных баз, нелегально существовавших в то время на территории Абхазии и Южной Осетии, а также создания там новых баз, но и для открытых военных действий против Грузии, которые привели бы к пленению военнослужащих баз, находившихся в Ахалкалаки и Тбилиси.

К началу 2006 г. российские военные поставки Абхазии и Южной Осетии достигли такого масштаба, что по общему объему арсенал вооружений, снаряжения и боеприпасов этих двух регионов с совокупным населением в 250 тыс. человек превзошел соответствующие показатели Грузии с населением 4,5 млн. чел. К началу 2008 г. два мятежных региона обладали запасами оружия и снаряжения (полученными к тому же бесплатно), вдвое большими, чем имелось в распоряжении Тбилиси. По темпам роста вооружений и уровню милитаризации оба региона, в особенности Южная Осетия, в 2003-2008 гг. не имели себе равных в мире.

Поскольку решение начать войну к тому времени уже было принято, российскому руководству стало незачем скрывать свои намерения. 26 января 2006 г. на заседании Совета Безопасности ООН российская сторона отказалась от прежней поддержки главного принципа, на котором основывались усилия международного сообщества по урегулированию грузино-абхазского конфликта, – определения статуса Абхазии в рамках грузинского государства – и исключила из проекта резолюции Совбеза ООН ставшее к тому времени общепринятым (хотя пока только теоретически) упоминание о Баденском документе. Более того, Москва объявила, что этот документ не следует рассматривать в качестве основы для переговоров о статусе Абхазии.[25] 31 января 2006 г. в ходе пресс-конференции Владимир Путин заметил: «Если кто-то считает, что Косово можно предоставить полную государственную независимость, то тогда почему мы должны отказывать в этом абхазам или южноосетинам?» Одновременно президент России дал указание министру иностранных дел Сергею Лаврову выработать «универсальную» правовую формулу по вопросу о независимости Косово, которую можно было бы применять в других аналогичных случаях.[26] В марте помощник российского премьера заявил, что решение об объединении Северной и Южной Осетии «в принципе» уже принято.[27] В мае МИД России приступил к консультациям с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем о статусе этих территорий.

В феврале 2006 г. 58-я армия Северокавказского военного округа (СКВО) провела масштабные учения, на которых отрабатывались задачи по «оказанию немедленной помощи российскому миротворческому батальону в Южной Осетии». В ходе учений ряд частей выдвинулся по Транскавказской магистрали в районы, непосредственно прилегающие к Рокскому тоннелю на российско-грузинской границе.

В Южной Осетии усиливалось российское кадровое присутствие: 3 марта 2006 г. полковник Николай Долгополов, прежде возглавлявший управление ФСБ России по Республике Мари-Эл, сменил Анатолия Ярового во главе юго-осетинского КГБ.[28] В том же месяце Кокойты направил в Конституционный суд Российской Федерации запрос о признании Россией независимости Южной Осетии.[29]

Москва перешла и к более целенаправленному использованию экономических рычагов давления. В декабре 2005 г. главы российских энергетических компаний, работавших в Грузии, были вызваны в Администрацию президента России; им задали вопрос: можно ли прекратить подачу топлива и электроэнергии через границу. [30] Бизнесмены ответили отрицательно, но на этом дело не закончилось. Через несколько недель, 22 января 2006 г., серия одновременных взрывов на территории Северной Осетии вывела из строя два газопровода и линию электропередачи, соединявшие Россию и Грузию.[31] В результате взрывов в разгар зимы – одной из самых холодных за десятилетие – была прекращена подача газа и электроэнергии в Грузию. 26 января еще один взрыв повредил высоковольтную линию, по которой снабжались электричеством восточные районы Грузии.

В течение 2006 г. Кремль последовательно пытался нанести Грузии экономический ущерб, чтобы «покарать» Тбилиси за противодействие российской подрывной деятельности на своей территории. В конце марта грузинские власти задержали офицера российского ГРУ Бойко за шпионскую деятельность. Тбилиси без лишнего шума депортировал разведчика, не став раздувать этот инцидент.[32] Тем не менее 29 марта российское правительство запретило импорт грузинских вин со ссылкой на медико-санитарные причины.[33] В мае последовал запрет на ввоз популярных марок грузинской минеральной воды – «Боржоми» и «Набеглави».[34] Наконец, чтобы у Тбилиси не оставалось никаких сомнений относительно направленности всех этих шагов, министр обороны Сергей Иванов выступил с заявлением: «у России всегда есть право на превентивный удар».[35]

В дополнение к двум уже имевшимся у России военным базам в Южной Осетии Москва в марте 2006 г. начала сооружать еще одну базу в Элбаките – в двух километрах к северо-востоку от Джавы. [36] База была рассчитана на размещение 2500 военнослужащих. Складские помещения на базах в Очамчире и Гали (Абхазия) были расширены, чтобы обеспечить хранение вооружения, снаряжения и топлива для 100 тыс. военнослужащих.[37]

Под очевидным воздействием Москвы 14 июня на саммите в Сухуми лидеры Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, а также декларацию о создании Сообщества «За демократию и права народов».[38] Они взяли на себя обязательства оказывать друг другу военную помощь в чрезвычайных ситуациях и решили создать совместные миротворческие силы на тот случай, если российские миротворцы будут выведены из трех регионов. Главы непризнанных республик также заявили о своей лояльности российским властям. Владимир Путин, в свою очередь, объявил, что судьбу этих республик определит воля их народов в соответствии с принципом самоопределения наций. Две недели спустя он подчеркнул: Россия сохранит свои миротворческие контингенты в этих регионах «несмотря на провокации».[39]


[2]«Южная Осетия рассчитывает, что ее будут защищать российские солдаты?» //»Национальные интересы», 12 декабря 2006 г.  http://www.niros.ru/news/13708.html
[3] “South Ossetia urges Russian Parliament to recognize its Independence,” Rustavi-2 TV, 7 June 2004.
[4] Кокошин заявил: «Российские граждане составляют большую часть населения, проживающего на территории Южной Осетии и Абхазии. Россия обязана защищать их жизнь, здоровье, имущество, честь и достоинство всеми доступными средствами, как это делают США и другие западные страны». См. «Россия должна использовать любые средства для защиты соотечественников в Грузии, утверждает высокопоставленный парламентарий», «Интерфакс-АВН» (Агентство военных новостей), 1 июня 2004 г.
[6] «Южная Осетия готова воевать с Грузией», «Независимая газета» [http://www.ng.ru/politics/2005-12-12/1_barankevich.html]
[7] “Arms Seizure Flares Tensions in South Ossetia, Causes Controversy in Georgian Cabinet,” Civil Georgia, 7 July 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7280
[8] “Tbilisi says “No” to the Use of Force, Despite Attacks on Georgia Checkpoints in South Ossetia,” Civil Georgia, 8 July 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7353
[9] «Обстрел грузинской деревни в зоне грузино-осетинского конфликта», «Интерфакс», 10 июля 2004 г.
[10] ОРТ, 11 июля 2004 г.
[11] “Georgia gives “last chance for Peace ”in South Ossetia,” Civil Georgia, 19 August 2004,   http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7658
[12] “People Stuck at Border, Journalists – in Vladikavkaz,” Civil Georgia, 7 September 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7762  
[13] ”Timeline-2004,” Civil Georgia, 3 January 2005, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=8712&search=2004%20timeline
[14] «На Северном Кавказе сформированы мотострелковые горные бригады», «Коммерсант», http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=814395; «Контрактники ушли в горы», http://www.strana.ru/doc_print.html?id=82060&cid=8
[15] Игорь Плугатарев, «Пока решен вопрос только с ослами и мулами», «Независимое военное обозрение», http://www.abkhaziya.org/server-articles/article-47408de6b7d7402bbf0e6fd2676178fd.html
[16] “Saakashvili says Energy “Saboteurs Destroyed,” 21 October 2004, Civil Georgia, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=8129&search=october%202004%20saakashvili; “Temporary (AD HOC) Parliamentary Commission on investigation of the military aggression and other actions of the Russian Federation undertaken against the territorial integrity of Georgia,” Parliament of Georgia, 7 January 2009,  http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1315&info_id=22617; “Emergency Statement by President Saakashvili,” President of Georgia, 22 January 2006, http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=3&st=130&id=1365
[17] «Оба кандидата в президенты Абхазии прибыли в Москву для переговоров», ИТАР-ТАСС, 2 ноября 2004 г.
[18] «Кандидат в президенты Абхазии называет главного союзника в качестве будущего премьера», Информационное агентство «Апсныпресс», Сухуми, 8 декабря 2004 г.
[20] «В Абхазии назначены руководители Министерства обороны», Информационное агентство «Апсныпресс», Сухуми, 23 марта 2005 г.
[21]Georgia: New interior minister appointed in South Ossetia” Kavkasia-Press news agency, Tbilisi – 26 April 2005.
[22]Georgian interior minister proud of "high precision" work on Gori blast case”, Imedi TV, Tbilisi, 27 July 2005; “Georgian minister says Russia not helping with car bomb probe”, Radio 1, Tbilisi - 10 November 2005; “Georgian TV shows documentary on Gori car bombing”, Rustavi-2 TV, Tbilisi, 1 February 2006.
[24]Georgia Orders Megafon to Pay Fine”, St. Petersburg Times, 24 June 2008, http://www.sptimes.ru/index.php?story_id=26358&action_id=2
[26] «Путин призывает к «универсальному подходу» при разрешении межэтнических конфликтов», РТР, 31 января 2006 г.
[27] «Единая Осетия: правительство России готово присоединить грузинскую республику», «Ведомости», 23 марта 2006 г.
[28] Председателем КГБ Южной Осетии назначен Николай Долгополов. Регнум, 3 марта 2006 г.
https://regnum.ru/news/600181.html.
[29]Georgia dismisses South Ossetian unification appeal to Russia” Prime-News, Tbilisi - 22 March 2006.
[30] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721Your.
[31] “Georgian leader accuses Russia of "major act of sabotage,” Rustavi -2 TV, Tbilisi - 22 January 2006
[32] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г.,  http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721Your.
[33] «Главный санитарный врач России требует ввести запрет на ввоз молдавских и грузинских вин», «Интерфакс», 27 марта 2006 г.
[34] «Россия может запретить импорт еще одной марки грузинской минеральной воды», РТР, 6 мая 2006 г.
[35] RFE/RL, 12 July 2006.
[36] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926
[37] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.civil.ge/rus/_print.php?id=17462
[38] «Непризнанные республики на территории Грузии и Молдовы планируют укреплять сотрудничество», «Эхо Москвы», 14 июня 2006 г.
[39] Сергей Благов, «Путин заявляет Тбилиси: наши миротворцы останутся на месте», Eurasia Insight, 27 июня 2006 г., http://www.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav062706.shtml.

Tags: , , , , , ,

1 comment or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: August 17th, 2018 05:47 am (UTC) (Link)
Теперь понятно почему весь мир отвернулся от России. Но лицемерие и полнейшая лож , которая льется из российских инф.агенств зомбирует Российский народ.
1 comment or Leave a comment