Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

О чем говорят свидетели из Верхнего городка?


Александр Викторов выложил частичную расшифровку своих бесед с анестезиологом Александром Коноваловым и медсестрой Кристиной Литовкой: http://kgrr.livejournal.com/26758.html, http://avtonomka.org/voyna/pk.htm, добавив в нее элементы своего радиоинтервью с травматологом Дмитрием Зубоком, выдержки из которого были размещены здесь: http://aillarionov.livejournal.com/107546.html.

О направлении медицинского усиления в миротворческий батальон 14 июля 2008 г.:
АК: В Южную Осетию мы попали именно 14 июля... И где-то ориентировочно дней за 10 до этого по медицинскому отряду, стали ходить разговоры о командировке в данный регион. Но оговаривалось, что это будет не Цхинвал, а город Владикавказ... Насчет Цхинвала мы уже знали ориентировочно дней за 5 до приезда. В командировочном удостоверении было указано, что мы отправляемся именно в город Цхинвал в распоряжение командующего миротворческими силами. Были куплены билеты, и 14 июля мы прибыли.

О дате поездки во Владикавказ за инвентарем для «больших операций» и «необходимым перевязочным материалом»:
К.Л.: ...оказать реально медицинскую помощь (случись что) с таким набором медикаментов и инструментов было просто невозможно. Не было самых элементарных вещей: шкафов, которые требуются для инструментов для больших операций. Перевязочный материал был, но такой, какой мне нужен, — его не было. Также и нитки... мы приезжали во Владикавказ (5—6-го августа), все это выписывали, потому что работать в батальоне было практически нечем.

Об обострении ситуации 6-7 августа:
А.К.: Именно с 6-е на 7-е, когда мы были в больнице последний раз, люди начали поговаривать, что «что-то неладное, что-то назревает», никому не хотелось верить, что все это перерастет в войну.

О сравнительной интенсивности боев 6-7 августа и 8-9 августа (о времени начала боевых действих высокой интенсивности):
А.К.: 1) Мы подсчитывали, было 6—7-го августа около 40 раненых. Это пострадавшие из состава осетинских миротворцев, — человека 3—4, но в основном это было мирное население – 35—40 человек. Объем помощи был оказан 6—7 числа, до обеда. А когда мы уезжали, еще больше стало поступать раненых, но с этим боролись уже местные врачи. В основном осколочные ранения, но были и пулевые.
2) Вот за эти, грубо говоря, там около полутора суток [8-9 августа. – А.И.]..., если не ошибаюсь, было 13 убитых: 10 миротворцев, 3 разведчика. И раненых около 38—42 где-то было. Это все, кому была оказана нами помощь, и кто по нашим бумагам проходил.

О времени отдачи приказа врачам оставить Цхинвальскую гражданскую больницу и прибыть в расположение Верхнего городка:
Д.З.: А вот 7-го числа мы решили уже в миротворческий батальон отъехать отдохнуть. До этого пахали....
А.К.: Где-то ближе к обеду 7-го числа поступил звонок от командира батальона, что «ситуация накаляется». Нас попросили прибыть на территорию миротворческого батальона. Потому как, в расположении батальона оставались только младший медперсонал. Все врачи были в гражданских больницах. 7-го числа часа в 3—4 дня мы вернулись в батальон.

О времени получения врачами оружия и приказа командира батальона миротворцев «стрелять на поражение»:
А.К.: Потом где-то в районе четырех часов утра (мы находились в медпункте) сыграли тревогу и по приказу командира батальона мы получили бронежилеты, получили автоматы, каски и экипировались. Где-то в это время, была беседа с командиром батальона, который дал нам понять, что уже дан приказ «в случае чего, стрелять на поражение». Нас построили...

О времени начала обстрела Верхнего городка грузинскими войсками:
А.К.: Сначала огонь по нам велся из стрелкового оружия, но так, больше пугали, скорее всего. Это где-то началось в 5.50 и минут через 15—20 – бабах!

О наличии юго-осетинских военнослужащих на территории Верхнего городка:
А.К.: Слева от нас (от медпункта) стояла казарма, а на третьем этаже казармы стояла наблюдательная вышка, выложенная камнем, там стоял осетинский наблюдатель и наш боец — миротворец- наблюдатель. И вот первый залп, после всего все началось, пошли первые раненые... Первый тяжелораненый, который после оказания помощи перешел из разряда груза 300 в груз 200, это был осетинский наблюдатель. Был выстрел с танка со стороны грузинской территории, из села Земо-Никози, прицельно в эту вышку наблюдателя. Принесли и нашего бойца раненого средней тяжести (было осколочное ранение конечности), он подальше на крыше стоял... и у североосетинского ополченца была травма, несовместимая с жизнью.

О наличии бойцов Краснодарской бригады спецназа на территории Верхнего городка и их действиях:
А.В.: А если бы спецназ не подошел вовремя?
Д.З.: А там, на территории, уже был спецназ. Мы были усилены...
А.В.: Они видимо тоже неспроста там появились?
Д.З.: Отдать должное, они хорошо так отражали. Я сам помню, кто-то 9-го забежал к нам «дайте от подствольника гранату, гранат нету!». Все так молча переглянулись....
Д.З.: В подвале находились и спецназ, и кто только не был.... 
Как раз в то время спецы, они перемещались, — раненые появились, надо было зашить... Спецназовцы они все время со связью были...
Его наш спецназ взял, они тоже вокруг там ходили, вели боевые действия...
А.К.: Было трое убитых разведчиков, просто с нами находились разведчики, спецы из Краснодара, вот у них было трое погибших.

О боевых действиях миротворцев:
А.К.: Потом грузинский танк вышел на позицию и практически расстрелял полностью наш парк. Наши БМПешки, соответственно стреляли в ответ, два или три экипажа сгорели заживо, они находились в этих БМП, с полным боекомплектом сгорели... Основные потери были часов с семи и до 11-ти утра 8-го..., а там уже просто осколочные ранения, пока кто-то там забирал раненых, перебегали — ранение получили, пока бойцы перемещались между постами, - вот они получали. Основное – это грубо до 11-ти, 12-ти утра основные были потери...
Миротворцы отстреливались, когда по ним велся огонь. Огонь мы открывали периодически, когда подходил грузинский спецназ. Потом где-то девятого числа с утра подошли наши танки. Кстати, один из танкистов расстрелял полностью свой боекомплект... А так мы отстреливались и стрелковым оружием, когда грузинский спецназ начал приближаться, и из минометных орудий...

Об отсутствии обстрелов (нападений на) раненых миротворцев, эвакуированных через занятый грузинами Цхинвали:
А.К.: ...была единственная уцелевшая машина из всего автопарка, которая называется броне-Урал... Мы собрали тяжелораненых, потом раненых средней степени тяжести, что нам повезло, это было около 24-х человек и с ними был санинструктор, который сам получил осколочное ранение, это был рядовой Шенц. Он был старшим этой машины и поехал через Цхинвал, занятый грузинскими войсками под обстрелом.
К.Л.: Было по бумагам у нас 23 тяжелорененых, тяжелой и средней степени тяжести, Шенц был 24-м, по нашей тетрадке. Мы ребят отправили, потом с ними мы связывались. Где-то уже ночью, в час ночи кто-то из ребят прозвонился, сказал, что «все, мы добрались!». По-моему, они сначала в Джаву приехали, а уже из Джавы на Владикавказ их отправили.

Об отсутствии обстрелов Верхнего городка в ночь с 8 на 9 августа:
Д.З.: Вроде бы ночь прошла спокойно, даже начали перемещаться опять по батальону. Пошел, даже свои вещи какие-то забрал, но так по мелочи... Книжки взял.

Об обещанной помощи и наличии связи:
Д.З.: Мы ждали помощи постоянно. Связь была и нам постоянно говорили «вот-вот, вот-вот». 8-го числа все ждали....
К.Л.: Мы ребят отправили, потом с ними мы связывались. Где-то уже ночью, в час ночи кто-то из ребят прозвонился, сказал, что «все, мы добрались!»... 
А.К.: Около суток мы там находились, вплоть до вечера 9-го числа. Оттуда уходили на посты, оттуда какая-то велась связь... По рации мы сообщали, мы ждали их чуть ли не с самого утра. Все-все, идут к нам навстречу ...
Д.З.: У некоторых была связь. Спецназовцы они все время со связью были.
К.Л.: ...когда мы уходили уже, нам сказали, что в телефонах нужно убирать батарейки... ...когда мы спустились в подвал, Димка (Зубок) ... как раз сказал, говорит : «Кристин, снимай! Это пригодится, это надо будет. Видишь, никто нам не может помочь, связи нет, ничего нет. Что будет, неизвестно. И все время ждем подмогу, говорят да-да, сейчас она придет, но ее нет... Люди сами себя подбадривали, сейчас, все думают, сейчас полетят наши самолеты, придут спецы, десантники... Никого этого не было, поэтому мы были отрезаны и оставались одни.

Об отступлении миротворцев из Верхнего городка:
А.В.: В каком часу было?
Д.З.: Ближе к четырем часам...
А.К.: Стечение обстоятельств было, потому что до последнего мы не собирались уходить... Комбатом было принято решение на отход батальона...
Д.З.: И тогда комбат сказал: «Ну все, уходим через зеленку...» Зеленкой оказалось.... кукурузное поле. Пришлось вот с ранеными бежать.
К.Л.: Мы уходили почему-то какими-то группами. Сначала ушел от нас Дмитрий Зубок — травматолог, я помню, что он ушел с ранеными. Я уходила практически предпоследней. Я Сашу Коновалова видела, когда по кукурузному полю мы бежали. Это было самое ужасное, ты бежишь, кукурузное поле еще не выросло, такие маленькие кустики, и ты бежишь, просто по тебе стреляют...
А.К.: Да, сзади преследовал грузинский спецназ, рядом с нами параллельно шел грузинский танк. Нам повезло, скорее всего, он просто нас не видел. У него был свой сектор обстрела. Поэтому сзади грузинский спецназ преследует, сбоку танк- неприятное ощущение...
А.В.: Как вы раненых с собой такое количество забирали?
А.К.: К тому времени это были очень легко раненые. Тяжелых вывезли накануне на бронеурале. Все передвигались самостоятельно.
А.В.: В  каком направлении уходили?
Д.З.: В направлении «подальше от миротворческого батальона». Пошли в горы. Зашли в лес и начали теряться друг с другом. Кто-то пошел в одну сторону, кто в другую. Потом на одной дороге мы соединились с другой группой, более многочисленной...
http://avtonomka.org/voyna/pk.htm

Tags: информация, российско-грузинская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments