Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Почему М.Касьянову доверять нельзя

Мое внимание было привлечено к материалу под названием «История одного конфликта», являющемуся выдержкой из книги-интервью М.Касьянова Е.Киселеву, которая была опубликована издательством «Новой газеты» в 2009 г. В той части книги, какая размещена на сайте «Форбса», М.Касьянов сделал утверждения об истории принятия решения о возобновлении выплат по внешнему долгу Парижскому клубу в 2001 году и об авторе данных строк, не соответствующие действительности.

Поскольку автор данных строк описал эту историю в 2007 г. в интервью главному редактору журнала «Континент» И.Виноградову «Слово и дело», то полагаю возможным воспроизвести его соответствующую главку ниже, а затем дать несколько комментариев.

Долг чести
С октября 1998 года в России начался устойчивый экономический рост. Он продолжался последний квартал 1998 года, весь 1999 год, весь 2000 год. К лету 2000 года за плечами страны оказалось более полутора лет бурного экономического роста. Настоящего бума. А с весны 1999 года в экономическую копилку начал добавляться фактор роста цен на нефть. В таких условиях настаивать на списании внешнего долга было совершенно нелепо. Это было примерно так же, как прийти в бар, позвякивая монетами в кармане, заказать пива, выпить его, а потом отказаться платить за выпитое.

Тем не менее Касьянов продолжал настаивать. В дополнение к разнообразным действиям в бюрократическом поле он вышел и в публичное пространство. Российские власти начали весьма агрессивную пропагандистскую кампанию, а за день до саммита на Окинаве Касьянов опубликовал в “Файненшел Таймс” свою статью с требованием к “семерке” списать часть российского долга. Соответствующие рекомендации он, естественно, накануне дал и Путину.

“Семерка” тоже не дремала и готовилась дать отпор зарвавшемуся парвеню. По шерповским каналам было передано, что если Путин на встрече с лидерами семи стран только заикнется о списании долга, то ему быстро и в очень доходчивой форме пояснят правила поведения в эксклюзивном клубе.

Когда на саммите на Окинаве Путину было предоставлено слово, он спокойно и довольно подробно рассказал о том, что его администрация уже сделала и что собирается сделать в экономической сфере, какие реформы уже проведены, какие намечены. Слушатели ждали, когда Путин станет говорить про внешний долг. Мне показалось даже, что у некоторых участников встречи как будто бы даже начали сжиматься кулаки и они даже как-то немного подались вперед, принимая что-то вроде боевой стойки и готовясь к словесному удару. Путин закончил свое выступление, про внешний долг не проронив ни слова. Как будто эта тема его совершенно не интересовала. Как будто внешнего долга у России вообще не было.

Когда он закончил, в зале повисла тишина. Через некоторое время председательствовавший на встрече премьер-министр Японии Е. Мори недоуменно спросил: “И это все?” Путин пожал плечами. Опять воцарилась тишина. Лидеры “семерки” недоуменно и как-то даже немного разочарованно стали рассматривать Путина. Через несколько секунд Мори снова спрашивает: “Вы закончили ваше выступление?” Путин говорит: “Да”. Опять пауза. Лидеры “семерки” смотрят на Путина, переглядываются, явно не понимая, что происходит. Наконец, в третий раз: “Я вас правильно понимаю, что вы завершили ваше выступление и вы ничего больше не хотите сообщить нам дополнительно?” — говорит Мори с ударением на “больше” и “дополнительно” и так пристально-пристально всматривается в Путина. Надо сказать, что и все остальные прямо впились глазами в Путина. А тот сидит совершенно невозмутимо и снова плечами пожимает: “Да нет, говорит, ничего”. После этого Мори помолчал, медленно повернулся и так раздумчиво говорит: “Ну что ж, давайте переходить к следующему вопросу”.

Так удалось избежать крайне неприятной ситуации, непродуктивной склоки и одновременно заложить фундамент будущего решения “семерки” в Кананаскисе.

Но проблема внешнего долга, естественно, никуда не делась. Поскольку она уже была вынесена в публичное пространство, то осенью 2000 года общественность была подробно проинформирована о концепции противодействия “голландской болезни” — я дал пресс-конференцию, ряд интервью, комментарии по отдельным аспектам этой проблемы. В журнале “Эксперт” была опубликована моя колонка “Урок чести”. Чуть позже в журнале “Вопросы экономики” вышли статьи “Экономическая политика в условиях открытой экономики со значительным сырьевым сектором” и “Платить или не платить?

Многие комментарии на мои выступления были однотипными: они в основном сводились к выражению недоумения различной степени эмоциональности. Предложения о выплате долга вообще, а к тому же и о выплате долга с опережением сроков казались тогда настолько невероятными, настолько странными и абсурдными, что некоторые авторы выражали сомнение в интеллектуальной и психической адекватности президентского советника: “Это же надо додуматься до того, чтобы бедная страна платила внешние долги, да еще и досрочно! Только ненормального на посту экономического советника президента нам и не хватало!

Справедливости ради надо сказать, что не все отклики были такого рода. Помню, был развернутый комментарий на Полит.ру Андрей Илларионов: мировая рента, внешние долги и экономический рост — власти не сумели сложить этот пазл”, порадовавший зрелостью авторов, к которым, как я узнал позже, относился и Кирилл Рогов.

Осенью 2000-го — зимой 2000/01 года ситуация заметно обострилась. Касьянов, не добившийся успехов на переговорах с Парижским клубом, пошел на весьма рискованную игру — на фактический шантаж кредиторов с односторонним — со стороны России — прекращением платежей. Это привело к эскалации угроз и обвинений с обеих сторон. С 1 января 2001 года Российская Федерация официально отказалась от обслуживания и выплаты внешнего долга. Касьянов официально заявил, что РФ сделать этого сейчас не может, потому что — цитирую близко к тексту: в нескольких регионах страны случились большие морозы, где-то полопались трубы. Поэтому Россия не может позволить себе в таких условиях роскоши выплаты долга и прекращает платежи по Парижскому клубу.

Шантаж со стороны российского правительства был не только грубым и бездарным по форме, но и безосновательным по сути и, конечно же, совершенно бесперспективным. В западных правительствах тоже экономические сводки читали. Оснований для списания долга в той макроэкономической ситуации не было никаких. Кроме того, по правилам Парижского клуба списание долга не очень бедным странам вообще юридически невозможно. И наши западные коллеги неоднократно нас предупреждали, что в случае отказа России от выплаты внешнего долга страны-кредиторы вынуждены будут предпринять соответствующие действия, вызванные выходом России за пределы цивилизованного круга народов. А заплатить нам все равно придется. Иными словами, хозяева пивбара совместно с другими его завсегдатаями хорошенько проучат наглеца, отказывающегося платить, после чего тот, утираясь, конечно же, заплатит за свою кружку. А вот в бар его больше уже не пустят.

Тем не менее заявление о прекращении платежей в начале января 2001 года премьером Касьяновым было сделано. Министр финансов Кудрин также подтвердил, что Россия платить не будет. И 1 января Россия прекратила платежи. На Западе начались интенсивные консультации по поводу того, что делать с Россией. В начале января прошло несколько совещаний, в том числе на уровне финансовых шерп “семерки”. Было принято решение: если по истечении нескольких недель Россия не возобновит платежи по внешнему долгу, то она превращает себя в изгоя международного финансового сообщества и исключается из работы клуба даже в формате “семерка плюс один”. Если этого будет недостаточно, то последуют и другие санкции.

Оснований полагать, что “семерка” блефует, не было. Опять я пытался убедить моих коллег пересмотреть свою позицию, чтобы не доводить дело до внешнеполитической катастрофы. Увы, мои усилия не увенчались успехом — правительство решило самостоятельно и в инициативном порядке затопить свой “Титаник”. 16 января финансовый сушерпа Германии и первый заместитель министра финансов Германии Кох-Везер по поручению своих коллег выступил на страницах “Файненшел Таймс Дойчланд” с публичным предупреждением о готовящихся санкциях в отношении России.

Я узнал об этой статье после того, как вернулся с пресс-конференции по вопросам долговой политики в агентстве Интерфакс. Позицию российского правительства я, скажем мягко, раскритиковал. Центральными стали три тезиса: “Платить можно. Платить нужно. Платить выгодно”. В конце добавил, что отказ российского правительства от обслуживания внешних долгов подобен мелкому хулиганству — обрыванию телефонных трубок в будках и отправлению естественных нужд в подъездах.

Надо сказать, что народу на пресс-конференции было много, и такое заявление и по сути и по некоторой недипломатичности формулировок, конечно же, имело соответствующее воздействие. Не буду скрывать, средствам массовой информации и у нас и за рубежом некоторые образы понравились, и они не преминули широко их воспроизвести. Однако каким бы ни было внимание СМИ, какими бы ни были мои заявления, это была лишь позиция одного человека — пусть и советника президента. Позиция правительства оставалась неизменной.

Какой прекрасный повод обвинить Вас в продажности и заявить, что Вы вражеский шпион!

Так оно, в общем, и получилось. На следующий день газеты заполнились разнообразными комментариями, включая, естественно, и констатациями того, как высоко в российскую власть пробрались агенты ЦРУ.

Еще через день президент собрал чрезвычайное экономическое совещание по обсуждению долговой политики. На совещании первое слово было предоставлено Касьянову. Он начал споро — обвинил меня в предательстве, в измене, в работе на западные спецслужбы, в разоблачении секретных правительственных планов, в нанесении удара в спину правительству, напомнил присутствовавшим о гражданстве моей жены. В конце он потребовал от Путина лишить меня доступа к каким-либо официальным документам: предоставлять информацию изменнику недопустимо!

Совещание шло примерно два часа, и выступавшие в разной, но уже в более мягкой, форме поддержали Касьянова. Изменнические шаги советника президента были дружно осуждены. Чуть позже я узнал, что накануне Путин разговаривал с Гайдаром, и Гайдар якобы сказал, что в общем и целом мое поведение недопустимо: надо выдерживать единую политику власти. Когда очередь дошла до меня, и я попытался начать говорить, Путин меня прервал: “Андрей Николаевич, а вам говорить уже не надо. Вы уже все сказали”...

Совещание продолжалось. Президент внимательно слушал. Когда все выступили, Путин сказал: “Хорошо. Все понятно. Теперь я объявляю решение: Россия возобновляет выплаты по внешнему долгу”. Никакой аргументации ни “за”, ни “против” он не привел, просто сказал: “Решение принято, выполняйте”. Касьянов стал малиновым, для него принятое решение стало громом среди ясного неба, он не мог такого даже представить и попытался возражать. Но Путин обрезал: “Дискуссия закончена. Решение принято”.

Официальных публичных заявлений по итогам совещания никто не сделал. Лишь через несколько дней было выпущено специальное заявление Министерства финансов о том, что Россия возобновляет выплаты по внешнему долгу. Но ни у нас, ни на Западе его поначалу всерьез не приняли. Заявление об отказе платежей было сделано на одном уровне — премьером, а заявление о возобновлении платежей было другого уровня — Министерства финансов. К тому же и сам министр финансов молчал, заявление было подписано лишь министерской пресс-службой. Так что обстановка сохранялась напряженной.

В конце января российская делегация отправилась в Давос на Всемирный экономический форум. На сессии, посвященной России, огромное количество вопросов было посвящено именно этой теме: все считали, что Россия по-прежнему упорствует. Министр финансов Кудрин детально и подробно объяснял, что не надо беспокоиться, что Россия возобновит платежи, надо лишь уточнить бюджетную роспись. Я сидел рядом и не возражал. Участники сессии, кажется, так до конца и не поверили.

Тем не менее к началу апреля 2001 года задолженность по обслуживанию российского внешнего долга, накопленная с начала года, Минфином была полностью ликвидирована, и Россия вернулась в нормальный график платежей.
http://magazines.russ.ru/continent/2007/134/il7-pr.html

Внимательные читатели, естественно, не могут не видеть существенных различий между тем, что было сказано Касьяновым, и тем, что было сказано мной.

Кому и какой версии событий верить?

Что касается событий, происходивших за закрытыми дверями высоких кабинетов, то у широкой общественности теоретически есть возможность проверить сказанное, выяснив мнения других свидетелей, находившихся там же и в то же время. Однако в практическом плане поговорить как с лидерами государств, участвовавших в заседании клуба G7-G8 на Окинаве 22 июля 2000 г., так и с участниками экономического совещания в Кремле 19 января 2001 г. немного затруднительно.

Однако описание событий, происходивших в публичной сфере, доступно всем, и потому граждане сами могут определить для себя, чьи комментарии соответствуют действительности, а чьи – нет.

1. Кто кого поддерживал и кто кого использовал
Касьянов: ...в данном конкретном вопросе [восстановления выплаты долга в соответствии с оригинальным графиком. – А.И.] его действительно поддерживал, вольно или невольно, только один человек — советник Илларионов; Путин использовал Илларионова в качестве вспомогательного инструмента в одном из самых первых моих с ним политических споров.

Утверждения не соответствуют действительности.
Своей позиции относительно полезности обслуживания и выплаты внешнего долга в соответствии с оригинальным графиком автор данных строк придерживался задолго до прихода на работу в администрацию президента, причем отстаивал ее публично и многократно. Об этом подробнее изложено, в частности, в тексте Отцов Стабилизационного фонда прибыло. Поэтому в данном вопросе, строго говоря, не советник поддержал Путина, а Путин поддержал советника; не Путин использовал Илларионова, а Илларионов использовал Путина.

2. Кто кого когда критиковал
Касьянов: Я хочу верить в то, что Андрей Николаевич уже многое переосмыслил, включая и этот эпизод. За последние 2–3 года он очень изменился, по существу, без боязни вскрывает многие негативные стороны режима Путина — Медведева. Илларионов профессионально аргументирует и доказывает, почему этот режим неприемлем для России. А тогда

Утверждение не соответствует действительности.
Автор данных строк, занимая пост советника президента, регулярно, достаточно жестко, в том числе публично, критиковал деятельность российских властей, включая и лично М.Касьянова и В.Путина, по самым разным вопросам – от обслуживания внешнего долга до реформы РАО «ЕЭС», от разгрома «ЮКОСа» («так поступают только наперсточники») до хищения государственных средств в размере 12 млрд.дол. с помощью IPO «Роснефти». Публичной критики действий Путина Касьяновым в бытность его премьером не припоминаю.

3. (Не)исполнение правительством Касьянова своих международных обязательств
Касьянов: Разумеется, правительство Российской Федерации под моим руководством в принципе не могло принять другого решения, кроме как о безусловном исполнении своих международных финансовых обязательств.

Утверждение не соответствует действительности.

Новый год начался в России со скандала вокруг долга Парижскому клубу. 4 января источники в Минфине заявили, что Россия не будет платить долги клубу в первом полугодии, потому что средства на это не предусмотрены бюджетом. На следующий день Минфин не заплатил DM10 млн Германии. Это вызвало бурную реакцию "парижан". Вчера Михаил Касьянов попытался сгладить ситуацию. Он заявил, что Россия все-таки заплатит, но не все и не сразу...
...по неофициальным сведениям из Минфина, правительство уже одобрило предложение Алексея Кудрина не платить в первом квартале этого года членам Парижского клуба...

Те же 90 дней вспомнил и премьер, который вчера дал понять, что Россия будет платить только по истечении первого квартала, когда станет ясна ситуация с дополнительными доходами. Между тем, по словам премьера, "неуверенность в источниках дополнительных доходов растет". В частности, господина Касьянова обеспокоили неожиданно наступившие в Сибири холода. Впрочем, из выступления премьера можно было понять, что и после окончания зимы российское правительство намерено платить Парижскому клубу лишь частично.
https://www.kommersant.ru/doc/134438

Вице-премьер России, министр финансов Алексей Кудрин назвал эти высказывания германского коллеги публичным нажимом. По его словам, "сегодня вообще не стоит вопрос "восьмерки", а проблема долгов будет решаться в рамках международных норм. Замминистра финансов Сергей Колотухин... заявил журналистам, что "Россия заранее предупреждает кредиторов, что для нее может быть затруднительно обслуживать долг в полном объеме". Главная цель, по словам Колотухина, - добиться от кредиторов понимания, что наша страна не сможет выплачивать долги, следовательно, их нужно реструктуризировать. Уже состоялся обмен письмами между секретариатом клуба и министром финансов России Алексеем Кудриным, в котором эта позиция и была отражена.
http://www.ng.ru/politics/2001-01-19/1_ugroza.html

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В принципе, в текущем, 2001 году, по долгам, по тем процентным выплатам Парижскому клубу мы должны заплатить около 4 миллиардов долларов?
А. ШОХИН: Да, всего по долгам мы должны около 14 миллиардов долларов, из них Парижскому клубу около 4. Но российское правительство решило сэкономить, и 3 с лишним миллиарда решило не платить, то есть только четверть долгов, причитающихся Парижскому клубу, записано в бюджет.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В мировой финансовой практике подобные односторонние действия возможны?
А. ШОХИН: Если вы не отдаете долги и заявляете, что платить не будете, это называется дефолт... Если кредитор не начал переговоры, то это называется односторонним дефолтом.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/13217/

Наше правительство не мытьем, так катаньем хочет заставить "парижан" списать часть долга. А для этого надо выглядеть не преуспевающим, а испытывающим временные трудности государством. В общем, играть лучше краплеными картами.
https://www.kommersant.ru/doc/134618

4. (Не)договоренность с Парижским клубом
Касьянов: Лондонский клуб кредиторов, объединяющий крупнейшие международные банки и финансовые компании, в марте 2000 года подписал необходимые юридически обязывающие соглашения, которые освободили нашу страну от значительной части бремени финансового долга бывшего СССР. Частный сектор прислушался к решению клуба ведущих государств мира. Дело было за государствами. Но Парижский клуб государств-кредиторов, где ведущую скрипку играла Германия — главный заимодавец бывшего СССР, — под разными предлогами затягивал принятие на себя соответствующих обязательств. И вот где-то в середине осени 2000 года мы все же выжали из Парижского клуба окончательное согласие подписать аналогичные по условиям соглашения. Это было намечено на январь 2001 года.

Утверждение не соответствует действительности.

Когда речь идет о выплате 3 млрд. долларов Парижскому клубу, сказал премьер, "это проблема: этих средств Россия не сможет найти при ухудшении конъюнктуры". Но правительство еще не начало консультаций с Парижским клубом и даже не сформировало свою просьбу кредиторам в связи с этим обстоятельством. Этому мешает отсутствие соглашения с Международным валютным фондом (МВФ) и одобрения им экономической политики правительства России, пояснил глава кабинета министров.
https://www.newsru.com/finance/21dec2000/gazprom.html

5 января председатель Парижского клуба, директор французского казначейства Жан-Пьер Жуйе (Jean-Pierre Jouyet) отправил возмущенное письмо министру Кудрину, в котором подчеркнул, что экономическая ситуация в России благоприятная, и она должна в любом случае платить по своим обязательствам.
https://www.kommersant.ru/doc/134438

Один за другим резкое недовольство уже высказали председатель Парижского клуба и директор французского казначейства Жан-Пьер Жуйе — причем дважды, первый замминистра финансов Германии Кайо Кох-Везер, министр иностранных дел Японии Йохэй Коно. О долгах речь шла и на неформальной встрече Владимира Путина и Герхарда Шредера 6-7 января в Москве. Все они четко и недвусмысленно заявили, что Россия должна платить сполна и точно соблюдать платежный график. И деньги на это у нас есть, так как сальдо платежного баланса в прошлом году достигло из-за высоких цен на нефть $60 млрд.
https://www.kommersant.ru/doc/135255

А. ШОХИН: У нас с Парижским клубом переговоров нет, статус наших нынешних отношений по долгам заключается в том, что мы ведем консультации и обмениваемся письмами. Мы написали в декабре письмо, что мы не будем платить в первом квартале. Председатель Парижского клуба прислал письмо буквально на днях о том, что недопустим односторонний дефолт, что Парижский клуб предпримет все, чтобы Россия платила в первом квартале по долгам.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, раз переговоров с нашими кредиторами не было, то наша страна фактически в состоянии дефолта?
А. ШОХИН: Нет, Парижский клуб предупредил, что надо в феврале заплатить, когда по графику мы должны платить, а февраль еще не наступил. Сейчас идет обмен уколами, что называется: российское правительство намекает, что денег нет и лучше начинать официальные переговоры...
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня, буквально пару часов назад, пришли сообщения из
Минфина о том, что в течение завтрашнего дня, среды, Минфин перечислит Парижскому клубу 10,5 миллионов долларов (это первый платеж января). Это что такое? Погашение самого долга или лишь проценты от него?
А. ШОХИН: Это лишь проценты, и, скорее всего, речь идет о тех деньгах, которые заложены в бюджет. Я уже говорил о том, что 25 % платежей, причитающихся Парижскому клубу, заложены в бюджет, не заложен основной долг в размере 3,2 миллиарда долларов. Мы его решили реструктурировать, но кредиторы еще на это добро не дали. Кстати говоря, иногда и в заявлениях Минфина, и в заявлениях министра финансов Алексея Кудрина, и в заявлениях его первого зама Алексея Улюкаева сквозит формулировка, что Россия в первом квартале не будет платить по нереструктурированным долгам Парижскому клубу. Я вас уверяю, что таких долгов нет: все долги реструктурированы.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/13217/

5. О «разглашении» секретных межгосударственных переговоров
Касьянов: Сначала ни с того ни с сего советник президента Андрей Илларионов вдруг начинает публично в СМИ резко критиковать решения правительства по внешнему долгу, вынося секретные межгосударственные переговоры на публику.

Утверждение не соответствует действительности.
Автор данных строк в принципе не мог «выносить секретные переговоры на публику», поскольку никогда не участвовал в межгосударственных переговорах по внешнему долгу – ни в секретных, ни в несекретных. Все написанное и сказанное мной по вопросам внешнего долга являлось результатом экономического анализа, значительная часть которого была проведена еще до прихода на работу в администрацию президента.

6. О якобы уже «принятых решениях», «достигнутых договоренностях»
Касьянов: Но как девальвировать уже принятые решения, как размыть «железные» аргументы, поставить достигнутые договоренности под сомнение?

Утверждение не соответствует действительности.

"Неприятная стадия",— с горечью констатировал премьер Касьянов, оценивая переговорный процесс с Парижским клубом. "Мы,— признался премьер журналистам,— выбились из графика. Отсрочек по платежам нет, принципиальной договоренности с МВФ — тоже".
https://www.kommersant.ru/doc/134353

Германия предъявила России ультиматум
В интервью Financial Times Кайо Кох-Везер заявил, что «нынешнее поведение России не соответствует нормам, принятым для полноправных стран–членов G-8. Если она хочет списания долгов, то сначала мы должны ее перевести в разряд слаборазвитых стран».
Немаловажно, что Кох-Везер в интервью FT сформулировал также позицию Германии по отношению к заявлениям российских чиновников о реструктуризации российских долгов Парижскому клубу...
Теперь ситуация вышла из-под контроля российского правительства, и Россия получила самый настоящий ультиматум от высокоразвитых стран. Реакция на этот ультиматум станет сигналом – к чему стоит готовиться российским гражданам, которые еще остались жить и работать на своей исторической Родине. И все это только потому, что премьер-министру финансов России Михаилу Касьянову уж очень захотелось поиграть с кредиторами в кошки-мышки и дать нескольким инвестиционным банкам заработать на сделке по реструктуризации долга Парижскому клубу кредиторов.
https://www.gazeta.ru/2001/01/18/germaniapred.shtml

16 января, еще более разозлившись, господин Кох-Везер вообще пригрозил, что Германия добьется исключения России если не из цивилизованного мирового сообщества, то уж точно из "большой восьмерки". В ближайшие дни должно последовать соответствующее официальное заявление G7.
https://www.kommersant.ru/doc/135167

В субботу новый президент США Джордж Буш (George Bush) высказался о будущей политике в отношении России. Американский президент заявил, что не будет давать деньги стране, "которая всегда не выполняет свои финансовые обязательства". Это приговор российским планам оттянуть расплату с Парижским клубом, разыгрывая карту переговоров с МВФ. А вместе с ними приговоренным может оказаться и российский премьер Михаил Касьянов.
https://www.kommersant.ru/doc/134547

Детские игры российского правительства привели к тому, что теперь Россия поставлена перед выбором: либо она погашает долги в срок и наличными, либо она платит своим членством в G8 за парижские долги. На самом деле речь идет даже не о международном статусе России, а вообще о том, куда она пойдёт дальше.
https://www.gazeta.ru/2001/01/18/germaniapred.shtml

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть мы хотели бы еще раз реструктурировать прежде уже обговоренные долги?
А. ШОХИН: Да. Дело в том, что в 1996 году вся сумма долгов перед Парижским клубом (это порядка 40 миллиардов долларов) была реструктурирована: был составлен новый график платежей, и в целом где-то до 24 лет была дана рассрочка. И самое главное состоит в том, что Россия соглашением 1996 года уже взяла эти долги на себя... Стоит подпись Российской Федерации под соглашением с Парижским клубом и под двусторонними соглашениями со всеми странами-членами Парижского клуба о том, что Россия платит эти деньги... И поэтому надо вести переговоры о том, что уменьшить долговое бремя. Но переговоры-то надо цивилизованно вести. Российское правительство хотело бы списать часть долга, как ему удалось это сделать применительно к Лондонскому клубу. Но я напомню, что в Лондонском клубе должником до начала прошлого года был так называемый ВЭБ СССР, он еще носит название Внешэкономбанк СССР... Коль скоро правительство будет платить вместо ВЭБа, и юридическая формула более сильная, суверенное государство платит по долгам вместо банка, они списали 35%. А здесь такой возможности нет, потому что ответчиком является Российская Федерация, ее правительство.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Государство брало государство и должно отдавать.
А. ШОХИН: Безусловно.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/13217/

7. О якобы высказанном «бреде про шантаж наших зарубежных партнеров»
Касьянов: Ссылаясь на критику Илларионова в СМИ, президент созвал совещание с участием ключевых членов правительства и своей администрации. Пригласили также и Илларионова. Мы выслушали этот бред про «шантаж наших зарубежных партнеров», и, естественно, никто — ни я, ни Кудрин, ни Греф, ни Волошин — всерьез это не воспринял.

Хотя это прямо и не сказано, но по контексту получается, что бред про «шантаж наших зарубежных партнеров» был произнесен автором данных строк.

Утверждение не соответствует действительности.
1) Автор данных строк на данном заседании не выступал.
2) Ни один из других участников совещания ничего не говорил о «шантаже наших зарубежных партнеров», более того, все они (за исключением Путина) поддержали правительственное решение об отказе обслуживать внешний долг в соответствии с оригинальным графиком.

8. О размерах федерального бюджета в 2000-2001 гг.
Касьянов: Пять миллиардов долларов по меркам 2000 года — огромные деньги... Тогда весь федеральный бюджет был эквивалентен $20 млрд.

Утверждение не соответствует действительности.
Доходы федерального бюджета в 2000 г. составили 1128 млрд.руб., или 40 млрд.дол.; в 2001 г. – 1591 млрд.руб., или 55 млрд.дол.

9. О выступлении Путина на Дне чекиста
Киселев: А когда и как прозвучал первый сигнал?
Касьянов: Неделей раньше — выступление Путина на банкете ФСБ по случаю Дня чекиста. Обращаясь к сотне генералов, Путин произнес тост, с большим подъемом торжественно заявив, что поставленное перед ним задание по завоеванию власти в стране полностью выполнено. Зал взорвался громкими «Ура!» Там, на банкете, я воспринял это как не слишком удачную шутку...

Утверждение не соответствует действительности.
Известное заявление Путина «Разрешите доложить, что группа сотрудников ФСБ, направленная вами в командировку для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется» прозвучало не за неделю до экономического совещания в Кремле 19 января 2001 г. (то есть 12 января 2001 г.), а за один год и один месяц до указанного события (то есть 20 декабря 1999 г.).


http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Qb63vKtCvRo

Данное заявление было сделано не на банкете, а в ходе торжественного заседания, посвященного Дню чекиста. Да, и Касьянова на этом мероприятии не было.

Сказанное выше поясняет, почему М.Касьянову доверять нельзя.
Tags: Восьмерка, Запад, Путин, Россия, бюджет, долг, история, экономическая политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments