Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Почему они придумали Путина? Часть 13. Свидетельства Татьяны Юмашевой

Продолжаем прерванную чубайсовской интервенцией публикацию серии свидетельских показаний «Почему и как они придумали Путина?» по делу Операция «Преемник». Ниже – часть 13, показания Т.Ельциной (Дьяченко, Юмашевой). (А к «достижениям» Чубайса еще вернемся 😉)

Большая медведица: Дочь президента, 2 декабря 2009 г.:
- Вы, наверное, знаете, существует мнение, что Семья выбрала Путина, потому что он гарантировал безопасность Ельцина и его близких.
— Папа вообще так не мыслил — безопасно для него это или небезопасно. Не волновала его и тема безопасности семьи. Он вообще этой проблемы не видел. Я ее тоже, кстати, считала надуманной. Если бы Лужков или Примаков пришли к власти, они стали бы меня арестовывать? Конечно, нет. Ну а уж папа вообще думал совсем в других категориях. Если бы он об этом задумывался, он бы оставил премьером Виктора Степановича Черномырдина, человека безгранично порядочного и верного. Но он считал, что новой России нужен президент новой формации, человек нового поколения. Именно поэтому папа считал неправильным выдвигать кандидатом в президенты Лужкова или Примакова, к которым, кстати, хорошо относился. И в конце он остановил свой выбор на Путине.
-
Ну а как же закон о гарантиях неприкосновенности президенту и членам его семьи? Он вышел чуть ли не на следующий день после ухода вашего отца в отставку.
Вышел он через месяц, а не на следующий день. И написан он не для Ельцина, он касается всех президентов, которые были и будут в России. Там нет ни слова о гарантиях неприкосновенности членам семьи. Ни слова. Во всех цивилизованных странах есть юридически описанная процедура жизнедеятельности бывшего лидера — президента или премьера, в разных странах по-разному. Поскольку папа ушел неожиданно, у нас возник правовой вакуум, не было никакой процедуры, как бывший президент охраняется, какая у него пенсия, положен ли ему помощник и так далее. Что касается неприкосновенности, то закон защищает президента, который руководит страной и которому иногда приходится принимать очень тяжелые решения, например, вводить войска при чрезвычайном положении, объявлять войну. Чтобы президент не зависел от будущей политической конъюнктуры, которая, как показывает российский опыт, после ухода лидера страны часто меняется, и появился этот важный пункт. В законе говорится, что президент не может быть привлечен к уголовной ответственности за действия, совершенные им в период исполнения президентских обязанностей, если указанные действия связаны с исполнением им полномочий президента РФ. То есть, например, Дмитрий Анатольевич Медведев никогда не будет привлечен к уголовной ответственности за решение ввести российские войска в Южную Осетию. И так же папа и Владимир Владимирович Путин по этому закону не могут быть привлечены к уголовной ответственности за решение ввести войска в Чечню. А вот если президент что-то украл, если взял и оформил на своего родственника какую-то собственность — то пожалуйста, никакой неприкосновенности.  Чтобы с этим разобраться, нужно полминуты — всего лишь войти в интернет и прочитать закон...
Последний вопрос о политике. Правда, наверное, слишком деликатный. Вы можете на него не отвечать. Почему все-таки Борис Николаевич остановил свой выбор на Путине? Вы его с Юмашевым уговорили?
— Да нет, почему, я отвечу. Папа сам сделал выбор. Но я была этому рада. Когда Валентин Юмашев, будучи главой президентской администрации, назначил Путина своим первым замом, до этого он был начальником главного контрольного управления, у папы появилась возможность чаще видеть, встречаться с Владимиром Владимировичем, наблюдать его. Он всегда точно формулировал свои доклады, был четок, лаконичен. У него был сложный участок работы — первый зам в администрации отвечал за регионы, а тогда была непростая ситуация и с зарплатами, и с пенсиями. Ему приходилось быстро и оперативно снимать самые острые ситуации. Увидев, насколько Путин эффективен, папа назначил его директором ФСБ. Поскольку силовики напрямую подчиняются президенту, количество встреч между ними еще больше увеличилось. Скорее всего, именно тогда папа окончательно определил, что Путин может быть подходящим кандидатом на должность президента. А к весне 1999-го он сузил круг до двух кандидатов. Первым в этом списке стоял Владимир Владимирович. И когда в августе 1999-го папа назначил его исполняющим обязанности премьера, а потом его Дума утвердила, я помню, с каким облегчением папа вздохнул. На второй по значению должности в стране оказался тот, кому он готов был доверить будущее России. Папа хотел видеть следующим президентом человека другого поколения, молодого, новой формации. Это первое. И второе: человека с сильным, твердым характером, способного брать ответственность на себя.
- Но ведь известно, что в политике, которую проводил следующий президент, ему не все нравилось, он нередко был разочарован.
— Да, какие-то вещи его смущали, раздражали. Возвращение гимна, например. Но он понимал, что у нового президента свое понимание, что нужно стране, людям, и считал, что это неизбежно и правильно, когда у президента своя позиция. Конечно, он сам бы делал какие-то вещи иначе, чем это делал Владимир Владимирович. Но сегодня именно Путин президент, и это его право и обязанность действовать так, как он считает нужным, а не так, как это кажется правильным Ельцину.


Почему Владимир Владимирович Путин, 23 декабря 2009 г.:
Я решила остановиться на второй теме, поскольку видно, что она волнует тех, кто зашел на мою страничку. Его задают и те, кто рад этому выбору (...единственное хорошее, что Ельцин сделал на своем посту, ушел 31 декабря и оставил после себя В.В.Путина...), и те, кто это считает ошибкой (...это не просто ошибка, это хуже - это преступление...).
Почему Владимир Владимирович Путин?
Давайте на минуту представим, что вы - президент России. Сразу предупреждаю, ничего хорошего и приятного в этой работе нет, но, так, на короткое время, чтобы понять груз ответственности, попробовать можно. Итак, вы знаете, что летом 2000-го заканчивается ваш срок. Вас, естественно, волнует, чтобы курс страны в направлении демократического, рыночного, цивилизованного пути продолжился. Поэтому перед вами вопрос, кого на следующих выборах вы собираетесь поддержать? Не меньше, чем за год до выборов, если вы ответственный президент и политик, он встает перед вами со всей остротой. Давайте посмотрим, кто в вашей обойме есть.
Если чуть больше, чем за год, то эти размышления происходят весной 99-го года. Кто у вас есть?
Евгений Максимович Примаков, премьер-министр страны. Он вас не устраивает, потому, что, находясь всего несколько месяцев на посту премьера, тут же началась жесткая атака на бизнес, с веселыми приговорками, что у нас тут сколько-то тысяч мест освободилось после амнистии в тюрьмах, мы можем их принять. Жалобы премьера на СМИ, что они не так как хотелось бы освещают работу правительства. Менее существенные, но важные для вас детали - ему сейчас уже семьдесят, он старше вас, эта работа высасывает все силы, хватит ли ему их? Ну, и главное, вы хотите нового лидера стране, молодого. Чтобы следующее поколение политиков встало у руля страны.
Прежде чем начнем перебирать новое поколение, посмотрим последним взором на немолодых. Черномырдин Виктор Степанович. Опытный, сильный, порядочный, рыночник, закаленный в политических баталиях. Вы пытались его продавить на должность премьера. Дума дважды его провалила. На ваш взгляд, с позиции отставного политика ему президентские выборы не выиграть.
Юрий Михайлович Лужков. Он очень хочет стать премьером. Рвется в бой. Но он подвел вас в важный и решительный момент, когда вы пытались договориться с Думой по Черномырдину. А он, неожиданно, соединился с коммунистами и заблокировал назначение Черномырдина премьером. После этого у вас нет доверия Юрию Михайловичу. Вам не нравится этот странный семейный бизнес, процветающий в Москве, у вас есть вопросы и к команде мэра... И вы вычеркиваете его из списка.
Кто у нас с вами остался? Ну, естественно, вечный оппозиционер, опытный политик, либерал и демократ Явлинский Григорий Алексеевич. Может он выиграть выборы у Зюганова? Шансов нет, считаете вы. Хотя он вам симпатичен, интересен, вы любите с ним подискутировать. Но вы против того, чтобы страну в 2000-м году возглавил лидер коммунистов. Поэтому продолжаете идти по вашему списку.
Гайдар или Чубайс. Вы обеими руками за того и за другого. Они вам близки, вы уверены в них. Вы ясно понимаете, что каждый из них будет делать, оказавшись на посту президента. Но ни тот ни другой выборы не выиграют. Поэтому вы не можете поддержать ни того, ни другого.
Немцов Борис Ефимович. Вы все время думали про него. Но после августовского дефолта 98-го года, после отставки яркого правительства Сергея Кириенко, на которое вы так надеялись, вы считаете, что у кандидатуры Немцова шансов нет.
Степашин Сергей Вадимович. Он вам нравится. Интеллигентный военный. После тяжелой истории с отставкой с поста директора ФСБ после событий в Буденновске, он не скис. Через какое-то время Черномырдин рекомендовал его назначить руководителем департамента правительства, сейчас он министр внутренних дел. Вы знаете его еще с депутатских времен. Всегда поддерживал вас во время съездов, когда шло голосование по принципиальным вопросам. Он близок с Чубайсом, и вам это тоже важно, значит, это человек продолжит рыночные преобразования, политически они тоже должны быть близки. Он может выиграть выборы, у него есть политический опыт, он участвовал в выборах, знает, что это такое. Хорошо говорит. Его могут поддержать разные слои, и военные, и пенсионеры, и средний класс. Вы считаете, что Степашин - один из основных претендентов.
Последний кандидат, про кого вы думаете последнее время - Путин Владимир Владимирович. Секретарь совета безопасности, и, одновременно, директор ФСБ. Последние годы работал в вашей администрации. Работал очень хорошо. Вы его знали чуть хуже, когда он возглавлял контрольное управление администрации, хотя его четкие и ясные доклады вам нравились. А когда он стал первым заместителем руководителя администрации, вы уже смогли убедиться, что перед вами серьезный, сильный руководитель, политик. Первый зам отвечает за регионы. И он за считанные месяцы смог наладить хорошие собственные контакты с губернаторами. Вам нравились его содержательные доклады, его аргументации, его спокойный, сдержанный подход к острым проблемам, которые тут и там возникали в регионах страны. Вы не могли не оценить, как он достойно повел себя, когда на его учителя, первого мэра Петербурга Анатолия Собчака произошла атака с фабрикованными уголовными делами, и он, рискуя и должностью и своим положением, фактически спас его. И когда премьер-министр Сергей Кириенко предложил Путина на должность директора ФСБ, вы с удовольствием поддержали это предложение. Вам нравится в нем и то, что он не рвется на должности. Когда вы с ним говорили о назначении директором ФСБ, он ответил, что ему нравится та работа, которую он делает сейчас. И ему было бы жаль ее покинуть. Вас совсем не смущает его прошлая работа в КГБ. Наоборот, в советское время образ разведчика всегда был светлым образом, и почему молодой человек пошел в разведчики, конечно, понятно. Но в 91-м году он пришел к одному из главных лидеров новой демократической России Анатолию Собчаку, и прошел с ним весь путь до конца. Вы наблюдали его во время работы Совбеза, во время различных совещаний, вы изучаете его во время встреч один на один, директор ФСБ постоянно на докладе у президента. Он один из самых содержательных людей в вашей команде. Вы решаете, что он - ваш главный кандидат. Он поведет страну демократическим курсом. Он - за рыночные реформы. Он с сильным характером, он продолжит движение России вперед. У вас нет сомнения, что он победит во время предвыборной кампании у Зюганова. Они просто в разных категориях. Да, сейчас его никто не знает. Но вы уверены в том, что его обаяние и его внутреннюю силу сразу почувствуют люди. У вас нет сомнения, выиграет ли он выборы. Точно, выиграет. Вы только продолжаете еще думать и анализировать - Путин или не Путин.
А потом, все-таки решаете. Путин.

31 декабря 1999 года. Папа ушел в отставку, 31 декабря 2009 г.:
За три дня до Нового года, 28 декабря, вечером, он пригласил к себе своего главу администрации Сашу Волошина и бывшего главу, а теперь советника Валю Юмашева... Ровно в шесть подошел адъютант президента и попросил Волошина и Юмашева пройти в кабинет. Они проговорили около часа...
И, где-то через полчаса слышу, сверху из кабинета громкий голос папы – Таня! Я пришла к нему, села напротив, он посмотрел мне в глаза и сказал – Таня, я принял решения, 31 декабря я ухожу в отставку.
Я опешила. Не ожидала. Кинулась к нему. Обняла. У меня слезы. Ничего не могу с собой поделать, плачу. А я терпеть не могу, когда папа меня видит слабой. Как-то справилась. Он мне стал объяснять, почему решил так сделать. Что уже не видит смысла до июня просиживать кресло президента, это неправильно и не нужно. Люди хотят видеть на этом посту Путина. И зачем он будет мешать? Проговорил, правда, при этом, что раньше никогда бы не подумал, что он решится уйти раньше. Считал всегда, что президент обязан доработать до конца своего срока. Это его долг. Но вот теперь, понял, что нужно сделать иначе... Он сказал, что знают о его решении только три человека – Владимир Владимирович, Александр Стальевич и Валентин. Теперь вот и я. И больше никто...
Утром папа в Кремле встретился с Владимиром Владимировичем. Первый их разговор состоялся за пару недель до этого. Но тогда папа еще не решил, когда это будет. А вот сейчас он сообщил Путину, что решил уйти именно 31 декабря, накануне Нового года. После разговора В.В. Путин был тоже в некотором смущении.
Он поднялся на третий этаж к Волошину, позвали меня. Владимир Владимирович рассказал, что попросил папу не уходить, все-таки подумать о том, чтобы остаться на своем посту до конца срока, что ему еще необходимо время, чтобы набраться опыта, что ему легче, когда он понимает, что рядом президент. Но папа сказал, что решение принято. Я видела, что, на самом деле, Путину нелегко свыкаться с мыслью, что уже через два дня вся ответственность за страну ляжет на его плечи. Никого сзади уже не будет. И с этим придется жить долгие годы.
...Папа позвал в кабинет самых близких своих помощников, с кем проработал все восемь лет, руководителя протокола В.Н.Шевченко и руководителя канцелярии В.Н.Семенченко, и объявил и им о своем решении. Затем в курс дела был введен пресс-секретарь президента Дмитрий Якушкин, дежурные по приемной, все, кто по долгу службы должен был об этом решении узнавать раньше, чем вся страна. Потом он прошел в студию, записал телеобращение. В Кремль приехал В.В.Путин, папа позвонил патриарху Алексию, попросил его приехать, сказал, что важно, чтобы он был сейчас в Кремле...
А в Кремле своим чередом шли необходимые процедуры. Был отпечатан указ о сложении полномочий президента. Папа его подписал. Состоялась передача ядерного чемоданчика исполняющему обязанности президента. Папа, В.В.Путин и патриарх Алексий закрылись в кабинете, и какое-то время проговорили втроем.

Ответы на вопросы, 25 декабря 2009 г.:
Много вопросов, влиял ли Березовский на решение президента выдвинуть В.В.Путина кандидатом.
Нет, не влиял. Прежде всего, у него не было возможностей для такого влияния. Последний раз папа встречался с ним в 98-м году, когда Борис Абрамович был официальным лицом, исполнительным секретарем СНГ. У них не было никаких телефонных разговоров. Конечно же, есть еще истории, рассказанные Хинштейном, и ему подобными, как Борис Абрамович приходил к наивной дурочке – дочке президента, говорил ей что-то на ухо, и она вприпрыжку бежала убеждать папу сделать, что кровопийцы-олигархи от нее требовали. Кто верит в эти сказки, с ними даже спорить не буду. А кого интересует, что было на самом деле, рассказываю. Березовский даже и не пытался меня убедить в том, что надо избрать Путина. Более того, он, поддерживая Путина, все время сомневался, что это правильная идея. Его смущала прошлая работа Путина в органах КГБ. Он тоскливо говорил – бывших чекистов не бывает. Вообще, демонический образ Березовского, нарисованный СМИ, а потом уже и общественным сознанием, мало соответствует действительности. С одной стороны, сам Борис Абрамович пытался раздуть свою роль в принятии различных решений. С другой, ему ненароком подыгрывали СМИ, которые рассказывали о его ужасном влиянии на Кремль...
И, кстати, если мы говорим про развитые демократии, со столетними традициями. Или не демократии. И без традиций. Штаты, Англия, Франция, Германия, Северная Корея или Южная, Китай, Чили, Аргентина… Могу продолжать долго. Назовите мне хотя бы одного премьера или президента, который бы не озаботился тем, кто будет после него, не поддержал бы своего преемника. Безусловно, форма поддержки может быть разной, но она есть всегда. Не всегда преемник побеждает, нередко выигрывает оппозиционер... Папа ведь со своим преемником мог тоже проиграть. И мы все тогда бы наслаждались счастливой жизнью при президенте Примакове и премьер-министре Лужкове. А через четыре года они бы поменялись местами.
Почему из 150 миллионов не нашлось никого, кто был бы с внятной позицией, кто уже как-то проявил себя на политической сцене? Слишком большой риск доверять страну человеку, который лишь имеет хорошие деловые качества. Почему оказался так узок круг людей, из которых пришлось выбирать президенту?
Это были тяжелые, напряженнейшие годы, когда разрушенную экономику пришлось поднимать из руин. И вы помните – если цена за баррель поднималась выше 16 долларов, это было счастье? Поэтому любой политик, оказавшийся во власти, получал свою порцию негатива, в связи с теми непопулярными мерами, которые приходилась осуществлять в девяностые годы. Так себя политически сожгли Чубайс, Гайдар, Черномырдин и многие другие, кто мог бы возглавить страну, но потерял шанс, с точки зрения папы, выиграть президентские выборы. Все последние годы, конечно же, он присматривался к гораздо большему количеству кандидатов, в том числе, думал и о губернаторах. Я думаю (это полностью мое предположение, папа никогда об этом со мной не говорил), если бы не было дефолта августа 1998 года, и правительство Сергея Кириенко с хорошими результатами доработало бы до лета 2000-го года, папа мог поддержать действующего премьера. Но, возможно, я не права. Что я точно знаю, и это папа мне говорил не раз, он считал, что следующим президентом должен стать политик нового поколения, с демократическими взглядами...
Я уверена, Примаку-Лужкову проиграл бы любой кандидат в президенты, кроме Путина. Наверное, кто-то с этим не согласится. Но уж, по крайней мере, согласитесь с тем, что и Немцов, и Волошин, и Гайдар, и Явлинский (кого еще называли в комментариях?), с любой поддержкой двух телеканалов, проиграли бы этой паре. Поэтому папа решил остановиться на том кандидате, который в состоянии выборы выиграть.
Следующая группа вопросов. Оговаривались ли условия жизни страны при новом президенте? Кадровая, экономическая политика? Был ли какой-то пакет соглашений, писаный или неписаный?
Отвечаю. Кроме фразы «Берегите Россию» папа ни о чем не попросил Владимира Владимировича.

Березовский. Часть третья, последняя, 6 февраля 2010 г.:
Березовского, конечно, всегда волновал вопрос, кто будет президентом в 2000-м году. Это одна из причин, почему в 98—м году так плотно стал помогать Лебедю. Но через несколько месяцев их отношения испортились, Лебедь поменял почти всю команду, которую ему предложил Березовский. Их пути разошлись.
Расскажу другой эпизод, который очень точно характеризует Бориса Абрамовича. Это произошло в начале августа, когда папа окончательно принял решение, что Сергея Степашина он премьером не оставит, а назначит Владимира Путина. И вопрос стоял лишь в том, когда произойдет смена, в начале августа или позже, уже осенью.
Кстати именно тогда состоялся тот самый знаменитый спор между главой администрации Александром Волошиным и Анатолием Чубайсом, который потом многие в разных видах пересказывали. Но чаще всего пересказывали неточно. Спор был, действительно, яростным, шумным и отчаянным. Позиция Чубайса была следующей – Степашина ни в коем случае нельзя убирать. Это будет катастрофой для президента. Путин, безусловно, блестящий, идеальный кандидат. И он, Чубайс, прекрасно знает Владимира Владимировича еще по Питеру. Но Путина Дума никогда не пропустит. После трех голосований – роспуск парламента. Коммунисты вместе с Лужковым и Примаковым на следующих выборах набирают твердое, может быть и конституционное большинство. После этого страна катится к катастрофе, вплоть до гражданской войны. Лучший вариант - слегка адаптированный к новым условиям коммунистический режим, с жестокой национализацией, закрытием границ, закрытием неугодных СМИ и т.д. Волошин же считал, что Дума Путина пропустит. И когда Чубайс спрашивал, откуда такая уверенность, аргументы у Волошина были следующие. Дума, говорил он, считает, что Путин слабый, никакой. Они его пропустят, потому что они не воспринимают его серьезно. Сейчас парламент мало волнует, кто будет накануне выборов премьером. Они уже заняты своими декабрьскими выборами в парламент. Так что, Волошин говорил, что он не видит серьезных угроз, и поэтому будет рекомендовать президенту назначать премьером Путина прямо сейчас. Спорили они так несколько часов. Друг друга ни в чем не убедили. И тогда договорились о следующем. На следующее утро Волошин попросит президента встретиться и с ними двумя - Чубайсом и Волошиным, чтобы у президента была возможность выслушать оба мнения. И если президент решит оставить Сергея Степашина, тогда Волошин попросит президента, чтобы Чубайс возглавил администрацию и довел вместе с президентом президентские выборы 2000-го года до конца.
Поэтому когда сейчас рассказывают историю о том, что Чубайс был против Владимира Путина – это неправда. Он лишь считал, что риски такой смены слишком велики.
Но, вернемся к Борису Абрамовичу. Пока шли вот эти горячие дискуссии, он предпринял свой ход. В тот момент папа отправил Путина в отпуск (тогда он был директором ФСБ, секретарем Совета безопасности). Я думаю, отправил специально, понимая, что осенью ему будет уже не до отпуска. И поэтому все эти споры, разговоры, дискуссии проходили без Владимира Владимировича.
Березовский, не говоря ни слова ни Волошину, ни Юмашеву, никому, рванул туда, где Владимир Владимирович отдыхал (видимо, позвонил, сказал, вопрос жизни и смерти, надо встретиться). Он приехал и сказал о том, что принято решение, он, Путин, будет премьером. И кандидатом в президенты.
Тут надо иметь ввиду, что до этого с Путиным никто конкретно на эту тему не говорил. Были частые встречи папы с ним. Наверное, Владимир Владимирович что-то мог чувствовать. Но конкретного разговора не было. И глава администрации Волошин также, не имея полномочий от президента, с Путиным на эту тему не говорил. А тут врывается Борис Абрамович, как добрый вестник. С судьбоносным известием.
Еще раз повторяю, об этом визите никто не знал. Он тщательно этот факт скрывал, даже когда выборы уже состоялись. Я узнала об этой поездке лишь несколько лет спустя, прочитав об этом визите в интервью с уже уехавшим из России Березовским.
В этом – весь Березовский. Знал, что не имел ни полномочий, ни права ехать. Но поехал. Чтобы у Путина возникло ощущение, что именно Березовский к этому решению имеет отношение. Чтобы будущий президент навсегда был благодарен именно ему. Что именно Березовский, можно сказать, творец будущего президента.
Чем закончились все эти истории, вы знаете. Папа не прислушался к мнению Чубайса. Позицию Анатолия Борисовича Волошин тщательно пересказал, а с самим Чубайсом папа встречаться не стал. Сергей Степашин был отправлен в отставку, исполняющим премьера был назначен Владимир Путин. Дума с первого же голосования утвердила его в должности премьер-министра. В марте 2000-го года на президентских выборах он набрал больше 50% голосов. И стал вторым президентом России.
Борис Абрамович очень быстро поругался с Путиным и Волошиным, и уехал в Англию. Где продолжает судиться и ругаться почти со всеми своими бывшими друзьями и партнерами.

Как Лужков чуть не стал президентом России, 25 января 2010 г.:
...после этого Зюганов уже озвучил кандидатуру Лужкова как кандидата в премьеры. Внутри администрации президента сразу несколько ключевых фигур также поддержали его кандидатуру. Это был серьезный раскол в дружной, по-товарищески близкой команде папы. Я была на этих заседаниях у главы администрации и хорошо помню отчаянные попытки каждой из сторон убедить противоположную в своей правоте. Первое, вносить ли опять кандидатуру Черномырдина? В этом случае роспуск Думы. На что Волошин твердо говорил, что Дума на роспуск не пойдет и за Черномырдина проголосует. Голос Волошина был единственный, поэтому приняли решение, предлагать президенту кандидатуру Черномырдина в третий раз в Думу не вносить. Тогда кого? Примаков категорически отказывается, его никто не смог убедить пойти. Остается единственный Лужков. За московского мэра был Андрей Кокошин, секретарь Совбеза, зам.руководителя администрации Евгений Савостьянов, тот самый, уволенный когда-то Коржаковым, и еще один зам, пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский. Их аргументы были примерно следующие – Лужков давно доказал в Москве, что он рыночник, он продолжит все реформы, которые начал президент, он всегда был против красных, против коммунистов, никогда не подводил президента в самых сложных ситуациях, ни в октябре 93-го, ни на выборах 96-го. Когда Юмашев, в тот момент глава администрации, понял, что одну точку зрения выработать не удается, он позвонил папе и попросил его выслушать обе позиции администрации. И дальше принимать решения на основании всех аргументов.
Сам он решил уйти в отставку, если папа поддержит кандидатуру Лужкова. Он также хотел в этом случае предложить президенту назначить на должность главы администрации Ястржембского, человека надежного, опытного, уже давно готового на самые высокие должности. Я про себя подумала, ему хорошо. Он может уйти. А мне куда уходить, когда я с папой не согласна?
Помню то утро, когда все приехали в Горки-9. Приехали напряженные, сосредоточенные. Где-то через полчаса все вышли из папиного кабинета, я у Валентина спросила, какое решение? Он ответил, Борис Николаевич выслушал всех, сказал, что будет думать. Они уехали.

Я зашла к папе. Он был усталый, измученный этими двумя неделями. Сказал мне: «Больше всего за Виктора Степановича обидно, но уже ничего нельзя сделать». Я кивнула. Хотя меня уже больше волновала перспектива жить в стране, которой в 2000-м году будет руководить московский мэр. И я понимала, что решение об этом будет принято именно в эти минуты. Хотя до лета 2000-го года чуть меньше двух лет. Но в политике именно так. От сегодняшнего решения зависит будущее.
Папа ничего мне не сказал. Я ушла.
Через несколько минут папа попросил соединиться с Юмашевым, который уже подъезжал к Кремлю. Сказал, что он будет вносить в Думу кандидатуру Примакова. И его надо уговорить. Он должен согласиться.
Вот так закончился этот кризис. Что было бы со страной, если бы осенью 98-го года премьер-министром был назначен Юрий Михайлович Лужков, который с вероятностью в 99,9% стал бы летом 2000-го года президентом? Я всегда была уверена, что ничего хорошего.

Как Примаков пытался уволить Путина, 15 марта 2010 г.:
Так случилось, что очень быстро Евгений Максимович Примаков, не так давно утвержденный Думой премьер-министр, сильно невзлюбил директора ФСБ Владимира Владимировича Путина. Конфликт начался со странной истории. Е.Примаков вызвал в Белый дом директора ФСБ В.Путина. Поговорили о текущем моменте, о каких-то проблемах, ну, в общем, о чем премьер и директор ФСБ обычно беседуют. И в конце Евгений Максимович неожиданно попросил организовать прослушку лидера «Яблока» Григория Явлинского. Владимир Владимирович сильно удивился. И сказал, что это недопустимо. Явлинский – лидер крупной депутатской фракции в Думе, политический деятель. Втягивать ФСБ в политическую слежку – это неправильно, вредно, а главное – незаконно. И неважно, кто его будет просить об этом, премьер или президент, он этого делать не будет. И он готов уйти со своего поста, если кто-то считает его позицию неприемлемой.
В.Путин после этого разговора приехал к главе администрации В.Юмашеву и рассказал об этом. А потом на ближайшей встрече с президентом, он доложил свою позицию папе, повторил, что прослушивать Явлинского считает недопустимым. Папа выслушал, возмутился, сказал, что Путин был прав. И история на этом вроде бы забылась.

Но Евгений Максимович не успокоился. Через пару месяцев он резко поставил вопрос перед папой об увольнении Путина с поста директора ФСБ...
Президент нередко соглашался с аргументами Примакова, часто это было и по кадровым вопросам. Например, когда Евгений Максимович предложил Ю.Маслюкова на должность первого вице-премьера, ответственного за экономический блок, папе сильно не нравилось это предложение. Маслюков состоял во фракции коммунистов, и для папы отдать этот блок коммунистам было неприемлемо. Но он согласился с настойчивой позицией Примакова, и Маслюков был назначен первым вице-премьером. Также, папа согласился с просьбой премьера, когда Е.Примаков предложил уволить председателя ЦБ С.Дубинина и назначить на его место В.Геращенко. То есть в тот момент президент нередко шел навстречу премьеру в кадровых вопросах. Так как Евгений Максимович сам был из спецслужб, то папа и в этом случае мог поддержать его. Если бы он согласился с позицией Е.Примакова по директору ФСБ, судьба и карьера Владимира Владимировича сложилась бы по-другому.

Кремль. Принятие решения, 12 марта 2010 г.:
К чему я все это рассказываю. К тому, что было множество разговоров, что решения первого президента были импульсивны, спонтанны, эмоциональны. Я работала в Кремле с 96-го по конец 99-го и могу твердо сказать о том, что видела своими глазами. Решения обдумывались, их последствия президентская команда пыталась предсказать и просчитать. И президент, лишь после анализа всех этих «за» и «против», принимал окончательное решение.

Отставка Черномырдина, 4 февраля 2010 г.:
И, в конце концов, он принял решение – разрубить этот узел. Сменить правительство. Полностью поменять всю картину. При этом папа сначала внутренне принял решение отправить в отставку Виктора Степановича. И только потом стал размышлять над тем, кого сделать премьер-министром.
В тот момент у него был достаточно широкий выбор. Тогда не было цейтнота 99-го года, когда круг его кандидатов существенно сузился по сути до двух – С.Степашина и В.Путина. А тогда он думал и о министре путей сообщения Н.Аксененко, о Ю.Лужкове и Г.Явлинском. В его переборе был министр связи В.Булгак, он размышлял над председателем Центрального банка С.Дубинине, бывшем министре финансов Б.Федорове. Остановился папа на Сергее Кириенко...
Кого бы он предложил летом 2000-го кандидатом в президенты, доработай успешно это правительство до конца президентского срока? Не могу сказать. Никаких предположений нет. Вполне возможно, также бы остановился на Владимире Путине. А может быть, предложил кого-то из правительства Кириенко, кто за эти два года проявил бы себя с лучшей стороны. Повторяю, это уже только мои предположения. История, как известно, пошла совсем другим путем. Правительство Кириенко в августе 1998 года ушло в отставку. Заморское и непонятное слово «дефолт» стало понятно каждому россиянину.

Виктор Степанович Черномырдин, 4 ноября 2010 г.:
И еще более амбициозные планы на 2000-й год, поскольку папа в своем теле обращении сказал, что именно Виктора Степановича он видит кандидатом на пост президента страны летом 2000-го года.

Еще раз о Викторе Степановиче, 6 ноября 2010 г.:
Когда папа ушел в отставку, интервью он практически не давал. Было редкое исключение, он дал несколько интервью накануне своего 75-летия. Один из журналистов задал ему вопрос - если сейчас оглянуться назад, были ли ошибки, о которых вы сожалеете? И папа ответил, что, да, отставка правительства Черномырдина в марте 1998-го года была его ошибкой.

Почему папа молчал после отставки, 4 марта 2010 г.:
Существует версия, что папа остерегался публично выступать, потому что считал, что В.В.Путин может как-то жестко отреагировать, отомстить, что это может повредить ему, маме, близким. Это, конечно, ерунда. Папа не то, что в таких терминах не мыслил, он бы посчитал такие глупости оскорбительными для него и для нового президента.
Он до конца считал верным свое решение выдвинуть в 99-м году именно В.В.Путина. Он был рад той поддержке, которую получил новый президент. Помню, когда приходил новый еженедельный опрос общественного мнения, он иногда звал меня в свой кабинет, мы садились рядом, он листал сводку и искренне радовался, видя цифры - 70 % доверия президенту Путину. Сам он о такой народной поддержке в последние годы своего президентства мог только мечтать, но я не видела у него ревности.
Хотя папе приходилось бороться со своим темпераментом, со своими эмоциями. Например, помню момент, когда он узнал о том, что Владимир Владимирович принял решение уволить с поста министра обороны И.Д.Сергеева, а с поста министра внутренних дел В.Б.Рушайло, которых папа когда-то сам назначал. Он расстроился, не находил себе места… А потом остыл, успокоился, понимая, ну, что он может сделать? Новый президент подбирает новые кадры, и это естественно.
Этих подробностей в интервью я не рассказывала, да и для западного читателя они не важны.


Tags: Ельцин, Путин, Чубайс, власть, кадры, кастинг, политика, почему и как они придумали Путина, сислибы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments