?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Почему и как они придумали Путина. Часть 32. Показания Олега Мороза (3) - Андрей Илларионов — LiveJournal
aillarionov
aillarionov
Почему и как они придумали Путина. Часть 32. Показания Олега Мороза (3)
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 32, выдержки из книги О.Мороза «Почему он выбрал Путина?» Ответы Е.Гайдара, Б.Немцова, А.Чубайса, В.Юмашева на вопросы О.Мороза.

Е.Гайдар:
Как-то в 1996 году, незадолго до президентских выборов, бывший пресс-секретарь Ельцина Вячеслав Костиков заявил, что Ельцин никогда не был демократом. Гайдара тогда попросили прокомментировать эти слова. Он сказал, что в тот период, когда он работал с Борисом Николаевичем, у него не было оснований сомневаться, что он демократ. А как Гайдар ответил бы на тот же вопрос сегодня (в момент нашего разговора), спустя десять лет: Ельцин демократ или нет?
Мой собеседник говорит, что ответил бы точно так же. И даже усиливает свой положительный ответ: в то время, когда он, Гайдар, работал с Ельциным, у него не только не было оснований сомневаться, что Борис Николаевич убежденный демократ, но у него было твердое убеждение, что демократия для Ельцина это не игрушка, а очень серьезная ценность.
...
Тем не менее, говорит Гайдар, реагируя на мое напоминание об этой стороне ельцинской деятельности, я считаю его исторической фигурой. Причем очень необычной в мировой истории. Это человек, который начал революцию, политически пережил ее, не допустил в ходе ее полномасштабной гражданской войны, сохранил власть в процессе тяжелейшего перехода от старой экономической системы к новой, передал эту власть человеку, которого он сам выбрал и поддержал. Честно говоря, я не помню других таких примеров в истории. Кромвелю такая передача власти не удалась. Кстати, и Ленину тоже…
...
...вариант реформ, предложенный Гайдаром, Ельцин выбрал не потому, что признал этот вариант лучшим, а по той причине, что ПОВЕРИЛ ЧЕЛОВЕКУ, который его предложил.
...
Я вам скажу так, говорит Гайдар, всякий человек, который имеет дело с Россией на переломных этапах ее развития, сталкивается с рисками когда-то сделать ошибку. Повторяю, я убежден, что Борис Николаевич, в первую очередь, думал о сохранении курса. И по состоянию на конец 2002-го начало 2003 года мне казалось, что он не сделал ошибки при выборе преемника. К этому времени были проведены фундаментальные позитивные реформы. Была обеспечена частная собственность на землю. Проведена радикальная налоговая реформа, стабилизированы финансы. Было сделано очень много по модернизации трудового законодательства… В общем, казалось, что развитие событий в целом позитивное. Оно идет в том направлении, которое было задано при Ельцине. Нетрудно было убедить себя в том, что мы успешно прошли этот тяжелейший период нашей истории, вышли на путь поступательного развития страны. Это был момент, когда отношение мировых элит интеллектуальных, политических, финансовых, экономических к России достигло высшей степени благожелательности. То есть, по крайней мере, на три года Ельцин спрогнозировал действия своего преемника достаточно адекватно. Три года это немало.
Я возражаю Гайдару, что сказанное им все же относится в основном к экономической сфере деятельности Путина. А вот поле демократии в России уже тогда начало скукоживаться.
Гайдар не согласен:
Я могу вам сказать за себя. О том, как я видел ситуацию, скажем, весной 2002 года. У меня не было ощущения, что демократия в России скукоживается (это не значит, что я был прав). Да, у меня не было убежденности (и я говорил об этом еще до того, как Путин стал президентом), что он верит, что демократия России нужна, по крайней мере, сегодня. Для меня здесь стоял большой вопросительный знак.

Б.Немцов:
Немцов тоже не перестает поражаться, насколько несхожи, насколько контрастны фигуры предшественника и преемника Ельцина и Путина. Назначить своим преемником собственного прямого антипода! говорит Немцов. Это надо было умудриться!... ...когда меня Клинтон доверительно спросил: «Все-таки, как ты считаешь, что за человек Борис Ельцин?» я ему ответил, что, безусловно, человек он необычный, хотя бы потому, что у него было два таких разных преемника – Путин и Немцов. И так вот однозначно ответить на этот вопрос: как такое могло быть? – думаю, никому не удастся.
...
Все-таки главный вопрос: как Борис Николаевич умудрился так ошибиться с преемником?
Это вопрос сложный, говорит Немцов, но у меня версия такая: он был в цейтноте. Он искал себе преемника с середины девяностых (во всяком случае, меня он стал называть своим преемником в 1994 году), но, в конце концов, у него не хватило времени…
Ничего себе цейтнот с середины до конца девяностых…
Я думаю, все дело в том, что в последние годы он себя очень плохо чувствовал. Собственно говоря, это началось со времени выборов 1996 года или даже раньше. Во всяком случае, когда я пришел в правительство в 1997-м, я это сразу заметил. Он постоянно был на лекарствах… Мало работал… И это его болезненное состояние не оставляло его ни в 1998-м, ни в 1999 году… Думаю, он чувствовал, что силы его покидают, энергии уже мало… И мало времени… С выбором преемника приходилось торопиться. Ясно, что он не мог довериться человеку, которого совсем не знал. Путина же он к тому моменту знал уже года полтора… Полагаю, не последнюю роль тут сыграли и олигархи, конкретно Березовский и Абрамович. Путин дружил с ними. Он даже ходил на день рождения к жене Березовского. Наведывался и к Абрамовичу. В свою очередь, одна из главных советниц Ельцина его дочь Татьяна находилась под очень сильным влиянием этой парочки Абрамовича и Березовского. И прислушивалась к ним. Вот эта-то дружба Путина и близких Ельцину людей с группой олигархов, мне кажется, и сыграла важную роль в продвижении Путина на роль преемника. Сейчас, когда Путин рассказывает сказки про то, что он, мол, в ту пору боролся с олигархами, это просто дешевое вранье. Он с ними дружил. Боролись с ними мы я и Чубайс: не допустили Березовского к управлению «Газпромом», не позволили Березовскому и Гусинскому установить контроль над телекоммуникациями над «Связьинвестом». Слава Богу, живы еще люди, которые помнят всю эту историю… Так что, я считаю, причина, почему Ельцин сделал ошибочный выбор, его болезненное состояние, давление олигархов, давление семьи. Если называть пофамильно, кто в этом участвовал, это, на мой взгляд, Волошин, Юмашев, Дьяченко, Абрамович, Березовский. Вот, собственно, тот круг людей, каждый из которых, по-видимому, на своем уровне, в соответствии со своими возможностями отстаивал кандидатуру Путина.
Таково мнение Немцова. Сам он в ту пору, когда Путин выдвигался на роль преемника, уже не был в кругу людей, близких к Ельцину. Так что его мнение, в общем-то, основано лишь на предположениях и на чьей-то, неизвестно насколько достоверной, информации… Что касается людей, которые в ту пору действительно были близки к президенту − Волошина, Юмашева, Дьяченко, − они категорически отрицают сколько-нибудь значительное влияние олигархов на ельцинское решение о преемнике.
Спрашиваю Немцова, какие мотивы двигали людьми, которых он, Немцов, считает путинскими лоббистами.
Я сейчас поясню их логику, говорит Немцов, хотя это только моя гипотеза я же не был в числе тех, кто добивался путинского преемничества. Вот согласно моей гипотезе, мотивы были такие:
первое – им нужна была гарантия личной безопасности;
второе – они, конечно, хотели, чтобы курс на построение демократии в той или иной форме все-таки был продолжен (они считали, что такой курс позволит им сохранить личное благоденствие);
и третье – им требовалось, чтобы на посту президента был проверенный человек.
Почему именно Путина они посчитали достаточно проверенным и надежным?
Во-первых, он был сотрудником Собчака, человека авторитетного среди демократов (кстати, и сам Собчак всегда очень хорошо отзывался о Путине).
Во-вторых, они проверили Путина на деле Скуратова: им требовалось сместить этого деятеля с поста генпрокурора. Так вот, Путин показал себя человеком этой команды: ему дали задание, он хоть и не выполнил его сразу (Совет Федерации взял Скуратова под защиту), но ретиво принялся за дело.
Третье, работая на должностях в Кремле, а также директором ФСБ, Путин вел себя очень корпоративно. Очень корпоративно. Всегда поддерживал «генеральную линию» линию Ельцина и его окружения. Не был замечен в конфликте ни с какими олигархами, как я уже говорил, дружил с ними. Вообще был очень комфортным, удобным, абсолютно лояльным человеком.
Да, скорее всего их смущало гэбэшное прошлое Путина, но смущало не очень сильно, поскольку считалось, что он принадлежит к новой генерации чекистов; к тому же он все-таки с Собчаком работал, был за реформы и т. д. Вот у меня такая версия. Не знаю, насколько она верна, но, по-моему, выглядит она достаточно правдоподобной.
Итак, Борис Немцов разделяет довольно распространенную точку зрения, что одной из главных причин, если не главной, почему на роль преемника был выбран именно Путин, была гарантия безопасности, которую он будто бы дал Ельцину и его ближайшему окружению.
Да, я считаю, что это важнейшая версия из тех, что имеют право на существование, и, скорее всего, она исторически подтвердится, еще более уверенно говорит Немцов. Потому что, если мы посмотрим, как вел себя Путин по отношению к Ельцину, а также к Дьяченко и к Юмашеву, то нетрудно заметить, что вел он себя по отношению к ним очень лояльно. Он их не тронул. Никого.

А.Чубайс:
В июне 1996 года, − рассказывает Чубайс, − Собчак, как известно, с треском проиграл выборы губернатора. Соответственно, вылетели все. Тогда ведь Путин заявил, что ставший губернатором Яковлев − Иуда. Несмотря на это Яковлев вроде бы предлагал ему вернуться в мэрию, но Путин отказался. Держался стойко… Надо было искать какие-то варианты. Для Леши Кудрина я придумал вариант − возглавить Главное контрольное управление президента. А с Путиным мы что-то долго мучились… Потом появился вариант начальника Управления по связям с общественностью в Администрации президента, на которую и должен был идти Путин Владимир Владимирович. Но как-то это все затянулось… А в это время, как я понимаю, Путину предложил должность начальник Управделами президента Бородин, возможно, при участии Алексея Алексеевича Большакова, первого вице-премьера в правительстве Черномырдина. А потом уже, когда я забрал Алексея Леонидовича Кудрина в Минфин, − это было уже весной 1997 года, − Леша предложил назначить Путина на оставляемое им место в ГКУ. Я был − за. Но это уже был не мой вопрос…
− Юмашев говорит, что назначить Путина на должность руководителя ГКУ ему предложили именно вы…
− Ну, может быть, и я предложил. Леша мне предложил, я Вале позвонил… Но это все было неформально… Формально я уже не мог никого назначать в Администрации. Я уже работал в правительстве. Так что это было решение Юмашева.
В дальнейшем, после ГКУ, продвижении Путина по карьерной лестнице, Чубайс, по его словам, тоже не участвовал.
Все же, думаю, Анатолий Борисович недооценивает свою роль в восхождении будущего президента на вершину власти. Не исключено, что, не будь его рекомендации, Путин и не занял бы место начальника ГКУ − заместителя руководителя Администрации президента, должность уже не хозяйственную, которую он занимал у Бородина, а по-настоящему весомую, политическую.
...
О том, что Ельцин остановил свой выбор на Путине, Чубайс узнал где-то в конце июля 1999-го.
− А до этого момента, спрашиваю я Чубайса, − вы никогда не думали, что Путин может стать президентом?
Скорее, нет, не думал, не очень уверенно отвечает Анатолий Борисович.
...
Я не знал, что Степашин рассматривается как временная фигура, тем более с самого начала со времени назначения его на пост премьера, – говорит Чубайс. Мне казалось, что на него смотрят не как на временную фигуру, а как на фигуру будущего президента, что именно с такой перспективой он был назначен на пост председателя правительства.
...
Моя позиция была продиктована очень простой логикой: я считал, что мы находимся в настолько драматической политической ситуации, на таком драматическом этапе нашего развития, что задача избрания самоценна. А это означало, что при оценке фигуры кандидата требования к нему как к кандидату были более важны, чем требования к нему как к будущему президенту: уж совсем раскаленная была обстановка, только что в мае чуть-чуть не получили импичмент. За год с небольшим смещался четвертый премьер, назначался пятый. Делегитимизация власти достигла наивысшей точки. Отношение людей к ней было примерно такое: «У вас там во власти какая-то полная каша! Что у вас там происходит? Что творится? Премьеров меняют одного за другим. Только что состоялся дефолт…» Ужасная обстановка. Так что было не до жиру. Не до замечательного, великолепного, идеального президента. Тут главное избрать бы не Примакова, не Зюганова! Именно в силу этого я считал, что избираемость кандидата гораздо более важный критерий, чем качества будущего президента. И с точки зрения избираемости, как мне представлялось, Степашин был выше, чем Путин. В то же время я совсем не считал тогда, что Путин хуже как президент.
В общем Чубайс активно боролся за Степашина.
Во что конкретно вылилась эта ваша борьба, ваша бурная деятельность, имевшая целью воспрепятствовать выдвижению Путина?
Ну, я переговорил со всеми ключевыми лицами, начиная с самого Путина и кончая Юмашевым…
Любопытно, что же вы сказали Путину? «Владимир Владимирович, вам не стоит идти в президенты»?
Я высказал ему свою точку зрения, сказал, что считаю неправильным, что его выдвигают кандидатом на пост президента, что это рискованно, что мы можем вообще все проиграть.
И какова была его реакция?
Он высказался не очень определенно. Смысл его позиции сводился к тому, что он не рвется в президенты, но решение принимает не он. Если оно не будет принято, значит, не будет, если будет принято, значит, будет. Примерно такая была реакция.
...
− Кто из близких Ельцину людей своими советами более всего повлиял на него, когда он принял решение остановить свой выбор на Путине? Юмашев? Татьяна Борисовна? Волошин?
Мне сама постановка вопроса кажется неправильной. Я не согласен с очень распространенной версией о том, что Ельцин находился под безраздельным влиянием некоего круга близких ему людей так называемой «семьи». Эта версия, как я знаю, была придумана Игорем Малашенко (напомню: Малашенко был генеральным директором НТВ при Гусинском. – О.М.) Надо признать, она оказалась очень эффективной как пиар-оружие, но совершенно не соответствующей действительности.
...
В то же время разговор о помощниках и советниках президента не такой уж бессмысленный. Ведь Ельцин несколько лет, начиная с 1996 года или даже с более раннего срока, обдумывал вопрос о преемнике. В одиночку он вряд ли мог его решить сколько-нибудь приемлемым образом…
Так что на вопрос, кто больше всего повлиял на него при выборе Путина, могу совершенно определенно ответить: да никто! Вопрос надо ставить по-другому: какие аргументы повлияли в наибольшей степени на этот выбор? В данном конкретном случае должен признать: что касается моих аргументов, они были неверны. Я-то выступал с той позиции, что Путин неизбираем, что мы его не изберем, а Ельцин прислушался к тем, кто говорил, что он избираем. Кто оказался прав? Я? Нет. Он!
— А кто ему говорил, что Путин избираем?
— Ну, Юмашев, наверное…
— Волошин?
— Волошин, конечно.
...
Вы сказали, что главным критерием для выбора Путина стала его избираемость. Причем вы считали, что Путин ею не обладает, а Ельцин что обладает…
Да, и он, повторяю, оказался прав, а я не прав.
Но ведь этому критерию избираемости могли соответствовать и другие люди…
Нет. В том-то и дело, что нет. В том-то и дело, что нет. У нас были единицы, о ком можно было бы вести речь при таком подходе.
У Путина первый измеренный социологами «президентский» рейтинг его измерили 14 августа 1999 года, через пять дней после назначения Путина и.о. премьера, составлял… всего лишь один процент. 74 процента ответивших сказали, что прежде вообще ничего о нем не слышали… О каких предпосылках избираемости тут можно было говорить?
Да дело же не в этом! Все начинают с нуля. Только не у всех этот нуль потом превращается в десятки процентов.
Многие полагают, что весьма важную роль в продвижении Путина по карьерной лестнице в условиях молодой демократической России сыграло то обстоятельство, что переломные российские годы, с 1990-го по 1996-й, он провел рядом, плечом к плечу, с пламенным демократом первой волны, выдающимся народным трибуном Анатолием Собчаком: можно ли, дескать, найти другое, более убедительное свидетельство демократических взглядов Путина? Лично я думаю, что такое соображение слишком наивно. К тому же не до конца ясно, действительно ли Путин пришел к Собчаку по собственной воле. Наконец, у Собчака будущий российский президент в основном занимался хозяйственной деятельностью и в качестве демократа опять-таки никак себя не проявил… А вообще, если не считать «собчаковского» мотива, все, кого бы я ни спрашивал, какие качества Путина побудили остановиться на нем как на преемнике, говорили мне примерно одно и то же: он показал себя, как деловой, исполнительный, четкий, умеющий точно формулировать свою позицию, до конца отстаивать ее в дискуссиях с оппонентами… Но ведь это все качества достаточно квалифицированного чиновника, пусть даже и высокого ранга. Но это не качества ПРЕЗИДЕНТА ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СТРАНЫ. И то, что он не продемонстрировал вот этих демократических качеств до момента своего избрания, на мой взгляд, решающим образом, сказалось после его избрания. Никто не сумел заранее рассмотреть в нем этих качеств просто потому, что У НЕГО ИХ НЕ БЫЛО.
Вы все про демократию, с некоторым раздражением, – говорит мне Чубайс, – выслушав эти мои соображения. У вас весь строй анализа такой: если демократ, то хорошо, а если не демократ, то плохо. Но жизнь чуть-чуть сложнее…
Упрек довольно неожиданный в устах «отца российской демократии», коим, без сомнения, наряду с Ельциным и Гайдаром, в девяностые годы был Анатолий Чубайс.
...
...да, я действительно считаю: президентом демократической страны должен быть человек демократических взглядов (это, по-моему, достаточно тривиальная истина). К моменту появления Путина в большой политике никто не приметил особенной его приверженности демократическим ценностям.
Я уже сказал, что это вы оцениваете все по критерию демократичности. А я не считаю, что этот критерий единственный.
Не единственный, но, по-моему, один из главных… Как я понимаю, вы все-таки не можете сказать, какие качества Путина, кроме, ну, допустим, порядочности, подвигли Бориса Николаевича на то, чтобы выбрать его преемником?
Нет, не могу, – покорно соглашается Чубайс.
...
Как сам Чубайс относится к президентству Путина?
Я не согласен, что, став президентом, Путин стал разворачивать корабль в обратную сторону. У меня другая позиция. Она состоит в том, что президентство Путина правильно делить на два этапа: первые четыре года и вторые четыре года. Я считаю, что первые четыре года были гораздо более продуктивными и в значительной степени ориентированными на продолжение курса Ельцина, курса реформ. А во вторые четыре года в значительной степени появились иные приоритеты, со многими из которых я не согласен. О чем, кстати, я не раз говорил публично.
Например?
Ну, не хочется повторять гимн, Ходорковский, назначение губернаторов, оценка девяностых годов и т. д. и т. д.
А чем вы объясняете этот перелом на рубеже первого и второго срока?
Позицией Путина. Что тут объяснять? Все понятно.
Что понятно? Человек двигался одним курсом и внезапно изменил его. Кстати, и возвращение советского гимна, и арест Ходорковского случились еще во время первого путинского четырехлетия…
А кто вам сказал, что политическая линия должна быть задана и прямолинейна, как железнодорожные рельсы?
Это что-то непонятное… Борис Николаевич Ельцин действительно задал определенное направление движения к демократии и рыночной экономике, он и помыслить не мог, что его преемник сойдет с этих «железнодорожных рельсов».
...
По-моему, достаточно ясно, что стратегическая цель Путина в той или иной форме восстановить Россию как империю. Ельцину, как ни крути, такая цель в страшном сне не могла присниться...
− Во-первых, для меня обвинение в стремлении восстановить империю не является обвинением. У меня более сложное, совсем не черно-белое, отношение к этой теме. Я как-то высказывался на этот счет, за что и получил от братьев-демократов… (Имеется в виду известная идея Чубайса о необходимости построения в России «либеральной империи», которую он выдвинул 29 сентября 2003 года, выступая в Инженерно-экономическом университете Санкт-Петербурга. − О.М.) Во-вторых, я абсолютно не согласен, что по части «имперскости» Путин радикально пересмотрел стратегию Ельцина.
...
Да, Бориса Николаевича волновали именно эти вопросы, говорят мне мои собеседники, сможет ли его преемник продолжить демократические реформы в общественной жизни и рыночные реформы в экономике, продолжит ли Россия интеграцию в сообщество цивилизованных стран, сможет ли она объединить вокруг себя страны СНГ и т. д. Он считал, что именно Путин наиболее сильная фигура, кто в состоянии обеспечить продолжение пути, который он предложил России, что остальные либо слабее (как Степашин), либо у них в мозгах не то (Лужков, Примаков), либо неизбираемы (Чубайс). Что касается словесных заверений, Борис Николаевич считал их совершенно излишними: он верил Путину.
У меня вновь и вновь возникает предположение, что Ельцин не шибко разбирался в людях: ведь аналогичные как в случае с Путиным «кадровые» ошибки Борис Николаевич совершал и прежде: вспомнить хотя бы таких его неудачных назначенцев, как Скоков, Лобов, Баранников, Хижа… Да те же Коржаков, Барсуков, Сосковец…
На это мне отвечают: в принципе, конечно, перебирая фамилии, можно придти к такому заключению, что Борис Николаевич недостаточно разбирался в людях; но такой вывод напрашивается в большинстве случаев, когда какому-то администратору приходится делать огромное количество назначений в одних случаях назначение оказывается удачным, в других нет… Коржаков, Сосковец, Баранников, Лобов… все правильно, выбор был неудачным, и список можно продолжить. Добавить сюда Руцкого, например… Но есть же и другой список: Бурбулис, Чубайс, Гайдар, Черномырдин, Юмашев, Немцов, Сатаров, Дубинин, Кудрин, Лифшиц, Волошин… В последнем списке все люди разные. Кто-то был совсем близок к Борису Николаевичу, как Чубайс или Немцов, с кем-то у него были в большей степени деловые отношения, как с Кудриным или Дубининым, но профессиональные, человеческие качества всех этих людей, их демократические убеждения не вызывают сомнений. Все эти люди рыночники, они все за открытое, демократическое общество, со свободными СМИ, с нормально действующим разделением властей, то есть со всеми элементами нормального, цивилизованного общества.
…Ну да, действительно, можно согласиться: вывод о том, что тот или иной администратор недостаточно хорошо разбирается в людях, можно сделать в большинстве случаев, когда этому администратору приходится делать огромное количество назначений: в одних случаях назначение оказывается удачным, в других нет, ни один администратор не застрахован от ошибок. Вот только цена ошибки бывает разная…

В.Юмашев:
...немалое значение при подборе людей для Ельцина имела, как бы это сказать, ментальная близость, что ли: он охотнее приближал к себе человека, похожего на него самого, по жизненному опыту, по образу жизни, по психологии…
В какой-то мере это так, говорит Валентин Юмашев. Ментально, по-человечески, конечно же, Коржаков, с его простотой, любовью к выпивке, или Сосковец классический «красный директор», жесткий тип руководителя, или Лобов бывший первый секретарь обкома, говоривший с Борисом Николаевичем на одном языке, все они, конечно, были гораздо ближе ему, чем те, кто перечислен во втором списке. Но, обратите внимание, он, в конце концов, порвал практически со всеми из первого списка и остался в хороших отношениях с людьми из второго, более того, с кем-то из них продолжал работать до последнего дня своего пребывания в Кремле. Это при том, что говорить с Гайдаром, Чубайсом, Лифшицем, Сатаровым или со мной ему было в тысячу раз менее комфортно, чем с теми, из старой гвардии. Те всегда радостно его облизывали, а эти говорили, что думали, прежде всего, потому, что так привыкли. К тому же, большая часть из второго списка не держалась за свое место. Более того, почти каждый, за редким исключением, с удовольствием простился бы с этой неблагодарной политической, административной работой...
В общем-то, Путин, как мне представляется, особо не тяготел ни к первому, ни ко второму списку. Он, насколько я знаю, не парился и не выпивал с Ельциным в бане, но и не слыл «человеком идеи», твердым демократом-рыночником, как Гайдар или Чубайс. Было что-то третье…
Спрашиваю, что же именно это «третье», что выделило Путина среди других в глазах Ельцина. Может, все-таки все решил чей-то совет? Или чьи-то советы? Борис Немцов, например, не однажды говорил, что Путина Ельцину подсунул Березовский через Татьяну Борисовну. Юмашев категорически отвергает это утверждение:
Это полный бред, полная чушь! Борис Николаевич никогда бы не воспринял от дочери ни одного кадрового совета. Кстати, как и от Наины Иосифовны. В этом смысле он был глубоко патриархален: считал, не женское это дело, разговаривать с мужчинами о политике. Татьяна действительно хорошо относилась к Путину, и если бы Борис Николаевич ее спросил, правильно ли он сделал, что выбрал его в качестве преемника, скорее всего, сказала бы: «Папа, ты молодец! Классная идея! Правильное решение!» Но он не спросил.
С кем-то все-таки Ельцин, наверное, держал совет?
Конечно, в таких случаях Борис Николаевич советовался, с кем находил нужным. И не потому, что считал, будто сам плохо разбирается в людях, мол, есть у него такая слабость. Он так не считал. Просто советоваться в подобных случаях это естественно для любого лидера и даже любого руководителя компании. В общем-то Борис Николаевич так поступал всегда. Когда, например, он перебирал варианты, кого назначить премьер-министром после Черномырдина, он спрашивал меня, что я думаю о каждом из кандидатов (я был главой администрации). Это не значит, что у него в этот момент не было решения, скорее всего, он просто сравнивал оценки свою и мою. Соответственно и я отвечал, не зная, совпадает позиция Ельцина с моей или нет. По-видимому, такой же разговор перед назначением Кириенко он провел с Чубайсом, с Немцовым. При этом, в отличие от меня (я в силу своих обязанностей руководителя администрации должен был готовить все документы по снятию старого и назначению нового премьера), когда Ельцин говорил с Чубайсом и Немцовым, обсуждая ту или иную кандидатуру, они даже не понимали, что он обсуждает с ними будущего кандидата на пост главы правительства.
Каков был круг людей, с которыми Ельцин говорил о Путине?
Он разговаривал со многими. Причем не только с теми, с кем он работал (с тогдашним главой администрации Волошиным, с руководителем своего секретариата Семенченко), но и с теми, кого он считал входящими в его команду с тем же Чубайсом, с Александром Ослоном, Игорем Малашенко (тот входил в эту команду до момента, когда группа Гусинского стала агрессивно конфликтовать с Кремлем, поддерживая тандем Лужкова Примакова)… Говорил и с другими… Можно ли сказать, что чьи-то советы решающим образом повлияли на Ельцина, побудили его остановить свой выбор на Путине? Люди, знавшие, как в действительности было дело, единодушно утверждают: ничьи советы не повлияли. Да, он со многими советовался, и среди тех, с кем он держал совет, как меня уверяют, не известен ни один, кто сказал бы что-то плохое о Путине образца 1996-1999 годов. Но если бы Борис Николаевич почувствовал в нем что-то не то, никогда бы не согласился сделать его преемником, несмотря ни на какие советы.

«Они все тогда были счастливы»
В общем, в окружении Ельцина не нашлось ни одного человека, кто бы ему сказал: «Борис Николаевич, по-моему, вы делаете ошибку». Те же Чубайс, Гайдар, Кудрин, Дубинин, как мне рассказывают, были на седьмом небе оттого, что Борис Николаевич смог сделать такой выбор. Они не просто были счастливы, для Чубайса, например, это был один из самых счастливых моментов в жизни (хотя сначала, как уже говорилось, он был против кандидатуры Путина). На инаугурации Путина в порыве чувств он обнял Юмашева со словами: «Валя, ты не представляешь, что Борис Николаевич сделал, что мы все сделали! Теперь у страны на десятилетия только движение вперед и ничто не может ее остановить
Кстати, напомню, именно Чубайс рекомендовал Путина Юмашеву тогда руководителю Администрации президента на должность начальника Главного контрольного управления (причем этот пост совмещался с должностью заместителя главы Администрации). И все годы, что он работал с Путиным, Юмашев, по его словам, был чрезвычайно благодарен за этот совет: Путин был «аккуратен, профессионален, блестяще решал поставленные перед ним задачи». По этой причине Юмашев (уже он, а не Чубайс) все время двигал его вперед. При Юмашеве Путин стал первым замом главы Администрации, потом − директором ФСБ и, через несколько месяцев, еще и секретарем Совета безопасности (это был первый случай, когда человек совмещал два таких важных поста).
Может быть, стоит напомнить и то, что именно Юмашев попросил Ельцина обратить на Путина особое внимание. Это случилось не тогда, когда он предлагал его президенту на должность своего первого зама, а позже, когда еще более утвердился во мнении, что он «очень сильный работник», несравненно более сильный, чем все остальные ведущие сотрудники администрации − Ястржембский, Приходько, Орехов… Хотя все они тоже считались достаточно сильными… Ястржембского, например, Юмашев одно время даже подумывал рекомендовать Ельцину на пост президента…
Дальнейший карьерный рост Путина премьер-министр, президент происходил уже при Александре Волошине.
Итак, ближайшее окружение Ельцина испытало настоящую эйфорию в связи с избранием Путина президентом. Когда она стала рассеиваться? В общем-то, эйфория сама по себе не может держаться долго, но до истории с Ходорковским ни у кого из этих людей не возникало никаких, даже малейших, тревог, что что-то может двинуться куда-то не туда…
...
Да, я считаю, это именно так, соглашается со мной один из моих собеседников. То, что сейчас происходит, с моей точки зрения, невозможно было предвидеть. Путин сильно переменился. Не знаю, почему. Может быть, он человек, для которого очень важно, кем он окружен, человек, который очень пластичен. Если вокруг него люди демократических убеждения, он демократ…
Вот ведь забавная вещь. «То, что сейчас происходит… невозможно было предвидеть». Может быть, в какой-то степени это, в самом деле, так. Однако сам факт, что дальнейшее его, Путина, поведение непредвидимо и непредсказуемо, что он вполне может развернуться и на 90, и на 180 градусов, это-то, наверное, не так уж трудно было заподозрить и предугадать. Почему? Да потому, что он был из клана «рыцарей плаща и кинжала». Не Штирлиц, конечно. Никаких таких подвигов за ним не числилось. Пять лет просидел в ГДР, в Дрездене, днем в основном подшивал в папку никому не нужные отчеты, а вечером пил пиво с коллегами. Но, без сомнения, ПО СВОЕЙ ПСИХОЛОГИИ к тому времени он уже был «человеком с Лубянки» (или откуда там из Ясенева?) Некоторые азбучные элементы этой психологии он выдрессировал в себе еще в отрочестве, еще только когда мечтал о карьере Джеймса Бонда. Главный элемент этой психологии абсолютная, стопроцентная скрытность, закрытость от внешнего взора, зашторенность. «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои!» Так что, сколько бы Борис Николаевич (или кто-то другой из его окружения) ни изучал его, сколько бы с ним испытующе ни беседовал, по-настоящему узнать, что это за человек, у них не было ни малейшего шанса. По словам его дрезденского сослуживца, уже много раз мной упомянутого, Владимира Усольцева, Путин принадлежал к тем людям, кто «думает одно, а говорит другое». В общем, перед Ельциным и его советниками был типичный «кот в мешке». И именно это обстоятельство с самого начала должно было всех насторожить. Однако не насторожило. Ни Бориса Николаевича, ни кого-либо еще, кому следовало бы насторожиться...
Так что, в первую очередь, объясняют мне, − не только в случае Путина, − когда при Ельцине кого-то брали на работу в Администрацию президента, когда двигали по службе, то, прежде всего, старались оценить профессиональные, человеческие качества этого работника, не зацикливаясь на его биографии.
...
Это сейчас, по прошествии лет, все так и сяк судят и рядят, что, собственно говоря, произошло 31 декабря 1999 года... Однако непосредственно после той даты − 31-го − мало кто угадал, мало кто дал точную оценку. Пожалуй, точнее всех ее дала Валерия Новодворская в «Литгазете» от 19 января (еще и трех недель не прошло от рокового события):
«Он (Борис Николаевич Ельцин. − О.М.) останется в истории Иваном Сусаниным, который обещал показать стране дорогу на Запад, а в результате завел ее и сдал прямо в руки Лубянки, устроив нам конфронтацию со всем цивилизованным миром… Ельцин все свои заслуги, до одной, очень старательно, ничего не забывая, взял назад (точнее бы сказать: взял и перечеркнул. О.М.)

Tags: , , , , , , , ,

9 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: February 21st, 2019 01:38 am (UTC) (Link)

Спасибо!

Вот как Вас не благодарить, Андрей Николаевич?:) К стыду своему, этот материал я вообще, целиком и полностью, пропустил:((( Я даже не слышал что есть такая книга такого автора! Спасибо что взяли на себя труд собрать это все в одном месте. Михаил.
n_ermak From: n_ermak Date: February 21st, 2019 02:17 am (UTC) (Link)
/сколько бы Борис Николаевич (или кто-то другой из его окружения) ни изучал его, сколько бы с ним испытующе ни беседовал, по-настоящему узнать, что это за человек, у них не было ни малейшего шанса. /

Стоит добавить, что зато Борис Николаевич со всем своим окружением просчитывался на раз людьми "из конторы". Совершенно не случайно чекистам было категорически запрещено вербовать в свое время даже депутатов местных советов. Потому что при допуске чекистов в политику всем остальным уже ловить там нечего.

Когда откроются архивы мы столько узнаем о самых разных людях и об их НЕ СЛУЧАЙНОЙ роли в происходивших процессах.
brother_wright From: brother_wright Date: February 21st, 2019 04:31 am (UTC) (Link)
В сорока четырех словах Новодворской поместилась вся "ельциниада" - до последней запятой...
From: gillian_f Date: February 21st, 2019 09:05 am (UTC) (Link)
Да, только относительно перечеркнутых заслуг Ельцина теперь большие сомнения. В чем собственно они заключались, эти заслуги? Может Ельцин не перечеркнул ничего, а поставил Путиным жирную точку в конце своего авторитарного, безответственного и неграмотного управления страной?
From: plank1957 Date: February 21st, 2019 07:28 pm (UTC) (Link)
Андрей Николаевич, если вы следили за реакцией на послание Путина Федеральному собранию, то нетрудно было заметить весьма негативную реакцию интернет-аудитории. В комментариях было полно сатиры и сарказма, а вот одобрения практически не было. Это отрадно, но когда люди смеются над властью, это значит, что ей недолго осталось. Я, конечно, могу ошибаться, но у меня такое впечатление. И в связи с этим не пора ли начинать консультации по вопросу формирования временного правительства? К сожалению у нас немало говорится о пагубности режима, но практически ничего о том, как вернуть Россию на путь цивилизации. Вы человек влиятельный, у вас немало связей, да и кухня власти вам знакома. Неплохо было бы познакомиться с тем, как работает власть в других цивилизованных странах. Как устроено там избирательное право, судебная система, бюджетные отношения, местное самоуправление? Мы слишком мало знаем об этом. Копировать старую советскую модель значит опять строить автократию или диктатуру. Можно идти на ощупь, но лучше, если бы эту дорогу хоть немного осветить.
timex4you From: timex4you Date: February 21st, 2019 09:37 pm (UTC) (Link)
В третьей части очень много повторов того, что вы уже публиковали ранее в сериале - повторяютяся показания Чубайса, Юмашева, Немцова.

Однако во второй части я обнаружил ещё несколько деталей, подтверждающих мою гипотезу, что Путин должен был стать преемником-марионеткой, "управляемым президентом" (вроде Медведева). Первое - это поведение Ельцина во время "послеотставочного" визита и сделанные там заявления, дескать, все, что происходит в России, — в его, Ельцина, руках; Путин у него под контролем. Второе - это высказанное позднее Ельциным желание "вместе поработать" после выборов. Третье - это заявление Якушкина что Ельцин будет "как-то руководить" Путиным.

Всё это ложится идеальными штрихами к портрету преемника - "исполнительного отморозка", вдобавок к ранее выявленным характеристикам:
абсолютная лояльность вышестоящему руководству;
незаметность и скрытность;
безынициативность и отсутствие собственного мнения;
умение скрывать свои истинные мотивы, чувства и эмоции;
готовность мимикрировать и приспосабливаться;
беспринципность, бесчеловечность и цинизм при исполнении приказов.

"Путин долго над ответом не думал: «Вы начальник, вы и решайте». ... Как Молчалин у Грибоедова: умеренность и аккуратность».

"...они проверили Путина на деле Скуратова: им требовалось сместить этого деятеля с поста генпрокурора. Так вот, Путин показал себя человеком этой команды: ему дали задание, он ... ретиво принялся за дело.
...Путин вел себя очень корпоративно. Очень корпоративно. Всегда поддерживал «генеральную линию» линию Ельцина и его окружения. Не был замечен в конфликте ни с какими олигархами, как я уже говорил, дружил с ними. Вообще был очень комфортным, удобным, абсолютно лояльным человеком."

"По словам его дрезденского сослуживца ... Владимира Усольцева, Путин принадлежал к тем людям, кто «думает одно, а говорит другое»."

Небольшим штрихом, подтверждающим умение Путина мимикрировать и приспосабливаться (с готовностью даже изнурять и принуждать собственный организм), является одно из необычных особенностей его внешнего вида, подмеченные наблюдателями ещё на самой ранней стадии его появления на публике. Это ношение Путиным наручных часов на правой руке, будучи правшой, и его странная походка с придержанием правой руки (на кобуре). Профессиональная походка чекиста (киллера), степень выработки которой демонстрирует его кураторам уровень готовности послушного орудия системы.



Edited at 2019-02-21 09:41 pm (UTC)
viniz From: viniz Date: February 22nd, 2019 09:57 am (UTC) (Link)

Думает одно, а говорит другое

Если отбросить конспирологию, а в данном случае её нет, т.к. это слова Усольцева, Путина-президента ещё не видно на горизонте.
То эта фраза означает, что человек лишён логики, или она настолько примитивна, размыта, что это не позволяет ему понимать конкретные события однозначно. Или по другому. Он не может понимать что-то слегка сложное, требующее нескольких логических звеньев, их нет, их нечем создать.
Чем больше размыта логика, тем более низкий интеллект.

Причём, если память хорошая, внешне такой человек может выглядеть эрудитом, как факир, доставая из тайников памяти необходимые спрятанные зазубренные штампы. Но понять их смысл (логику) он не в состоянии.

Edited at 2019-02-22 11:41 am (UTC)
brother_wright From: brother_wright Date: February 23rd, 2019 12:43 am (UTC) (Link)

Re: Думает одно, а говорит другое

Да, очень похоже...
From: (Anonymous) Date: February 22nd, 2019 05:09 am (UTC) (Link)
Путин копия Йоган Вайс( Александр Белов) из кинофильма .
ну просто не отнять не пприбавить, и поведение и уловки .
интересно все говорят что Путин не хотел быть президентом , однако карьрный рост по госслужбе был стабильно успешным, и в «таксисты - частники «он не пошёл, ну не разу..
кого там Вайс изображал? «разумного труса» ?
только это уже в прошлом ,
поезд ушёл .
9 comments or Leave a comment