Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Отказаться от стратегии поражения

Дискуссия о стратегии и тактике оппозиционного движения, развернувшаяся в последнее время, привлекла внимание общественности, а также критические высказывания со стороны оппонентов. Данный текст посвящен прежде всего применяемой ныне ошибочной стратегии действий, приведшей к серии неудач. Иной стратегии действий, представляющейся автору более разумной и эффективной, будут посвящены другие тексты.

В чем суть позиций и аргументов сторон в нынешней дискуссии?

Позиция автора
Пять тезисов автора этих строк (поддержанные также рядом общественных активистов и читателей) были изложены в тексте «Неплохие, но немного наивные люди, занятые легитимизацией режима»:
1. Так называемые «выборы в МГД» (равно как и «президентские выборы», «выборы в Госдуму», «выборы мэра Москвы» и т.п.) являются несвободными, недемократичными, неконкурентными; это не выборы, а спецоперации режима.
2. Участие по-настоящему оппозиционных кандидатов в спецоперациях режима является ошибочным и наносящим гражданскому движению вред.
3. Замечательные, но немного наивные люди, а также их сторонники (речь, естественно, не идет об агентах режима и провокаторах), в очередной раз обманутые, оштрафованные, избитые, арестованные, посаженные, заслуживают всяческой поддержки. А также объяснения, почему их действия являются неэффективными, контрпродуктивными, ошибочными. И почему их энергия принесла бы им и всему российскому обществу гораздо больше пользы, если бы она была направлена на создание, укрепление, развитие институтов альтернативной легитимности, способных привести к появлению свободной России.
4. Немало лет тому назад (не мной) было сказано, а затем не раз, в том числе мной, было повторено: нынешний российский режим невозможно ни сменить, ни изменить на выборах; этот режим будет смещен не на выборах. В отличие от многих замечательных, но немного наивных людей, пытавшихся участвовать в официальных «выборах», многие участники ФСР это хорошо понимают.
5. Если не участвовать в официальных кампаниях, то что же в таком случае делать? Стратегическое направление действий заключается в создании альтернативной легитимности, формировании альтернативных органов народного представительства, не имеющих ничего общего с нелегитимными официальными структурами (эту позицию уже давно отстаивают, в частности, Гарри Каспаров и Виктор Корб). Кроме того, именно так в человеческой истории создавались институты новых обществ – от американских «сынов свободы» до Советов в ходе первой русской революции. В отличие от других отечественных организаций лишь Форум свободной России сегодня обладает этим уникальным качеством – он представляет собой зачатки альтернативной легитимности для создания институтов будущей свободной России.

Позиция оппонентов
Уважаемые коллеги Александр Гольдфарб, Александр Скобов, Игорь Яковенко, Марат Гельман не согласились с этой позицией и высказали свои возражения. Строго говоря, мнения коллег по упомянутым первому, третьему и четвертому вопросам оказались либо близкими, либо полностью совпадающими с авторскими.

Различия в позициях сторон относятся ко второму и пятому вопросам:
- о полезности/ эффективности участия оппозиционных кандидатов в спецоперациях режима «выборы»;
- о полезности/ эффективности создания институтов альтернативной легитимности, включая ФСР.

Суть аргументации уважаемых коллег по второму вопросу сводится к следующему.
Участие в «липовых, фейковых выборах, легитимизирующих режим, в выборном спектакле с личным участием» помогает демонстрировать городу и миру, что это не выборы, помогает ослаблять режим, помогает «раскачивать лодку». Это такой тактический прием, какой нацелен, с одной стороны, на ослабление режима, а, с другой стороны, на расширение рядов оппозиции. Какая, в свою очередь, увеличившись до сотен тысяч и миллионов участников, и выйдя в момент Х на улицу, наконец, сметет этот режим.

Суть аргументации уважаемых коллег по пятому вопросу сводится к тому, что создание институтов альтернативной легитимности не может и не должно быть единственным направлением оппозиционной деятельности. Но этот тезис в такой формулировке – как единственного вида действий оппозиции – автор никогда и не выдвигал. Так что эта претензия высказана не по адресу.

В изложении Марата Гельмана его (и Игоря Яковенко) понимание общей стратегии оппозиционной деятельности сводится к следующему:
«Я об этом говорил 2 года назад. Про трехступенчатую ракету (одни раскачивают лодку, другие обеспечивают мирный транзит и не допускают новой диктатуры, третьи участвуют в новой демократической власти). По-другому в этом году об этом говорил Яковенко. Он говорил о необходимости трех составляющих: нарастающего недовольства, непримиримой оппозиции, реформаторов во власти».

Аргументы против участия в спецоперациях «выборы»
В тексте «Можно ли создать свободное общество, играя в наперстки с бандой наперсточников?» автор, а в ходе дальнейшей дискуссии – и многие участники обсуждения – привели целый ряд аргументов как морального, так и совершенно практического характера о неприемлемости и неэффективности такого вида деятельности, как участие оппозиционных кандидатов в спецоперациях режима под названием «выборы»:

1. Честность, принципиальность, энергия порядочных людей используется ради защиты «липовых, фейковых, постановочных выборов», а также для продвижения во власть лиц, участвующих в таких «липовых, фейковых, постановочных выборах».
2. Кандидаты в органы власти, пытающиеся участвовать в такого рода «выборах», не воспринимают себя в качестве политического топлива, предназначенного только для разжигания народного негодования и сжигания самих себя на «первой ступени» демократического перехода. Эти граждане имеют собственные амбиции и видят себя не только в качестве кандидатов в местные органы власти и лидеров регионального протеста, но и в качестве политических руководителей на самом высоком национальном уровне, то есть в рамках действующей политической системы жесткого авторитарного режима.
3. Суицидальность для оппозиции и аморальность для любых порядочных граждан действий, подставляющих искренних, честных, принципиальных активистов каждого нового «непоротого поколения» под запугивания, избиения, аресты, заключения, а их лидеров – под угрозу физического уничтожения.
4. Хроническая недооценка интеллектуальных и политических качеств руководства режима, способного как к жесточайшим репрессиям, так и к симуляции политической «оттепели», в случае наступления которой последняя может быть объявлена «победой» оппозиции, а кандидаты в органы власти гарантированно призовут граждан идти на участки для голосования, в результате чего режим будет консолидирован и стабилизирован.
5. Еще большее укрепление режима и его еще большая легитимизация произойдут в случае возможного избрания указанных оппозиционных кандидатов в органы официальной власти.

Неэффективность протестов в защиту участия оппозиции в спецоперациях «выборы»
В том же тексте автор выдвинул и еще один тезис – о неэффективности одного из главных элементов осуществляемой в настоящее время стратегии – проведения массовых протестов в защиту участия оппозиционных кандидатов в «липовых, фейковых, постановочных выборах», в спецоперациях режима под названием «выборы».

В защиту этого тезиса были приведены примеры проведения оппозицией массовых протестов против жестко авторитарных режимов в Венесуэле, Сирии, Чечне, результатом которых стал не демонтаж этих диктатур, не уход их вождей, а либо возникновение в лучшем случае патовой ситуации (Венесуэла), либо разгром оппозиционных движений, сопровождаемый массовой гибелью и эмиграцией как самих оппозиционеров, так и гражданского населения (Чечня, Сирия).

Позицию автора поддержали некоторые участники обсуждения.
Ольга: Не надо выходить. Не готовы победить – не надо тратить впустую силы и людей. Не готовы идти до конца – лучше остановиться на старте. Нет ресурсов и организации – надо копить и нарабатывать. И гнать прочь организаторов садо-мазо перформансов для пиар-эффекта и провокаторов бури в унитазе. Разбитые головы, сломанные ноги и реальные сроки нужны только Альбац и Латыниной, чтобы заполнять гневным кудахтаньем свои колонки.
Ольга: [Сила] вооруженная, организованная, очищенная от агентуры. Пока ее нет, на победу над режимом рассчитывать не приходится. Блаженные с шариками и букетами обречены. Подставлять правую щеку, получив по левой, а потом все остальные части тела, и так снова и снова – это стратегия выматывания не противника, а себя и собственных сторонников. Стратегия жертвы.


Таким образом, в нынешней дискуссии проявились три вопроса, по которым позиции участников различаются:
1. Ошибочность участия оппозиционных кандидатов в спецоперациях режима под названием «выборы».
2. Ошибочность проведения массовых протестов в защиту участия оппозиционных кандидатов в «липовых, фейковых, постановочных выборах», в спецоперациях режима под названием «выборы».
3. Полезность создания институтов альтернативной легитимности, включая ФСР.

Контраргументы оппонентов
Уважаемые коллеги Александр Скобов, Игорь Яковенко, Михаил Соколов выдвинули свои возражения.

Александр Скобов: «Вот на этот вопрос ответить совсем легко. Мадура и Асад не уходят, потому что их подпирает внешняя по отношению к их странам сила – сила Путина. Именно эта сила удерживает бандформирования Мадуры и Асада от того, чтобы они попросту не разбежались. Какая внешняя по отношению к России сила будет подпирать путинский режим, когда уже он столкнется с миллионными демонстрациями протеста? Режим Кадырова пошлет свои военно-космические силы бомбить мятежную Москву? Или Мадура пришлет "советников", которые не дадут разбежаться Росгвардии?»

Игорь Яковенко: «Тут Андрей Илларионов совершает сразу 2 ошибки – логическую и фактическую. Логическая ошибка называется апелляция к авторитету, поскольку он в свои союзники записывает уважаемых людей, да еще к тому же умерших, у которых уже не спросишь их мнения. Но важнее то, что ссылка на то, что эти люди являлись при жизни носителями идей, которые сейчас продвигает – это прямая неправда. И Андрей Дмитриевич Сахаров и Галина Васильевна Старовойтова были народными депутатами СССР, то есть участвовали в фейковой спецоперации по выборам в абсолютно фейковый орган – Съезд народных депутатов СССР, который, конечно же, не был никаким парламентом. А Андрей Дмитриевич Сахаров еще к тому же выдвигался по квоте АН СССР, что, конечно же, было полным средневековьем...
Илларионов убежден, что численность протеста никак не влияет на его результат. И в качестве доказательства он приводит Асада в Сирии, Мадуро в Венесуэле и Кадырова в Чечне, которые продолжают править, несмотря на ненависть абсолютного большинство населения. Этот аргумент вполне убедительно опроверг Александр Скобов, написав про то, что во всех этих случаях и Асад, и Мадуро, и Кадыров недели бы не продержались, если бы не внешняя поддержка со стороны путинского режима. Добавлю лишь, что многочисленные свержения народом авторитарных правителей в десятках стран, в том числе и в последнее время, Илларионов игнорирует…»

Михаил Соколов: «А кем были уничтожены пост-салазаровский или после франкистский режимы, "Черные полковники" в Греции, или десятки диктатур в Латинской Америке? Кто их оккупировал. Страны "второго мира" справляются с фашизмом сами... Режим Салазара не карикатурный. Держался полвека. Читайте про ПИДЕ ( Polícia Internacional e de Defesa do Estado; PIDE) – аналог нынешней ФСБ».

Игорь Яковенко также интересуется альтернативной стратегией действий оппозиции и с некоторым скепсисом высказывается в адрес ФСР:
«В этой статье Илларионов говорит лишь о том, что для этого нужны другие инструменты и технологии. Какие – не говорит. Зато в предыдущей статье обмолвился: надо создавать параллельные структуры и в качестве примера привел "Форум свободной России", который дважды в год собирается в Вильнюсе. Это – хорошая структура, я в ней участвую, поскольку Форум поддерживает идею Международного общественного трибунала. Отдавая должное Форуму, в котором мы с Андреем Илларионовым участвуем, я с трудом могу себе представить, какова технология смены режима с помощью подобных структур. Тут можно применить тот же аргумент, который применяет Илларионов против комбинации выборов и уличного протеста: Форум уже который год собирается, а Путин из Кремля все еще не сбежал. Мне представляется, что для того, чтобы оппозиция в какой-то момент смогла использовать очередные ошибки и глупости режима для его обрушения, надо уметь использовать все методы: и наращивание уличной активности, и давление на режим из-за рубежа, и использование выборов».

О «других инструментах и технологиях» оппозиционной деятельности автор этих строк говорит регулярно последние, минимум, 13 лет. То, что Игорь Александрович об этом не знает, является проблемой, естественно, не автора, а уважаемого Игоря Александровича.

О том, какую роль ФСР уже играет и, надеюсь, сыграет в переходе России к свободному обществу, говорится немало и на самих встречах Форума, и в его документах, и в обсуждениях на дискуссионных страницах Форума. То, что Игорь Александрович не знаком с деятельностью Форума, участником которого он является, представляет собой проблему, увы, не Форума, а прежде всего уважаемого Игоря Александровича.

Более детальному обсуждению альтернативной стратегии оппозиционной деятельности  (в том числе как обсуждаемой на ФСР, так и предлагаемой автором этих строк с 2006 года) будут посвящены другие тексты.

Признание провальности нынешней стратегии
Практическая неэффективность применяемой ныне стратегии видна даже по скромной и все более снижающейся численности граждан, участвующих в оппозиционных акциях протеста в Москве:
декабрь 2011 года – до 150 тысяч участников;
20 июля 2019 года – около 22 тысяч;
27 июля 2019 года – 15 тысяч;
3 августа 2019 года – 10 тысяч.

В связи с этим следует обратить внимание и на признание Игоря Яковенко:
«Но сейчас требуются новая тактика для ответа на новую тактику Кремля по тотальной зачистке оппозиции».

«Тотальная зачистка оппозиции» стала возможной не только из-за конкретного решения кремлевского руководства, но и в результате осуществления оппозицией ошибочной стратегии, которая, увы, и не могла привести ни к чему другому, кроме как к последовательной серии неудач, в конечном счете – к действиям властей по «тотальной зачистке оппозиции». Таким образом, защищая, с одной стороны, осуществляемую в настоящее время ошибочную стратегию, приведшую к «тотальной зачистке оппозиции», Игорь Александрович, пусть и косвенно, но все же признает ее провальность. Является ли такая позиция логической или фактической ошибкой или же ими обеими одновременно, оставим решать самому Игорю Александровичу.

Что же касается оппозиционной общественности, то нас, естественно, интересует не это, а прежде всего ответ на главный вопрос:
Почему нынешняя стратегия оппозиционной детельности – с попытками участия в фейковых выборах и с массовыми протестами в защиту участия оппозиционных кандидатов в фейковых выборах – является ошибочной?
И, следовательно, почему необходим отказ от этой ошибочной стратегии и переход к другой, более эффективной стратегии?

Главный ответ на этот вопрос базируется на понимании фундаментальных различий процесса смены власти в политических режимах разных типов.

Классификация политических режимов
В свободных политических режимах (часто именуемых демократическими) смена власти происходит в результате регулярных, проводимых по ясным и четким правилам, открытых, конкурентных выборов при отсутствии фальсификаций или же с незначительными нарушениями избирательного законодательства, не влияющими на результат выборов.

В полусвободных политических режимах (к этой группе относится широкий спектр режимов – от неконсолидированных демократических до мягких авторитарных) смена государственной власти происходит как в результате выборов, проводимых иногда с большим количеством нарушений (какие могут принципиально влиять на исход выборов), так и в результате массовых протестов, ненасильственных («бархатных») революций без кровопролития, а также в результате революций с применением ограниченного насилия и относительно небольшим числом жертв.

В несвободных политических режимах (авторитарных, жестко авторитарных, тоталитарных, оккупационных, колониальных) смена государственной власти происходит не на выборах. В таких режимах смена власти происходит в результате либо договоренностей внутри правящей верхушки (в том числе и о демократизации самого режима), либо мятежа внутри элиты, либо народного восстания/ настоящей революции с жертвами, либо иностранной интервенции. В таких режимах официальные выборы лишь оформляют (и то – не всегда) решения, принятые другим образом и в другом месте.

Общее правило заключается в том, что по мере ужесточения политического режима степень нарушения властями каких-либо правовых и моральных норм (в том числе и установленных самими властями), масштабы насилия и кровопролития – по отношению как к конкурирующим лицам и группам, так и к оппозиции и гражданскому населению – возрастают.

Границей перехода от свободных политических режимов к полусвободным являются значения Индекса политической свободы (политических прав и гражданских свобод), рассчитываемого ИЭА по данным Фридом Хауз, приблизительно на уровне 70 (по инверсионной шкале, где значение Индекса политической свободы (далее: Индекса), равное 100, соответствует самому свободному политическому режиму, а значение Индекса, равное 0, соответствует самому несвободному политическому режиму).

Границей перехода от полусвободных политических режимов к несвободным являются значения Индекса приблизительно на уровне 35 (по инверсионной шкале, где значение Индекса, равное 100, соответствует самому свободному политическому режиму, а значение Индекса, равное 0, соответствует самому несвободному политическому режиму).

Соответственно к свободным политическим режимам относятся те режимы, для которых значения Индекса находятся в пределах от 100 до приблизительно 70.

К полусвободным режимам – те, для которых значения Индекса находятся в пределах от приблизительно 70 до приблизительно 35.

К несвободным режимам – те режимы, для которых значения Индекса находятся в пределах от приблизительно 35 до 0.

Применение классификации политических режимов к практическим примерам, предложенным коллегами
Политический режим в Венесуэле с 2016 года пересек красную черту, отделяющую полусвободные режимы от несвободных. С этого момента ненасильственные инструменты смены власти (мирные протесты) или же ограниченно насильственные технологии (бархатная революция) утратили свою эффективность. Для свержения такого режима теперь необходимы либо насильственные методы, либо решения, принятые внутри самого режима. Непонимание характера режима со стороны венесуэльской оппозиции привело к нынешнему политическому тупику. Сейчас значение Индекса политической свободы для Венесуэлы равно 19.

Политический режим в Сирии за все время наблюдений (с 1972 г.) никогда не выходил из зоны несвободных. На начавшиеся в 2011 году массовые протесты режим Асада ответил массовыми репрессиями. К июню 2013 г. (задолго до активного подключения Путина) режимом Асада было убито более 100 тысяч человек, включая 11 тысяч детей. Поэтому потенциальная смена власти в стране при сохранении нынешнего режима не может быть иной, кроме насильственной.

Ни выборы народных депутатов на Съезд народных депутатов СССР в 1989 г., естественно, не были фейковыми выборами, ни сам Съезд не был фейковым органом. 14 мая 1989 года Галина Васильевна Старовойтова была избрана его депутатом подавляющим большинством избирателей Армении (75,1% голосов). Андрей Дмитриевич Сахаров был избран депутатом членами Академии Наук в точном соответствии с действовавшим тогда законодательством. Сам СНД СССР (наряду с избранным год спустя Съездом народных депутатов РСФСР) стал самым полновластным органом представительной власти в нашей стране в последние три десятилетия. Достаточно сказать, что именно СНД СССР отменил 6-ю статью Конституции СССР, санкционироал создание политических партий – появление многопартийности, учредил пост Президента СССР, изменил закон о правительстве СССР и т.д. Так что логические и фактические ошибки в этом вопросе совершены Игорем Александровичем.

Главной причиной «нефейковости» выборов и высокой по отечественным меркам эффективности СНД СССР стал процесс быстрой демократизации, проводившийся М.Горбачевым, благодаря чему значения Индекса политической свободы в СССР в 1989 г. достигли 32, в 1990 г. – 48, в 1991 г. – 54.

Политический режим в Чечне, установленный российскими оккупационными войсками во время Второй российско-чеченской войны и подерживаемый затем кланом Кадыровых, следует точнее именовать террористическим. Значения Индекса политической свободы для Чечни близки к нулю. Кремль действительно оказывает режиму Кадырова значительную финансовую поддержку. Но это не значит, что его смена может произойти в результате демонстраций празднично одетых поселян, гуляющих с разноцветными шариками. Как и другие подобные террористические режимы нынешний кадыровский может быть свергнут только силой.

Постсалазаровский режим в Португалии (1968-1974) при значении Индекса политической свободы для Португалии в 1973 г. на уровне 29 был свергнут в результате военного путча 25 апреля 1974 года, проведенного подпольной организацией офицеров «Движение вооруженных сил» под руководством полковника Отелу Карвалья для передачи власти генералу Антониу Спидоле. Путч получился относительно малокровным, во время осады штаб-квартиры политической полиции ПИДЕ было убито 5 человек. Путч вызвал огромный энтузиазм граждан, присоединившихся к военным. Однако факт участия тысяч людей в массовых демонстрациях сразу же после свержения постсалазаровского режима не означает, что эти демонстрации были причиной этого свержения.

Начало демонтажа постфранкистского режима (Ф.Франко умер в 1975 г.) было положено испанским королем Хуаном Карлосом в августе 1976 г. (значение Индекса в 1975 г. – 39, в 1976 г. – 57). Король назначил на пост премьер-министра Адольфа Суареса, опиравшегося в своих действиях на поддержку первого заместителя председателя правительства начальника Генерального штаба генерал-капитана Мануэля Гутьерреса Мельядо, обеспечившего лояльность проводившейся демократизации Испании со стороны вооружённых сил.

Внезапный конец хунте «черных полковников» в Греции (значение Индекса в 1973 г. – 26, в 1974 – 85) принес жестокий провал проведенного хунтой государственного переворота на Кипре, в ходе которого был свергнут президент островного государства архиепископ Макариос. Последовавшая за этим операция «Аттила» – вторжение турецких войск на остров – привела к разгрому греческих вооруженных формирований, тысячам погибших, бегству сотен тысяч греков-киприотов на материк. В условиях паники, охватившей хунту, ее глава на посту президента страны генерал Федон Гизикис пригласил находившегося в эмиграции Константина Караманлиса на пост премьер-министра.

Примеры, использованные уважаемыми коллегами в качестве аргументов о якобы возможностях мирного протеста, свидетельствуют о прямо противоположном. Если мирные протесты когда-либо и имели сколько-нибудь значимый эффект на процессы демократизации, а тем более играли заметную роль в смене власти, это всегда были случаи полусвободных политических режимов.

В случаях же несвободных политических режимов инструментами смены власти, открывающей путь к созданию свободной политической системы, являются другие инструменты и технологии (договоренности внутри правящей верхушки, мятеж внутри элиты, народное восстание/ революция, иностранная интервенция) или же их комбинация.

Россия сегодня относится к несвободным политическим режимам. Кремлевский режим – это жесткий авторитарный режим, более жесткий, чем нынешний зимбабвийский. Значение Индекса политической свободы в 2018 году равно 17. Смена власти в таких режимах (применяя используемую ранее терминологию – избавление от бандитов) ненасильственными методами – путем прогулок с шариками и ленточками, а теперь – даже и без них – невозможна. Это неприятный вывод, но его надо знать. Гораздо более неприятными и опасными могут оказаться действия, исходящие из такого незнания и непонимания или же откровенного пренебрежения этим знанием.

Некоторые практические соображения
Сегодня общим местом стало признание того, что власть в стране – и на улицах и в Кремле – захвачена бандитами. Но раз так, то прежде чем что-либо делать, стОит подумать о том, как с ними можно и нужно поступать.

Представьте себе на минуту, что, будучи в темном переулке, вы оказались наедине с двумя десятками мордоворотов. Или – что теперь совершенно аналогично – в свете белого дня вы встретились на Трубной или Красной площади с другими мордоворотами в униформе. Что вам делать? Протестовать против тех и этих – с ленточками, шариками, уточками, пустыми плакатами, российскими флагами, Конституцией, Библией? Каков будет результат? Один и тот же. На Трубной площади, может быть, еще и хуже.

Представьте себе другую ситуацию.
Вы хотите перейти улицу по пешеходному переходу на зеленый свет.
По улице же на красный свет, нарушая все правила движения, несется тяжелогруженный Камаз (полицейская машина, БТР, танк и т.п.).
ПДД, закон, право, мораль – все это на Вашей стороне.
На стороне Камаза (полицейской машины, танка) – нет ничего, кроме силы, массы, энергии и т.п.
Что вы будете делать?

Вы будете отстаивать ваше законное право перейти улицу по пешеходному переходу на зеленый свет, чтобы немедленно быть расплющенным Камазом?
Или вы все же подождете и пропустите его, хотя он – 100%-ный нарушитель закона?

А если Камаз еще свернет на пешеходный тротуар и понесется прямо навстречу вам?
Вы по-прежнему будете его ждать в том же месте, никуда не уходя?
Или все же попробуете хотя бы увернуться от него?

А затем, возможно, стОит хорошо подумать, как нужно поступить с водителем этого Камаза.

Главная проблема с тысячами честных, достойных, порядочных людей, выходящих на демонстрации под дубинки бандитов, зверства ОМОНа, избиения, аресты, заключения, заключается не в том, что эти люди неправы.
Нет, они, безусловно, правы.
На сто процентов правы.
На двести процентов.
И право голосовать, и право объединений и ассоциаций, и право на демонстрации, и право на высказывания – это все совершенно естественные права человека и гражданина.
Российского гражданина.

Но для защиты этих и других неотъемлемых прав и свобод человека применявшиеся ранее и применяемые сейчас методы не годятся.
Они не просто не годятся, они контрпродуктивны.
Они уничтожают ограниченные ресурсы демократической оппозиции, какие можно было бы использовать более эффективно.

Голова человеку дана не для того, чтобы регулярно и бездумно подставлять ее под омоновские дубинки и стенки автозаков.
Она дана, как минимум, для того, чтобы серьезно подумать о том, что и как нужно сделать, чтобы раз и навсегда избавиться от бандитов.
И чтобы не допустить их появления в будущей свободной России.
Tags: Греция, Зимбабве, Испания, Каспаров, Португалия, Россия, Сирия, ФСР, Чечня, авторитаризм, выборы, гражданское движение, политика, политическая свобода, режим, свобода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 246 comments