?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
С чего начинался Путин: обсуждение на «Свободе»
82 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: August 11th, 2019 07:19 pm (UTC) (Link)
https://ru.wikipedia.org/wiki/Черкизов,_Андрей_Александрович
Андре́й Алекса́ндрович Семёнов (1 апреля 1954, Москва — 14 января 2007, там же) — российский журналист, политический деятель, теле- и радиоведущий. В журналистской и творческой деятельности использовал псевдоним Андре́й Черки́зов.
В 1981-88 годах Андрей был литературным секретарем и помощником писателя Юлиана Семёнова («не родственник и даже не однофамилец» — так отсекал возникавшие вопросы Черкизов).


http://ruskline.ru/monitoring_smi/2012/02/09/dembel_dlya_dekabrista/
«Народу нельзя слишком много воли давать! А то он неизвестно кого выберет!» - поучал еще двадцать лет назад «демократическую общественность» политический обозреватель «Эха Москвы» и НТВ Андрей Тауман-Черкизов, сын одного из старейших сотрудников 5 управления КГБ СССР, заработавшего значок «почетного чекиста» за физическое устранение в Париже товарища Клемента, секретаря троцкистского Коминтерна.

https://lenta.ru/articles/2007/01/15/cherkizov/
В конце 1992 года Борис Ельцин назначил Черкизова руководителем пресс-центра временной администрации в зоне осетино-ингушского конфликта <...>
<...>
С ноября 1996-го по декабрь 1997-го, параллельно с работой на "Эхе", Андрей Черкизов вел ежеутреннюю публицистическую программу "Час быка" на канале НТВ, которая была закрыта из-за резких слов ведущего в адрес белорусского лидера Александра Лукашенко.


Всё ещё не понимаете, какие схемы любит КГБ?
From: gillian_f Date: August 14th, 2019 08:19 am (UTC) (Link)
А как все это доказывает, что К.И.Лозовская была агентом?
Все-таки у секретарей несколько иные функции, чем, например, были у искусствоведов в штатском, сопровождавших творческие коллективы на гастроли.

«Господи, какая некрасивая», — думал Корней Иванович, глядя на меня из окна своей дачи. Но об этом он рассказал мне много позже, через несколько лет, а тогда я сидела на пеньке у него в саду, делала вид, будто не замечаю, что меня разглядывают, и перебирала свои невеселые мысли.
Был май 1953 года. Договор с Мосфильмом вот уже месяц как закончился, работы не было никакой, а тут еще воспаление легких совсем подорвало мои силы. Я начала уже сокрушаться и сетовать на свои неудачи, когда один журналист предложил мне «пойти поработать у старика Чуковского».
— Он ищет себе помощницу. Кажется, у него больше трех месяцев никто не удерживается, — предупредил он меня, — но за это время ты оглядишься.
Я согласилась. Корней Иванович позвонил мне и попросил приехать к нему в Переделкино.
— Клара Израилевна! Пожалуйте-ка сюда! — позвал меня вчерашний телефонный голос.
В темно-синем выгоревшем лыжном костюме, в рубашке с распахнутым воротом стоял на крыльце Корней Иванович и как-то смущенно, чуть-чуть виновато улыбался мне навстречу.
— Вы уж простите, что вас усадили так неудачно…
И показал рукою куда-то за мою спину. Оглянувшись, я увидела пень, на котором сидела, и над ним, немного позади, развешанное на веревке мужское белье. Голова моя как раз приходилась между штанинами, и этот импровизированный головной наряд завершали длинные тесемочки.
— Как сережки в ушах, — сказал Корней Иванович.
И я впервые поднялась по ступенькам дома, в котором предстояло мне проработать долгие, но так быстро промелькнувшие семнадцать лет.
На балконе, куда мы прошли через кабинет, Корней Иванович расспрашивал меня, кто я и что я. Потом дал мне исписанный мелким, но очень четким почерком листок и попросил переписать на машинке. Машинка, за которую я села, была очень древняя. Я никогда не видела таких. Клавиши с буквами были расположены не в четыре ряда, как теперь, а в семь. Заглавные буквы и цифры занимали четыре верхних ряда, а три нижних — обыкновенный шрифт.

Клара Лозовская
ЗАПИСКИ СЕКРЕТАРЯ


82 comments or Leave a comment