Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Как Юмашев коррумпировал Ельцина

Часть 72 цикла «Почему и как они придумали Путина?»

В.Коротич. От первого лица
Позже Гущин пришел ко мне в кабинет и заговорил о сокровенном: что деньги надо делать, время сейчас такое. Он показал мне кредитную карточку лондонского банка (в то время великую редкость в Москве, Гущин звал этот банк «Барклай») и сказал, что может устроить такую же для меня. В Лондоне, мол, у него уже есть зарегистрированное дело.

«Человек-невидимка»
Наиболее существенно личный счет Юмашева в лондонском банке «Барклай» пополнило знакомство с партнером Березовского по «Сибнефти» Романом Абрамовичем. Как они делали бизнес – тема отдельного разговора.

П.Хлебников. Крёстный отец Кремля Борис Березовский, или история разграбления России
Это было зимой 1993/94 года. «Мы искали издателя для второй книги Ельцина, «Записки президента», – вспоминает Коржаков. Работа над книгой началась в начале 1992 года с описания по горячим следам путча, но переросла в воспоминания о двух первых годах президентства Ельцина. Для литературной записи Ельцин подрядил журналиста Валентина Юмашева, чьими услугами он пользовался при написании книги 1989 года. В глазах ельцинской свиты Юмашев выглядел чужаком. Коржаков вспоминает его «неопрятный вид», называет его «журналистом-хиппи». Бывший шеф Службы безопасности удивлялся, как рьяно Ельцин защищает свой союз с этим автором.

«К Юмашеву тогда я относился хорошо, – говорит Коржаков. – А Борис Николаевич был не в восторге от наших отношений. Он всегда нервничал, когда я тепло отзывался о Юмашеве». Позже Коржакову стало известно, что Валентин Юмашев играл ключевую роль в управлении финансами семьи Ельцина.

После того как «Записки президента» были закончены, понадобился издатель. «Юмашев заявил, что на издание нужны большие деньги, – вспоминает Коржаков. – К сожалению, ни Ельцин, ни я никогда не занимались издательским бизнесом. Как потом выяснилось, несколько крупных российских издательств готовы были издать «Записки президента» на собственные средства и даже выплатить Ельцину существенный авторский гонорар. Но Юмашев преподнес ситуацию с изданием в таком свете, что без денег какого-нибудь бизнесмена о выходе «Записок» в свет не может быть и речи».

Литературный агент Ельцина Эндрю Нюрнберг согласился представлять авторские права Ельцина за рубежом. Но кто возьмется печатать книгу в России? Генерал Коржаков вспоминает следующий разговор: «Вы обратили внимание, что вся Москва увешана рекламой «ЛогоВАЗа»? – спросил меня Юмашев. – Так вот «ЛогоВАЗ» – это Березовский». Юмашев также дал понять, что если публикация книги Ельцина состоится на средства Березовского, то это стоит рассматривать как благотворительный жест, на который по всей России способен только Борис Абрамович».

Реклама «ЛогоВАЗа» Березовского появлялась не только на уличных щитах. Весь 1993 год «ЛогоВАЗ» давал свою рекламу в популярном и нуждавшемся в деньгах «Огоньке», где Юмашев работал заместителем редактора. Тем самым Березовский финансировал раннюю карьеру Юмашева. Через два года, после реорганизации «Огонька», Юмашев стал генеральным директором журнала, а Березовский – совладельцем.

Так или иначе, к Березовскому обратились как к издателю. «Юмашев привел Березовского в Кремль и представил мне, – вспоминает Коржаков. – Потом Березовского представили Ельцину». Березовский организовал быструю и качественную печать книги в Финляндии. По его утверждению, в это дело он вложил 250 000 долларов, и его компаньон, босс «АвтоВАЗа» Владимир Каданников, – еще 250 000 долларов. Книга была опубликована под маркой «Огонька». «Березовский преподнес свою деятельность, как сверхщедрую благотворительность по отношению к президенту», – замечает Коржаков.

По словам Эндрю Нюрнберга, за пределами России было продано несколько сот тысяч экземпляров. Даже при этом гонорар Ельцина, после выплаты комиссионных Юмашеву и Нюрнбергу, наверняка был меньше 200 000 долларов.

«Ельцин надеялся заработать миллион долларов и постоянно жаловался, что «эти мерзавцы» его ограбили, – вспоминает Коржаков. – Почувствовав недовольство президента Юмашев и Березовский поняли, что нужно исправить ошибку. Они стали пополнять личный счет Ельцина в лондонском банке «Barclay’s», объясняя, что это доход от книги. К концу 1994 года на счету Ельцина скопилось около трех миллионов долларов. Березовский неоднократно хвастался, что именно он «помог» Ельцину скопить столько денег».

Свой вклад в «книжный фонд» Ельцина внесла и та самая «Голден Ада», что похитила из российской казны золото и бриллианты на 178 миллионов долларов.

По словам Нюрнберга, банковский счет Ельцина в банке «Барклай» был закрыт в 1993–1994 годах, и зарубежные доходы от его книги переведены на банковский счет в России.

У Коржакова однако другие сведения: «На протяжении 1994–1995 годов Юмашев ежемесячно приходил к Ельцину в Кремль. Никто не мог понять, почему этот плохо одетый и неопрятный журналист регулярно навещаел президента, разговаривал с ним наедине и через несколько минут покидал кабинет. Я же знал причину этих визитов. Юмашев приносил Ельцину деньги за накопившиеся на счету проценты: примерно 16 000 долларов наличными каждый месяц. Ельцин складывал деньги в свой сейф».

Издание книги было для Ельцина важно – дополнительных источников дохода у него было немного. «В то время Ельцин не принимал деньги ни от кого, – говорит Коржаков. – О взятке не могло быть и речи. У него даже были трудности со строительством собственной дачи. Нам пришлось уговаривать его взять 20 000 долларов у японской газеты за интервью».

И Ельцин был благодарен Березовскому за финансовый поток от книги. Когда «Записки президента» увидели свет в России, в Президент-клубе, шикарном теннисном клубе для государственной элиты, состоялась триумфальная презентация, Ельцин предложил ввести в члены клуба Березовского. Так магнат стал в Кремле своим.
...
«Отбор шел летом и осенью 1995 года на многочисленных встречах полудюжины ведущих бизнесменов (Березовский, Смоленский, Ходорковский, Потанин и другие) с государственными чиновниками, – говорит он. – Они не всегда встречались в полном составе. Иногда собирались отдельными группами, обсуждали проблемы, приходили к соглашению. Если договориться не удавалось, каждый шел своим путем, действуя через знакомых в гос­аппарате. Затем опять встречались все вместе. Таким путем шло разделение сфер влияния». В результате ожесточенного торга, предшествовавшего аукциону, несколько ведущих российских коммерческих банков выпали из узкого круга привилегированных участников – Владимир Гусинский («Мост-банк»), Владимир Виноградов («Инкомбанк»), Петр Авен («Альфа-банк»), Виталий Малкин («Российский кредит»).

«Важным фактором на данном этапе процесса приватизации было отношение Татьяны Дьяченко к тому или иному банкиру / олигарху, – вспоминает Стрелецкий. – Она шла к президенту и говорила: этот – хороший, а тот – плохой; этого надо поддержать, а того не надо». Больше всего, по словам полковника Стрелецкого, Татьяна отстаивала интересы Березовского. Она была в дружеских отношениях с Валентином Юмашевым, литературным обработчиком мемуаров Ельцина «Записки президента». «Они виделись каждый день, постоянно перезванивались, у них был общий круг знакомых», – вспоминает генерал Коржаков. Именно Валентин Юмашев познакомил Березовского с Татьяной Дьяченко.

Вскоре автомобильный дилер и дочь президента стали близкими друзьями. Березовский, по словам генерала Коржакова, осыпал Татьяну подарками – драгоценностями и автомобилями. «Первый крупный подарок Березовский сделал Татьяне Дьяченко в 1994 году – «Ниву» (российская версия джипа), – говорит Коржаков. – Автомобиль был оборудован по спецзаказу стереосистемой, кондиционером, противоугонной системой и роскошным салоном. (На российском рынке такая машина стоила бы 10 тысяч долларов.) Когда «Нива» сломалась, Березовский подарил Татьяне Дьяченко «шевроле блейзер» (вездеход стоимостью 50 тысяч долларов на российском рынке)».

В то время муж Татьяны Дьяченко, Леонид, занимался торговлей нефтью с Омского нефтеперерабатывающего завода; он особенно тесно сотрудничал с партнером Березовского Романом Абрамовичем.

Березовский умел выбирать друзей. По мере того как исчезали старые друзья Ельцина – ветераны, поддерживавшие его в трудные времена, но павшие жертвой коррупционных скандалов и политических интриг, – президент все больше опирался на семью. Скоро Татьяна стала его самым близким политическим советником.
...
Как могло случиться, что дочь Ельцина, ничего не понимавшая ни в бизнесе, ни в государственных делах, участвовала в распределении собственности лучших российских предприятий? «Татьяна Дьяченко – единственный человек, к кому президент прислушивается, кого безгранично любит и кому безгранично доверяет, продолжает Стрелецкий. – Возможно, сам президент и не распоряжался, кому быть на аукционах победителем, а кому проигравшим. Эту роль взял на себя Черномырдин – он выполнял все указания президента, угадывал его желания и был готов делать, что угодно. Это была одна цепочка (бизнесмены – Татьяна – Ельцин – Черномырдин), и Татьяна Дьяченко в ней – связующее звено».
...
Залоговые аукционы были лишь очередным этапом в стратегии ельцинского режима – интересы страны были принесены в жертву интересам ближнего круга олигархов.

Истоки этих коррумпированных отношений восходят к соглашению между Березовским и президентом Ельциным о публикации его мемуаров в 1994 году. Проникнув в ближний круг президента первым среди крупнейших российских предпринимателей, Березовский проложил дорогу другим олигархам.

А.Кириленко о данных базы ГИБДД
В качестве последнего аргумента Андрей Мальгин рассказал городу и миру, что В.Б.Юмашев 1957-го года рождения ездит на метро.
Тут можно пустить слезу, но..
просто в гугле доступна база ГИБДД до 2005 года (как только освободится время от действительно важных дел, найду актуальную, если оттуда уже не изъяты данные). Из нее видно, что в 2004 у Юмашева был БМВ 745I, а ранее «Джипчероки» (1996 ), «Шевроле Блайзер» и другие модели.


Технология передачи взяток высокопоставленным государственным чиновникам посредством т.н. «авторских гонораров», впервые опробованная В.Юмашевым-Б.Березовским-В.Каданниковым, оказалась привлекательной и для российских «реформаторов».

П.Хлебников. Крёстный отец Кремля Борис Березовский, или история разграбления России
Ответственный за аукцион по «Связьинвесту» Альфред Кох получил в январе 1997 года от «Онэксим-банка» «взятку» в размере 100 000 долларов. В действительности это был аванс за книгу, который выплатила швейцарская торговая фирма, связанная с «Онэксим-банком». Кох был уволен из правительства, Генеральная прокуратура начала расследование.
...
Год спустя Чубайс и его ближайшие соратники по правительству России – все общепризнанные «демократы» и апологеты свободного рынка – получили по 90 000 долларов каждый в качестве аванса за книгу от филиала «Онэксим-банка» (через два года книга действительно вышла, но особым спросом не пользовалась).

Б.Березовский: «Валя, Ельцина нужно совсем брать в кампанию»
Запись телефонного разговора Б.Березовского и В.Юмашева о Б.Ельцине.
Б: Валь, ну что я тебе хочу сказать, я встречался сегодня, а-а-а, понятно?
Ю: Ага.
Б: Ну, в принципе, положительно, конечно, Валь.
Ю: Угу.
Б: Долгий разговор.
Ю: Угу.
Б: Валь, ты знаешь, я хочу тебе сказать, я еще раз убедился, Валь, он офигительный, Валь.
Ю: Угу.
Б: Его никак нельзя потерять, Валь.
Ю: Угу.
Б: То есть, и более того, не просто нельзя потерять, а вот и вместе можно решить совсем кардинальные проблемы.
Ю: Угу.
Б: Может быть, впервые можно решать то, что мы вообще не могли подступиться даже.
Ю: Угу.
Б: Вот понятно? Да?
Ю: Здорово.
Б: Ну, мы завтра с тобой обсудим? Ладно?
Ю: Да, да, здорово.
Б: Ты знаешь, вот… но… но… как бы… вот, знаешь, вот… Валь, его нужно принять совсем в кампанию (Березовский говорит о том, что нужно распределить барыши с учетом личного интереса Ельцина) Понимаешь?
Ю: Угу
Б: Вот это – тот человек, с которым можно начать, и, ну как, вот… я не говорю, как у нас с тобой отношения, да?
Ю: Угу.
Б: Ну, близкие к этому, Валь.
(Березовский очень хотел войти в круг самых близких людей Ельцину, и он уговаривает Юмашева помочь ему это сделать и не бояться последствий)
Ю: Угу, угу.
Б: Вот поэтому нужно совершенно по-другому подходить к этим отношениям.
Ю: Угу, угу.
Б: То есть, то есть… Прецедента этому не существует … Але?
(Юмашев тщательно все обдумывает. Он боится, что как только Березовский войдет в круг самых близких людей Ельцина, то он, Юмашев, окажется ненужным. Он видел, как Березовский шел «наверх» по головам своих друзей.)
Ю: Здорово
Б: Понял, да?
Ю: Угу … А самое главное, что просто… Ключевая фигура еще к тому же.
Б: Абсолютно, Валь. Поэтому я тебе и говорю, вот, понимаешь… Вот… Как бы...  Ээ... Это – совсем отдельная тема. Причем, с моей точки зрения, просто ключевая, главная тема. Вот все остальное важно, но это второстепенно.
Ю: Угу.
Б: Вот мое понимание.
Ю: Здорово (Юмашев не принял окончательного решения).

Спонсоры коррупционных сделок, осуществленных по технологии «авторский гонорар», получили свое вознаграждение путем назначения на высокие посты в российской исполнительной власти.

Каданников Владимир Васильевич:
- в декабре 1992 года на VII съезде народных депутатов кандидатура В.Каданникова внесена президентом России Б.Ельциным на должность премьер-министра на рейтинговое голосование;
- 25 января 1996 года Указом президента России Б.Ельцина В.Каданников назначен первым вице-премьером правительства России (по 9 августа 1996 г.).
Потанин Владимир Олегович – 14 августа 1996 года Указом президента России Б.Ельцина назначен первым вице-премьером правительства России (по 17 марта 1997 г.).
Березовский Борис Абрамович – 29 октября 1996 года Указом президента России Б.Ельцина назначен заместителем секретаря Совета безопасности России (по 5 ноября 1997 года).
Юмашев Валентин Борисович – 11 марта 1997 года Указом президента России Б.Ельцина назначен руководителем Администрации президента России (по 7 декабря 1998 г.).

В.Юмашев:
- о коррупционной технологии «авторского гонорара»:
Почему он [Березовский. – А.И.] смог выгнать часть министров в правительстве так называемых молодых реформаторов? Не в силу своего страшного влияния — в силу точного политического расчета. Для Бориса Николаевича было абсолютно недопустимо, когда чиновники получают книжные гонорары в десятки тысяч долларов. Березовский знал эту особенность характера Ельцина и мастерски ею воспользовался. А если бы члены правительства не сделали ошибку — не связались с этой дурацкой книгой, — они бы так дальше и работали.

- об источниках информации о коррупционной технологии «авторского гонорара»:
На Полторанина вообще не ссылайтесь. Вся его книга — вранье от первой до последней строчки. Несколько обиженных людей типа Полторанина или Коржакова отравлены трагедией того, что сначала они были наверху, а потом оказались не у дел, были уволены Ельциным. Обида и злость продолжают мучить их.

Tags: Ельцин, Чубайс, власть, кадры, коррупция, криминал, политика, почему и как они придумали Путина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments