Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Главная угроза для России исходит из Кремля. Чат в «Главреде». Часть 3 (окончание).

Тамара (Житомир): Выскажите, пожалуйста, свое субъективное мнение: с чисто экономической точки зрения, Украине выгоднее вернуть Донбасс или отказаться от него?
Андрей Илларионов: Это не экономический вопрос, а правовой и в какой-то степени гуманитарный.
Правовой аспект заключается в том, что международно признанная украинско-российская граница возникла 25 декабря 1991 года, и она оставалась неизменной до 20 февраля 2014 года. Та территория, какая сейчас временно оккупирована российскими войсками и их прокси, должна быть возвращена Украине. А то, что Украина будет делать с этими территориями – это вопрос исключительно государства Украина и ничей другой.
В этом вопросе и есть гуманитарный элемент, но собственность государства Украина на территорию Донбасса не связана напрямую с теми людьми, которые там живут. В любом случае это не экономический вопрос.

Дарья: Во сколько реально России обходится содержание Крыма, и какую часть российского бюджета "съедает" Донбасс? Сколько лет еще российская экономика будет способна тянуть эту ношу?
Андрей Илларионов: По официальным данным на Крым и Севастополь расходуется примерно 2 миллиарда долларов в год. Это только в гражданских целях, не считая военные. Примерно такую же сумму составляют дотации, субсидии и дополнительные расходы на оккупированный Донбасс. Поэтому в целом невоенные расходы России на Крым, Севастополь и Донбасс можно оценить в размере 4 миллиардов долларов в год.
Как долго российский бюджет может осуществлять эти расходы? Бесконечно долго. Эта цифра составляет приблизительно 0,3% российского ВВП. Это абсолютно подъемная сумма в любой обозримой перспективе.

Роман Дмитрук: Давно говорят, что российская экономика на ладан дышит, что, мол, санкции убивают Россию. Но Россия по-прежнему кажется живее всех живых, а санкции ни коим образом не умаляют амбиций российского руководства, которое то и дело ввязывается в новую военную авантюру. В связи с этим хотелось бы услышать Вашу профессиональную оценку нынешнего состояния российской экономики, а, соответственно, и возможностей Кремля для развертывания новых "маленький победных войн" (потянет ли он таковые)?
Андрей Илларионов: О том, что «санкции убивают российскую экономику», говорил президент США Барак Обама. В декабре 2014 года он сказал, что американские санкции «разорвали российскую экономику в клочья». Это заявление свидетельствует лишь об интеллектуальном уровне господина Обамы. Западные санкции ни тогда не разорвали российскую экономику в клочья, ни позже.
Западные санкции против России являются ограниченными, достаточно мягкими и селективными. Тем не менее даже такие санкции снизили потенциальные темпы роста российской экономики примерно на 1-1,5 процентного пункта ежегодно. К примеру, если бы потенциальный темп экономического роста в России был бы 7%, то это значит, что вместо 7% реальные темпы роста составили бы 5,5-6%. Поскольку фактические темпы роста российской экономики с начала агрессии России против Украины находятся на уровне примерно 0,5%, то это означает, что потенциальный темп роста российской экономики составляет 1,5-2,0%. Из них 1-1,5% и были «съедены» западными санкциями.
Близкий к нулевому темп экономического роста, или стагнация, является результатом воздействия как внешних западных санкций, так и тех «санкций», которые Путин и Кремль наложили на российскую экономику сами путем изоляции России от внешнего мира. Западные санкции снизили темпы экономического роста, но они не добились того, чтобы экономика полностью рухнула. В нынешних условиях это и маловероятно, так как российская экономика все-таки является рыночной, а в России действуют частные предприниматели. Потому сейчас российская экономика является более жизнеспособной, чем плановая советская.
Среднесрочный прогноз: та самая стагнация, какая наблюдается не только последние пять с половиной лет, то есть с начала агрессии против Украины, но и с 2008 года, с момента агрессии против Грузии, скорее всего, будет продолжаться и дальше. Абсолютного сокращения объемов производства российской экономики, скоре всего, не будет. Но не будет и быстрого экономического роста.

Fekla: Насколько много друзей у России в европейских странах, и насколько влиятельны эти друзья? Скажем, та же Германия, которая, с одной стороны, строит вместе с Россией "Северный поток-2", но с другой – настаивает на сохранении санкций против РФ из-за Крыма и Донбасса. Германий, она – друг Москвы или не совсем?
Андрей Илларионов: Если говорить об агрессии против Украины, то руководство Германии не является большим другом Украины. Мы видим это и по действиям госпожи Меркель, которая добивается строительства газопровода. Мы видим это и по действиям Штайнмайера, который был министром иностранных дел, а сейчас является президентом Германии. Это все механизмы по ослаблению Украины.

Tianna: Как вы оцениваете значение недавних протестов в России? Можно ли уже говорить о том, что российское общество начинает прозревать, или еще не тот масштаб?
Андрей Илларионов: Часть российского общества прозрела достаточно давно, поэтому последние события мало на нее повлияли. Что же касается нынешних протестов, то они важны как демонстрация моральной позиции людей, которые не согласны с подавлением оппозиции, но сил у этих людей изменить политическую ситуацию в России сегодня нет.

Петро Демиденко: Что вы думаете о взрывах на ракетном полигоне в Архангельской области? Возможно, вы обладаете более полной информацией и можете объяснить, что это было? Каковы ваши выводы из этой истории?
Андрей Илларионов: Это был взрыв с большой утечкой радиоактивности. Был ли это взрыв ядерного заряда или ядерных изотопов – этот вопрос остается открытым.
Важно обратить внимание на то, что это был один из крупнейших инцидентов с ядерными источниками. Однако информация о случившемся засекречена, о том, что произошло, трудно получить достоверную информацию.
С точки зрения информации мы вернулись к ситуации даже не Чернобыля 1986 года, когда Горбачев начал худо-бедно проводить политику гласности, а к ситуации на заводе «Маяк» в Челябинской области в 1957 году, которая была полностью засекречена, и подробности которой удалось узнать только многие года спустя.
В отношении получения информации об условиях своей жизни нынешняя Россия возвратилась на десятки лет назад в эпоху тоталитарного коммунистического режима.

Hunter: Как вы относитесь к версии о том, что пожары в российских лесах были умышленным поджогом?
Андрей Илларионов: Сильно в этом сомневаюсь. Хотя это и не исключено в каких-то отдельных случаях.
Последние пожары являются результатом ликвидации лесной охраны, финансирование которой было радикально сокращено из-за принятия соответствующего лесного законодательства администрацией Владимира Путина. Это же не первые лесные пожары в России. Они происходят регулярно, это системная проблема. Это проблема не только заговора и поджогов, хотя и такие случаи могли быть, это гораздо более системная проблема. Она связана с уничтожением той, пусть и несовершенной, системы лесной охраны, какая существовала и в советское время и какое-то время после того, но впоследствии была полностью уничтожена. Как только она была уничтожена, случайные возгорания, возгорания по природным причинам и возгорания в результате деятельности туристов превратились в систематическую проблему.

Анатолий: Россия является последней империей на Земле, но в ХХI веке империи не имеют шансов сохраниться. Когда прогнозируете начало распада России, и какие государства на территории сегодняшней России, вероятнее всего, будут созданы?
Андрей Илларионов: Временные аспекты таких процессов непрогнозируемы, а их направление и так известно. Да, это действительно произойдет, это неизбежно. Хотелось бы, чтобы это произошло более или менее естественным образом, без большого кровопролития. Когда-то это случится. Тем не менее в нынешнем разговоре с украинскими читателями мне кажется важнее обращать внимание на угрозу расчленения Украины.

Polit_ua: Ви говорили, що розпад Росії неминучий. А чи допустить Захід розвалу Російської Федерації та безконтрольного розповсюдження ядерної зброї між уламками Росії? Зважаючи на те, як західні країни печуться про свою безпеку, складається враження, що вони перші зроблять все, аби Росія утрималася в своїх нинішніх кордонах…
Андрей Илларионов: Никаких «обломков» пока еще нет, а перспектива получения независимости или самостоятельности теми или иными территориями России – это не вопрос сегодняшнего дня. И тем более это не вопрос утраты контроля над ядерным оружием.

semen_senia: Какова цена вопроса в споре Японии и России из-за Курил, в обмен на что Путин бы мог от них отказаться? А также не могли бы вы рассказать, насколько успешно идет ползучий и тихий захват китайцами Сибири?
Андрей Илларионов: Думаю, что нет такой цены, за какую Путин был бы готов отдать Курилы Японии. Это дипломатическая игра. Причем этот «дипломатический танец» осуществляется не столько из-за позиции Японии, сколько из-за многоплановой дипломатической игры России в отношении Китая и Соединенных Штатов Америки.
Поэтому последствий не будет. Ни Путин, ни любой другой президент России в обозримом будущем не откажется от Курильских островов. «Замороженная» ситуация как была, так и останется.
Что касается Сибири и китайцев, то экономическая экспансия действительно имеет место быть, она очень существенна. Китайские фирмы активно занимаются экономическим освоением Сибири, лесных, земельных и минеральных ресурсов.
Западные наблюдатели уже стали называть Россию «сырьевым придатком Китая», и в какой-то степени это уже соответствует действительности. Ведь в основном Россия экспортирует в Китай сырье и ресурсы. А за это Россия из Китая получает потребительские товары, машины и оборудование. Такая структура внешней торговли более характерна для отсталой страны. По уровню ВВП на душу населения Китай уже приблизился к российскому показателю, а по уровню технологической зрелости многие отрасли Китая находятся либо на уровне российских аналогичных отраслей, либо превышают его. Это – новая реальность, которая до сих пор не осознана в России.

Юрий: Какую угрозу вы считаете более значимой для России – Северный Кавказ или медленную экспансию Китая на Дальнем Востоке и в Сибири?
Андрей Илларионов: Главная угроза для России исходит из Кремля.

Duke: Какие у Владимира Путина есть варианты, чтобы и в 2024 году остаться в России "у руля": захватит территорию еще какой-нибудь страны и станет президентом вновь на волне "крым-наш-2", присоединит Беларусь и возглавит союзное государство, перепишет российскую конституцию, взойдет на трон и будет править пожизненно?
Андрей Илларионов: Мы этого не знаем. Каждый из способов, какие были вами названы, может быть использован. Могут быть применены и другие методы, о каких мы сейчас даже не думаем. Путин нередко думает так, как нормальные люди не думают. Поэтому сейчас трудно сказать, как это будет.

dim-dim: Кто, по-вашему, может стать преемником Путина и заменить его на посту президента РФ? Возможно, вы владеете информацией или можете догадываться, кого именно готовят к выполнению "почетной миссии" – нести дальше знамя Путина?
Андрей Илларионов: Да, у меня есть предположение о том, кто это может быть. Сейчас называть конкретные имена не имеет смысла, потому что Путин пока никуда уходить не собирается.

den_: Есть ли что-то в современной России, к чему вы не можете никак привыкнуть и что до сих пор вызывает у вас ужас?
Андрей Илларионов: Политическая диктатура, подавление гражданских и политических свобод российских граждан, а также имперская политика Кремля по отношению к соседям, да и не только по отношению к ним.
Надежда Майная
https://glavred.info/politics/10107335-andrey-illarionov-formula-shtaynmayera-eto-pryamoy-shirokiy-i-horosho-moshchennyy-put-k-unichtozheniyu-ukrainy.html

Tags: Китай, Путин, Путинская война против Украины, Россия, Украина, империализм, санкции, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments