Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Ответ «цивилиста» Прохорова

3 декабря на страницах этого журнала был опубликован текст «Государственная судмедэкспертиза: убийц Немцова было двое».

4 декабря, в 10:11, этот же текст появился на странице блогов «Эха Москвы».

49 минут спустя, в 11:00 4 декабря, на ленте новостей ЭМ появилось следующее сообщение:
Как сказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы» адвокат Жанны Немцовой Вадим Прохоров, «господин Илларионов запоздал с данной версией».
«Это давно уже обсуждалось. Действительно в материалах дела есть экспертиза, о трех разных возможностях, каждый из которых могло иметь место — это разные боеприпасы, разные патроны; это то, что был глушитель; и это были два разных оружия. С моей точки зрения первое и второе основания они вполне соответствуют той версии, что все-таки стрелял один человек. А почему человек вытаскивает одну версию из трех существующих в экспертизе, это ничего нового.
Здесь господин Илларионов как-то очень сильно опоздал», — сказал адвокат.

Еще час спустя, в 12:00 4 декабря, на ленте новостей ЭМ появилось такое сообщение:
Адвокат Вадим Прохоров в свою очередь назвал Илларионова «конспирологом», он пояснил «Эху», что все три объяснения, предложенные экспертами, одинаково вероятны. С точки зрения адвоката, первые два – о разных боеприпасах и использовании глушителя – свидетельствуют в пользу того, что стрелял один человек, отметать эти версии нельзя.

В 14:02 4 декабря там же появилось такое сообщение:
Экономист Андрей Илларионов, который публикует в своем блоге результаты экспертизы, отмечает, что они подтверждают версию, выдвинутую сразу после убийства политика о том, что стрелков было двое, причем ни один из них не был Зауром Дадаевым. Поскольку после первых выстрелов Немцов был еще жив, то его непосредственным убийцей является человек, подошедший к нему примерно через полторы минуты – это Евгений Молодых, который совершал манипуляции с его телом в течение примерно 4 минут.
Илларионов убежден, что дочь политика Жанна Немцова и ее адвокат Вадим Прохоров не могли не знать об этом заключении. В этой связи экономист обвинил их в том, что они все эти годы цитата, «не только настаивали на виновности Дадаева, имевшего бесспорное алиби, вели агрессивную дезинформационную кампанию по распространению фальшивой версии» событий.
Адвокат Вадим Прохоров, в свою очередь, назвал Илларионова «конспирологом».
Борис Немцов был застрелен 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Исполнителем убийства признали Заура Дадаева. Заказчики и организаторы убийства так и не были найдены.
Политик Владимир Рыжков отвергает обвинения Андрея Илларионов в адрес родственников, адвокатов и друзей Бориса Немцова в том, что они что-то скрывают результаты экспертизы и дезинформации по распространению в России и в мире фальшивой версии убийства политика. Об этом он рассказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы».
«Я считаю необоснованной критику дочки Бориса Немцова — Жанны, его адвоката, его друзей того, чтобы якобы что-то знали, что-то скрывали, распространяли фальшивую информацию, я отвергаю эти обвинения и полностью с ними не согласен. Я хорошо знаю всех, и не вижу никаких причин и мотива, по которым они могли это делать», — отметил политик.
Одновременно с этим В.Рыжков согласен с Андреем Илларионовым, что до сих пор никто не знает полной картины преступления.
«Мы не знаем полной картины преступления, и мы не знаем самого главного — не знаем политических заказчиков этого убийства и имен организаторов. Пока мы не знаем имен заказчиков и организаторов, убийство Бориса Немцова нельзя считать раскрытым», — добавил Владимир Рыжков.

В 16:35 4 декабря в рамках программы «Разворот» на ЭМ началось обсуждение темы «Новые данные в деле об убийстве Немцова: киллеров, возможно, было двое» с участием в эфире В.Прохорова (видео и стенограмму см. ниже).

В 18:16 4 декабря на ленте новостей ЭМ было размещено следующее сообщение:
Адвокат Вадим Прохоров в свою очередь назвал Илларионова «конспирологом». Прохоров отметил, что Илларионов вытащил из экспертизы одну версию из трех равновозможных.
Борис Немцов был застрелен 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. К различным тюремным срокам были приговорены пять человек. Свою вину они не признали. Заказчики и организаторы убийства так и не были найдены.
Политик Владимир Рыжков не считает, что родственники и адвокаты Бориса Немцова что-то скрывают. В то же время он согласен с тем, что мы не знаем полной картины преступления. Пока неизвестны имена заказчиков и организаторов, убийство Бориса Немцова нельзя считать раскрытым, — добавил Рыжков.

На следующий день, 5 декабря, в 13:00 А.Венедиктов разместил в своем телеграм-канале, а затем и в своем блоге на ЭМ два заключения, подготовленные экспертами Центра специальной техники Института криминалистики ФСБ России, под названием «Баллистическая экспертиза по убийству Бориса Немцова». Их главный вывод – представленные пули и гильзы выстреляны из одного экземпляра оружия, имеющего конструктивные особенности, сходные с 9-мм пистолетами ПМ, АПС, пистолетом-пулеметом ПП-71. Наиболее вероятно, пишут эксперты ФСБ, что использовалось 9-мм самодельное огнестрельное оружие, изготовленное из деталей газового пистолета ИЖ-79.

Ниже приводятся видеозапись и стенограмма интервью В.Прохорова в эфире ЭМ 4 декабря.

Новые данные в деле об убийстве Немцова: киллеров, возможно, было двое. Разворот
В гостях: Вадим Прохоров, адвокат семьи Бориса Немцова (по телефону)
Ведущие: Алексей Соломин, Алексей Нарышкин,
4 декабря 2019 г. 16:35


https://www.youtube.com/watch?time_continue=123&v=vb90MLy_rNs&feature=emb_logo

Стенограмма интервью В.Прохорова (с 26:30 до 39:23 видеозаписи).
Соломин: Мы сейчас перейдем к теме, заявленной Андреем Илларионовым. Он обратил внимание на Заключение по итогам проведения Комплексной судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу об убийстве Бориса Немцова. Полностью этот блог вы можете посмотреть на нашем сайте. Там есть очень интересный момент, я сразу к нему перейду. Он связан с выводами этого заключения. Я его процитирую.
По результатам исследования выстрелы, причинившие повреждения на полупальто и соответствующие им раны, явно делятся на две группы. Группа 1 – выстрелы, причинившие раны 3, 5, 8; группа 2 – выстрелы, причинившие раны 6 и 7. В качестве объяснения этому факту можно высказать ряд предположений:
– первое – выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами;
– второе – выстрелы производились с использованием специального приспособления для стрельбы (глушителем);
– третье – выстрелы производились из различного оружия
.
Дальше продолжает Андрей Илларионов:
Учитывая время, в течение которого Б.Немцов и А.Дурицкая находились в «видеотени» мусороуборочой машины (2 секунды), выстрелы из различного оружия были произведены двумя разными лицами: первым стрелком, выбежавшим из-за мусороуборочной машины и прыгнувшим в подъехавший легковой автомобиль, и вторым – так называемым «Виктором М.», подошедшим к упавшему Немцову примерно через полторы минуты после первых выстрелов.
Это, конечно, вызывает очень много вопросов. Сегодня это было такой очень громкой новостью. Отчасти связано с тем, что вот эти выводы в этом заключении – они ускользнули от общественного внимания. И сам Илларионов говорит, что и семья Бориса Немцова и адвокат Бориса Немцова, Вадим Прохоров, с которым мы сейчас свяжемся, должны были об этом знать – об этих выводах. И вот по какой-то причине о них не говорят, видимо. А мы сейчас давайте попробуем разобраться.
Поскольку мы пытались связаться с Андреем Илларионовым, я сразу скажу, к сожалению, не смог он выйти на связь. Мы бы вначале услышали его позицию. Но поскольку ее нет, я зачитал вам вывод, который привел из заключения Андрей Илларионов, вывод, к которому он пришел. И сейчас мы обратимся к Вадиму Прохорову, адвокату семьи Немцова. Вадим Юрьевич, приветствую вас, добрый день.

Нарышкин: Добрый день.
Прохоров: Добрый день, здравствуйте.

Соломин: Скажите, пожалуйста, во-первых, вот эти выводы, среди которых фраза о том, что выстрелы производились из различного оружия. Вы знали, да, об итогах этой экспертизы? Об итогах этого заключения? Выводах этого заключения?
Прохоров: Значит, смотрите. Заключение эксперта я... в принципе не знакомлюсь с творчеством господина Илларионова. Но, насколько я понимаю, как мне сказали, он приводит заключение эксперта, которое находится, это том дела 47-й, это еще заключение 2015 года. Экспертиза окончена была 21 мая 2015 года. Это том 47-й. Листы дела 114-130. Значит, я хочу сказать, что не только я знал про эту экспертизу, это я не знаю, кто тут нашел что нового, видимо, только те, кто слабо знакомились с материалами дела тогда, ну, и с дискуссией. На страницах «Коммерсанта» это достаточно подробно обсуждалось еще тогда, это был 15-й год. И, в частности, вот была дискуссия у меня на сайте в фейсбуке, в моем эккаунте, еще 10 декабря 16-го года. Тоже достаточно подробная ссылка на эту экспертизу.
Теперь давайте посмотрим выводы. Вывод, собственно, содержится на странице 130. Но я предлагаю немножко повыше, значит, зачитать буквально два абзаца.
Таким образом, необходимо отметить, что по результатам исследования выстрелы, причинившие повреждения на полупальто и соответствующие им раны, делятся на две группы.
Ну и придает значит: три – в одной группе и две – в другой. И далее, вот это важно, цитирую. Эээ.. Америки не открываем, но некоторый итог сегодня или там вчера, или когда это обнаружено.
Такая картина может наблюдаться, если, например, говорит эксперт: первый вариант, выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами. Вполне достаточная причина...

Нарышкин: А что это означает? Просто не очень понятно...
Прохоров: Вторая причина – выстрелы производились с использованием специального приспособления для стрельбы (глушителя), вторая возможная причина.
И, наконец, только третья возможная причина – выстрелы производились из различного оружия
.

Соломин: Смотрите – по второму можно себе представить, что такое глушитель. Первый не очень понятно – выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами. Это означает, что тоже два оружия? Или что? Что это означает?
Прохоров: Нет. Боеприпасы означает... Ну, я как бы не криминалист вообще, я – цивилист по образованию. Но в той мере, в какой я смог разобраться в вопросе, это значит боеприпасы, патроны...

Соломин: Пули? Разные пули?
Прохоров: Ну, разные патроны, содержащие разные пули. Значит, я напомню, что в соответствии с данными следствия гильзы были представлены в суде стороной обвинения, во всяком случае, я видел то, что они представили. Четыре гильзы произведены Юрюзаньским механическим заводом, если мне память не изменяет, в 86-м году. И две гильзы – Тульским механическим заводом, насколько я помню, в 91-м.

Соломин: А как это может быть в одном оружии?
Прохоров: В одном стволе разные патроны?

Соломин: Да.
Прохоров: Вы знаете – с учетом подозреваемых-обвиняемых-осужденных за преступление в данном случае я не исключаю, что так оно и было. Во всяком случае опровержения этого нам не представлено.
Кстати сказать, сторона защиты обвиняемых тоже не настаивала на том, что были два разных ствола. Во всяком случае никаких иных данных про это нет. Ну, а то, что глушитель был, и, собственно говоря, это очевидно, это как раз вот в том числе та самая причина, которая может объяснять...

Нарышкин: Вадим, смотрите, объясните, пожалуйста, вот эти предположения экспертов, которые указывают в самом конце их экспертизы – это одно из трех надо выбирать? Это не в совокупности?
Прохоров: Да, любой, любой, любой, любого из трех, любого из трех достаточно. Ну, либо комбинации двух из трех, например...

Соломин: А правильно ли я понимаю? Что суд отбросил вот это предположение о том, что выстрелы производились из различного оружия? Суд посчитал это?
Прохоров: Ну, все дело в том, что все экспертизы внимательно как бы изучались. И, собственно говоря, вот я бы вам советовал еще обратиться к стороне защиты собственно обвиняемых про разное оружие. На суде они выдвигали иные тезисы. Ну, это лучше обратиться к ним. Про разное оружие. Да, действительно, это была дискуссия еще до суда. Я напомню, что она была в 16-м году, еще в 15-м году. И в принципе теоретически такое могло бы быть. Но никаких иных подтверждений данной версии, по крайней мере, на сегодняшний день нет. Вот на сегодняшний день это одна из трех возможных причин. Но при этом совершенно очевидно, что использовался глушитель. И насколько вот эти разные партии патронов – тоже могут служить основанием – скорее обращаться к криминалистам. Возможно, что здесь есть и вторая причина.
По разным стволам оружия – я лично в эту версию не верю. У меня есть информация не только из материалов дела, но и, скажем так, и из других источников. У меня есть некая версия о том, какое именно оружие использовалось, в материалах дела этого нет. Я пока ее оставлю при себе. Но полагаю, что это было одно оружие.

Нарышкин: Еще раз тогда можно коротко – как соотносится конкретная экспертиза с выводами суда, с приговором?
Прохоров: Ну, выводов суда... понимаете, во-первых, я сразу хочу сказать, что когда имеет место слабое следствие и не вполне внятный суд, а я напомню, что мы сторона... эээ... представители потерпевшей, собственно, обжаловали данный приговор, более того, обжаловали массу действий самого следствия. Понятно, что возникают различные, скажем так, не вполне обоснованные версии. С выводами суда данная экспертиза соотносится. Но то, что сами по себе выводы суда далеко не полные и, собственно говоря, в общем-то следствие было слито. И дальше оно и сейчас не продолжается. И это возмутительно то, что происходит, и это совершенно очевидно. Но это вопрос, но это проблема в другом.

Нарышкин: У вас как адвоката семьи Бориса Немцова вопросов к количеству непосредственных киллеров, тех, кто стрелял, нет?
Прохоров: Нет.

Нарышкин: То есть вы соглашаетесь с выводами, что был один?...
Прохоров: У меня есть вопросы, почему не идет расследование в отношении организаторов-заказчиков, которые вполне очевидны. Цепочка в отношении Руслана Геремеева, там доказательств еще больше, чем в отношении целого ряда осужденных. У нас есть вопросы к виновности Хамзата Бахаева, в чем мы сомневаемся. По нему не представлено было никаких доказательств. То есть проблемы есть, но они в другом. И они есть, и они очень серьезные. Конечно, никакого реального следствия и судебного разбирательства в полном объеме не произошло. Это совершенно сознательно оно тормозится. Но вот к количеству стволов оружия на сегодняшний день у меня вопросов нет.


Соломин: Вадим Юрьевич, а вы сказали, что там «совершенно очевидно» был глушитель. А сам ствол, сам пистолет-то он есть в деле?
Прохоров: Вот, кстати, это, вот, кстати, это еще один вопрос. Который я напомню, что, ну, я не зря сказал, что когда имеют место определенные белые пятна и какие-то лакуны, то они порождают определенные разные версии, не всегда обоснованные. Ну вот, например, по делу Политковской, насколько я понимаю, что его бросили на месте преступления. И, собственно говоря, в этом с этим было легче. В данном случае его уволокли с собой. Я примерно представляю почему.

Соломин: Кто уволок, извините, не очень понял?
Прохоров: Ну, злодеи, собственно говоря, те, кто совершили данное преступление.

Соломин: Так.
Прохоров: И, собственно говоря, я полагаю, что это, ну, не очень часто встречающаяся разновидность автоматического пистолета, да, это 9 миллиметров, но это не пистолет Макарова, который именно в связи с этим было очевидно принято решение не бросать на месте преступления в отличие от случая с Политковской.

Соломин: А глушитель почему «совершенно очевидно» там был? Как вы тогда сделали такой вывод?
Прохоров: Ну,... эээ..., глушитель совершенно очевидно был, потому что... ээээ.... собственно говоря, это следует из показаний... как... ряда свидетелей. У меня в данном случае нет оснований не доверять... эээ... показаниям той же самой Дурицкой, которая говорит, что она решила, что это треск этих петард, которые взрывались под ногами у нее, есть такие показания. Она стала их искать под ногами, когда уже поняла, что Борис Ефимович оседает. Вот, ну, и, кроме того, я их повторяю, у меня есть некая информация о том, что вот тем пистолетом, которым воспользовались в ходе этого убийства, им и воспользовались именно потому, что к нему полагался штатный глушитель. Но в материалах дела, еще раз, я думаю, что в любом случае к этим всем вопросам еще предстоит вернуться. Особенно, когда... У меня нет никаких сомнений, все-таки будет так или иначе найдена или выброшена, вброшена видеозапись, наверняка она сохранилась. То, что нам не дали ФСОшники. Ни нам, ни следствию, никому не предоставили. Думаю, что...

Соломин: Вадим Юрьевич, очень кратко последний вопрос, если можно...
Прохоров: Думаю, что на ней будет один киллер...

Соломин: А в показаниях свидетелей – ведь она же, Дурицкая, наверняка говорила, как это все происходило. Она упоминала, что был один пистолет? Человек стрелял из одного пистолета? Может быть, он из двух рук стрелял? Или что-то еще? Какие-то есть вопросы?...
Прохоров: Нет, нет, нет. Там таких показаний нет. Там есть сравнение с хлопками петард, которые она стала искать под ногами. Ну, деталь, которую достаточно сложно придумать.

Соломин: Понятно.
Прохоров: И когда уже, значит, она увидела, что, собственно, Борис Ефимович как бы оседает, ха-ха, и она не может его удерживать, собствено говоря, она, по крайней мере, по ее показаниям она не видела ни самого киллера, ни пистолета, а уже отъезжающую машину... Вот, но то, что в данном случае использовали глушитель в самом центре Москвы у Кремля и, наверное, это логично, разумно с точки зрения киллеров... Это в общем да, вполне очевидно.

Соломин: Спасибо большое, Вадим Юрьевич. Вадим Прохоров, адвокат семьи Бориса Немцова в связи с сегодняшней публикацией Андрея Илларионова. Напомню, что на сайте он, в частности, публикует заключение по итогам проведения экспертизы, судебно-медицинской, по уголовному делу убийства Бориса Немцова.
https://echo.msk.ru/programs/razvorot/2548029-echo/
Tags: дезинформация, информвойна, кадры, криминал, спецслужбы, убийство Немцова, форензическая стилистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →