Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Гретинизм

В комментариях к посту «Итоги 2019 года» читатели этого блога просили вернуться к обсуждению сути гретинизма, который, как уже было отмечено, является одной из наиболее антигуманных идеологий в истории человечества.
Возвращаюсь.

К тому же главный споуксперсон этой идеологии, по имени которой она и приобрела свое название, Грета Тунберг, в очередной раз дала основание для такого необходимого возвращения, сделав на только что закончившемся Всемирном экономическом форуме в Давосе новые громкие заявления, направленные против человечества.

В чем главная проблема с Гретой Тунберг?

Не столько в том, что болезненные синдромы не вполне здоровой девочки побудили ее родителей активно применять столь нетрадиционный способ их смягчения, как максимально публичная их демонстрация широкой общественности.

Не только в том, что ребенка с еще несформировавшимся мышлением взрослые дяди и тети регулярно в последние годы вытаскивают на трибуны важнейших международных и национальных организаций – Генеральной Ассамблеи ООН, Давосского форума, Конгресса США, парламентов многих стран мира – и тем самым заставляют весь мир задуматься о состоянии интеллектуального и морального здоровья прежде всего именно этих циничных взрослых дядей и тетей.

Не только в том, что появление гретинизма и активизация гретинистов усугубляет смешение в головах миллионов людей двух совершенно разных вопросов – реальных экологических проблем, существующих и усугубляющихся во многих странах и регионах мира, и абсолютно выдуманного т.н. климатического кризиса, не имеющего с реальными экологическими проблемами ничего общего.

Не только в том, что никакого т.н. климатического кризиса не существует, а климатические изменения на нашей планете, вызванные природными факторами, были всегда в прошлом, есть сейчас и будут всегда в будущем – до тех пор, пока существует сама планета Земля.

Не только в том, что сами климатические изменения в историческом прошлом – тогда, когда человечество находилось на самых ранних этапах своего развития, и, естественно, тогда, когда человечества вообще не существовало, – неоднократно бывали гораздо более мощными и более быстрыми, чем в течение последних полутора веков, когда человечество занялось добычей и сжиганием углеводородов.

Не только в том, что антропогенное воздействие на климат, хотя и существует, по своему характеру и масштабам совершенно несопоставимо с воздействием на климат факторов природного характера, прежде всего солнечного излучения, вулканической деятельности, облачной активности.

Не только в том, что несмотря на рост концентрации углекислого газа в атмосфере в течение трех десятилетий – с 1946 по 1976 год – среднемировая температура приземного воздуха снизилась на 0,1 градуса Цельсия, а в последние четыре десятилетия – с конца 1970-х годов – она (по данным спутниковых измерений) не изменилась.

Не только в том, что никакого т.н. научного консенсуса относительно т.н. AGW (антропогенного глобального потепления) не существует, а научные открытия в принципе подтверждаются не теми или иными голосованиями, в особенности со стороны лиц, зависимых от многомиллиардных грантов, а безупречными логическими доказательствами и независимым воспроизводством предсказанных результатов, чего в случае климатического алармизма не наблюдается от слова «совсем».

Не только в том, что в очередной раз воспроизводятся многие старые и давно опровергнутые мифы, пусть теперь и в новой нестандартной упаковке.

Главная проблема с Гретой Тунберг вызвана тем, что популяризируемая через ее выступления идеология гретинизма принципиально отличается от предыдущих версий климатического алармизма. Гретинизм является качественно иной идеологией, открыто нацеленной на прекращение экономического роста – главного инструмента, создавшего нынешнюю человеческую цивилизацию и, следовательно, против самой современной человеческой цивилизации.

Грета в ООН, 25 сентября 2019 г.:
...вы только и можете обсуждать деньги и рассказывать сказки о бесконечном экономическом росте. Как вы смеете!

Грета в Давосе, 21 января 2020 г.:
Мы не говорим вам делать ставку на технологии, которые сегодня даже не существуют, и которые, как утверждает наука, могут не появиться вообще...
Давайте говорить откровенно. Нам не нужна «низкоуглеродная экономика». Нам не нужно «сокращение выбросов». Выбросы надо прекратить. И пока у нас нет технологий, которые могут массово перевести наши выбросы в минус, мы должны забыть о «нетто-нуле». Нам нужен реальный ноль...
Мы требуем, чтобы на нынешнем Всемирном экономическом форуме его участники из разных компаний, банков, институтов и государств:
немедленно прекратили все инвестиции в разведку и добычу ископаемого топлива;
немедленно прекратили выделение любых субсидий на ископаемое топливо;
немедленно и полностью отказались от ископаемого топлива.
Мы не хотим, чтобы это было сделано к 2050, 2030 или даже к 2021 году. Мы хотим, чтобы это было сделано сейчас.

Иными словами, гретинизму и гретинистам не нужен не только какой-либо экономический рост, им не нужна даже и низкоуглеродная экономика.
Им нужен «реальный ноль» по эмиссии углекислого газа.
Что, в свою очередь, означает «реальный ноль» по использованию углеводородов.
Что, в свою очередь, означает катастрофический минус по экономическому росту.

Что означала бы реализация гретинизма на практике?



Сегодня от использования ископаемого топлива человечество получает 85% потребляемой им первичной энергии. Немедленный и полный отказ от ископаемого топлива, навязываемый гретинистами, если таковой отказ действительно бы случился, означал бы планетарный экономический коллапс невиданных масштабов, сопровождаемый непредсказуемыми демографическими и политическими катаклизмами. Он означал бы реальную угрозу благосостоянию, а во многих случаях – и жизни пяти из каждых шести жителей планеты.

Никогда ранее ни одна иная антигуманная идеология – какой бы отвратительной и омерзительной она ни была – не угрожала существованию такого числа людей.

В силу того, что более развитые страны уже существенно продвинулись по т.н. кривой Кузнеца, в результате чего относительно более высокая доля потребляемой ими энергии происходит от возобновляемых источников энергии, а менее развитые страны основную, а иногда и практически всю энергию, получают от ископаемого топлива, это означает, что больнее и разрушительнее всего практическое применение гретинизма ударило бы как раз по менее развитым странам.



В связи с выступлениями Греты, естественно, возникает немало вопросов.

Например, не стоит ли просто игнорировать безумные заявления не вполне здорового ребенка?

Но тогда неизбежно возникают другие вопросы – а каким образом получается, что такого рода заявления в принципе произносятся с высоких трибун? Как получается так, что, убедившись в очевидном безумии произносимых идей, взрослые дяди и тети из серьезных организаций не отправляют не вполне здорового ребенка на лечение и в школу, а предоставляют ему все новые и новые возможности для пропаганды произносимого им очевидного безумия? А вот такие вопросы должны быть адресованы уже не девочке Грете, а вполне взрослым гражданам, облеченным должностями и полномочиями.

С другой стороны, естественно, возникают вопросы и о настоящем авторстве гретиных откровений. Конечно, можно предположить, что каждое новое поколение становится все более информированным и образованным. И потому в принципе нельзя полностью исключить того, что среди молодых людей могут встречаться и вундеркинды.
Но так ли это в данном случае?

Определенный ответ на оба поставленных вопроса обнаруживается, например, в выступлениях Кристианы Фигерес, дочери трехкратного президента Коста-Рики и сестры другого президента Коста-Рики, в 2010-2016 годах являвшейся исполнительным секретарем Комиссии ООН по изменению климата и ставшей «архитектором» Парижского соглашения по климату в 2015 г. Выступая в Брюсселе в 2015 году, г-жа Фигерес в порыве откровения рассказала о стратегической цели климатических алармистов:

Их целью является не спасение мира от экологического бедствия, а уничтожение капитализма. Она сказала весьма небрежно:
«Это первый случай в истории человечества, когда мы ставим перед собой задачу намеренно, в течение определенного периода времени, изменить модель экономического развития, господствовавшую не менее 150 лет после промышленной революции».
Она даже подтвердила эту цель, указав, что это не ошибка:
«Это, вероятно, самая трудная задача, какую мы когда-либо ставили перед собой, заключающаяся впервые в истории человечества в намеренной трансформации модели экономического развития».
Меня пригласили на большой политический ужин в Вашингтоне с бывшим председателем Университета Темпл, поскольку я консультировал Университет в отношении его портфолио. Мы сидели за одним из круглых столов с десятью людьми. Поскольку мы были приглашены из университета, они подсадили к нам руководителей различных экологических групп. Они полагали, что находятся среди своих и потому начали говорить свободно. Дик Фокс, мой друг и председатель Университета Темпл, разговорил их, чтобы узнать правду об их движении. Они признали, что речь идет не об окружающей среде, а о сокращении роста населения. Тогда Дик спросил их: «Рождение чьего внука мы пытаемся предотвратить? Вашего или моего?»

...has a goal not of environmental activists to save the world from ecological calamity, but to destroy capitalism. She said very casually:
“This is the first time in the history of mankind that we are setting ourselves the task of intentionally, within a defined period of time, to change the economic development model that has been reigning for at least 150 years, since the Industrial Revolution.”
She even restated that goal ensuring it was not a mistake:
“This is probably the most difficult task we have ever given ourselves, which is to intentionally transform the economic development model for the first time in human history.”
I was invited to a major political dinner in Washington with the former Chairman of Temple University since I advised the University with respect to its portfolio. We were seated at one of those round tables with ten people. Because we were invited from a university, they placed us with the heads of the various environmental groups. They assumed they were in friendly company and began speaking freely. Dick Fox, my friend and Chairman of Temple, began to lead them on to get the truth behind their movement. Lo and behold, they too admitted it was not about the environment, but to reduce population growth. Dick then asked them, “Whose grandchild are we trying to prevent from being born? Your’s or mine?”

Кажется, нет особой необходимости подчеркивать, что предлагаемая к уничтожению «модель экономического развития, господствовавшая в течение последних 150 лет», именуется «капитализмом» или «свободной рыночной экономикой». Именно эта модель экономического роста и общественного развития обеспечила невиданный прогресс всего человечества, освобождение его от голода, нищеты, смертельных болезней, от почти тотальной зависимости от капризов погоды и природных катаклизмов, обеспечила невероятное процветание медицины, науки, искусства. Вот именно эту модель, принесшую человечеству небывалые свободу и процветание, фигересы и тунберги, гретинисты всех мастей хотели бы уничтожить.

Каким бы ни было настоящее происхождение гретиных выступлений – придумывает ли она их сама, подсказывают ли их ей ее родители, или же они вместе пользуются разработками ооновских климатических бюрократов, нацеленных на превращение планеты в нечто среднее между Аушвицем и Гулагом, гретинизм, агрессивно навязываемый в последнее время с самых высоких трибун, представляет собой одну из самых антигуманных идеологий в истории человечества.
Tags: Киото, ЭРУ, зеленый тоталитаризм, идеология, интервенционизм, климат, мифы, психология, экономический рост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 550 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →