Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Свободный Тайвань против коммунистического Китая в борьбе с коронавирусом

Если и есть страна, какая справляется с эпидемией коронавируса лучше других, то это свободный Тайвань, демократическая Китайская Республика.

Успех Тайваня особенно показателен на фоне провала в борьбе с эпидемией властей КНР и руководства ВОЗ, а также того беспрецедентного давления и угроз, какие коммунистические власти авторитарного Китая и поставленный Китаем на пост руководителя ВОЗ бывший фунционер левацкого марксистско-ленинского Народного фронта освобождения Тыграя, бывший министр здравоохранения, бывший министр иностранных дел Эфиопии времен диктатуры Мелеса Зенауи Тедрос Гебреисус оказывают в настоящее время на свободный Тайвань.

Заболеваемость и смертность в КНР и Китайской Республике (Тайвань) на 10.04.2020
КНР в целом в т.ч. провинция Хубей Китайская Республика (Тайвань) КНР vs Тайвань, раз Хубей vs Тайвань, раз
Население, млн.чел. 1440 60 24 60 2.5
Заболевших, чел. 81907 67803 382 214 177
Умерших, чел. 3336 3215 6 556 536
Заболеваемость на 1 млн. жителей 57 1130 16 3.5 70
Смертность на 1 млн. жителей 2.3 53.6 0.3 9.2 213
Летальность, % от заболевших 4.1 4.7 1.6 2.6 3.0

Как видно по данным таблицы, за все время эпидемии в Тайване заболело 382 чел., в то время как в КНР – почти 82 тыс.чел., в том числе в провинции Хубей – почти 68 тыс.чел., то есть больше, чем в Тайване, соответственно в 214 и 177 раз.

В Тайване умерло 6 человек, в то время как в КНР – 3336 чел., в том числе в провинции в Хубей 3215 чел., то есть больше, чем в Тайване, соответственно в 556 и 536 раз.

Заболеваемость на 1 млн. жителей в свободном Тайване ниже, чем в авторитарной КНР и провинции Хубей, соответственно в 3,5 раза и в 70 раз.

Смертность на 1 млн. жителей в свободном Тайване ниже, чем в авторитарной КНР и провинции Хубей, соответственно в 9 и 213 раз.

9 апреля Гудзоновский институт (г.Вашингтон) провел онлайн-симпозиум, посвященный Тайваньской модели борьбы с коронавирусной эпидемией. На нем выступил министр иностранных дел Республики Китай (Тайвань) Джозеф Ву. Ниже следуют:
- изложение основных элементов Тайваньской модели, представленных Дж.Ву;
- видеозапись выступления Дж.Ву (English);
- стенограмма выступления Дж.Ву (рус.яз.);
- видеозапись всего онлайн-симпозиума (English).

Тайваньская модель борьбы с пандемией
Основные выводы из выступления Дж.Ву о Тайваньской модели борьбы с COVID-19, а также о попытках КНР политизации глобального общественного здравоохранения.

1. Министр иностранных дел Китайской Республики Джозеф Ву о различии в подходах Тайваня и КНР в реакции на пандемию:
Если кто-нибудь спросит меня о различиях между тайваньской моделью и китайской коммунистической моделью в борьбе против Covid-19, то я скажу, что наиболее важными факторами являются прозрачность и честность. Мы в Тайване не можем позволить себе скрывать или лгать, но китайские коммунисты институционально неспособны говорить правду.

2. Министр Ву об усилиях Тайваня по борьбе с эпидемическим взрывом:
Во-первых, быстрый ответ. 31 декабря, в тот же день, когда мы обратились в ВОЗ по поводу этой загадочной пневмонии, похожей на атипичную пневмонию, мы начали проверять пассажиров на всех рейсах, вылетавших из Ухани, еще до первого случая прибытия инфицированного лица в Тайвань.
Когда тайваньское правительство заметило волну закупок критически важных предметов медицинского назначения со стороны КНР не только в Тайване, но и в других странах, мы быстро запретили их экспорт. Поскольку нашим экспертам не удалось получить достоверный ответ от китайских чиновников в Ухане, мы подумали, что там что-то пошло не так, и нам нужно было вооружиться для войны с невидимым врагом.
Мы начали ежедневно проводить пресс-конференции, чтобы проинформировать общественность о реальной ситуации в стране и во всем мире. Найденные подтвержденные случаи, их происхождение, контекст, следы и т.д., обучение населения тому, как себя защитить. Пресс-конференции также использовались для борьбы с дезинформацией, производимой в основном китайцами.
Мы разработали систему для быстрых тестирования, диагностики и лечения. Мы определили более 160 станций для проведения тестирования по всей стране. Из этих учреждений лица с подтвержденными случаями заболеваний направлялись либо в одно из 134 медицинских учреждений для более легких случаев, либо в один из 50 крупных региональных центров для более тяжелых случаев. Эта система позволила нам быстро изолировать пациентов в зависимости от их тяжести, а также определить приоритеты медицинского персонала и оборудования.

3. Министр Ву об исключении Всемирной организации здравоохранения Тайваня:
Пандемии не признают границ и не делают различий между национальностями.
Мы считаем, что со стороны ВОЗ абсолютно безответственно исключать участие Тайваня в работе этой международной организации. Хотя мы добились определенного прогресса, сохраняются значительные препятствия. Одной из областей, какая очень важна для нас, является обмен информацией. Без своевременного доступа к критически важной информации о коронавирусе Тайвань рискует стать белым пятном в глобальной системе здравоохранения, что подорвет саму цель существования ВОЗ. Это ставит под угрозу все достижения, каких мы так усердно добились в Тайване и вместе с другими странами-единомышленниками. Несмотря на наши трудности с ВОЗ мы продвигаемся вперед в обмене опытом на региональном уровне.

4. Патрик Кронин, руководитель отдела Гудзоновского института по Азиатско-Тихоокеанской безопасности, о политизации борьбы с пандемией со стороны ВОЗ:
Исключать из всемирной борьбы с пандемией развитую демократию, такую ​​как Тайвань, нелепо. Нельзя допустить, чтобы Пекин политизировал глобальное здравоохранение. Тем не менее именно это и произошло, и Тайвань не был допущен до участия во Всемирной ассамблее здравоохранения, директивном органе Всемирной организации здравоохранения. Если учесть, что как SARS, так и COVID-19 появились именно в Китае, Тайвань должен принимать участие в международной системе раннего предупреждения и реагирования.

5. Винсент Чао о силе прозрачных обществ в борьбе с пандемией:
Тайваньская модель прозрачности, информирования общественности и участия гражданского общества весьма отличается от авторитарной модели, осуществляемой Пекином. Еще до того, как был выявлен первый случай в Тайване, мы проводили публичные брифинги, мы заранее и агрессивно обменивались сообщениями по всем вопросам, касающимся коронавируса, включая накопление запасов товаров первой необходимости. Мы также обеспечили публичную поддержку более серьезных действий, например, таких, как обязательные домашние карантины. Наши действия получили отражение в опросах общественного мнения, что свидетельствует об уровне доверия людей к действиям правительства.

6. Сет Кропси, директор Центра американской морской мощи Гудзоновского института, рассказывает о контрасте между реакцией Тайваня и Китая на эпидемический взрыв:
Трудно представить что-то более интересное, чем контраст между Тайванем и КНР. Это контраст между демократией и тиранией. Это контраст между прозрачностью и непрозрачностью. Прежде всего, это контраст между эффективным ответом и неэффективным ответом, детали которого мы, возможно, никогда не узнаем.


https://www.youtube.com/watch?v=Nmltx_Q5sjs
Remarks by Dr. Jaushieh Joseph Wu, Minister of Foreign Affairs, R.O.C (Taiwan) for the “Taiwan’s Strong COVID-19 Responses” online symposium hosted by the Hudson Institute April 9, 2020

Тайваньский ответ коронавирусной эпидемии
Выступление Джозефа Ву, министра иностранных дел Китайской Республики (Тайвань), 9 апреля 2020 г.

Всем добрый день. Прежде всего я хотел бы выразить свою признательность Гудзоновскому институту за проведение этого своевременного мероприятия и за то, что меня пригласили рассказать о том, что делает Тайвань в борьбе с этой глобальной пандемией. Здесь, в Тайване и во всем мире, люди внимательно следят за распространением коронавируса. Мы знаем, насколько это серьезно, каковы уровни заражения и число несчастных случаев. Почти половина мира находится в изоляции. Миллиардам людей рекомендуется не покидать свои дома. Тайваню до сих пор везло благодаря ранней и активной кампании по диагностике, отслеживанию, локализации и смягчению заболеваемости. Влияние на нашу повседневную жизнь было незначительным. Хотя в настоящее время мы наблюдаем увеличение числа случаев заболевания, подавляющее большинство из них появились из-за рубежа, эти лица были быстро выявлены и помещены на лечение. Несмотря на эти успехи ситуация могла быть совсем другой. Мы знаем, что мы уязвимы из-за нашей географической близости к Китаю, из-за большого числа тайваньцев, живущих и работающих в Китае, включая тысячи в Ухане, из-за сотни еженедельных рейсов, 3 миллионов туристов из Китая ежегодно и отсутствия доступа к Всемирной организации здравоохранения.

В 2003 году мы усвоили тяжелый урок от эпидемии атипичной пневмонии: мы должны полагаться только на себя, поскольку ВОЗ может вообще не помочь Тайваню. Мы знаем, что это рецепт потенциальной катастрофы, и у нас нет роскоши ждать и смотреть на это. Поэтому, когда наши медицинские работники увидели некоторые сообщения о заразной болезни, похожей на SARS, в Ухане, они начали серьезное расследование и подготовку к возможному возникновению чрезвычайной ситуации. На пути борьбы с пандемией некоторые важные шаги, какие мы предприняли, кажутся нам эффективными, и я хотел бы поделиться ими с вами.

Во-первых, быстрый ответ. Мы действовали быстрее, чем наши соседи по региону и остальному миру. 31 декабря 2019 года, в тот же день, мы обратились в ВОЗ по поводу этой таинственной атипичной пневмонии в Ухане. Мы начали проверять пассажиров на всех рейсах, прибывающих из Уханя, до первого случая прибытия инфицированного лица в Тайвань. Мы быстро сформировали целевую группу, возглавляемую нашими сотрудниками CDC (Центра по контролю за болезнями), чтобы внимательно следить за ситуацией, включая отправку двух экспертов в Ухань для проведения расследования на месте. Поскольку нашим экспертам не удалось получить от китайских чиновников в Ухане ответ, заслуживающий доверия, мы подумали, что там что-то пошло не так, и нам нужно срочно вооружаться для войны с невидимым врагом.

Во-вторых, раннее развертывание. Когда первый случай заболевания коронавирусом в Тайване был зарегистрирован 21 января, мы создали центральный командный центр по эпидемии (ЦКЦЭ, CECC) со всеми полномочиями от правительства для осуществления необходимых действий. Мы ввели процедуры пограничного контроля, чтобы запретить авиарейсы из определенных областей или стран. Мы стали проверять температуру тела всех приезжающих, а также – на более позднем этапе – уезжающих пассажиров, чтобы не экспортировать наши случаи. Мы внедрили программу отслеживания и мониторинга. Прежде всего для путешественников из Уханя, затем для остальной части Китая, а теперь – и для всех прибывающих пассажиров.
Мы создали карантинные процедуры, установили места локализации инфицированных и сформировали базы данных. Мы также мобилизовали несколько такси с единственной целью перевозки пассажиров из аэропортов в места их карантина. Мы также запланировали производство и нормирование критически важных материалов, которые, как мы полагали, несомненно станут глобальной проблемой. Правительство также быстро разработало правовую базу для борьбы с грядущим кризисом, особенно с учетом возможных экономических последствий. Все это было сделано до того, как кризис обрушился на нас.

В-третьих, прозрачность. После своего создания ЦКЦЭ стал проводить свои ежедневные пресс-конференции, иногда по нескольку раз в день, чтобы информировать общественность о реальной ситуации в стране и во всем мире, об обнаруженных подтвержденных случаях, их происхождении, контексте, следах и т.д. ЦКЦЭ также начал обучение общественности тому, как себя защитить. Пресс-конференции также использовались для борьбы с дезинформацией, создаваемой в основном китайцами.
Кроме того, правительство также немедленно приобрело эфирное время для публичных объявлений. ЦКЦЭ прочно утвердил свой авторитет и завоевал доверие общественности. В некоторых случаях крупные общественные собрания были отменены не по государственному заказу, а под давлением хорошо информированных граждан.

Если кто-нибудь спросит меня о разнице между тайваньской моделью и китайской коммунистической моделью в борьбе против Covid-19, я скажу, что наиболее важными факторами являются прозрачность и честность. Мы в Тайване не можем позволить себе скрывать или лгать, но китайские коммунисты институционально неспособны говорить правду.

В-четвертых, запрет на экспорт, введение нормирования и быстрый рост производства критически важных товаров. Когда правительство обратило внимание на волну закупок со стороны Китая на товары первой необходимости, причем не только в Тайване, но и в других странах, мы быстро запретили их экспорт.
В то же время мы также начали массовое увеличение производства хирургических масок и дезинфекционного алкоголя. Кроме того, мы ввели систему рационирования лицевых масок, установив на них очень доступную цену ниже 17 центов США за штуку. При этом практически каждый гражданин может купить ее по своей национальной карте медицинского страхования (99% охвата всего населения Тайваня). Иностранцы-резиденты в Тайване могут использовать свою карту проживания для покупки масок за ту же цену для дипломатов-резидентов и их иждивенцев. Наше министерство предоставляет их бесплатно иностранным дипломатам в тех же количествах, что и нашим гражданам.

В-пятых, целостный правительственный подход. Мы знали, что у эпидемического взрыва будут экономические, международные и другие последствия, как это мы узнали в ходе эпидемии SARS в 2003 году. ЦКЦЭ стал участвовать в работе многих министерств для принятия совместных решений, включая пограничный контроль, объявление определенных стран особенно опасными, мониторинг, обзор международной ситуации, участие в международном сотрудничестве, репатриация граждан из Китая и других стран, участие военнослужащих в производстве критических материалов, а также дезинфекция общественных мест. Быстрое увеличение поставок критически важных материалов, разработка финансовых пакетов для поддержки пострадавших предприятий, борьба с дезинформацией, мониторинг общественного транспорта на станциях, выявление лиц, нарушивших карантинные приказы и так далее. Этот подход поставил все правительство под командование ЦКЦЭ, который имеет полную поддержку президента и премьера. Полагаю, что я занимаю довольно высокое положение среди моих коллег в кабинете, но когда руководитель ЦКЦЭ дает распоряжения, я могу сказать только: «Да, сэр».

В-шестых, перестройка медицинских учреждений для удовлетворения неотложных потребностей. Мы разработали систему для быстрого проведения тестирования, диагностики и лечения. Мы определили более 160 станций тестирования по всей стране, и они быстро увеличивают нашу способность проводить тесты. Из этих учреждений лица с подтвержденными случаями заболеваний направляются в одно из 134 медицинских учреждений для более легких случаев или в один из 50 крупных региональных центров для более тяжелых случаев. Эта система позволила нам быстро изолировать пациентов в зависимости от тяжести их состояния, а также определить приоритеты медицинского персонала и оборудования.

В-седьмых, профилактика внутрибольничных вспышек. Опять же это тяжелый урок, который мы усвоили в 2003 году, когда увидели, что закрытие больниц оказывалось травмирующим. Мы быстро установили неотложные протоколы для пациентов, поступающих в больницы. Пациенты с повышенной температурой должны были сначала пройти в отдельную комнату для проведения проверки и, возможно, тестирования. Что еще более важно, больницы были четко разграничены внутри, так что медицинский персонал и персонал в разных палатах и ​​этажах не могли бы пересекаться. Таким образом если в больницу попадает вирус, то заражение ограничивается максимум больничной палатой или этажом, в то время как остальная часть больницы остается в рабочем состоянии. Мы также полностью понимаем, что медицинский персонал имеет решающее значение в этой борьбе, но в то же время он также уязвим, так как находится на переднем крае. Поэтому мы хотели убедиться, что у медиков достаточно средств индивидуальной защиты, чтобы они могли продолжать работать в экстремальных условиях блокировки больниц. Мы не позволим нашим врачам и сестрам идти на войну, не предоставив им всего того, что им нужно, чтобы защитить себя.

В-восьмых, отслеживание контактов. Среди всех мер, предпринятых нами, надо отметить, что отслеживание контактов с использованием современных технологий является весьма эффективным. Мы можем выявить потенциальные случаи заражения, проследив прошлый путь, иногда измеряемый сотнями лиц, которые были проверены на коронавирус путем перекрестных ссылок на медицинские записи и истории личных поездок, которые правительство смогло быстро идентифицировать, поставить под карантин и проверить людей, которые были в контакте с инфицированными лицами. Без использования технологий слежения рабочая нагрузка нашей команды ЦКЦЭ была бы непреодолимой. На этом этапе я также хотел бы отметить, что национальное медицинское страхование, которое охватывает более 99% населения, является ключом к успеху в распределении критических материалов и отслеживании фактов.

Дамы и господа, Тайвань – это демократия. Мы признаем, что, хотя вышеуказанные действия могут быть эффективными, они также должны осуществляться осторожно и пропорционально той угрозе, с которой мы сталкиваемся. Я хотел бы подчеркнуть, что должны быть подотчетность и полная общественная поддержка этих действий. Именно поэтому ежедневные пресс-конференции раскрывают информацию о действиях, какие мы предпринимаем. Как видим, они были хорошо приняты общественностью.

Важно отметить, что мы продолжаем сталкиваться с информационной войной, какую ведет другая сторона Тайваньского пролива. За последние несколько месяцев мы видели, как Пекин участвовал в широкомасштабной скоординированной кампании, чтобы ввести в заблуждение нашу общественность в отношении этой болезни и подорвать ее доверие к правительству – от конспирологических теорий о происхождении коронавируса до сфабрикованных правительственных прокламаций. Китай ясно показал, что он не хочет, чтобы этот кризис прошел для нас безболезненно. Полагаю, что в эти дни Соединенные Штаты также получают небольшую дозу того, с чем мы в Тайване сталкиваемся уже в течение некоторого времени.

Что бы Китай ни пытался сделать, опыт Тайваня показывает, что для свободных и открытых демократий есть лучший путь борьбы с эпидемией.

Для меня как министра иностранных дел один из важнейших приоритетов – поделиться Тайваньской моделью с международным сообществом, что послужит основой для укрепления существующих партнерских отношений со странами-единомышленниками. В прошлом месяце я был рад опубликовать совместное заявление Тайваня и США о создании нового партнерства для совместной борьбы против Covid-19. В рамках этого партнерства мы обязуемся обмениваться необходимыми медикаментами, разрабатывать и производить вакцины, лекарства и наборы для тестирования. Мы также стремимся воспроизвести это партнерство с другими странами-единомышленниками. Сейчас мы участвуем в технических консультациях с партнерами в Европе. Кроме того, мы также работаем над тем, чтобы сделать доступными ключевые медицинские материалы, особенно для медицинского персонала, находящегося на переднем крае в наиболее пострадавших странах. Медицинские маски из Тайваня в ближайшее время прибудут в Европу и США. Мы будем и впредь добиваться участия в ВОЗ, мы будем кооперироваться с теми, кто, по нашему мнению, предпринял успешные действия по борьбе с коронавирусом. Нам есть чем поделиться с международным сообществом.

Учитывая, что пандемии не признают границ и не делают различий между национальностями, мы считаем, что ВОЗ безответственно продолжает ограничивать участие Тайваня в работе организации. Мы отмечаем, что хотя мы добились определенного прогресса, сохраняются значительные препятствия. Одной из областей, какая очень важна для нас, является обмен информацией. Без своевременного доступа к критически важной информации о коронавирусе Тайвань рискует стать белым пятном в глобальной системе здравоохранения, что подорвет саму цель существования ВОЗ. Это также ставит под угрозу все, над чем мы так усердно работали в Тайване и вместе с другими странами-единомышленниками. Несмотря на наши трудности с ВОЗ мы продвигаемся вперед в обмене опытом на региональном уровне.

За последние пять лет рамки глобального сотрудничества и обучения между Тайванем и США или GCTF стали успешной платформой для проведения дискуссий и обменов со странами в Индо-Тихоокеанском регионе. Мы работаем над проведением семинара по коронавирусу для обмена опытом и лучшими практиками. Я верю, что этот семинар вызовет интерес, и в нем примет участие немало участников.

В последние несколько лет наш мессидж о международном участии Тайваня – очень простой: Тайвань может помочь. Наш решительный ответ на эпидемию коронавируса, действия, предпринятые нами, и модель, информацией о которой мы полны решимости поделиться со всеми, показывают, что Тайвань может помочь, и мы готовы это сделать.

Наиболее опасный вывод, какой может возникнуть в результате этой глобальной пандемии, – это утверждение версии, какую Китай распространяет по всему миру, – о том, что только авторитарные режимы обладают ресурсами и возможностями для решения этой проблемы.

Хотя эпидемия в конце концов утихнет, я обеспокоен тем, что эта версия может сохраниться. Эта легенда служит только одной цели – еще больше подорвать свободные и открытые общества всего мира. Тайвань является противовесом этой легенде. Мы доказали, что есть более эффективный путь вперед. Чем лучше мы сможем рассказать историю Тайваньской модели, наш опыт успешного преодоления кризиса, тем сложнее будет авторитарным режимам продвигать свое альтернативное видение.

Я благодарю Гудзоновский институт за предоставленную мне возможность.
Спасибо.

Видеозапись всего онлайн-симпозиума:

https://www.youtube.com/watch?v=kJvnlGShqsE&feature=emb_logo
Tags: Китай, Тайвань, авторитаризм, дезинформация, информвойна, коммунизм, люди, политика, свобода, эпидемии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →