aillarionov

aillarionov 21 минута на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Черный ледокол

Читатели обратились с просьбой поделиться моим пониманием того, что такое расизм:
Очень нужно и важно ваше видение того, что такое «расизм», какая у него природа, причины, где он начинается, где заканчивается, почему важно понимать эти рамки и т.д. Можно заодно затронуть вопрос «политкорректности» да и в целом свободы слова... Судя по приведенным выше вопросам, эта тема волнует не меня одного. Не одного меня корёжит от того, что сейчас стало буквально трендом (особенно в среде так называемой «прогрессивной общественности») в любой непонятной ситуации кричать «Да ты расист!»

В активном употреблении термин «расизм» находится чуть более столетия. Однако именно в последнее время практика его использования была выведена далеко за пределы его исходного значения. Обвинения в «расизме» со стороны части пишущей и говорящей публики в адрес их реальных или кажущихся оппонентов сейчас становятся такими же распространенными, что и обзывалка «фашист» у советских подростков в 40-х – 50-х годах, что-то не поделивших друг с другом. Но то, что было понятно в поведении детей с плохо контролируемыми эмоциями и трудной послевоенной судьбой, на первый взгляд не столь очевидно в случае с хлесткими обвинениями, хладнокровно разбрасываемыми политически ангажированными лицами, хорошо отдающими отчет в заведомой лживости своих обвинений.

1. Два фундаментальных положения о человеческом обществе
Для начала имеет смысл остановиться на том, что представляет собою не надуманный, а настоящий расизм. Исходными являются два фундаментальных положения о человеке и человеческом обществе. Эти базовые положения настолько очевидны, что, с одной стороны, их даже неудобно напоминать. С другой стороны, именно сегодня уже не только идущая Вторая Гражданская война в США, но и разворачивающийся новый акт глобальной битвы между наступающим тоталитаризмом и отбивающейся свободой властно требуют очередного воспроизведения этих двух базовых положений.

Первое фундаментальное положение: Все люди разные, каждый человек индивидуален
Все люди – разные: по рождению и происхождению, по группе крови и внешнему виду, по росту и весу, по полу и возрасту, по цвету кожи и форме черепа, по форме носа и цвету глаз, по цвету и жесткости волос, по физической силе и личной привлекательности, по интеллекту и порядочности, по месту проживания и работы, по национальности и гражданству, по образованию и профессии, по взглядам и поведению, по психотипу и характеру, по этике и культуре, по языку и конфессии, по числу родственников и выбору друзей, по признанию и осуждению окружающими, по хобби и участию в общественной и политической жизни и т.д. и т.п. Не было и нет двух совершенно одинаковых людей. Самые близкородственные однояйцевые близнецы – несмотря на все свое сходство – являются самостоятельными личностями, не являющимися копиями своих братьев и сестер. Каждый человек – это уникальный индивидуальный мир, ранее никогда не существовавший и более никогда не воспроизводимый.

Второе фундаментальное положение: Все люди относятся к разным группам (после Бенедикта Андерсона стало принятым говорить: принадлежат разным сообществам – реальным и воображаемым)
Все люди принадлежат разным группам (сообществам) – по крови, родству, полу, возрасту, расе, этничности, языку, гражданству, религии, месту проживания, профессии, работе, увлечениям, идеологическим предпочтениям, политическим взглядам и т.д. и т.п.

Из этих двух неоспоримых фундаментальных положений в течение человеческой истории делались принципиально различные выводы. Какие, в свою очередь, оформляясь в виде идей, ценностей, воззрений, со временем эволюционировали в различные идеологические концепции, некоторые из которых были затем взяты на вооружение политическими движениями, партиями, государствами.

2. Принципиально разные выводы из двух фундаментальных положений
Почти все идеологические концепции и политические движения (партии), взявшие на вооружение эти концепции, можно разделить на две группы по критерию формулируемого ими правового отношения и к отдельному человеку и к различным человеческим группам:

1. Люди равны друг другу.
2. Люди не равны друг другу.

В чем состоит суть первого правового принципа – в чем именно совершенно разные люди могут и должны быть равны друг другу?

Только в одном – в отношении своих прав и обязанностей, в своем равенстве перед законом, в равных последствиях для любых лиц осуществленных ими одинаковых действий. Если два человека совершили одинаковые преступления, то они должны понести одинаковые наказания.

В чем суть второго правового принципа – люди не равны друг другу?

В том, что отдельные люди и избранные группы людей, формируемые (создаваемые, воображаемые) по какому-либо признаку, обладают правовым неравенством – одни люди имеют привилегии, другие – подвергаются дискриминации (ограничению прав и свобод, имеющихся у других групп). Более того, появление привилегий у одной какой-либо группы людей автоматически означает возникновение дискриминации для других.

Исторически первым и наиболее распространенным в жизни человечества был второй принцип – принцип правового неравенства, наличие правовых привилегий для одних людей и групп людей и установление дискриминационных норм для других. Этот принцип был взят на вооружение во многих государствах прошлого, им часто руководствуются сегодня, он является ключевым в ряде популярных идеологических концепций и политических движений – социализме, коммунизме, фашизме, нацизме, трайбализме, этноцентризме, расизме, корпоративизме. В каждой такой идеологической концепции и в каждом таком политическом движении нетрудно идентифицировать группу – племенную, этническую, расовую, сословную, классовую, номенклатурную, корпоративную, спецслужбистскую и т.д., призванную пользоваться и на деле пользующуюся правовыми привилегиями за счет дискриминации других людей и других групп людей.

Революционной антитезой этому древнейшему принципу стал принцип равенства людей друг по отношению к другу независимо от их происхождения, языка, этничности, проживания, статуса. Возможно, первая версия этого принципа была сформулирована ап. Павлом в «Послании Колоссянам» (60-64 гг. н.э.): «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного». Хотя у ап. Павла провозглашенное им равенство людей относилось к стремлению верующих познать Бога, сам этот принцип со временем эволюционировал в принцип правового равенства людей. Последний же, в свою очередь, вошел в качестве важнейшего элемента в концепцию верховенства права, ставшую основой современной цивилизации. Концепция верховенства права и ее важнейший элемент – принцип юридического равенства людей – стали основой идеологии и политической концепции либерализма (для отличия от нынешних левых в США, узурпировавших для своего самообозначения термин «либералы», нередко используется термин «классический либерализм»).

С точки зрения этого важнейшего правового принципа (все люди в правовом отношении равны друг другу) либеральные идеология, философия, политическая доктрина противостоят большинству других идеологий и политических доктрин, отстаивающих правовое неравенство, – то есть социализму, коммунизму, нацизму, трайбализму, расизму, корпоративизму, спецслужбизму, общим ключевым принципом которых является правовое неравенствопредоставление привилегий одним группам людей, дискриминация других. Указанные выше идеологии и политические движения – от коммунизма и расизма до корпоративизма и спецслужбизма – с точки зрения основы их правовой системы принципиально не отличаются друг от друга – все они нацелены на обеспечение привилегий одним группам людей и одновременно на дискриминацию других. Различия между ними имеют лишь частный характер – в зависимости от конкретной идеологии и конкретного политического движения привилегии предоставляются разным по составу правящим группам – членам определенных семьи, рода, племени, местного сообщества, этноса, расы, сословия, партии, номенклатуры, корпорации.

3. Расизм как разновидность концепции правового неравенства
Исходя из выше сказанного расизм в политическом смысле – это политическое движение, утверждающее правовое превосходство представителей одной расы над представителями других и воплощающее это превосходство путем проведения политики по установлению и закреплению соответствующих правовых норм.

Расизм в идеологическом плане – это мировоззрение (идеология), призывающее к проведению расистской политики, то есть к принятию правовых мер, утверждающих правовое неравенство представителей различных рас, пропагандирующее, защищающее, оправдывающее осуществление таких мер.

Бытовой расизм – исходящее из идеологии расового превосходства бытовые агрессивные (не обязательно оправдываемые в писаном праве) действия представителей одной расы (одного этноса) по отношению к представителям другой расы (другого этноса), использование в адрес представителей других рас (этносов) уничижительной лексики.

В последнее время со стороны противников свободы развернута массированная кампания с целью значительного расширения сферы применения термина «расизм». Их задача заключается в том, чтобы распространить практику идеологического шельмования и политической цензуры на любое упоминание человеческих рас, любое обсуждение особенностей, характерных для представителей разных рас, любые исследования различий (как естественных, так и приобретенных), существующих между расами. Любой автор, решившийся использовать термин «расы» или обращающий внимание на реальные различия, существующие между представителями разных рас, автоматически получает ярлык «расиста», что влечет за собой кампанию общественного остракизма. Показательна в этом плане судьба крупнейшего из ныне живущих американских социологов Чарльза Мюррея, подвергшегося беспрецедентной кампании травли со стороны левацкого университетского сообщества и мейнстримных медиа США и Западной Европы за то, что он опубликовал в своей классической работе The Bell Curve фактические значения коэффициента интеллекта IQ по расовым группам. См., например, выступление Ч.Мюррея 2 марта 2017 г. в колледже Миддлбери, после которого Ч.Мюррей и пригласившая его проф. А.Стейнджер подверглись нападению, в результате чего Стейнджер получила сотрясение мозга.

Расизм в политическом, идеологическом, бытовом смыслах принципиально отличается от исследований расовых особенностей групп людей. Исследования человеческого разнообразия – расового, этнического, языкового, культурного, ментального, психологического, социологического, мировоззренческого, конфессионального, политического и т.п. – это неотъемлемая часть процесса познания человеком самого себя в своих бесконечных проявлениях и богатстве.

Называть такого рода исследования и такого рода обсуждения расистскими – нелепо. Это все равно, что называть нацистскими исследования нацизма и истории Германии 1933-45 гг., фашистскими – исследования фашизма и истории Италии 1922-45 гг., коммунистическими – исследования коммунизма и истории СССР 1917-91 гг., кагэбэшными и фээсбэшными – исследования КГБ и ФСБ и т.д. Но именно поэтому практика подобных обвинений была взята на вооружение сторонниками тоталитаризма в западных обществах для осуществления ими политической цензуры в отношении их оппонентов – сторонников и защитников свободы.

Для четкой идентификации проявлений идеологий и практик, отстаивающих правовое неравенство граждан, – расизма, нацизма, фашизма, коммунизма, корпоративизма, кагэбизма-эфэсбизма, – следует четко различать, с одной стороны:
- политику – политические действия по созданию, закреплению, расширению правового неравенства граждан (иногда по отношению к такой последовательной политике используется термин «институциональный расизм», т.е. расизм, воплощенный в государственных институтах);
- идеологию – публикации и выступления, призывающие, защищающие, оправдывающие политику правового неравенства;
и, с другой стороны, исследования и обсуждения, занимающиеся познанием человечества во всем его многообразии, в том числе и в таких его отвратительных идеологических и политических проявлениях, как расизм, нацизм, коммунизм, кагэбизм-эфэсбизм и т.д.

Степень формализации правового неравенства, то есть способы обеспечения привилегий одним группам населения и установления дискриминационных норм для других, могут существенно различаться. Правовые нормы расистского типа, в частности, могут:
а) быть зафиксированы в публичном писаном законодательстве, как, например, черта оседлости в Российской империи (1791-1917 гг.), законы Джима Кроу в США (1890-1964 гг.);
б) отсутствовать в публичном писаном законодательстве, но тем не менее жестко соблюдаться государственными органами при приеме граждан на учебу, работу, при продвижении по службе («пятый пункт» в СССР);
в) отсутствовать в писаном и неписаном законодательстве, но присутствовать в поведенческих практиках представителей органов власти (полиции, Росгвардии), а также обыкновенных граждан в рамках действия т.н. «обычного права»; в современной России они проявляются, например, в дискриминации иммигрантов из стран Средней Азии.

4. Современные проявления расизма
Поскольку обвинения своих оппонентов в расизме в последнее время стали повальным увлечением противников свободы, имеет смысл рассмотреть на соответствие критериям настоящего расизма некоторые примеры, попавшие на глаза.

Что не является проявлениями настоящего расизма?
Обсуждение любых исторических событий с применением терминов, обозначающих принадлежность людей к расовым группам, без призывов к установлению привилегий одним группам и дискриминации других – проявлением расизма не является.

Обсуждение любых современных событий с применением терминов, обозначающих принадлежность людей к расовым группам, без призывов к установлению привилегий одним группам и дискриминации других – проявлением расизма не является.

Исследования и обсуждение любых особенностей расовых групп и их представителей, а также различий между ними без требований к установлению привилегий одним группам и дискриминации других – проявлениями расизма не является.

Что является проявлениями настоящего расизма?
Проявлениями настоящего расизма являются действия на государственном и негосударственном уровнях:
- предоставляющие привилегии одним расовым группам и дискриминирующие другие расовые группы;
- призывающие к проведению политики, предоставляющей привилегии одним расовым группам и дискриминирующей другие;
- оправдывающие привилегии одних расовых групп и дискриминацию других.

Несколько примеров проявления настоящего расизма.

Серия правовых актов в рамках политики «позитивной дискриминации» («affirmative action»), принятых в США начиная с 1960-х годов и предоставивших привилегии при поступлении на работу и учебу небелым гражданам США, является ярким примером институционального антибелого расизма.

Исследование условий приема в лучшие частные университеты США выявило, что шанс на поступление в них у белого втрое, у испаника – в шесть раз, у черного – в более чем 15 раз выше, чем у американца азиатского происхождения. Это проявление иерархического расизма с возглавляемым данную иерархию черным расизмом.

Качественно более низкий уровень применения вооруженной силы американской полицией при задержании чернокожих преступников (примерно вдвое более низкий уровень числа погибших афроамериканцев по сравнению с белыми и азиатами на 100 тыс. насильственных преступлений)
свидетельствует о наличии в США «институционального белого расизма наоборот» или, чтобы быть точным, институционального черного расизма.

Как лозунг сам по себе, так и название соответствующей организации «Жизни черных имеют значение» являются расистскими, навязывающими обществу позицию черного расизма. Расистскими являлись бы любые лозунги, построенные по той же модели: «Жизни белых имеют значение», «Жизни азиатов имеют значение», «Жизни индейцев имеют значение» и т.д. Единственный лозунг в подобном ряду, не имеющий расистского подтекста, – это лозунг «Жизнь каждого человека – независимо от цвета его кожи – имеет значение».

Лозунг «Никакие жизни не имеют значения, если жизни черных не имеют значения» («All Lives won't matter until Black Lives Do») является дистиллированно расистским лозунгом, лозунгом черного расизма.

Требование создателей Автономной Зоны Капитолийского холма в Сиэтле, штат Вашингтон, об обслуживании чернокожих больных только специально нанятыми для этого чернокожими врачами и медсестрами является проявлением черного расизма.

Решение графства Линкольн, штат Орегон, в условиях коронавирусной эпидемии освободить от обязательного ношения в общественных местах масок небелых жителей штата при сохранении обязательного ношения масок белыми жителями является признаком институционального антибелого расизма.

Утверждение профессора факультета английского языка Кембриджского университета Приямвады Гопал «Жизни белых не имеют значения» является отвратительным проявлением антибелого расизма.

Требование Ю.Фельштинского запретить А.Илларионову выступать «по вопросу, по которому как минимум он не имеет права выступать по целому ряду формальных соображений: он не черный, он не гражданин США, и так далее, и так далее. и так далее» является дистиллированным проявлением черного расизма.

Такого рода примеры можно продолжать.

Что не может не обращать на себя внимание – это то, что бурный всплеск черного расизма и, шире, антибелого расизма произошел именно в последнее время.

Уолтер Вильямс, американский экономист, профессор Университета Джорджа Мейсона, сам чернокожий, недавно процитировал колумнистку City Journal и автора книг, вошедших в список бестселлеров Нью-Йорк Таймс, Хизер Мак Дональд, заметившую, что даже выступление Барака Обамы в Чикаго в День Отца в 2008 году сегодня воспринималось бы как «непростительная вспышка белого превосходства». Тогда, выступая перед преимущественно черной аудиторией, Обама сказал буквально следующее: «Если мы хотим быть честными сами с собой, то надо признать, что слишком много отцов исчезли [из своих семей] без вести. Они отказались от своих обязанностей, оказавшись не мужчинами, а мальчишками. Дети, растущие без отца, в пять раз чаще живут в бедности и совершают преступления; у них в девять раз больше шансов бросить школу, и в 20 раз больше шансов оказаться в тюрьме».

Что же произошло за эти несколько последних лет?
Почему эта ситуация изменилась так радикально?
Чем вызвана нынешняя волна раздувания черного расизма – в исполнении, как мы видим, далеко не только чернокожих авторов?

Возрождением белого расизма?
Но никаких признаков этого нет. Любой самый слабый, самый отдаленный намек на белый расизм в США карается беспощадно. И государством, и правовой системой, и общественным мнением. Наоборот, никогда в истории и нигде в мире чернокожие не пользовались и не пользуются такими свободами, правами, возможностями, достатком – наравне с живущими с ними бок о бок белыми, испаниками, азиатами, индейцами, представителями иных расовых и этнических групп США, как сегодняшние американские чернокожие граждане. И никогда ранее все американское общество не было столь глубоко расово интегрированным, а межрасовые отношения не были столь здоровыми.

И, естественно, расовая ситуация в США совершенно несопоставима с положением в большинстве других стран.

В России с бытовым расизмом сталкиваешься ежедневно и на каждом шагу – от преследования таджиков в московском метро до распространенного обозначения граждан не нравящейся национальности «чернож...ми», от заявлений «единого безальтернативного лидера оппозиции» о «грызунах» до его же предвыборных роликов с призывами «очистить московские улицы от понаехавшей грязи».

В Китае во время пика коронавирусной эпидемии чернокожих, учащихся и работающих там, не пускали в магазины, выбрасывали из отелей и общежитий. Посольства африканских стран заявили протесты, но СМИ, проводящие линию Демократической партии США, проигнорировали происходившие на глазах всего мира омерзительные проявления желтого расизма. «Демократические» СМИ США были сосредоточены на другом – на обсуждении несуществующего «институционального расизма» в Америке.

Что же тогда произошло в США?

5. Черный ледокол
Произошло то, что черный расизм был избран руководством Демократической партией в качестве «идеального оружия» по захвату власти в стране.

Следует иметь в виду, что за десятилетия последовательной промывки мозгов нескольким поколениям американцев в духе «вины всей белой расы за работорговлю, рабство, расизм» обвинения в расизме по своим характеру и последствиям в США стали напоминать обвинения в космополитизме и преклонении перед Западом в СССР в 1948-53 гг. Несчастным, попавшим в такую мясорубку, гарантированы цензура, увольнения с работы, остракизм, отвратительная публичная травля.

Черный расизм был выбран в качестве эффективного тарана, в качестве черного ледокола, против которого сложившиеся практики политической дискуссии и политической борьбы оказались совершенно неэффективны.

Какими бы аморальными и отвратительными ни были бы требования сторонников черного расизма, какими бы омерзительными и криминальными ни были бы действия черных (и других по цвету кожи) погромщиков, любое противодействие и тем и другим автоматически обрушивает на смельчаков машину идеологического, административного, криминального террора, цинично обвиняющую их в несуществующей приверженности белому расизму.

Если же власти и обыватели из-за опасения быть обвиненными в расизме отказываются от сопротивления идейным и уличным погромщикам, то ошалевшие от тотальной безнаказанности бандиты – и пишущие на страницах газет и блогах, и выступающие в эфире, и занимающиеся погромами на улицах – идут все дальше и дальше, наращивая атмосферу террора для граждан и демонстрируя неэффективность действующей власти.

И в том и в другом случаях для погромщиков и стоящих за ними кукловодов получается сплошной выигрыш.

В США сейчас применяется метод захвата государственной власти, уже не раз испытанный в человеческой истории. Именно с паралича работы полиции и запугивания сил возможного сопротивления начали в 1917 г. захват государственной власти на улицах Петрограда штурмовики Красной Гвардии. Именно с паралича работы полиции в ходе марша на Рим в 1922 г. начали захват власти в Италии чернорубашечники. Именно с паралича работы полиции и запугивания бюргеров начали в конце 1920-х – начале 1930-х годов захват власти в Германии штурмовики СА. Именно с паралича работы полиции и запугивания граждан начали захват государственной власти в странах Балтии в 1940 г. красноармейские части, переодетые в местных штурмовиков.

Любой расизм отвратителен.
И белый, и черный, и желтый, и красный.
И любой иной.
Ни один из них не «лучше» другого.
Черный расизм или желтый расизм ничем не привлекательнее белого расизма.

Но если ранее расизм был преимущественно способом реализации государственной власти, то в сегодняшних США он используется в качестве «идеального оружия» по ее завоеванию.
В качестве черного ледокола.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

При отправке формы будет произведена невидимая проверка reCAPTCHA.
Вам необходимо соблюдать Политику конфиденциальности и Условия использования Google