Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Программа Аслунда – Гозмана (начало)

24 февраля Атлантический совет опубликовал доклад А.Аслунда и Л.Гозмана «Russia after Putin: How to rebuild the state». Докладу предшествовала статья Л.Гозмана «После Путина: будут ли доверять новой власти?» от 8 октября 2020 г., в которой были обнародованы некоторые предложения, вошедшие затем в текст доклада. Доклад был представлен авторами в ходе презентации 24 февраля. Ему были посвящены также развернутые комментарии и интервью на «Голосе Америки» и «Свободе». Если не ошибаюсь, на русском языке текст доклада еще не публиковался. Полагаю, что для русскоязычных читателей этого журнала может оказаться полезным знакомство с содержанием этого доклада.

Россия после Путина: как восстановить государство
Доклад А.Аслунда и Л.Гозмана

Ключевые моменты
• Первым действием нового правительства должно стать освобождение всех политических заключенных и установление всех элементарных свобод слова, средств массовой информации, собраний, организаций и религии.
• Оно должно распустить Федеральную службу безопасности (ФСБ), главное агентство безопасности России, и уволить всех ее сотрудников и сформировать новую судебную систему, суды, а также Генеральную прокуратуру.
• России следует отказаться от президентской системы и провести досрочные выборы на всех уровнях вскоре после демократического прорыва.

СОДЕРЖАНИЕ
- Смена режима: свобода и конец всем репрессиям
- Построение верховенства закона
- Построение настоящей демократии
- Как исправить экономику
- Новая внешняя политика: попрощайтесь с империей и поприветствуйте мир
- Может ли Россия действительно реформироваться?

Мы не знаем, когда и как закончится режим президента России Владимира Путина, но есть признаки того, что он заканчивается, и конец может наступить в обозримом будущем. Этот заключительный этап может длиться годами, но мы должны начать обсуждение сейчас того, как должно быть построено на руинах старой системы новое государство.

Режим Путина обычно называют авторитарной клептократией. Для него характерна небольшая правящая элита, узурпировавшая всю власть и большую часть богатства. Эта власть сосредоточена у президента, который делегирует большую часть ее тайной полиции. Клиенты президента контролируют государственные финансы и крупные предприятия. Это могут быть руководители государства или частные предприниматели. Правоохранительные органы и судебная система подчиняются президенту2.

Режим Путина продолжает эволюционировать, поскольку применение слова «развиваться» неуместно, так как режим разваливается. Например, двести восемь поправок к действующей конституции были приняты летом 2020 года в ходе плебисцита, сопровождавшегося нарушениями. Россияне описывают референдум как «обнуление», потому что они видят суть этих изменений в том, что четыре предыдущих срока Путина на посту президента больше не считаются. Таким образом, Путин получил право переизбраться президентом еще два раза до 2036 года. Кроме того, Россия посредством референдума официально отказалась от принципа приоритета международного права на своей территории.

В духе новой конституции принимаются новые законы, которые делают нынешний режим более репрессивным и делают его похожим на оккупацию. Он всячески снижает влияние населения на неконтролируемый правящий класс. В ноябре / декабре 2020 года Государственная Дума приняла законы, в которых практически все формы общественного протеста объявлены незаконными. Дума запретила публикацию информации об имуществе судей, прокуроров, следователей и сотрудников правоохранительных органов, что способствовало хищению госслужащими из бюджета без наказания. Дума также расширила права полиции на применение силы против граждан. В последние дни 2020 года она законодательно закрепила правовой иммунитет бывших президентов и назначила их пожизненными сенаторами. Это также относится к Путину, позволяя ему жить комфортной жизнью, если он уйдет в отставку или будет уволен.

Основная причина плачевного положения россиян – нынешняя элита, захваченная неадекватным восприятием нынешней реальности, кроме того, она просто преступна. Практически все представители высшего руководства страны замешаны в коррупции и других преступлениях. Правящая элита живет с населением в игре с нулевым результатом. То, что выгодно элите, ухудшает положение нации, а то, что необходимо нации, вредит ее интересам; например, честные и прозрачные госзакупки. Необходимые стране перемены вредны для друзей Путина, которые процветают на государственных заказах без тендеров. России было бы выгодно положить конец аморальной и бессмысленной войне на Донбассе, но для элиты это средство узаконить свою власть. Россия не может нормально развиваться, пока у власти остается эта группировка.

Обычные россияне не ждут ничего хорошего от государства, которое они называют «ОНИ», как это было при коммунизме3. Однако их ограниченные ожидания можно охарактеризовать как социальный договор с элитой. Они ценят определенное личное пространство; они ожидают определенных социальных выгод и некоторой экономической свободы, если только они не станут крупными бизнесменами; и они ценят свою свободу выезжать за границу. Их отношение к государству можно резюмировать так: «Не трогай нас! Не вмешивайся в нашу жизнь!» В свою очередь, граждане готовы платить умеренные налоги и оставаться политически пассивными. Однако нынешняя апатия, основанная на чувстве безнадежности, может перерасти в ненависть и агрессию по отношению к властям4.

Народное отчуждение не закончится автоматически с падением режима Путина, потому что оно глубоко. За последние годы россияне испытали слишком много разочарований. Новому руководству страны придется провести фундаментальные изменения, чтобы завоевать доверие, чтобы люди убедились, что они живут под другой администрацией, и почувствовали, что они являются ее хозяевами.

Предпосылки для реформ сегодня во многих отношениях более благоприятны, чем в начале 1990-х годов. Тогда доминировали две проблемы: продолжающийся экономический коллапс и отношения с бывшей(ими) советской(ими) республикой(ами). Сегодня эти два вопроса в значительной степени решены. Таким образом, Россия теперь может сосредоточиться на двух основных столпах нормального общества – построении демократических и правовых институтов. Кроме того, сегодня Россия может позволить себе более сильную систему социальной защиты.

В этом отчете предлагаются некоторые предложения о том, что следует делать после прекращения правления Путина, чтобы положить конец отчуждению России и дать россиянам почувствовать, что их страна принадлежит им.

Изменение режима
Свобода и конец всем репрессиям
Когда новый популярный режим приходит к власти, он обычно переживает ограниченный период экстраординарной политики, когда он может делать почти все в политическом плане, но имеет ограниченные возможности для проведения детальных реформ. Пришло время для серьезных качественных реформ, которые впоследствии могут оказаться трудными с политической или юридической точки зрения5.

На следующий день после падения режима Путина самым первым действием нового правительства должно стать установление всех элементарных свобод: слова, средств массовой информации, собраний и организаций, а также религии. Эти свободы должны быть полными и безусловными.

Новое руководство также должно немедленно освободить всех политических заключенных, независимо от того, были ли они заключены в тюрьму по идеологическим или религиозным причинам. Поскольку многие настоящие политические заключенные содержатся в предварительном заключении за предполагаемые экономические преступления, следует освободить широкий круг заключенных, которые не представляют никакой физической опасности.

Новое руководство должно обеспечить широкую прозрачность и открыть все государственные архивы, чтобы население могло узнать правду обо всем, что им интересно. Только архивы, касающиеся текущих проблем национальной безопасности, коммерческих проектов и медицинской информации о частных лицах, могут оставаться в секрете. Сегодня даже архивы Второй мировой войны засекречены6.

Главная проблема России в настоящее время заключается в том, что государство было захвачено небольшой группой высокопоставленных чиновников. Техническая компетентность вполне достаточна и больше не является основной проблемой, но многие высококвалифицированные высокопоставленные должностные лица преследуют неправильные цели, а именно собственное обогащение за счет государства и общества. Новому руководству необходимо будет хирургическим путем вырезать этот рак – правящие круги путинской системы – и в то же время установить систему сдержек и противовесов, которые смогут поддерживать новую систему.

На самом деле задача может оказаться проще, чем кажется на первый взгляд. В России около ста миллиардеров. Некоторые сделали свое состояние благодаря близости к нынешним правителям, в то время как другие заработали состояния до режима Путина, но были вынуждены установить с ними тесные связи. Многие так называемые олигархи имеют недвижимость за границей и даже имеют несколько гражданств, поэтому они готовы покинуть Россию, когда сочтут это необходимым. Большинство из них предположительно сбегут из страны, когда клика Путина потеряет власть. Новому правительству необходимо будет убедиться, что оно не будет продолжать влиять на политику в России через посредников, СМИ или социальные сети. Лучший способ разоружить их политически – это настоять на полной прозрачности конечной бенефициарной собственности всех предприятий, включая медиакомпании.

Построение верховенства закона
Самая важная задача после установления свободы – это развитие верховенства закона. Нынешний крупный правоохранительный аппарат России работает не на российский народ, а на интересы правящей элиты. Его наиболее одиозные элементы необходимо устранить, а их сотрудников распустить. Новая система правопорядка и правосудия должна быть построена на основе верховенства закона. Наконец-то россияне должны получить должное правосудие и права собственности. После воссоздания судебная система должна стать независимой от политики и исполнительной власти.

Первая задача – распустить Федеральную службу безопасности (ФСБ), главное охранное агентство России, и уволить всех ее сотрудников, запретив им в будущем трудоустройство в любом государственном учреждении. Отравление лидера оппозиции Алексея Навального 20 августа 2020 года показало, что российские спецслужбы продолжают действовать как орудие террора. Вместо того, чтобы защищать страну и ее население от врагов, они защищают правящую элиту от российского народа.

После того, как Борис Ельцин был избран президентом России в июне 1991 года, он заявил, что «пришел к власти с идеей полностью порвать с нашим советским наследием»7. Однако после неудавшегося реакционного переворота в августе 1991 года Ельцин, к сожалению, остановил это усилие на полпути. Его тон изменился. Как он отмечал в своих мемуарах 1994 года: «Все сломать, все уничтожить по-большевистски не входило в мои планы вообще. Привлекая в правительство совершенно новых, молодых и смелых людей, я все же считал возможным использовать в правительстве опытных руководителей»8. Он продолжал: «Было бы катастрофой разрушить государственную администрацию такого огромного государства. Там, где можно было нанять опытный «старый» персонал, мы сделали»9. Он опасался повторения хаоса, который последовал за роспуском российской имперской службы после февральской революции 1917 года.

Прискорбным примером такой политики было обращение Ельцина с КГБ. Он не распустил КГБ и не уволил его сотрудников, а только разделял и ослаблял его. В нормальных демократических странах нет секретной полиции, подавляющей своих граждан, – у них есть внешняя разведка и внутренняя контрразведка для защиты своей национальной безопасности. России нужно будет создать новое внутреннее контрразведывательное агентство, но предварительным условием для приема на работу должно быть то, что кандидат никогда не работал на ФСБ. Три страны Балтии – Эстония, Латвия и Литва – подали хороший пример. Все три упразднили их старые комитеты госбезопасности и создали новые спецслужбы, оказавшиеся эффективными и законопослушными. Для других российских спецслужб, формально не являющихся политическими, игнорирование закона стало нормой. Эти спецслужбы тоже нуждаются в коренной реструктуризации.

После того, как бремя тайной полиции будет снято с населения, необходимо сформировать новую судебную систему, суды, а также генеральную прокуратуру. Это одна из самых сложных, но и важнейших задач. Эти институты должны быть перестроены сверху вниз на основе нового демократического законодательства с новыми профессионалами. Их необходимо реформировать одновременно с заменой их высших должностных лиц.

Эстония и Грузия при Михаиле Саакашвили успешно справились с этой задачей. Обе страны упразднили старые прокуратуры и суды и уволили всех, создав новые агентства, нанявшие аутсайдеров. Таким образом, люстрация не нужна. Учитывая, что необходимо небольшое количество судей и прокуроров, это вполне реально сделать в России, привлекая юристов из частного сектора и новоиспеченных юристов10.

Следственный комитет является одним из самых коррумпированных элементов путинского режима и должен быть упразднен. Обычная полиция вызывает меньшее беспокойство, и ее более ограниченные проблемы можно оставить на потом. Тем не менее, его департамент, призванный бороться с организованной преступностью и коррупцией, печально известен тем, что занимается прямо противоположным. Его нужно упразднить и создать новое специализированное агентство по финансовым и экономическим преступлениям с новым персоналом.

Постпутинская Россия выиграет от создания Комиссии по установлению истины, которая установит, за какие преступления на самом деле несет ответственность режим Путина. Все сотрудники правоохранительных органов, применявшие пытки, что, к сожалению, стало обычной практикой в ​​современной России, должны быть привлечены к ответственности и осуждены в открытых судах. В частности, мучители, те, кто отдавал им приказы, и те, кто прикрывал эти преступления, должны быть привлечены к ответственности и осуждены.

Лучшими средствами борьбы с коррупцией являются прозрачность и демократия, которые олицетворяют хорошее управление.

Построение настоящей демократии
Демократия – наименее развитый институт в России. Требуется тщательная реформа всех элементов политического аппарата11.

Во-первых, России следует отказаться от своей президентской системы, восходящей к царизму, что отражается в том, что президента часто называют «царем». В бывшем коммунистическом мире существует сильная корреляция между президентским правлением и авторитаризмом, а также между парламентскими системами и демократией. Выдающийся политолог Хуан Линц утверждал, что это верно для всего мира по многим причинам12. Президентская система наделяет президента слишком большими исполнительными полномочиями. В отличие от премьер-министра, президент не может быть отправлен в отставку путем вотума недоверия парламента, а импичмент в большинстве случаев неэффективен. Естественная напряженность между президентом и парламентом побуждает президента слишком многое решать посредством указов, что является низшей формой законодательства. Парламентская система предлагает гораздо большую прозрачность и необходимость формирования коалиции в парламенте13.

Во-вторых, России необходимо создать нормальный, функционирующий парламент, основанный на нескольких элементарных принципах. Он должен быть основан на политических партиях и пропорциональных выборах с барьером в четыре или пять процентов голосов, поданных для представительства в Государственной Думе. Желательно, чтобы у партий были открытые списки, чтобы избиратели могли голосовать как за отдельных лиц, так и за партию, как это имеет место в Германии и Финляндии. Поскольку Россия является федерацией, вторая палата, основанная на региональном представительстве, – Совет федерации – кажется естественной.

В-третьих, демократическая Россия должна провести досрочные учредительные выборы на всех уровнях вскоре после демократического прорыва. Выборы в Думу, Совет Федерации, региональные советы и местные органы власти могут проводиться одновременно, что устранит всякое ощущение того, что один уровень избран более демократично, чем другой. Так было, когда распался Советский Союз. Поскольку парламенты союзных республик избирались позже, чем Союзный съезд народных депутатов, они воспринимались как более демократичные14. Президентские выборы можно было бы провести отдельно, желательно до парламентских выборов, поскольку они менее сложны и могут быть опасны, если под рукой нет государственной власти.

В-четвертых, Россия всегда была чрезмерно централизованной. Власть, налогообложение и государственные расходы необходимо децентрализовать в регионы и города. Одновременно с выборами новой Думы Россия должна избрать губернаторов и советы регионов, мэров и городские советы. Регионы и города получат четкие полномочия с их собственными доходами заниматься обычно децентрализованными делами, такими как местное государственное строительство, образование и некоторые виды здравоохранения15.

В процессе децентрализации будут усиливаться сепаратистские тенденции, и некоторые регионы могут захотеть выйти из состава России. Новое правительство должно быть готово к такому развитию событий. Поэтому механизм отделения должен быть заранее четко прописан в новых законах. Новое правительство должно сосредоточиться на благосостоянии и безопасности своего народа, а не на сохранении территории, и оно определенно не должно делать это с применением силы, как в случае с Чечней. Предположительно, границы России могут измениться в процессе, но новое правительство должно сосредоточиться на минимизации насилия и кровопролития. Как и другим бывшим империям, России необходимо преодолеть свою имперскую ностальгию (о чем будет сказано ниже).

В-пятых, демократической России нужна новая демократическая конституция. Уничтожение действующей конституции, которое произошло посредством «обнуления», было настолько далеко идущим, что не имеет смысла вносить ограниченные поправки в текущую версию. Новая конституция должна быть написана как можно быстрее, но после выборов, и основываться на стандартном разделении исполнительной, законодательной и судебной власти16.

В-шестых, финансирование политической деятельности должно быть прозрачным и регулируемым. За десять лет до авторитаризма Путина российская политика привлекала огромные средства от богатых бизнесменов. Постпутинской России необходимо контролировать и регулировать финансирование политической деятельности, и она должна делать это, как и большинство европейских стран. Ей следует принять новый европейский стандарт полной прозрачности финансирования выборов, государственного финансирования парламентских партий и строгих ограничений на любое частное финансирование.

Наконец, символы всегда важны, возможно, для России важнее, чем в большинстве других стран. Незавершенная реформа национальной символики была одним из недостатков ельцинского периода. Новому правительству необходимо будет как можно быстрее осуществить несколько следующих простых шагов:
• Перенести офис президента из Кремля, который ассоциируется с деспотической властью московских царей и большевистской диктатурой, а также поражает своей варварской роскошью, в обычное офисное здание. Кремль должен быть открыт для публики как музей;
• Отменить нынешний сталинский гимн;
• Закрыть некрополь на Красной площади, где похоронены советские лидеры. Все они, начиная с Владимира Ленина, должны быть похоронены по русским традициям;
• Демонтировать памятники тем советским деятелям, имена которых связаны с репрессиями против населения и разрушением российской культуры и традиций, в том числе Ленину и многим другим. Эти памятники следует не разрушать, а переместить в музеи17.

Как исправить экономику
В отличие от 1991 года, российская экономика сегодня не вызывает особых опасений благодаря реформам Ельцина-Гайдара-Чубайса в начале 1990-х годов. Страна должна помнить своих настоящих героев, чтобы двигаться вперед.

В настоящее время в России достаточно стабильная макроэкономика с низкой инфляцией, минимальным бюджетным дефицитом и государственным долгом, а также большими международными валютными резервами. Она имеет сильный центральный банк и министерство финансов, а также достаточно хорошо функционирующую налоговую систему. Эти институты не требуют серьезной реформы. В России также существует хорошо функционирующая рыночная экономика, даже при чрезмерном государственном вмешательстве. Наконец, в стране есть множество малых и средних частных предприятий. Структура экономики полностью изменилась с советских времен.

Основная причина нынешнего экономического застоя в России – это попытки правящего путинского круга обогатиться за счет эксплуатации природных ресурсов. Они развивают ресурсную экономику, несмотря на все разговоры о своем желании «избежать нефтяного проклятия». Режим Путина с подозрением относится к людям, которые разрабатывают высокие технологии и требуют определенного уважения к их правам. Технический прогресс, ограничивающий освоение нефти, газа и других природных ресурсов, является объективным врагом этой паразитической элиты. Разработчики высоких технологий, которые считают себя интегрированными в мир, противоречат идеологии режима. Россия страдает от огромной монополизации экономики, ведущей к получению ренты монополистами и высоким ценам для населения, крупным предприятиям, сосредоточенным в руках государства и приближенных Путина, и слабой социальной поддержке.

С путинским экономическим раком можно бороться многими способами: прозрачностью, дерегулированием, открытыми рынками, свободой предприятий и приватизацией. Необходимо использовать все эти методы.

Дерегулирование – самая легкая задача. Все искусственные монополии должны быть ликвидированы, а внутренний рынок открыт. По возможности необходимо внедрять открытые и конкурентные государственные закупки. Антимонопольный комитет должен начать проводить реальную политику в области конкуренции, а не защищать корыстные интересы. Самое эффективное средство против монополии – это свобода предприятий. Создать предприятие должно быть так же легко, как в начале 1990-х годов, когда количество новых предприятий росло сотнями тысяч.

В начале 1990-х годов главной проблемой было то, что у российского правительства не было ни финансовых средств, ни административных возможностей для создания системы социальной защиты. Теперь оба актива под рукой. Постпутинское правительство должно проявить интерес к благополучию россиян и провести все необходимые социальные реформы, в таких сферах, как улучшение здравоохранения, государственное образование, пенсии, пособия по безработице и детские пособия. Россия должна создать нормальное европейское государство всеобщего благосостояния.

Самая сложная задача – приватизация. В сложных условиях Анатолий Чубайс возглавил крупнейшую в мире приватизацию в начале 1990-х годов. Это был мастодонтский и в значительной степени успешный проект, заложивший основу для быстрого экономического роста России на десятилетие с 1999 года. В его отсутствие сомнительно, что Россия стала бы рыночной экономикой18. К сожалению, режим Путина спровоцировал крупную ренационализацию, в основном за счет захвата успешных частных компаний посредством рейдерства. В настоящее время государственный сектор генерирует около половины ВВП России19. За последние два десятилетия выросли крупные государственные предприятия в области энергетики, банковского дела, транспорта и машиностроения. Но в значительной степени эти компании являются хищниками, они служат своим менеджерам, а не россиянам. Это важная причина десятилетия экономической стагнации в России. Цель должна заключаться в приватизации всех государственных предприятий, не являющихся естественными монополиями.

Нынешняя ситуация сильно отличается от начала 1990-х годов, поэтому возможна более изощренная схема приватизации. В начале 1990-х экономика находилась в состоянии свободного падения, и гиперинфляция все дестабилизировала. Права собственности не были определены, а соответствующие рыночные цены на активы отсутствовали. Более того, у государства был минимальный административный потенциал. Сегодня, напротив, в России устойчивая макроэкономическая стабильность. Экономика не рушится, а находится в стагнации. Нынешние собственники собственности известны, а государственное управление работает. Это облегчает проведение более сложной стратегии приватизации, которая также должна быть более удовлетворительной с политической точки зрения для российского общества, которое по-прежнему обеспокоено приватизацией крупных предприятий в 1990-х годах, которую многие считали подарком олигархам.

Во-первых, новое российское правительство должно укрепить права собственности посредством разумной судебной реформы.

Во-вторых, новому правительству России необходимо будет восстановить полноценное министерство приватизации, какое было в России при Чубайсе. Для начала оно должно разделить государственные компании и демонополизировать все рынки, выставив их для нормальной конкуренции, а затем приступить к их приватизации по стандартным западным методам. Сейчас это сделать намного проще и менее спорно, когда существует рыночная оценка предприятий и их активов.

В-третьих, разделение крупных государственных компаний приведет к появлению тысяч средних предприятий, которые можно будет продать с аукциона частным предпринимателям на аукционах. Для предприятий ограниченного размера не следует устанавливать никаких особых условий конкурса, кроме минимальной проверки того, чтобы не воссоздавались монополистические компании.

В-четвертых, действительно крупные государственные предприятия, имеющие высокую стоимость, нельзя продавать по ценам ниже рыночных. Предположительно, эти компании сильно коррумпированы, и требуется хорошее корпоративное управление, как это определено кодексом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), с независимыми наблюдательными советами и государственным бухгалтерским учетом при подготовке к их приватизации. Цель должна заключаться в улучшении деятельности компаний и максимальном увеличении государственных доходов. Правительству следует постепенно продавать эти крупные компании по реальным рыночным ценам либо через аукционы крупным компаниям, либо частично через первичное публичное размещение акций (IPO). Этот процесс займет пару десятилетий.

Необходимо установить контроль, чтобы оставшиеся крупные государственные компании не привели к новому захвату государства. Они будут приносить большие дивидендные доходы, которые следует надлежащим образом контролировать. Один из подходящих подходов – создание нескольких пенсионных фондов, скажем, десяти, которые владеют акциями крупных государственных компаний. Это будет иметь множество положительных эффектов. В Швеции есть семь государственных пенсионных фондов, которые политически нейтральны и заботятся только о доходах и управлении. Румыния передала оставшиеся государственные акции одной компании, руководство которой было продано с аукциона иностранному менеджменту (Франклин Темплтон), который заинтересован как в повышении стоимости акций, так и в продаже активов по хорошим ценам. Для России румынская модель, вероятно, приведет к слишком большой концентрации власти в руках одного единственного управляющего активами. Шведская модель кажется более актуальной, но вариантов много. В любом случае государственные дивиденды можно было бы использовать для финансирования пенсионной системы на гораздо более высоком уровне, чем сейчас.

Огромный и пока не использованный потенциал для развития России – это большая российская диаспора. Многие российсские эмигранты сделали отличную карьеру на Западе, в университетах, в высокотехнологичных отраслях и в венчурном бизнесе. Многие из них были бы готовы вернуться на свою историческую родину или сотрудничать с ней, но нынешние правители пытаются использовать их исключительно для продвижения своих политических проектов. В постпутинской России диаспора может стать бесценным источником опыта, контактов и экономического развития.

(Окончание следует)
Tags: Гайдар, Ельцин, Путин, Россия, Чубайс, демократия, политика, сислибы, экономическая политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal