Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Программа Аслунда – Гозмана (окончание)

Новая внешняя политика
Попрощайтесь с империей и поприветствуйте мир
Текущая внешняя политика России кажется серьезным провалом. Она оставила Россию изолированной, подвергшейся массивным международным санкциям, неспособной привлечь иностранные инвестиции или таланты. Это почти сделало Россию государством-изгоем. Как следствие, Россия была вынуждена поддерживать большие валютные резервы и меньший объем внешнего долга, чем было бы экономически рационально, в то же время вынуждая ее к высоким военным расходам. Если целью правительства является поддержание безопасности и максимальное повышение экономического благосостояния населения, такой подход не имеет смысла.

Основная проблема заключается в том, что режим Путина заботится не о благосостоянии населения, а только о своей собственной власти, богатстве и восприятии власти. Империя – роковое влечение, поскольку империи принадлежат истории. Сама их сущность была недемократичной, поскольку основывалась на идее, что господствующий народ правит меньшими народами. Большинство традиционных европейских государств когда-то были империями. Некоторые легко расстались с ними после крупных поражений, особенно Швеция и Нидерланды. Они решили восстановить свое величие у себя дома. Другие пострадали в агонии недостаточных поражений, особенно Германия после Первой мировой войны и Великобритания и Франция после Второй мировой войны. Франция потерпела политический крах во время войны против независимости Алжира в 1958 году. Великобритания выбрала высокомерный Брексит, потому что слишком многие консерваторы не осознали, что Великобритания больше не является империей.

Самым трагичным было то, что Германия развязала Вторую мировую войну из-за теории Адольфа Гитлера о том, будто бы Германию ударили ножом в спину, что напоминает убеждение Путина в том, что распад Советского Союза был величайшей геополитической трагедией двадцатого века20. Это невероятное убеждение лидера страны, потерявшей десятки миллионов людей в двух мировых войнах и в результате коммунистического террора против собственного народа. Эти три трагедии были гораздо более серьезными, обрушившимися на Россию в двадцатом веке. Более того, недовольство Путина исходит от человека, который родился и вырос в Ленинграде, где во время Второй мировой войны погибли сотни тысяч человек. Напротив, распад Советского Союза был мирным.

Россия при Путине – это крайний случай глупой имперской ностальгии, которую он использовал для разжигания национализма в поддержку своего президентства, не способного обеспечить свободу или повышение уровня жизни за последнее десятилетие. Для пропаганды шовинизма Путин начал военную агрессию против Грузии в 2008 году и против Украины в 2014 году. Кроме того, российские наемники воюют в Сирии, Ливии и некоторых африканских странах. Российские войска остались в Приднестровье в Молдове. Новое российское вмешательство возможно в Беларуси, ближайшем союзнике России, что, возможно, уже произошло. В России ходят слухи, что боевики Национальной гвардии России участвуют в подавлении протестов в Беларуси, при этом Россия и Беларусь заключили официальное соглашение, узаконивающее такое вмешательство.

Основная идея внешней политики Путина состоит, похоже, в том, чтобы противостоять всем постсоветским соседям России, Европе и Соединенным Штатам, чтобы уменьшить чувство безопасности у россиян, в то время как рациональная внешняя политика будет направлена ​​на укрепление национальной безопасности. Соседи России отворачиваются от нее, насколько могут и осмеливаются. Соединенные Штаты и Европа ввели жесткие личные и секторальные санкции против России, которые минимизировали экономическую интеграцию.

Внешняя политика Кремля преследует совершенно иную цель, далекую от национальных интересов России, а именно – защитить личный престиж и уважение к Путину. Путина не волнует решение конкретных проблем, но он стремится закрепить свое место в истории. Он хочет, чтобы его помнили не только как «собирателя русских земель» как князя Иван Калита, но и как человека, противостоявшего Соединенным Штатам и Западу и победившего их. Его поддерживают праворадикальные партии и политики, не связанные с каким-либо конкретным проектом, а просто желающие дестабилизировать Запад. Поскольку у Путина такие непрагматические цели, он не может достичь никаких долгосрочных договоренностей с Западом. Хуже того, он даже не заинтересован в подобных усилиях. Западу лучше это осознать и понять, что он может достичь лишь незначительных договоренностей, пока Путин и его окружение будут править Россией.

Политика Путина противоречит реальным национальным интересам России – защите безопасности и благополучия ее граждан или поддержанию мира и безопасности по разумной цене и достижению экономически выгодной интеграции.

После распада Советского Союза в декабре 1991 года Россия не сталкивалась ни с какой реальной угрозой внешней безопасности. В 1990-х годах российское правительство разумно адаптировалось и сэкономило государственные ресурсы, сократив расходы на оборону, но с 2008 по 2016 год эти расходы резко выросли по неоимперским причинам. Россия должна ограничить свои военные расходы на уровне не более трех процентов ВВП, что соответствует нынешнему уровню США, в собственных национальных интересах.

Россия никоим образом не выигрывает от фактической оккупации Донбасса, Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии или от подразделений своих наемников в Сирии, Ливии и Центральноафриканской Республике. Военные и бюджетные расходы могут быть ограничены, но эти действия, а также убийства за границей порочат международное положение России и сопровождаются бесконечными лживыми отрицаниями со стороны высших российских чиновников. Как следствие, большинство западных стран не хотят проводить двусторонние встречи с президентом России, которого многие считают низким убийцей. Не в национальных интересах России, чтобы с ней обращались как с почти государством-изгоем, находящимся чуть выше Ирана, Венесуэлы и Северной Кореи и намного ниже Китая.

Экономические затраты на то, чтобы быть почти государством-изгоем, значительны. С тех пор как в феврале 2014 года в Крыму началась военная агрессия России, она подверглась жестким экономическим санкциям Запада. Эти санкции сокращают доступ России к международным финансам, инвестициям и росту ВВП и, таким образом, снижают уровень жизни. Для иностранного бизнеса санкционный риск усугубляется кредитным и репутационным рисками. В то время, как другие страны с развивающейся экономикой извлекали выгоду из дешевого международного финансирования, Россия была вынуждена сократить свою внешнюю задолженность с 720 млрд долларов в январе 2014 года до 464 млрд долларов в сентябре 2020 года, и с лета 2018 года она оставалась на столь же низком уровне21. Рыночная стоимость активов на российском фондовом рынке удивительно низка по международным стандартам из-за совокупного воздействия внутренней клептократии, низких цен на нефть и западных санкций, регулярно ужесточаемых с марта 2014 года.

В постпутинский период главным международным экономическим интересом нового российского правительства должно быть избавление от западных санкций. Международная экономическая интеграция должна быть одной из основных целей России, но в нынешних условиях такая интеграция невозможна. Уже одна эта причина должна убедить любое российское правительство проводить более сдержанную внешнюю политику.

Таким образом, России после Путина необходимо изменить свою внешнюю политику. Вместо того, чтобы тратить доверие и деньги на целый ряд региональных конфликтов и наемников в различных странах, постпутинская Россия должна попытаться урегулировать эти конфликты и установить хорошие отношения с большинством стран, убедившись, что все связанные с ними санкции сняты. Самое главное, Россия должна начать говорить правду в своих публичных заявлениях. Она должна уважать международное право. Единственное позитивное, что можно сказать о внешней политике Путина, это то, что он продолжал участвовать в многосторонних форумах.

С экономической точки зрения Россия должна взаимодействовать с развитыми странами Европы, Северной Америки и Азии. Она обладает огромным потенциалом для развития высоких технологий с огромным человеческим капиталом в области инженерии и математики, который при Путине тратился впустую и наводил страх за границей. Этот капитал лучше всего развивать за счет интенсивной интеграции с наиболее развитыми экономиками. Для этого нужна свобода торговли, труда, услуг, капитала и инвестиций. Россия должна стремиться к заключению выгодных соглашений о двусторонней интеграции с Европейским союзом (ЕС), Северной Америкой и Восточной Азией, о чем не может быть и речи, пока Россия подвергается западным санкциям.

Возвращение внешней политики России к нормальной жизни требует не только новых людей в Министерстве иностранных дел и новых директив от новых политических правителей, но и серьезных усилий по преодолению предрассудков, которые сформировались среди многих граждан.

Среди россиян широко распространено представление о «вечных врагах» России, веками пытавшихся сдерживать и унизить ее. Хотя традиционными врагами являются Великобритания и США, в последние годы этот список расширился и теперь включает почти всю Европу, не говоря уже о Грузии и Украине. Память об общей битве против Гитлера вытравлена. Никто в России не хочет говорить о помощи США Советскому Союзу через Закон о ленд-лизе. Вместо этого все чаще утверждается, что Советский Союз выиграл Вторую мировую войну в одиночку.

Большинство россиян не понимают, что что-то не может быть игрой с нулевой суммой. В любом международном конфликте они ищут не взаимовыгодного решения, а «победы».

Новому правительству потребуются время и усилия, чтобы преодолеть этот менталитет22. После того, как Россия вернется к демократии, Западу необходимо вступить в контакт с ней. ЕС, вероятно, будет главным действующим лицом. В одиннадцати посткоммунистических странах, присоединившихся к ЕС, ЕС доказал, что знает, как строить демократию и верховенство закона23. Он должен следовать той же повестке дня с Россией. Статья 49 Европейского договора гласит: «Любое европейское государство, которое уважает ценности, указанные в статье 2, и привержено их продвижению, может подать заявку на вступление в Союз»24.

По всем параметрам Россия – европейская страна. Ее уровень ВВП немного выше, чем у самой бедной страны-члена ЕС, Болгарии. ЕС должен в полной мере взаимодействовать с Россией, а также с Украиной, Беларусью, Молдовой, странами Кавказа и Западных Балкан.

Может ли Россия действительно реформироваться?
Слишком часто любое обсуждение России заканчивается расплывчатым упоминанием ее сложной истории и культуры, подразумевая, что Россия или русские такие же. Аргументами в пользу демократической отсталости России являются прежде всего вышеупомянутое имперское похмелье, сильная консервативная идеология с авторитарными традициями и большая зависимость от доходов от нефти.

Однако доминирующим аргументом в пользу демократизации является мощная теория модернизации, которая учит, что страны могут стать демократическими, когда они преодолеют определенный уровень экономического развития и достигнут определенного уровня образования. Покойный американский социолог Сеймур Мартин Липсет сформулировал основу для этого в 1959 году, и это подтверждается эмпирическим путем25.

Покойный патриарх истории России в Соединенных Штатах Ричард Пайпс подчеркивал сильный консерватизм в российской истории26. Но в России также есть впечатляющие либеральные традиции, представленные людьми от Александра Герцена до Петра Струве. Современный контрапункт Пайпса, покойный Мартин Малиа, рассматривал Россию как часть Европы27. Еще в 1767 году императрица Екатерина Великая заявила: «Россия – европейская держава»28. В России есть европейские города, и большинство населения всегда предпочитало европейский стиль жизни. Русская и европейская культуры всегда влияли друг на друга и продолжают это делать. В России есть сильные авторитарные традиции, но то же самое можно сказать и о Южной Корее и Тайване, а они стали действительно демократическими после того, как достаточно развились экономически и социально.

Самой веской причиной демократической отсталости России, по-видимому, является ее большая зависимость от нефтяных доходов. В 2019 году в 40 странах мира с населением более одного миллиона жителей ВВП на душу населения превышал 11 601 доллар США.29 Из этих сорока государств, более богатых, чем Россия, только шесть несвободны по стандартам Freedom House. Это город-государство Сингапур, который является исключением во всем, и пять богатых нефтяных государств в Персидском заливе – Бахрейн, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.30 Китай по-прежнему немного беднее России на душу населения.

Эти наблюдения позволяют сделать два вывода. Во-первых, от нефтяного проклятия больше всего страдает Россия. Обширная литература анализировала вопрос о том, мешает ли нефть демократии, и получила решительный ответ «да». Нефтяное доминирование имеет множество последствий, вредных для демократии. Из-за эффекта рантье нефтяные государства живут за счет нефтяной ренты и не нуждаются в больших налогах на свое население. В России нефть и газ обычно составляют половину федеральных доходов. Во-вторых, благодаря репрессивному эффекту высокие нефтяные ренты позволяют нефтяному правительству тратить значительные средства на силы безопасности, что очевидно в России. В-третьих, нефтяная рента также препятствует модернизации. Поскольку талантливые люди могут заработать больше всего денег в нефтегазовой отрасли, самые амбициозные люди идут туда, а не в технологические или другие инновационные отрасли. Эмпирические доказательства нефтяного и сырьевого проклятия неопровержимы31.

Таким образом, при низких мировых ценах на нефть надежда на демократизацию в России возрастает. Тогда правительству необходимо будет финансировать себя в большей степени за счет налогов, уплачиваемых населением, которое потребует большего влияния на политику правительства. Когда государственных доходов становится меньше, правительство не может больше тратить столько средств на репрессии, что заставляет его относиться к российскому народу более серьезно. Когда нефтегазовые бароны потеряют свою привлекательность, а другие предприниматели, по-видимому, в первую очередь, в высокотехнологичных отраслях, приобретут ее, то правительство станет мене решительно изгонять их из страны, как это происходит сегодня.

Таким образом, лучшее, что может произойти для демократического и экономического развития России, – это низкие цены на нефть. С 1981 по 2000 год мировые цены на нефть были низкими (около 20 долларов за баррель). Затем они начали расти и оставались высокими до 2014 года, когда они рухнули. Товарные суперциклы продолжительностью около двадцати пяти лет были обнаружены покойным американским экономистом Саймоном Кузнецом в 1940 году32. Они сохраняются, и мы должны ожидать, что цены на сырьевые товары останутся низкими в течение почти всего следующего десятилетия. То, что Сэмюэл Хантингтон назвал «третьей волной» демократизации, длилось три десятилетия с середины 1970-х по 2005 год, что в значительной степени совпало с периодом низких цен на нефть33. В период с 2005 по 2020 год мир пережил демократическую рецессию, какую политолог из Института Гувера Ларри Даймонд называет «демократическим спадом»34.

Россия является ярким примером последствий колебаний цен на нефть. Советский Союз находился в состоянии застоя и развалился, когда цена на нефть была низкой, и это способствовало началу демократизации России и рыночных реформ. Наиболее решительно это высказал Егор Гайдар, покойный экономист, исполнявший обязанности премьер-министра России с июня по декабрь 1992 года35. Если бы он был жив сегодня, Гайдар, несомненно, увидел бы новую возможность для демократизации и свободной экономики, как он сам видел это в конце 1980-х годов36. Сочетание окаменевших и умирающих политических структур с низкими ценами на нефть предполагает, что Россия вот-вот приблизится к глубоким преобразованиям.

Наш оптимистический вывод состоит в том, что Россия может рассчитывать на великое будущее свободы, верховенства закона, частного предпринимательства и роста экономического благосостояния, как только устаревший деспотизм Путина будет устранен. Но мы не осмеливаемся предсказать, когда это произойдет.

Об авторах
Д-р Андерс Ослунд
Старший научный сотрудник Евразийского центра
Андерс Ослунд – старший научный сотрудник Евразийского центра Атлантического совета. Он также преподает в Джорджтаунском университете и является ведущим специалистом по экономической политике в России, Украине и Восточной Европе.
Д-р Ослунд работал экономическим советником нескольких правительств, особенно правительств России (1991-94) и Украины (1994-97). Он является председателем Консультативного совета Центра социальных и экономических исследований в Варшаве и Научного совета Института экономики переходного периода Банка Финляндии. Он много публиковался и является автором четырнадцати книг, последней из которых является «Клановый капитализм в России: путь от рыночной экономики к клептократии» (YUP, 2019), с Симеоном Дьянковым «Вызов роста Европы» (OUP, 2017), «Украина: что пошло не так и как это исправить» (2015). Другие его книги – «Как был построен капитализм» (CUP, 2013) и «Капиталистическая революция в России» (2007). Он также был редактором шестнадцати книг.

Д-р Леонид Гозман
Российский политик и обозреватель
С 2008 по 2013 год Леонид Гозман занимал должность директора по гуманитарным проектам в РОСНАНО, государственном предприятии, занимающемся коммерциализацией инноваций в области нанотехнологий, а с 1999 по 2008 год он был членом правления и представителем по связям с государством и НПО в Единой энергетической системе России, Россия (РАО ЕЭС). Активный участник демократического движения в России, политический советник Анатолия Чубайса и Егора Гайдара, он также является автором восьми книг и преподает в МГУ. Ранее он был научным сотрудником Центра Вудро Вильсона и профессором психологии и российских исследований в колледже Дикинсон в Карлайле, штат Пенсильвания. Во время своей стажировки доктор Гозман изучал социальное предпринимательство как средство углубления гражданской активности и демократического развития в России.
https://www.atlanticcouncil.org/in-depth-research-reports/report/russia-after-putin-report/
Tags: Гайдар, Ельцин, Путин, Россия, Чубайс, внешняя политика, политика, сислибы
Subscribe

  • Д.Травин: «Я – бенефициар системы»

    Возможно, под влиянием продолжающегося голосования, спровоцированного необычным утверждением Д.Травина о А.Собчаке (промежуточные результаты…

  • Две модели оппозиции – вождистская и коалиционная

    В недавней передаче на ЭМ Л.Волков сослался на обнаруженную им высокую оценку работы Координационного совета оппозиции 2012-2013 гг. со стороны…

  • Вожди и коллективы

    Приближение очередного карнавала под названием «президентские выборы» сопровождается усилением предкарнавальной суеты под названием…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Д.Травин: «Я – бенефициар системы»

    Возможно, под влиянием продолжающегося голосования, спровоцированного необычным утверждением Д.Травина о А.Собчаке (промежуточные результаты…

  • Две модели оппозиции – вождистская и коалиционная

    В недавней передаче на ЭМ Л.Волков сослался на обнаруженную им высокую оценку работы Координационного совета оппозиции 2012-2013 гг. со стороны…

  • Вожди и коллективы

    Приближение очередного карнавала под названием «президентские выборы» сопровождается усилением предкарнавальной суеты под названием…