Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Найти подпись майора Каландадзе


Алексей Шмидт сделал перевод на русский язык Отчета полицейского управления Цюриха относительно аутентичности т.н. «приказов №№1 и 2», представленных российской стороной в качестве «вещественных доказательств» агрессивных намерений Тбилиси, проявившихся еще утром 7 августа 2008 г. С мелкими редакционными поправками он воспроизведен ниже.

Из пятистраничного текста внимание заслуживает следующий пассаж Отчета:
«- При сравнении подписей на странице 2 документа Х/1 и странице 3 документа Х/2 заметны различия. На основании представленного материала не представляется возможным сделать однозначный вывод, о том являются ли эти различия индивидуальными особенностями, или же эти подписи принадлежат разным лицам.
- В связи с недостатком сравнительного материала не представляется возможным проверить, принадлежать ли указанные подписи существующим людям или речь идет о подделках (подражание или продукт фантазии). Для ответа на этот вопрос необходимо некоторое количество аутентичных подписей от лиц, которым принадлежит подпись. Так как документы представлены в виде копий, невозможно сделать однозначное заключение об их подлинности, так как не представляется возможным полностью исключить вероятность монтажа
». (Раздел 4.3 указанного Отчета).

Отличия подписи в тексте «приказа №1» (с. 599 Тома III Доклада Евромиссии) от подписи в тексте «приказа №2» (с. 602), принадлежащих, как утверждается, одному и тому же человеку – майору Г.Каландадзе, выглядят довольно очевидными для любого непредвзятого наблюдателя. Каждый человек, сотни раз оставлявший свою подпись на многих документах, знает, что собственная подпись никогда не бывает абсолютно одинаковой. Но она и вряд ли может оказаться столь различающейся, какой она представлена на с. 599 и с. 602 третьего тома Доклада.

Неудивительно, что подписи, принадлежащие майору Каландадзе на документах, представленных российской стороной, принципиально отличаются от подписей майора Каландадзе на приказах, представленных грузинской стороной. Следует заметить, что хотя подписи майора Каландадзе на грузинских документах (с. 627 и с. 629) не идентичны, их отличия друг от друга незначительны, что позволяет сделать предположение, что подписи принадлежат скорее всего одному и тому же человеку.
Поскольку маловероятно, что один и тот же человек мог оставить столь различные подписи, как на сс. 627 и 629, с одной стороны, и на сс. 599 и 602, с другой, то, естественно, возникает простой вопрос:

Какие именно подписи принадлежат настоящему майору Г.Каландадзе?

В принципе именно на этот вопрос и должна была ответить Евромиссия (как, впрочем, и на ряд других). Однако Евромиссия не только не ответила на этот вопрос. Она его не задала полицейскому управлению Цюриха. Более того, она даже его не сформулировала.

Вообще весь текст Отчета полицейского управления Цюриха показывает, что полицейские криминалисты решали ложную задачу – задачу, в лучшем случае бессмысленную, в худшем случае – нацеленную на достижение других целей. Похоже, правильная задача перед полицейскими криминалистами вообще не ставилась.

Согласно п.1 Отчета полиции Цюриха 18 августа 2009 г. Евромиссия обратилась к полиции с целью «проверить упомянутые документы на предмет подделки и иных манипуляций с подписями, печатями, текстом и рукописным текстом».
Это была ложная цель.

Если представленные документы являются фальшивками, изготовленными российскими спецслужбами, то маловероятно, что в них в принципе могли бы быть манипуляции с подписями, печатями, текстом и рукописным текстом. Можно было предположить, что изготовление фальшивок государственной спецслужбой не требует подтирок, наклеек и прочей самодеятельности, поэтому просить цюрихскую полицию проверять подобные манипуляции было просто нелепо.

Если Евромиссия действительно решила бы проверить подозрения о том, что приказы №№1 и 2, представленные ей российской стороной, являются фальшивками (что недвусмысленно утверждает письмо замминистра ИД Грузии Г.Бокерия на с. 621 тома III), и действительно пыталась бы решить задачу «обнаружения фактов», а не их сокрытия, то ее действия должны были бы быть иными.

Тогда Евромиссия должна была бы организовать проведение ряда совсем других экспертиз: содержательной, лингвистической, стилистической, графологической, военной, экспертизы, связанной с местом и временем обнаружения этих приказов, и т.д. Ни одна из требуемых экспертиз не была проведена. Ни одна из них не была даже заказана.

Не убежден также, что полицейское управление Цюриха являлось наиболее подходящим местом для такого рода экспертиз. Как оказалось, в полиции Цюриха не оказалось ни одного лица, способного прочитать текст на грузинском языке. Более того, ссылка в Отчете на некий рукописный текст, сделанный «на первых страницах сверху слева» обоих приказов «возможно кириллическим шрифтом» (с. 3 Отчета, с. 634 Тома III) при видимом отсутствии там слов, написанных кириллицей, и наличии слов, написанных грузинским письмом, проливает некоторый свет на «квалификацию» привлеченных полицейских экспертов.

Тем не менее даже таким цюрихским полицейским задача по проведению необходимых экспертиз не была поставлена. Следовательно, задача проверки приказов №№1 и 2, предоставленных российской стороной, на предмет их фальсификации Евромиссией перед экспертами даже не была сформулирована. Фактически Евромиссия сделала макимум возможного для предотвращения возможного разоблачения фальшивок в рамках своей деятельности.

Подобный подход Евромиссии к экспертному анализу свидетельствует либо о невероятной некомпетентности лиц, сформулировавших задание цюрихским полицейским, либо о сознательном стремлении Евромиссии сохранить максимальную двусмысленность, при которой каждая из соперничающих сторон продолжает настаивать на своем мнении, а однозначный ответ с непредвзятой стороны отсутствует.

Поскольку, как уже отмечалось, Евромиссия не справилась с поставленной перед ней задачей «выявления фактов» – как в целом по отношению к российско-грузинской войне, так и в частности в деле с «приказами №№1 и 2», то эта задача остается на плечах международного сообщества исследователей этой войны.

В качестве одного из необходимых и, как представляется, не очень сложных шагов встает задача осуществления графологической экспертизы подписей, приписываемых майору Г.Каландадзе.

Майор Г.Каландадзе наверняка оставил сотни, если не тысячи, подписей на различного рода документах, найти которые и представить на всеобщее обозрение, как кажется, не должно быть особенно трудным.

Их обнародование поможет дать ответ на один из вопросов российско-грузинской войны, который был поставлен перед Евромиссией, но на который она предпочла не отвечать.

Тем же, кто хочет разобраться в том, кто именно сфальсифицировал приказы №№ 1 и 2, необходимо найти подписи настоящего майора Г.Каландадзе.

Перевод отчета представленного полицейским управлением Цюриха относительно аутентичности грузинских приказов №№1 и 2

Госпоже Хайди Тальявини
Представителю независимой международной

комиссии по расследованию конфликта в Грузии
Цюрих 04.09.09

Исследование документа

Уважаемая госпожа посол,

С приложением к данному письму передаем вам отчет о порученном нам исследовании. Будем рады ответить на возникшие вопросы.

С уважением,

Полиция кантона Цюрих
Отдел криминальной техники
Д-р Петер В.Пфефферли
 

Конфиденциально

Отчет об исследовании документа на предмет признаков подделки

1. Описание.
23 июля 2009 года госпожа Х.Тальявини передала судебной службе естественных наук отделу криминальной техники полиции кантона Цюрих ниже описанные вещественные доказательства. В письме от 18.08.09 к нам обратились с просьбой проверить упомянутые документы на предмет подделки и иных манипуляций с подписями, печатями, текстом и рукописным текстом.

2. Материал исследования.
Х/1 цветная копия двухстраничного документа написанного на машинке
Nr. 1, „07.0130“
Х/2 цветная копия трехстраничного документа написанного на машинке Nr. 2, „07.0515“

3. Методики исследования.
3.1. Исследования рукописного шрифта.

При проведении сравнительного анализа шрифт систематически проверяется на наличие соответствий или несоответствий общих черт и особенностей. Под общими чертами понимается, к примеру, направление штрихов, нажим при письме и способ соединения символов. Область особенностей охватывает все графические следы, которые возникают из своеобразия движений и деталей шрифта. Проверка на подлинность в указанном случае требует обязательного наличия оригинального, адекватного по временным рамкам сравнительного материала.

Указанные документы предоставлены в виде копий с относительно низким качеством передачи рукописного шрифта, что ограничивает возможности анализа. С одной стороны невозможно или ограниченно возможно проведение анализа таких особенностей шрифта, как: нажим на бумагу, направлений штриха, точности движений при письме. С другой стороны, следы, оставленные на оригинале, указывающие на технику производства и всевозможные манипуляции с документом, как правило, определению по копии не поддаются. По вышеуказанным причинам однозначно определить идентичность документа по предоставленным копиям не представляется возможным.

3.2. Исследование на предмет изменений.
Изменения документа могут оставить такие следы, как: признаки механического или химического стирания, применения различных красок, сдвиг текстовых интервалов при добавлении текста и т.д. Наряду с микроскопией и исследованием в инфракрасном и ультрафиолетовом диапазоне в распоряжении криминальных техников имеются широкие возможности.
Так как указанные документы представлены лишь как копии, исследования были сосредоточенны на изменениях, которые представляется возможным определить по копии документа.
При добавлении частей текста часто заметно отклонение в положении вторичных частей текста. Если для добавления используется иная печатная машинка или принтер, это приводит к отклонению в форме знаков от первичного текста. Проверка параллельности строк и вертикальности колонок, а также наложение шрифта позволяет проверить на предмет изменений текста.
Копирование, сканирование и окончательная печать с помощью современных цветных лазерных принтеров оставляют на документах незаметный невооруженным взглядом скрытый код. Этот код возможно оцифровать и в идеальном случае определить с помощью данных производителя место нахождения устройства.

4. Исследования.
4.1. Предварительное оптическое физико-техническое исследование.

Документы Х/1 и Х/2 были основательно исследованы прежде всего методом микроскопии, стереомикроскопии как в инфракрасном, так и ультрафиолетовом спектре на предмет наличия признаков подделки. При этом не было выявлено каких либо ненормальностей.

Объяснение: По представленным копиям документов не представляется возможным определить наличие материально-технических изменений. Это не обязательно означает, что оригиналы документов не были изменены. При качественных подделках с помощью копирования следы изготовления маскируются таким образом, что их определение становиться невозможным.

4.2. Исследование на предмет невидимых следов.
Все без исключения листы указанных документов Х/1 и Х/2 были проверены с обеих сторон на наличие невидимых линий от печатного принтера, при применении электрографического сравнения отпечатков. При этом не удалось добиться видимости релевантных следов.

Объяснение: Отсутствие линий от принтера или других невидимых следов на носителе указывает на то, что с документами обращались с определенной осторожностью, к примеру, не использовали как подкладку при письме. Невидимые следы стирания при копировании не воспроизводятся. Следовательно, из результатов проведенных исследований не может быть сделан вывод, что оригиналы тоже не имеют подобных следов.

Замечание: По просьбе заказчика не было проведено исследование на наличие отпечатков пальцев и следов ДНК.


4.3. Исследование рукописного шрифта.
На обоих указанных документах имеются на первых страницах сверху слева нечитаемые подписи, а также рукописный текст (возможно кириллическим шрифтом) и дата «70808». Внизу справа внутри каждой печати имеются рукописные числа. Обе подписи выглядят быстро написанными, признаки нарушений неопределимы. В обоих случаях не возможно по копии точно определить направление движения руки.

На второй странице документа Х/1 и на третьей станице документа Х/2 в конце текста находиться также нечитаемая подпись. По подобным коротким штрихам точное определение движения руки возможно не во всех случаях.

Объяснение: относительно идентичности упомянутых шрифтов – насколько анализируемо и сравнимо – можно сделать следующие выводы:
- В обоих упомянутых документах Х/1 и Х/2 имеются данные, что записи даты вверху слева и чисел внизу справа сделаны различными людьми.
- При сравнении записей на первой странице документа Х/1 и на первой странице документа Х/2 имеются свидетельства, что обе подписи, а также обе записи чисел принадлежат одним и тем же лицам соответственно.
- При сравнении подписей на странице 2 документа Х/1 и странице 3 документа Х/2 заметны различия. На основании представленного материала не представляется возможным сделать однозначный вывод, о том являются ли эти различия индивидуальными особенностями, или же эти подписи принадлежат разным лицам.
- В связи с недостатком сравнительного материала не представляется возможным проверить, принадлежать ли указанные подписи существующим людям или речь идет о подделках (подражание или продукт фантазии). Для ответа на этот вопрос необходимо некоторое количество аутентичных подписей от лиц, которым принадлежит подпись. Так как документы представлены в виде копий, невозможно сделать однозначное заключение об их подлинности, так как не представляется возможным полностью исключить вероятность монтажа.
- По представленным копиям не представляется возможным сделать выводы об используемых пишущих принадлежностях.

4.4. Материально-технические исследования.
Носитель текста.
Материал носитель документов Х/1 и Х/2 можно описать следующим образом: белая бумага, формат А4, без водяных знаков, оптически осветленная; цвет, плотность, структура бумаги определению не поддается.
Толщина бумаги лежит в одном диапазоне 105 – 108.

Печать.
На основании имеющихся специфических признаков можно заключить, что все страницы были напечатаны на системе, основанной на тонере. На всех без исключения документах возможно определить идентичный код копира. Его анализ показал, что документы были напечатаны на принтере
Canon, как было установлено позднее с помощью печатающего элемента Canon установленного на принтере HP. Более подробную информацию можно получить от производителя принтеров.

Далее заметны совпадающие следы копирования и/или печати. Они выражаются в практически одинаковых артефактах, которые не связаны ни с расстановкой знаков, ни со шрифтом.

Объяснение: Идентично порядочные копир-коды доказывают, что представленные документы были напечатаны на одном принтере. Имеющиеся одинаковые следы могли возникнуть ни от печати оригинала, а однозначно указывают на предшествующее копирование оригинала или копии.

Механический шрифт.
Текстовые записи указанных документов Х/1 и Х/2 были написаны не латинским шрифтом. По этой причине определение формы знаков шрифта невозможно. Однако обращает на себя внимание то, что для производства документа использовался шрифт разного размера. Хотя мы пробовали накладывать некоторые знаки для проверки того, что представленные для обсуждения записи документов Х/1 и Х/2 имеют признаки манипуляций. Но по причине нечетких контуров и незнания формы шрифта грузинского языка невозможно сделать выводы о сравнении имеющейся формы шрифта.

Между документами Х/1 и Х/2 возможно с помощью наложения аналогов (насколько это возможно) выявить горизонтальное искривление.

Объяснение: Применение различных размеров шрифта не редкость и не позволяет делать выводов о добавлении текста.
Описанное искривление аналогичных частей текста может быть объяснено тем, что текст был напечатан с форматированием по всей ширине строки, что как следствие привело к равномерному распределению знаков и слов в строке.

Проверка параллельности строк и вертикальности колонок.
Части текста документов Х/1 и Х/2 были исследованы с помощью 1мм растровой сетки на предмет параллельности строк и вертикальности колонок. При проведении данного исследования каких-либо отклонений выявлено не было.

Однако бросается в глаза то, что у представленных документов левая сторона страницы имеет различные отступы.

Объяснение: Присутствующая параллельность строк и вертикальность колонок доказывает, что либо части текста не были добавлены, либо они были добавлены с высокой точностью. Последнее легко реализуемо при использовании подходящего программного обеспечения.

5. Выводы.
В связи с тем, что были представлены не оригиналы, а копии документов, возможность проверки на наличие манипуляций значительно ограничена. Однако можно сделать следующие выводы:
- оба документа напечатаны на одном принтере.
- не имеется свидетельств о том, что документы были изменены. Соответственно или представлены копии оригинальных документов, или же следы изменений не могут быть обнаружены.

Полиция кантона Цюрих
Руководитель отдела криминально техники
Д-р Петер В.Пфефферли

Полиция кантона Цюрих

Руководитель судебной естественнонаучной службы

Д-р Рольф Хофер

Том III Доклада Евромиссии о российско-грузинской войне, с. 630-637

Tags: Тальявини, информвойна, российско-грузинская война, спецметоды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments