Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Ничего не поняли, ничему не научились


Выступая на открытии международной конференции "Россия и мир – вызовы нового десятилетия", проходящей в Академии народного хозяйства (АНХ), первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов выразил уверенность: ход экономического кризиса подтвердил эффективность социально-политических институтов, убедил в правильности проводившейся макроэкономической политики, подчеркнул необходимость и важность создания резервов. С такой оценкой ситуации не согласен президент Института экономического анализа, бывший советник президента Андрей Илларионов.

- Невозможно не обратить внимания на первые три тезиса выступления вице-премьера Шувалова, с которыми, строго говоря, трудно согласиться.  

Первый тезис Шувалова: кризис показал эффективность социально-политических институтов, сформировавшихся в России. Иными словами, это такая вежливая конструкция, оправдывающая систему политического авторитаризма, оказавшуюся якобы эффективной в условиях экономического кризиса. С этим согласиться невозможно - не только потому, что это противоречит собственным представлениям о том, что является наиболее эффективной политической системой; но это противоречит также и международному опыту. Среди стран "двадцатки" падение объемов экономической деятельности у России оказалось наиболее значительным. Степень развала политических и правовых институтов в России оказалась наибольшей по сравнению с другими странами - не только демократическими, но даже и авторитарными; например, с Китаем. В Китае, вне всякого сомнения, действует авторитарная политическая система, но его правовая система тем не менее находится на несопоставимо более высоком уровне, чем правовая система в России. Последний кризис продемонстрировал: политическая система, созданная в нулевые годы, является наименее эффективной в международном масштабе, приводящей к наиболее серьезным потрясениям и наиболее серьезному экономическому ущербу среди всех других возможных политических систем.

Второй прозвучавший тезис заключался в том, что прошедший кризис показал успешность проводившейся макроэкономической политики. Это насилие над реальностью: именно проводившаяся макроэкономическая политика - и фискальная, и денежная, и курсовая - привела к началу экономического кризиса в России в январе 2008 года - за 8 месяцев до того, как кризис начался в США. Нет никакой логической модели, которая бы позволила объяснить начало российского экономического кризиса американским кризисом. Российский кризис спровоцирован российской правительственной политикой. К этому следует добавить, что наиболее тяжелая фаза кризиса, - осенние месяцы 2008 года и зима 2008-2009 года, во время которой произошло катастрофическое падение экономической активности на территории страны и колоссальное падение промышленного производства, - является результатом ошибочных действий властей. Власти не только не смогли остановить или даже смягчить этот спад (а спад оказался глубочайшим), но и привел одновременно к колоссальному падению валютных резервов - на 200 миллиардов долларов. Ни одна другая страна мира не заплатила за столь глубокий экономический кризис столь высокую цену в виде падения валютных резервов.

И, наконец, третий тезис - касающийся справедливости создания резервов в Стабфонде - требует очень серьезной коррекции. Макроэкономическая политика предшествовавшего периода была нацелена на создание резервов стабилизационного фонда, использование которых могло быть осуществлено только за пределами России, а не внутри страны. Правительство же направляло эти средства не только на поддержку неэффективной, унаследованной от советской системы пенсионной системы, но и – причем в гораздо большем объеме - на финансирование и поддержку бизнесменов, приближенных к правительству. Поэтому хотя крупные резервы действительно были созданы, они были направлены вовсе не на то, на что должны были быть направлены.

То, что было высказано в выступлении первого вице-премьера Шувалова, показывает: власти ничего не поняли и ничему не научились. Они не поняли, из-за чего произошел кризис. Они не поняли и даже пропустили тот экономический бум, который состоялся в 2009 году. Бум, который начался в промышленности в марте прошлого года и достиг своего пика в августе, сентябре и октябре прошлого года, а сейчас быстро выдыхается. На смену ему придет либо вялый рост, либо, возможно, даже стагнация. Мне не кажется, что будет вторая волна кризиса, о которой иногда говорят. Она уже технически не может произойти, потому что период роста длится уже более 6 месяцев. Поэтому даже если произойдет новый спад, он не может характеризоваться в качестве второй волны этого кризиса, это будет уже новый кризис.

Власти действительно продемонстрировали высокую эффективность в начале экономического спада - в том, что касается его углубления и расширения его масштабов. Правительство практически не имело никакого отношения к восстановлению экономического роста, но зато вновь оказалось достаточно эффективным в действиях по замедлению того экономического роста, который начался в прошлом году.

Некоторые выступления на конференции оставляют впечатление, что выступающие не совсем понимают предмет, о котором они высказываются. Та дискуссия, какая развернулась с сентября прошлого года о модернизации, показала, что техническая, технологическая, экономическая модернизация без политической либерализации и демократизации - это, по сути дела, возрождение неосталинизма. В нашей стране этот опыт уже был, он хорошо известен каждом взрослому человеку, известно, к чему это приводит. Неосталинизм не исключает того, что в течение какого-то периода возможны периоды экономического роста, в том числе и достаточно быстрого экономического роста. Он не исключает того, что на отдельных направлениях могут быть достигнуты существенные прорывы в технических и научных решениях. Авторитарная или тоталитарная система способна обеспечивать концентрацию значительных ресурсов - крайне неэффективных, но в большом количестве - на отдельных направлениях. Но в целом неосталинизм означает деградацию общества; означает институциональную и правовую катастрофу для людей, живущих в таком обществе. Поэтому для тех, кто хотел бы осуществления модернизации российского общества, политическая либерализация в России является не только необходимым элементом модернизации, но и необходимым предварительным элементом любой такой модернизации.

http://www.svobodanews.ru/content/article/1935916.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments