Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

К чему был «глух» Гайдар


По просьбе журнала «Русский Форбс» Михаил Киселев, бывший депутат РСФСР и Ленсовета, инициатор, главный автор и основной «лоббист» Указа «О свободе торговли» от 29 января 1992 г. (см.: http://aillarionov.livejournal.com/158205.html)
рассказал о том, как создавался и принимался этот исторический Указ.

П.С.
Михаил Киселев ниже: http://aillarionov.livejournal.com/164170.html?thread=9786954#t9786954 поясняет, что название материала в журнале «Русский Форбс» не является ни его собственным, ни согласованным с ним. Авторское название - "Свобода торговли и свобода от государства". С учетом авторских замечаний уточнено также название поста.

«Указ «О свободе торговли» со временем стал символом эпохи «гайдаровских реформ», хотя и не был таковым исторически, ибо правительство реформаторов вовсе не действовало сознательно в его экономической логике и, более того, изначально даже не планировало вводить такую норму...

...я оказался в качестве ученика в составе группы, из которой впоследствии родилась «гайдаровская команда»...

Главное различие состояло между условными «дирижистами» и «либералами». Большая и более статусная часть группы во главе с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом профессионально сформировалась в работе над различными вариантами реформ социалистического «хозяйственного механизма» и на опыте венгерских и югославских преобразований. И потому исходила из модели реформирования в рамках сохранения контроля и директивной управляемости — административной или же, желательно, монетарной, но именно управляемости. Более же либеральное крыло, в правительство в итоге не пошедшее, идеологами которого были Виталий Найшуль и Борис Львин, стремилось к большей логической цельности...

Идея отдельной нормы, отменяющей все торговые ограничения и таким образом жестко взрывающей старые формальные нормы и стереотипы поведения и поощряющей предпринимательскую инициативу населения, была известна по опыту реформ Бальцеровича... Но подготовленные к октябрю 1991-го на 15-й даче в Архангельском проекты исходили именно из идеи «контролируемого», дозированного и управляемого реформирования и, естественно, такого рода норм прямого действия не включали. Тогда к моим робким аргументам относительно непоследовательности, в том числе и в этом вопросе, Егор Тимурович остался глух. И лишь к концу декабря, когда критическая ситуация со снабжением в городах стала очевидной, я, постоянно к этой теме возвращаясь, получил добро на подготовку соответствующего проекта со стороны Сергея Васильева, к тому моменту директора Рабочего центра экономических реформ при правительстве. Таким образом, указ «О свободе торговли» появился не как идейно логичная мера реформаторов, а как мера, скорее вынужденная обстоятельствами. И симптоматично, что готовило и согласовывало его не само правительство, а некий «инициативщик».

В процессе написания самого текста участвовали два бывших подполковника МВД, которые, видимо (сам я это уже плохо помню, эту деталь напомнил мне Симон Кордонский), и указали на отдельные из конкретных ограничений, снятие которых необходимо было оговорить специально. Итоговый вариант, согласованный с Васильевым, был затем мною завизирован у [вице-премьера Сергея] Шахрая и в необходимых для такого рода проектов инстанциях администрации президента. Для апробации возможной реакции милиции специально беседовал с Аркадием Мурашевым, в то время главой московского ГУВД. И лишь уже окончательно готовый для подписи президентом вариант мы с Алексеем Головковым, главой аппарата правительства и моим давним единомышленником, предъявили вице-премьеру по экономике, как бы поставив Гайдара уже перед фактом. Не скажу, что реакция его была воодушевленной. Но после некоторых колебаний он согласился его завизировать и передать на подпись Ельцину.

Однако история на этом не закончилась. Указ все не появлялся, а через некоторое время меня пригласили на совещание к Гайдару, где в качестве проекта указа обсуждался мой текст, дополненный целым рядом принципиальных поправок, полностью выхолащивающих его практическое и идейное содержание. Боязнь потери контроля, пусть и иллюзорного, брала свое. Как я впоследствии понял, инициатором правки был [близкий к реформаторам из правительства российский депутат] Петр Филиппов, инициативу которого Гайдар с радостью подхватил, почему в своих воспоминаниях и приписывает авторство указа именно Филиппову. На совещании в первую очередь усилиями Васильева часть этих правок удалось отвести. Но в подписанный президентом указ все же вошли такие несуразные и прямо вредительские пункты, как «предельные торговые надбавки». Т. е. традиция под видом контроля создавать поводы для административного рэкета восходит к самым первым и, казалось бы, даже наиболее радикальным действиям «правительства реформ».

После этой истории, и особенно когда в течение пары месяцев стала очевидностью проинфляционная политика правительства, я окончательно дистанцировался от «гайдаровской команды». Никакого «шока» не было — вместо разумной и последовательной хирургической жесткости было отрубание кошке хвоста по частям, с особым «гуманизмом»

Весь текст здесь:
http://www.forbesrussia.ru/node/40820/

Tags: Гайдар, реформы, свобода, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments