Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Смерть Сергея Магнитского


«Мать, Наталья Николаевна Магнитская: «Почему вы не даете мне свидания с сыном?»
Следователь Сильченко: «Потому что не считаю это целесообразным».
Мать: «Неужели, если вы мне позволите увидеть сына, это помешает ходу следствия?»
Сильченко: «У вас женская логика!»
Мать: «Мне дали разрешение на телефонный разговор с сыном. Как это можно осуществить?»
Начальник СИЗО, Иван Прокопенко: «Никак! У нас нет для этого технической возможности».
Сергей Магнитский провел в тюрьме год без одной недели. За это время он виделся с женой и матерью один раз в течение одного часа.
Мать: «Я передала своему сыну, Сергею Магнитскому, лекарства. Почему он их не получил?»
Голова в окошечке: «Их случайно отдали в другую камеру».
Мать: «Но они ему срочно необходимы!»
Голова в окошечке: «Передадите на следующей неделе!»
...
Гаусс провела осмотр, Магнитский дал письменное согласие на лечение. И вдруг он якобы начал буйствовать.
Будто бы поднял кушетку и два раза ударил об пол. Кричал: «Не трогайте мои вещи, зачем вы досматриваете мои сумки!» Доктор Гаусс, вызвала «усиление» — восемь человек — и психиатрическую бригаду «скорой». На больного, поступившего с острым приступом панкреонекроза, надели наручники и завели в бокс. Врач Гаусс ушла к себе.
О дальнейшем лжет справка-выписка из медкарты:

«18.30. Осмотр дежурным хирургом. Диагноз: острый холицистопанкреатит. Госпитализация в хирургическое отделение. 19.00. Больной ведет себя неадекватно. Разговаривает «с голосом»: дезориентирован, кричит, что его хотят убить. Состояние расценено как острый психоз. Вызвана психиатрическая бригада 03, № наряда 904253. Телесных повреждений нет, за исключением следов от наручников на обоих запястьях. Больному до приезда психиатра планировали провести спазмолитическую терапию. Однако проведение было невозможно из-за агрессивного поведения. В 21.15 вновь осмотрен в связи с ухудшением состояния больного. При осмотре врачом-психиатром состояние больного резко ухудшилось. Потерял сознание. Начаты реанимационные мероприятия (непрямой массаж сердца и искусственная вентиляция легких подушкой Амбу). Больной доставлен в ПИТ, где проведены реанимационные мероприятия, введение гормонов. Реанимация в течение 30 минут. 21.50 —  биологическая смерть».

Ничего этого в действительности  не было. Борщев и его коллеги нашли в закрытой, как режимный объект, структуре «Скорая помощь» врача, который возглавлял ту психиатрическую бригаду.
Этот человек дал ключевую информацию: «скорая» приехала через 15 минут, но ее не пустили в тюрьму. Врачи больше часа сидели в машине у ворот. Фельдшера Сашу, который якобы был с Магнитским, попросили погулять в коридоре. Последний час своей жизни Магнитский провел наедине с «усилением»…
Когда наконец пропустили врачей, они увидели: в камере на полу лежит человек. Им оставалось только констатировать смерть.
...
История Магнитского..., как под лупой, собрала и укрупнила все метастазы системы, прочно укорененной в государстве, которым руководят два выпускника юридического факультета».
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/027/01.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments