April 12th, 2010

Туман рассеивается


1) Максим Саморуков:
...почему президенту Качиньскому пришлось лететь в Катынь именно сегодня, а не в среду. А получилось это из-за особых отношений премьеров Туска и Путина. Качиньский много лет летал в Смоленск в день памяти жертв Катыни. Летал как частное лицо, российские власти на его визиты не реагировали. В этом году отношения с Польшей стали налаживаться, и в Москве решили, наконец, закрыть вопрос Катыни. Путин пригласил польского премьера Дональда Туска вместе почтить память репрессированных под Смоленском. Качиньского, известного своими антироссийскими выпадами, никто приглашать не стал. Поначалу Качиньский тоже хотел ехать вместе с Туском. Но потом понял, что президенту являться на встречу двух премьеров, да еще и без приглашения, – это слишком сильное нарушение дипломатического протокола, поэтому перенес свою поездку на более поздний срок. Вывод для сторонников польского президента очевиден: Туск и Путин, играя в политику на исторической памяти, довели до гибели Качиньского, для которого все это было действительно серьезно.
http://slon.ru/blogs/samorukov/post/352997/

2) Павел Плюснин, российский диспетчер:
- Каким образом состоялся ваш вчерашний разговор с экипажем?
- Им было предложено уйти на запасной аэродром. Они отказались.
- Вы им предложили?
- Да.
- По какой причине?
- Потому что я смотрю, погода стала ухудшаться.
- И какой был ответ?
- Ответ: "У меня топливо позволяет, я сделаю один проход и уйду на запасной аэродром, если не сяду".

...
- Что дальше? Он сказал, что уйдет еще на один круг и пойдет на запасной аэродром, так?
- Нет, он сказал, что если не сядет, то уйдет на запасной аэродром.
- А ваши действия какие дальше были?
- Дальше все как говорилось. Не могу вам больше говорить.
...

- Нет, нет, по-другому. Один заход выполнил и все. Потом пошел на посадку.
- И пошел на ту посадку, которую вы ему запрещали?
- Я не мог запрещать, я ему рекомендовал, что ее не надо выполнять!

http://www.lifenews.ru/news/20288

3) Томаш Петржак, польский летчик:
При этом президент Польши Лех Качиньский вряд ли мог требовать от пилота идти на смертельный риск, а вот российские диспетчеры, по мнению Петржака, дали нечеткие команды. «По имеющейся у меня информации, президентский борт заходил на посадку один раз, разговоры про четыре попытки посадить самолет — это спекуляции», — заявил летчик. Он также отметил, что по сложившейся практике пилоты предпринимают две попытки посадить лайнер, если это не получается, они уходят на запасной аэродром... По мнению президентского летчика, причиной крушения стало то, что сотрудники военного аэродрома не закрыли его для полетов. «Были высказаны предложения не совершать здесь посадку. Но если аэропорт не уверен в способности принять самолет, он должен быть закрыт, — считает Томаш Петржак, — Но было сказано: „вы можете направиться в другой аэропорт“. Была возможность выбора, и, естественно, пилот начал снижение, чтобы оценить свои возможности».
http://www.infox.ru/accident/incident/2010/04/11/Spyecialistyy_nachal.phtml

4) Сергей Веревкин, бывший замначальника аэропорта Внуково:
Посадочное оборудование было или стало неисправным и выдавало неверные условия по видимости. Которые передавались диспетчером на президентский борт. И только после очередной попытки посадки диспетчер что-то заподозрил и посоветовал командиру борта уйти на запасной аэродром. Но правды не сказал, потому что не знал ее сам.
http://www.specletter.com/politika/2010-04-10/print/neuzheli-my-opjat-skryvaem-pravdu.html

П.С.
По просьбам коллег воспроизвожу этот же абзац из уточненного текста С.Веревкина из его блога:
"Посадочное оборудование было или стало – неисправным и раз за разом выдавало неверные условия по видимости. Которые раз за разом передавались диспетчером на президентский борт. И только после очередной попытки (жалко не сказано – после какой) диспетчер посадки что-то заподозрил, и посоветовал командиру борта уйти на запасной аэродром. Но правды не сказал – потому что не знал (теорию заговора я все же отметаю полностью)!"

Весь уточненный текст С.Веревкина в его блоге:
http://sergey-verevkin.livejournal.com/42167.html

П.П.С.
Пилот разбившегося польского самолёта досконально знал русский язык, и ему был знаком смоленский аэродром. Об этом сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на варшавскую прессу. Ранее российские авиадиспетчеры говорили, что лётчик Аркадий Протасюк дескать не справился с русским языком и, возможно, поэтому не прислушался к совету приземлиться на другом аэродроме.
Оказывается, именно Протасюк был одним из пилотов, которые за три дня до катастрофы вели другой самолёт, с премьером Туском, который также приземлялся в Смоленске.
http://www.echo.msk.ru/news/671409-echo.html

Непроизнесенная речь Леха Качиньского


П.С. от 18 апреля 2010 г.
Как недавно выяснилось, это письмо Л.Качиньского Катыньским семьям. Настоящий текст непроизнесенной речи 10 апреля находится здесь: http://aillarionov.livejournal.com/193472.html

Наиболее трагичная остановка польской Голгофы
("Rzeczpospolita", Польша)

Речь президента Польской Республики Леха Качиньского, которую он должен был произнести 10 апреля 2010 года на польском военном кладбище в Катыни во время траурных мероприятий, приуроченных к 70-й годовщине катынского преступления.

Лех Качиньский (Lech Kaczyński)

Уважаемые представители Катынских семей! Уважаемые господа!

В апреле 1940 года были убиты более 21 тысячи польских заключенных из лагерей и тюрем НКВД. Этот акт геноцида был совершен по воле Сталина, по приказу высших советских властей. Чудовищной кульминацией союза Третьего рейха и СССР, пакта Молотова-Риббентропа и нападения на Польшу 17 сентября 1939 года стало катынское преступление. Не только в лесах Катыни, но также в Твери, Харькове, в других известных и еще неизвестных местах казней были убиты граждане Второй Польской Республики - люди, составлявшие основу нашей государственности, непоколебимые в своей службе отчизне. В то же самое время семьи убитых и тысячи жителей довоенных Кресов были высланы вглубь Советского Союза, их невыразимыми мучениями отмечен там путь польской Голгофы Востока.
 

Самой трагической остановкой на этом пути явилась Катынь. Польские офицеры, священники, служащие, полицейские, сотрудники пограничной охраны, тюремные работники были уничтожены без процессов и приговоров. Они стали жертвами необъявленной войны. Их убийство было совершено с попранием прав и конвенций цивилизованного мира. Их достоинство – как солдат, поляков и людей – было растоптано. Рвы смерти должны были навсегда скрыть тела убитых и правду о преступлении. Мир должен был никогда этого не узнать. У семей жертв отняли право на публичный траур, на то, чтобы оплакать и достойно почтить память своих близких. Земля скрыла следы преступления, а ложь должна была стереть его из людской памяти.

Сокрытие правды о Катыни – последствие решения тех, кто привел к совершению этого преступления – стало частью фундамента политики коммунистов и послевоенной Польши: краеугольной ложью Польской Народной Республики. Это было время, когда за память и правду о Катыни приходилось платить высокую цену. Но близкие убитых и другие смелые люди верно стояли за эту память, охраняли ее и передавали следующим поколениям поляков. Они пронесли ее через весь период коммунистического правления и доверили своим соотечественникам в свободной, независимой Польше. Поэтому всем им, а особенно Катынским семьям, мы обязаны выразить наше уважение и признательность. От имени Польской Республики я выражаю глубочайшую благодарность за то, что охраняя память о своих близких, вы сберегли столь важную сферу нашего польского сознания и идентичности.

Катынь стала болезненной раной польской истории и на долгие десятилетия отравила отношения между поляками и русскими. Так сделаем же так, чтобы катынская рана могла наконец окончательно зажить и затянуться. Мы уже на верном пути. Мы, поляки, ценим то, что сделали в последние годы россияне. И этим путем, сблизившим наши народы, мы должны двигаться дальше, не останавливаясь и не отступая назад.

Все обстоятельства катынского преступления должны быть полностью изучены и расследованы. Важно, чтобы на юридическом уровне была зафиксирована невиновность жертв, чтобы были открыты все документы, касающиеся этого преступления, чтобы катынская ложь навсегда исчезла из общественного пространства. Мы требуем этих действий, прежде всего, ради памяти жертв и уважения к страданиям их семей. Но мы требуем их и во имя общих ценностей, которые должны составлять фундамент доверия и партнерства меду соседними народами во всей Европе.

Воздадим же вместе дань памяти убитым и помолимся над и головами.
Слава героям!
Слава их памяти!

http://www.inosmi.ru/europe/20100412/159226876.html

Оригинал:
http://www.rp.pl/artykul/2,460070_Najtragiczniejsza_stacja_polskiej_Golgoty.html