September 13th, 2011

Языки дипломатии


Фраза Д.Камерона на пресс-конференции в Кремле:
"We discussed the need to ensure security and confidence for Georgia and Russia implementing the 2008 ceasefire in full"
http://www.number10.gov.uk/news/pms-press-conference-in-moscow/ ,
похоже, допускает несколько версий перевода:
1. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России, полностью выполняющих соглашение 2008 г. о перемирии».
2. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и Россию, полностью выполняющую соглашение 2008 г. о перемирии».
3. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России в ходе выполнения [ими, ею] соглашения 2008 г. о перемирии в полном объеме».
4. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России при условии выполнения [ими, ею] соглашения 2008 г. о перемирии в полном объеме».
 
Хотя исходя из контекста складывается впечатление, что смысл подготовленной спичрайтерами и прочитанной Камероном фразы близок к третьей и четвертой версиям перевода, с чисто лингвистической точки зрения, допустимы, похоже, все приведенные варианты. Следует отдать должное мастерству профессионалов британской дипломатической службы, оставивших себе немалое пространство для возможных маневров внутри и вне страны при различных вариантах последующих интерпретаций произнесенного текста.
 
Кремлевская пресс-служба решила проблему перевода этой фразы в своем духе. Она просто не включила ее в опубликованную стенограмму:
http://kremlin.ru/transcripts/12663
 
Об искусстве перевода и других коллизиях опубликованных текстов пресс-конференции на русском и английском языках см.:
http://springator.livejournal.com/64472.html
http://bbb.livejournal.com/2325218.html

Оценил

Текст курсивом в квадратных скобках – подстрочный перевод текста стенограммы, размещенной на сайте премьер-министра Великобритании:
http://www.number10.gov.uk/news/pms-press-conference-in-moscow/
Последняя фраза ответа Медведева отсутствует на сайте британского премьера.
 
ВОПРОС: Премьер-министр, каким образом Вы можете приехать сюда, продвигая британский бизнес, а при этом человек, который был убит, Литвиненко, его убийца не был экстрадирован? И обещайте, что Вы поднимете этот вопрос, когда будете беседовать с премьер-министром России.
[Премьер-министр, я по-прежнему до конца не понимаю. Как Вы можете приезжать сюда, чтобы бить в барабан для британского бизнеса, в то время как подозреваемый убийца Александра Литвиненко находится под протекцией Российского государства? Я не понимаю, как Вы можете отложить этот вопрос и не быть обвиненным в том, что цените торговлю важнее прав человека?]
Д.КЭМЕРОН: ...что касается проблемы с Литвиненко [вопроса о Литвиненко]. Тот факт, что два правительства не согласны друг с другом, мы не согласны по данному вопросу, и это важный вопрос [для Соединенного Королевства]. Я никоим образом не пытаюсь его замять. Вильям Хейк выступал по этой теме за один день до поездки [Вильям Хейг говорил с вдовой Литвиненко перед поездкой в Россию], и это по-прежнему остаётся проблемой между Россией и Великобританией. Мы не изменили нашей позиции по данному вопросу, и Россия не изменила своей позиции. Но я не думаю, что это означает, что мы должны полностью заморозить все наши взаимоотношения. То, что нам нужно сделать как двум зрелым и разумным странам, – это попытаться посмотреть, не можем ли мы выстроить взаимоотношения, которые были бы в наших взаимных интересах и охватывали бы важные сферы, способствовали бы развитию обеих стран.
Мы хотим роста инвестиций и рабочих мест, мы хотим прогресса и стабильности на Ближнем Востоке, мы хотим решать проблемы, связанные с распространением ядерного оружия и опасностью, что ядерное оружие окажется не в тех руках. Есть двусторонняя повестка дня между Россией и Великобританией, которую следует продвигать вперёд, а также есть целый набор международных вопросов, когда мы встречаемся в формате «восьмёрки», «двадцатки» по вопросам изменения климата и по другим вопросам. Мы пытаемся работать с этим, мы не откладываем эту проблему в сторону, мы говорим, что есть несогласие по данному вопросу. Наше мнение не изменилось, но мы должны работать над тем, чтобы развивать наши отношения за рамками этой проблемы.
Именно поэтому господин Медведев пригласил меня в Россию, и я согласился посетить Россию, и мне очень приятно, что я приехал с визитом.
[Я думаю, что это правильно делать, и поэтому когда Дмитрий Медведев попросил меня приехать в Россию, я согласился приехать и получил наслаждение от этого визита. Сейчас для ответа на вопрос о моих разговорах на Черном море в Ялте, я дам возможность ответить Дмитрию].
 
ВОПРОС: ...Президент Медведев... КГБ пытался в 1985 году каким-то образом привлечь господина Кэмерона к работе. [Президент... Г-н Кэмерон упомянул сегодня утром, что КГБ пытался завербовать его во время его поездки сюда в 1985 г.] Как Вы думаете, он был бы [стал бы] хорошим агентом КГБ?
Д.КЭМЕРОН: Позвольте мне? Вообще, ответ на последний вопрос – «нет», давайте чётко это скажем.
Д.МЕДВЕДЕВ: ...И, наконец, отвечаю на последнюю часть вопроса. Я уверен, что Дэвид был бы очень хорошим агентом КГБ...
http://kremlin.ru/transcripts/12663