Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

"В поведении этого правительства я вижу ПНР-овскую установку"




У нас нет причин доверять русским ("Rzeczpospolita", Польша)

Из сюжета: Авиакатастрофа под Смоленском (351 материал)

Теги: Политика, Европа, Авиакатастрофа под Смоленском, Мировые СМИ, Катынь, Польша

Пётр Зыхович (Piotr Zychowicz)

3.05.2010, 14:41

 

Photo: EPA

Русские должны сказать: погиб ваш руководитель, вы это дело выясняйте. Это они должны помогать в нашем расследовании, а не наоборот, - говорит Яцек Тшнадель в беседе с Петром Зыховичем

Пётр Зыхович: На своём сайте в интернете вы поместили открытое письмо премьеру Дональду Туску, в котором призываете к «образованию независимой Международной Технической Комиссии для исследования причин катастрофы» под Смоленском.

Яцек Тшнадель: Да, и отклик на это письмо превзошёл самые смелые ожидания. Мой скромный сайт посетили несколько десятков тысяч человек, из них 13 тысяч подписали обращение. Много известных людей и много простых поляков. Дошло до того, что мой сайт не выдержал такого нашествия, и бывали моменты, когда он не работал. Обычно у меня одновременно бывает два-три гостя, на этот раз на сайт заходили сразу по 300-400 интернавтов Это показывает, как сильно беспокоит поляков то, каким образом ведётся расследование по делу о катастрофе.

Пётр Зыхович: А что вас беспокоит в этом расследовании?

Яцек Тшнадель: То, что ведётся оно, собственно говоря, российской стороной. Наши прокуроры играют в нём незначительную роль. А ведь мы говорим о смерти президента Речи Посполитой, главы нашего государства! К сожалению, со стороны правительства Дональда Туска и самого премьера я не вижу воли решительно потребовать от российской стороны передать расследование Польше. Я понимаю, что есть определённые международные правила, которые говорят, что расследование ведёт страна, на территории которой произошло катастрофа. Однако в ситуации столь исключительной следует отказаться от этого принципа.

Пётр Зыхович: Правительство утверждает, что оно довольно тем, как русские ведут расследование.

Яцек Тшнадель: Ну, что ж. То, что чёрные ящики нашего самолёта исследуют русские, не вызывает у меня удовольствия. Мало того, говорят, русские дадут нам только сделанные ими копии записей, стенограммы с плёнок, но самих чёрных ящиков не отдадут. Но ведь это польская собственность! Каждый кусочек, каждая часть этого самолёта были куплены нами. Как можно не отдать нам нашу собственность? Как это можно, что наши прокуроры должны обращаться к русским по поводу передачи нам записей? Это оскорбляет нашу честь, оскорбляет наш национальный суверенитет.

Пётр Зыхович: Русские относятся к Польше снисходительно?

Яцек Тшнадель: Это ещё мягкое определение того, что происходит. Но что меня более всего ужасает и почему я написал моё открытое письмо премьеру, это тот факт, что наши власти принимают это без каких-либо протестов. Мало того, ещё заискивают перед русскими. Идея созвать комиссию, состоящую из независимых заграничных экспертов, родилась из того, что я не доверяю ни русским, ни - мне горько говорить об этом - польским следователям.

Пётр Зыхович: Почему вы не верите русским?

Яцек Тшнадель: Видите ли, я прекрасно помню, как в 1943 году в Кракове «Гонец Цодзенны» объявил, что Катыни найдены массовые захоронения польских офицеров. С самого начала я очень интересовался этим делом. Поскольку немцы хотели отвести от себя все подозрения, была созвана именно международная комиссия для выяснения вопросов по Катыни. На неё плевали, возмущались страшно. Но эти специалисты из разных стран великолепно зарекомендовали себя. Их вердикт был честным. А Советы организовали собственную комиссию, комиссию Бурденко, вердикт которой был полностью фальсифицирован. Некоторое время тому назад я был в Катыни и разговаривал с тамошним старым крестьянином. Сначала он не хотел говорить, но дочь убедила его, что его уже за это «никуда не сошлют». Он рассказал мне, как работала комиссия Бурденко, которая вызвала его в качестве свидетеля. Они ему даже не дали прочитать то, что он подписал!

Пётр Зыхович: Вы говорите о Советском Союзе, а мы сегодня имеем дело с Россией.

Яцек Тшнадель: Но в современной России необыкновенно сильно тяготение к авторитаризму. Напомню, что страной правит бывший агент КГБ, член клана чекистов. Его отец был в НКВД, а дед был поваром Ленина. Сегодня его потомок руководит государством с имперскими амбициями, государством, недружественным Польше. Кажется, всё это должно прямо-таки склонять к осторожности, к недоверию по отношению к русским следователям. К сожалению, наше правительство игнорирует этот контекст и восторгается якобы великолепным поведением русских.

Пётр Зыхович: Представитель правительства Павел Грась сказал, что «любое вмешательство правительства в процесс исследования [причин катастрофы] было бы очень плохо воспринято».

Яцек Тшнадель: Это кошмар. Это путь к уничтожению нашего суверенитета. Для этих людей важнее, чтобы они не были «плохо восприняты» русскими, нежели то, чтобы выяснить обстоятельства смерти их президента. Ведь никто не велит им лезть в драку с Россией. Никто не велит им угрожать, что если мы не получим чёрных ящиков, то взорвём мавзолей Ленина. Речь идёт просто о решительном выступлении в защиту наших государственных интересов. К сожалению, в поведении этого правительства я вижу ПНР-овскую установку. Опасение обидеть и рассердить Большого Брата. Кто-то написал в интернете, как бы это выглядело, если бы под Смоленском разбился Air Force One. Немедленно в Россию прилетели бы 15 американских реактивных самолётов, наполненных армией следователей и экспертов. И это они до последней частички собрали бы обломки машины, и это они вели бы расследование. Никакое сильное суверенное государство не позволило бы того, что сейчас делают с нами русские.

Пётр Зыхович: Какое поведение российской стороны удовлетворило бы вас?

Яцек Тшнадель: Передача расследования смерти польского президента и катастрофы польского самолёта в руки Польши. Русские должны сказать: погиб ваш руководитель, вы это дело выясняйте. Это они должны помогать в нашем расследовании, а не наоборот. Таким образом они показали бы, что намерения их чисты. И вокруг дела не было бы никаких недоговорок. Если бы они так сделали, пророссийская эйфория, которую можно наблюдать в польских СМИ и среди польских политиков, была бы действительно обоснованной. Если бы жив был президент Качиньский, он никогда бы не позволил того, что мы сегодня наблюдаем.

Пётр Зыхович: Почему?

Яцек Тшнадель: Потому что это был человек совершенно иной этики. Президент происходил из типичной интеллигентной семьи с довоенным костяком. Я с его матерью десять лет работал в Институте Литературных Исследований, я знаю эту семью. Она была очень похожа на мою. Братьев Качиньских воспитывали в духе огромного уважения к суверенитету, достоинству польского государства. Для них сервилизм по отношению к кому-то из соседей был совершенно неприемлем.

Яцек Тшнадель (родился в 1930 году) - писатель, поэт, литературный критик и публицист, автор знаменитой книги «Гражданский позор», а также многих рассказов и эссе на тему Катыни (в том числе «Возвращение расстрелянной армии»). Председатель Совета Польского Катынского Фонда, входит в состав жюри Литературной Награды им. Юзефа Мацкевича. В 1997 году получил от Института Юзефа Пилсудского в Нью-Йорке Награду им. Ежи Лойека за «борьбу с фальсификацией и предательством в национальной жизни».

http://rus.ruvr.ru/_print/7335997.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments