Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Польские комментарии – 2


«По состоянию на 50 м не увидите землю, уходите», — сообщил диспетчер, слова которого на минувшей неделе цитировала газета Rzeczpospolita со ссылкой на показания лейтенанта Артура Воштыла. На допросах в военной прокуратуре Польши пилот Як-40 рассказал, что разговаривал с экипажем Ту-154 во время полета в Смоленск и слушал радиообмен — диспетчер сообщил пилотам, что видимость составляет 400 м, и сказал про вариант ухода с высоты 50 м.
...источник газеты Wyborсza в прокуратуре подтвердил: показания пилота зафиксированы на 1165−й странице материалов уголовного дела. В общей сложности Воштыл трижды был на допросах у военных следователей. Главная военная прокуратура Польши теперь разбирается, каким образом информация о допросе пилота попала в СМИ...
Ремигиуж Мусь, бортинженер Як-40, рассказал, что тоже слышал разговор диспетчера с экипажем Ту-154. Как сообщил летчик в интервью TVN24, все три самолета, совершавшие посадку в условиях густого тумана 10 апреля, получали от диспетчера команду снижаться до 50 м...
В стенограмме расшифровки «черных ящиков», где из-за шума отсутствует около 25% переговоров, фразы диспетчера, на которую указывают Артур Воштыл и Ремигиуж Мусь, нет. Рекомендация диспетчера по поводу высоты снижения зафиксирована лишь в 10.35: «От 100 м будьте готовы к уходу на второй круг. Посадка дополнительно», вторая фраза означает, что перед дальнейшим снижением потребуется вновь выйти на связь с диспетчером и уточнить условия совершения посадки. Однако Ремигиуж Мусь утверждает, что именно тогда он услышал не 100, а 50 метров. Через минуту после этого сообщения в стенограмме зафиксированы семь неразборчивых реплик, произнесенных в общей сложности за 20 секунд, с 10.36.36 до 10.36.56...
Польский бортинжинер добавил, что сотрудники российской прокуратуры после катастрофы не допрашивали ни его, ни Артура Воштыла. Однако следователи МАК изъяли на вышке управления полетами бобины с записями переговоров диспетчеров. О возможности передачи копий этих записей польской стороне Межгосударственный авиационный комитет пока ничего не сообщал...
http://www.infox.ru/accident/incident/2010/07/05/Dispyetchyer_Smolyen.phtml 

Диспетчер Смоленского аэродрома разрешил пилоту самолета президента Польши Леха Качиньского, который разбился в авиакатастрофе 10 апреля, выйти на высоту 50 метров при минимальной для этого аэропорта высоте для принятия решений о посадке 100 метров. Об этом заявил в эфире TVN 24 бортовой механик польского самолета Як-40, который прибыл в Смоленск перед катастрофой президентского лайнера, Ремигиуш Мусь.
Он уточнил, что слышал лишь одну команду диспетчера, которой разрешалось выйти на 50 метров, а не две, одна из которых разрешала выйти на высоту не ниже 100 метров, о чем записано в переданной россиянами полякам стенограмме разговоров.
Мусь также добавил, что документация аэропорта, которую имел в своем распоряжении экипаж, свидетельствовала, что минимальная высота, на которую можно выходить в случае плохих погодных условий, составляет 100 метров.
Контролируемая российскими властями Межгосударственная авиационная комиссия в предыдущем рапорте о причинах авиакатастрофы самолета Качиньского, обнародованном в мае в Москве, прямо не указала причин катастрофы, но опосредствовано назвала виновными пилотов, которые пытались посадить машину, несмотря на сложные погодные условия.
Ряд экспертов в Польше считает, что главной причиной катастрофы могла стать ошибка диспетчера, который сообщил неправильные данные экипажу, из-за чего самолет приблизился к земле почти за километр до взлетно-посадочной полосы, а не в ее начале, как должно было бы быть.
http://rus.newsru.ua/world/06jul2010/leh_ka4.html 

Главная военная прокуратура Польши объявила,
что публикация материалов следствия об авиакатастрофе в Смоленске без ее разрешения является преступлением. Прокуратура указала на публикацию в польских СМИ показаний Виктора Рыженко, диспетчера в Смоленске, и пилота польского самолета Як-40 Артура Воштылы...
Сейчас польская пресса задает вопрос, будет ли прокуратура преследовать в уголовном порядке журналистов за то, что они опубликовали правду о катастрофе.
http://smolensk-2010.pl/2010-07-03-prokuratura-zaknebluje-dziennikarzy-ws-smolenska.html

Польский спецназ БОР, осуществляющий охрану высокопоставленных лиц, обратился в прокуратуру Польши с требованием выяснить, куда пропало табельное оружие польских охранников президента Леха Качиньского, погибших вместе с ним в катастрофе под Смоленском 10 апреля 2010 года. Речь идет о 7 пистолетах типа Глок. Также пропали бронежилеты охранников, их мобильные телефоны и удостоверения личности. Российская сторона в первые недели после трагедии вернула польской стороне некоторые личные вещи погибших. Однако она не вернула вещи погибших охранников, являющиеся собственностью польского государства.
http://smolensk-2010.pl/2010-07-01-nieznany-los-broni-oficerow-bor-ktorzy-zgineli-10-kwietnia.html

Польское правительство упражняется в смирении и терпеливости, поскольку, как известно, Россия славится уровнем законности. Туск, который так остер на язык, когда нужно напасть на конкурентов внутри страны, забывает об этом качестве, когда говорит с Путиным или Меркель. Катастрофа дала возможность появиться знаменитой сцене объятий Туска и Путина, которая навсегда станет частью польской национальной иконографии.
Однако когда схлынули первые эмоции, "примирение" застопорилось. Видимо, оно достигло своей высшей точки, раз даже Анджей Вайда так и не получил российскую награду, о которой триумфально писала "
Gazeta Wyborcza". Польские министры исполняют роль курьеров на маршруте Варшава-Москва: они ездят туда так, будто бы находятся в вассальных отношениях, а не хотят забрать материалы следствия относительно катастрофы, в которой погиб польский президент. Министру Ежи Миллеру (Jerzy Miller) пришлось лично отправиться за "концовкой", когда оказалось, что записи "черных ящиков" копировали с использованием такой же супертехники, какая используется на аэродроме "Северный".
В ставшем известным фильме Эвы Станкевич (
Ewa Stankiewicz) и Яна Поспешальского (Jan Pospieszalski) "Солидарные-2010" звучали серьезные обвинения в адрес премьера и правящего лагеря. Но с того момента уже никто не решается публично высказать вслух то, что думают многие простые честные поляки. Катастрофы бы не случилось, если бы визит был подготовлен соответствующим образом, если бы не атмосфера в стране, если бы о президенте заботились, если бы его уважали.
Моральная ответственность
Правда простая и шокирующая, поэтому ее так сложно высказать: моральную и политическую ответственность за смоленскую катастрофу несут те, кто находится у власти – Дональд Туск и его правительство, а в особенности министр обороны Богдан Клих (
Bogdan Klich) и министр иностранных дел Радослав Сикорский (Radosław Sikorski).
http://inosmi.ru/europe/20100702/161018687.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments