Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Гайдаро-кубинские сделки - 1


1. Про название.
Своим названием данный постинг обязан заголовку текста davnym_davno «Три раза КУ, или был ли егоро-кубинский заговор?»: http://davnym-davno.livejournal.com/196698.html

«Кажется, это тот случай, когда знание двух документов позволяет гипотезу выдвинуть, а знание третьего – ее похоронить», – пишет автор. Гипотеза, удостоившаяся «похорон»
davnym_davno, сформулирована им следующим образом:
«некий Егор Капиталистович, меняя отечественное КЦ на гравицаппу у некоего Фиделя Коммунистовича, "нагрел" в 1992 году бюджет родной планеты Плюк на энное количество миллионов чатлов».
Хотя авторство «гипотезы» приписано мне, нетрудно убедиться, что в моем постинге ее нет:
http://aillarionov.livejournal.com/263505.html.

В нем речь идет о другом – о том, что по двум распоряжениям, подписанным Е.Т.Гайдаром в конце 1991 г. – начале 1992 г., «образовывалась» некая сумма в валюте: вначале – примерно 100 млн. дол., затем – приблизительно 200 млн. дол., неподотчетная ни правительству, ни парламенту, а до недавнего времени также малоизвестная общественности. Произошло ли с помощью такой сделки «нагревание бюджета» или же сокращение государственных активов на соответствующую сумму, сказать трудно – по крайней мере до тех пор, пока не выяснится направление фактического использования указанных средств. Но вот что точно можно сказать уже сейчас – это то, что с самого начала – с момента подписания первого правительственного распоряжения – указанную валюту планировалось использовать непрозрачно, вне публичного контроля и в нарушение базовых правил распоряжения государственными средствами.




Именно это утверждение (а не гипотезу) davnym_davno, очевидно, не совсем понял, что и привело к выдвижению им его собственной «гипотезы» о «нагревании бюджета родной планеты», а затем и к попыткам «похоронить» этот тезис. Однако предложенные им аргументы на самом деле выглядят доказательствами, подтверждающими как раз его «гипотезу» и опровергающими ее «похороны».

2. Про аргументы.
В постинге davnym_davno предложены следующие аргументы «провала этой гипотезы»:
1. Ссылка на протокол между правительством России и правительством Кубы от 28 января 1992 г. о поставках российской нефти и кубинского сахара в 1 квартале 1992 г.
2. Краткое изложение содержания этого протокола.
3. «Некоторая полезная справочная информация».
4. Упоминание двух источников.
http://davnym-davno.livejournal.com/196698.html

3. Про «некоторую полезную справочную информацию».
«Полезная справочная информация» в виде статистических рядов о ценах на нефть и на сахар-сырец на мировом рынке и в советско-кубинской торговле в 1980-1990 гг. является, увы, бесполезной для понимания происходившего в 1992 г., так как относится к другому времени. Данные об импорте сахара-сырца из Кубы в СССР и Россию в 1971-1999 гг. интересны для исторического исследования, но непригодны для понимания природы «сахарных распоряжений». Ничего не раскрывают в характере «сахарных распоряжений» Е.Гайдара и данные об импорте сахарного сырца в 1992 г. в стоимостном и физическом выражении.

4. Про брошюру А.А.Кузнецова.
Более полезным – по крайней мере, для понимания сути «реформ» в российско-кубинской торговле, проведенных Е.Гайдаром, – является один из источников, упомянутых в постинге davnym_davno. Хотя брошюра А.Кузнецова «Экономико-географический анализ торгово-экономических связей между Россией и Кубой» http://geopub.narod.ru/student/kuznecov/1/liter.htm ничего не сообщает о «сахарных распоряжениях» Е.Гайдара, она дает представление о его других решениях относительно Кубы, а также убедительно демонстрирует политические, идеологические, экономические взгляды самого А.Кузнецова:

«Необходимым условием для продолжения партнёрства является полномасштабное участие в торговле государственных структур, ибо частные финансовые структуры видят в осуществлении торгово-экономических операций лишь собственный меркантильный интерес в то время, как идеи поддержания и развития двусторонней торговли им чужды... приходится в заключение констатировать: в течение десятилетия прокламируя на весь мир "вступление в цивилизованный рынок", Россия не только не заняла на нём адекватную её потенциалу нишу, но и своей пассивностью сделала всё возможное, чтобы сдать прежние мирохозяйственный позиции, утратить былое доминирование в ряде регионов планеты, в том числе в центре Карибов» (сс. 26-27).

Позиция А.Кузнецова, воспевающего участие в торговле государственных структур, обвиняющего частные структуры в «меркантильном интересе», тоскующего об утрате российского доминирования в центре Карибов, вполне показательна. Но более полезными являются напоминания автора об основных изменениях в российско-кубинской торговле в начале 1990-х годов:

«В свете вышесказанного пассивное созерцание руководителями нашей страны гибели разветвлённой системы двусторонней торговли между Кубой и Россией, имевшее место в 1991-1992 годах, выглядит просто кощунственно. Первым проявлением смягчения позиций высшего руководства Российской Федерации оказалось подписание летом 1992 года серии президентских указов, частично затрагивавших вопросы создания механизма реализации соответствующих торговых отношений... Хотя названные документы несколько облегчили реализацию отдельных торговых операций между нашими странами, общая ситуация в сфере экономического взаимодействия России и Кубы продолжала оставаться крайне неопределённой вплоть до российско-кубинских межправительственных переговоров, состоявшихся 27 октября - 3 ноября 1992 года в Москве. По итогам переговоров появились межгосударственные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, о создании российско-кубинской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству и ряд других, не менее важных для двустороннего экономического партнёрства документов. Примечательно, что, приступая к сотрудничеству с Кубой в новых условиях, Россия пошла на сохранение в практике торгово-экономических отношений с островом организационно-правовых форм, характерных для советско-кубинского взаимодействия» [выделено мной. – А.И.] (с. 23).

В приведенном отрывке ценна каждая фраза, в особенности для понимания того, что сделал для Кубы, находясь на правительственных постах, Е.Т.Гайдар.

Упомянутая «гибель разветвленной системы двусторонней торговли между Кубой и Россией, имевшая место в 1991 г.» – это предпринятый последней администрацией СССР (М.Горбачева – В.Павлова) переход в торговле с Кубой с преференциальных (субсидированных) цен на мировые и с клиринговой системы расчетов на расчеты в СКВ (см. Соглашение между правительствами СССР и Кубы от 29 декабря 1990 г. о «переходе с 1 января 1991 года по всему комплексу торгово-экономических отношений на расчеты и платежи в свободно конвертируемой валюте и торговлю по текущим ценам основных мировых рынков на соответствующие товары и услуги»:
http://bestpravo.ru/fed1991/data02/tex12133.htm).

«Проявление смягчения позиций высшего руководства Российской Федерации» – это, очевидно, восстановление сроком на 4 года с последующей автоматической пролонгацией операций с использованием клиринговых счетов в расчетных долларах в соответствии со ст. 9 подписанного Е.Гайдаром постановления правительства России от 3 августа 1992 г. №533 http://bestpravo.ru/fed1992/data02/tex12513.htm, частично восстановившего характерные для советского времени (до конца 1990 г.) преференциальные условия для Кубы в двусторонней торговле.

Воспетые А.Кузнецовым «межправительственные переговоры 27 октября – 3 ноября 1992 г.», проводившиеся российским правительством, и.о. премьера которого был тогда Е.Гайдар, привели, в частности, к согласованию бартерной сделки по обмену 3,3 млн. тонн российских нефти и нефтепродуктов на 1,5 млн тонн кубинского сахара-сырца http://bestpravo.ru/fed1992/data01/tex11186.htm. По этой сделке коэффициент обмена физических объемов в двусторонней торговле (нефть на сахар) равнялся 2,2 при соответствующем коэффициенте по действовавшим тогда мировым ценам на мировом рынке 1,6. Тем самым она предоставляла субсидию со стороны России Кубе в размере около 130 млн. дол. и представляла собой как раз яркий пример «нагревания бюджета родной планеты» в чистом виде. Кстати, те же успешные переговоры завершились заключением «Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Куба о пребывании Российского радиоэлектронного центра на территории Республики Куба от 3 ноября 1992 г.»: http://grani.ru/Politics/m.2049.html

«Сохранение в практике торгово-экономических отношений с островом организационно-правовых форм, характерных для советско-кубинского взаимодействия» – это юридическое закрепление Е.Гайдаром особых условий в торговле с Кубой, характерных для советского периода, во время проводившегося тогда «перехода России к рыночной экономике».

5. Про три документа – "КУ-1", "КУ-2", "КУ-3" – и последовательность их выпуска.
К двум правительственным распоряжениям, приведенным в моем постинге, davnym_davno  решил добавить третий документ – межправительственный протокол о взаимных поставках нефти и кубинского сахара в I квартале 1992 года. На каком основании? Есть ли в тексте протокола ("КУ-2" по предложенной кодировке) какие-либо указания на то, что этот протокол имел хоть какое-то отношение к упомянутым распоряжениям? Нет, ничего нет. Единственное, что объединяет эти три документа, – то, что в них речь идет о нефти и о сахаре-сырце. Но этого явно недостаточно для объединения всех этих трех документов в один пакет.

Автора ярких кодировок "КУ" должны были бы насторожить различные величины количества товаров, упоминаемых в каждом документе: нефти и нефтепродуктов – 2,3 млн т в одном, 0,9 млн т в другом; сахара – 1 млн т в одном, 500 тыс т в другом, 400 тыс т в третьем. Но, увы, не насторожило. Даже тот факт, что арифметически сумма объемов закупаемого сахара по двум документам ("КУ-2", "КУ-3") оказалась не равной объему закупки сахара по первому документу ("КУ-1"), также не послужил предостерегающим сигналом. И напрасно.

Вольное же объявление последовательности выпуска документов, относящихся к одному и тому же дню (28 января 1992 г.) – вначале, мол, был утвержден протокол, а затем распоряжение – вызывает глубокое недоумение: на каком основании сделано такое утверждение? Что в этих документах или за их пределами указывает именно на такую последовательность их выпуска и тем более на значимость такой последовательности, на которых наставивает davnym_davno? Ничего.

А фраза «В тот же день российское правительство, узнав о достигнутой с Кубой сделке, распорядилось о закупке...» вызывает глубокое сожаление. Незнакомство с тем, как работает государственная бюрократия, как готовятся, подписываются, выпускаются правительственные документы, не компенсируется другими, пусть и весьма достойными, качествами. Не стоит реконструкцию истории заменять необоснованными фантазиями. Перефразируя valkim
http://aillarionov.livejournal.com/264448.html?thread=14943232#t14943232, следует заметить, что страстное желание во что бы то ни стало оправдать Гайдара сыграло и с valkim и с davnym_davno злую шутку.

Российское правительство в принципе не могло не узнать «в тот же день о сделке» – оно само и проводило эту сделку. И оформляло ее подписанием межправительственного протокола. С участием со стороны России В.Д.Шибаева – уполномоченного на то лица, тогда – заместителя председателя КВЭС, затем – заместителя министра МВЭС, затем – первого заместителя министра МВЭС. Со стороны Кубы протокол подписывал первый заместитель министра внешней торговли Республики Куба Херман Амадо-Бланко Фернандес. Протокол подписывался по поручениям правительств обеих стран. Экономической частью российского кабинета тогда руководил Е.Гайдар. Как же Гайдар мог не знать того, что выполнял по его поручению высокопоставленный сотрудник российского правительства?

Даже если на секунду принять фантастическую версию davnym_davno и попытаться представить, что указанным протоколом от 28 января 1992 г. российское правительство выполняло свое распоряжение №203 от 27 декабря 1991 г., а с помощью распоряжения №155 от 28 января 1992 г. – пыталось закупить «недостающий» сахар, то тогда все равно возникает недостача около 100 млн дол.:

Экспорт нефти и нефтепродуктов (по первому распоряжению): 320 млн.$
Импорт сахара-сырца (по протоколу и второму распоряжению): 120 млн.$ + 100,5 млн.$ = 220,5 млн.$
Разница между экспортом нефти и импортом сахара = 99,5 млн. $

Куда же исчезло почти сто миллионов долларов?
Молчит davnym_davno.
Не дает ответа.
Даже по версии, выдвинутой им самим.
Так что даже привлечение третьего документа и его вольная интерпретация тут не помогают.

6. Про межправительственный протокол и распоряжения.
Для разрешения кажущейся коллизии нет необходимости прибегать к выдвижению фантастических гипотез. Лучше внимательно читать сами документы.

Межправительственный протокол от 28 января 1992 г. посвящен бартерной торговле с Кубой – традиционной как для советского периода до 1990 г., так и для периода, последовавшего сразу за подписанием этого документа. В нем речь шла об обмене физических объемов нефти на физические объемы сахара-сырца:
«Из Российской Федерации будет поставлено в Республику Куба около 900 тыс. тонн сырой нефти. Из Республики Куба будет поставлено в Российскую Федерацию около 500 тыс. тонн сахара-сырца... Расчеты за взаимные поставки... будут осуществляться в расчетных долларах США через специальные счета, открываемые для этих целей Банком внешней торговли Российской Федерации и Национальным банком Кубы»:
http://www.pravoteka.ru/pst/100/49870.html.

В отличие от процитированного протокола оба распоряжения – и № 203 от 27 декабря 1991 г. и № 155 от 28 января 1992 г. – являются качественно иными документами. Ими предполагалось осуществить совершенно другие операции: «реализовать на внешнем рынке на свободно конвертируемую валюту нефть и нефтепродукты» и «осуществить закупку и поставку 1 млн. тонн сахара – сырца с оплатой в свободно конвертируемой валюте за счет средств от продажи указанных нефти и нефтепродуктов»:
http://bestpravo.ru/fed1991/data01/tex10111.htm.

Эти два распоряжения об операциях на свободном мировом рынке по своей сути принципиально отличаются от протоколов двусторонней бартерной торговли. Главное в них заключалось не столько в покупке сахара для поставки в Россию, сколько в получении в результате сделок с участием экспорта нефти и импорта сахара свободно конвертируемой валюты, непрозрачной для правительства, парламента, общественности: вначале – около 100 млн дол., затем – не менее 200 млн дол.

7. Про возрождение Е.Гайдаром бартерной торговли с Кубой.
Если говорить о «похоронах», то «похороненным» оказался не тезис о российских бюджетных потерях в торговле с Кубой, о котором напомнил davnym_davno, а начатый М.Горбачевым – В.Павловым переход к торговле с Кубой на свободно конвертируемую валюту. Этот переход был «похоронен» правительством Е.Гайдара с помощью целого ряда документов – протокола от 28 января 1992 г., постановления № 533 от 3 августа 1992 г., протокола от 3 ноября 1992 г. Таким образом гайдаровское правительство возродило бартерную торговлю с Кубой, отражавшуюся как в упомянутых документах, так и в серии последовавших затем межправительственных протоколов, обеспечивших стабильное субсидирование Кубы за счет России вплоть до конца 1990-х годов. Эта бартерная система окончательно была ликвидирована лишь в 2000 г.

В сжатом виде количественные параметры бартерной торговли с Кубой (согласно протоколам российского правительства соответствующих лет) представлены в следующей таблице.

Таблица 1. Бартерные сделки «российская нефть – кубинский сахар».



Источники:
Протокол от 28 января 1992 г.
http://www.pravoteka.ru/pst/100/49870.html
Протокол от 3 ноября 1992 г.
http://bestpravo.ru/fed1992/data01/tex11186.htm
Протокол от 24 декабря 1993 г.
http://bestpravo.ru/fed1993/data01/tex10201.htm
Протокол от 3 мая 1995 г.
www.pravoteka.ru/pst/743/371050.html
Протокол от 9 октября 1995 г.
http://www.pravoteka.ru/pst/748/373581.html
Протокол от 15 июня 1999 г.
http://www.pravoteka.ru/pst/725/362161.html

Суммарные субсидии Кубе в рамках бартерной торговли с Кубой в 1992-99 гг. согласно протоколам, утвержденным российскими правительствами, оцениваются в сумму, превышающую пол-миллиарда долларов, в т.ч. в 1992 г. по документам, подписанным непосредственно Е.Гайдаром и по его поручениям, – не менее чем в 150 млн. дол. Конечно, приведенные цифры не означают, что указанные объемы поставок в действительности были осуществлены в полном объеме. Верно и то, что эти данные бледнеют в сравнении с масштабами экономических афер последующих лет. Тем не менее многое в нашей нынешней жизни начиналось в 1991-92 г., а возрождение бартерной торговли с Кубой «по клиринговым счетам в расчетных долларах», приведшее к «нагреванию бюджета родной планеты» на сотни миллионов долларов, было осуществлено, увы, именно Е.Т.Гайдаром.

8. Про «угрозу сахарного голода» и его «ликвидацию».
Насколько велик был «сахарный голод» в России в 1992 г.? И, следовательно, насколько необходимыми были чрезвычайные закупки сырца для его производства?

С началом либерализации цен общий платежеспособный спрос российских граждан значительно сократился, а его структура существенно изменилась. Люди уменьшили потребление одних продуктов питания – тех, какие они считали для себя менее важными и более дорогими, и увеличили потребление других, какие они считали для себя более необходимыми и более дешевыми. В 1992 г. среди продовольственных товаров увеличилось потребление и покупки хлеба и картофеля (на 3-10%), наиболее заметно сократилось потребление и покупки фруктов, ягод, кондитерских изделий – на 20-50%. Розничные продажи сахара упали на 13%. А вот его производство возросло почти на 15%. Сахар оказался по сути дела единственным продовольственным товаром, производство которого в 1992 г. увеличилось – тогда, когда производство других продуктов сократилось. Почему? Почему приход рынка не заставил предложение сахара адекватно отреагировать на сигналы спроса, и вместо этого направил его в прямо противоположном напралении?

Такую ситуацию еще можно было бы отчасти понять, если производство сахара в России не удовлетворяло бы спрос, пусть и сократившийся, но еще остававшийся более значительным, чем объем российского производства. Однако это не так. Острый дефицит сахара, существовавший еще в 1990 г. и оцениваемый здесь для упрощения как разница между отечественным производством и розничными продажами в размере 419 тыс. тонн, сменился уже в 1991 г. излишком производства сахара над его продажами и экспортом в 392 тыс. тонн. А в 1992 г. такое превышение выросло уже до 1305 тыс. тонн.

Таблица 2. Основные показатели сахарного баланса в России в 1990-1992 гг., тыс. тонн



Источник: ФСС России.

Причем этот излишек явно не предназначался на экспорт, размеры которого сократились с 27 тыс. тонн в 1991 г. до 6 тыс. тонн в 1992 г. Спрашивается, зачем же в условиях жесточайшего кризиса и дефицита всех возможных средств и ресурсов надо было производить 1,3 миллиона лишних тонн сахара, не востребованных спросом?

Ответ на этот вопрос заключается в искусственном субсидировании производства сахара-песка за счет поставок заводам дешевого сырца, закупавшегося российским правительством за рубежом. При общем росте производства сахара-песка почти на 15% его выпуск из сахарной свеклы (покупавшейся в основном в России и других странах СНГ) упал на 40%, а его выпуск из сырца (импортировавшегося  из дальнего зарубежья) – вырос на 24%. Иными словами, спонсированные государством закупки сырца (их львиная доля – из Кубы) искусственно простимулировали в России производство сахара, не востребованного потребительским спросом. Но зачем же надо было за дефицитную валюту (или же за нефть, продаваемую за дефицитную валюту) закупать более дорогой сырец (чем российскую или украинскую свеклу), из которого затем производить ненужный сахар-песок? 

9. Про «гипотезу» и суть вопроса.
То, что под прикрытием лозунга «перехода на рыночные рельсы и свободные цены» правительство Е.Гайдара восстановило бартерную торговлю с Кубой, не было секретом и раньше. То, что под прикрытием лозунгов о либерализации и демократизации, о сокращении субсидий и действительном сокращении субсидий по ряду направлений внутри России огромную по меркам 1992 г. помощь российское правительство предоставило кубинскому коммунистическому режиму, – тоже не является гайдаровской «военной тайной». То, что вопреки провозглашенному курсу на финансовую стабилизацию дефицитные бюджетные ресурсы правительством Е.Гайдара были направлены на бессмысленные (в лучшем случае), а часто и вредные проекты, одним из которых явилось производство излишнего сахара, невостребованного российским населением, – тоже не секрет. Возвращение к этому срезу недавней российской истории, о большей части которой хорошо было известно еще в начале 1990-х годов, возможно, и не заслуживало бы столь подробного разбора, если бы не появление упомянутого поста davnym_davno.

В отличие от того, что было известно тогда, есть кое-что, по-прежнему менее известное. Именно к нему – необычному характеру «сахарных распоряжений», подписанных Е.Гайдаром, – и было привлечено внимание в предыдущих постах в этом ЖЖ:
http://aillarionov.livejournal.com/263505.html
http://aillarionov.livejournal.com/264448.html

Суть вопроса заключается ведь не в том, что Е.Гайдар не был либеральным реформатором – это и так хорошо известно. И не в том, что осуществлявшаяся им политика, мифологизируемая теперь как «радикальные либеральные реформы», на самом деле была эклектичной смесью необходимого и ненужного, полезного и вредного, созидательного и разрушительного, разумного и безответственного. И даже не в том, что ошибки, совершенные Е.Гайдаром в 1991-92 гг., привели и к его собственной отставке, и к отставке его правительства, и во многом – к формированию нынешнего экономического и политического режима в нашей стране. И даже не в том, что Е.Гайдар испытывал особую слабость к Кубе и регулярно демонстрировал нескрываемое восхищение ее коммунистическими диктаторами. И даже не в том, что эти его личные чувства обошлись российским гражданам в весьма круглую сумму. Все это не ново. И все это было достаточно хорошо известно и раньше.

Что было известно меньше (и именно об этом – упомянутые посты в этом ЖЖ) – это вопрос о том, для чего была нужна СКВ, «образовывавшаяся» в результате гайдаровских «сахарных распоряжений». Ведь даже «кубинские внешнеторговые организации», упомянутые в его первом «сахарном распоряжении», были хотя и, очевидно, более предпочтительными, но, судя по всему, не абсолютно жизненно необходимыми партнерами. Как холодно постулирует последнее предложение распоряжения № 203:
«В случае отказа кубинской стороны провести эти операции на рынках третьих стран»:
http://bestpravo.ru/fed1991/data01/tex10111.htm.
Иными словами, руководящий принцип, похоже, был таким: «Фидель мне, конечно, друг, но СКВ – дороже». 

Можно лишь поблагодарить davnym_davno за удачно сформулированную и неудачно «похороненную» им «гипотезу» – за яркую характеристику сути подходов Е.Гайдара к российским гражданам и кубинскому режиму, облеченную в запоминающуюся стилистику фильма «Кин-дза-дза», способную живо напомнить российской общественности некоторые, возможно, слегка позабытые особенности проводившейся еще совсем недавно государственной политики, во многом и приведшей нашу страну к нынешнему состоянию.

Но все же суть главного вопроса (не гипотезы) нескольких последних постов в этом ЖЖ звучит иначе:
Для чего в январе 1992 г. Е.Гайдару (или кому-то еще) понадобились за пределами контролировавшегося им бюджета дополнительные 200 млн. дол. в свободно конвертируемой валюте (при том, что расходы всего федерального бюджета в том же январе 1992 г. составляли 148 млн. дол.)?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments