Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Гайдар и назначение Геращенко


В очередной раз убеждаюсь в том, что многие события 1990-х годов или неизвестны, или забыты, или мифологизированы до неузнаваемости. Поэтому ничего другого не остается, как напоминать тем, кто знал, и рассказывать тем, кто не знал, как было на самом деле.

В последнее время возобновлена кампания по очередному навязыванию общественности мифа о том, что Е.Гайдар был «вынужден» согласиться с назначением В.Геращенко главой российского Центробанка:

http://www.sps.ru/?id=206905&cur_id=236983 
http://pravoedelo.ru/index.php?q=node/8734 
http://krodionov.livejournal.com/13563.html

Это неправда.

Инициатором и организатором снятия Г.Матюхина с поста руководителя Центробанка и назначения на него В.Геращенко был не Р.Хасбулатов (Верховный Совет), а Е.Гайдар. О своем намерении сместить Г.Матюхина и назначить в Центробанк В.Геращенко Е.Гайдар впервые заявил не в июле 1992 г., а в ноябре 1991 г. - сразу же после своего назначения в российское правительство. Это был его совершенно сознательный и независимый выбор.

В материалах, упомянутых выше по ссылкам, пересказывается близко к тексту версия, предложенная самим Е.Гайдаром в его книге «Дни поражений и побед» (Глава VIII. Сбывшийся прогноз). В оригинале события излагаются так:

«Г.Матюхин попадает под пресс нарастающей критики, а тут еще скандал с чеченскими авизо. Становится яс­но – дни его на посту председателя ЦБ сочтены. На­до искать другую кандидатуру, попробовать провес­ти ее через Верховный Совет.
Веду переговоры с нашими сторонниками в Вер­ховном Совете, пытаюсь понять, какие кандидатуры смогут пройти через его сито. Советуюсь с Павлом Медведевым, который руководит банковским подко­митетом. Ответ неутешительный – на его взгляд, кандидатуры Бориса Федорова и Сергея Игнатьева для депутатов абсолютно неприемлемы. Консульта­ции с другими парламентариями эту оценку под­тверждают. Называют, как правило, людей, работа с которыми для нас будет практически невозможна либо крайне сложна. Но одна кандидатура, имеющая серьезные шансы получить поддержку большинства Верховного Совета, заставляет задуматься. Это Вик­тор Геращенко, последний председатель Госбанка СССР. Знаю его довольно давно как одного из самых квалифицированных банкиров, занимавшихся внешнеэкономической деятельностью. Он много работал в системе загранбанков и во Внешэкономбан­ке СССР. Назначенный возглавлять Госбанк Советского Союза в самый разгар бюджетной и банков­ской войны между республиками и центром, он пы­тался поддержать банковскую систему на плаву и ак­тивно противостоял недопустимой здесь анархии. Приглашаю В.Геращенко поговорить. Общее впе­чатление: работать готов, хочет, знает, как попра­вить дело со сроками расчетов, заверяет в том, что будет тесно взаимодействовать с правительством.
Принимаю решение поддержать его кандидатуру. Видимо, это самая серьезная из ошибок, которые я допустил в 1992 году».
http://www.iet.ru/files/persona/gaidar/Gosudarstvo/8.pdf

К сожалению, Егор Тимурович рассказал не обо всем.

В воспоминаниях других людей, непосредственно присутствовавших во время обсуждений кандидатур на пост руководителя Центробанка, эта история выглядит несколько иначе.

А.Илларионов: «Описать шок от назначения Геращенко не берусь»
«В июне 1992 года встал вопрос о замене руководителя Банка России Матюхина, который, как считал тогда Гайдар, не соответствовал новым требованиям. Казалось, кадровое решение было предрешено. Очевидным кандидатом выглядел Борис Федоров — молодой, грамотный, энергичный экономист, имевший, несмотря на свой возраст, серьезный практический и политический опыт. Он рано стал союзником Б. Ельцина, в первом Российском правительстве 1990 года был министром финансов, а затем, в 1991–1992 годах, работал российским представителем в Европейском банке реконструкции и развития. Федоров не скрывал своей заинтересованности в том, чтобы стать руководителем Центробанка.
Описать масштабы шока от указа Ельцина, тем не менее назначившего председателем Центробанка России Виктора Геращенко, я не берусь. Это примерно то же самое, как если бы руководителем бундесбанка в 1946 году был бы назначен Яльмар Шахт, бывший президентом рейхсбанка при Гитлере. Как выяснилось, Ельцин инициативы по назначению Геращенко не проявлял (что в общем-то было вполне ожидаемо), все полномочия по кадровым вопросам в экономической сфере он отдал Гайдару. Именно по рекомендации Гайдара на ключевой пост по осуществлению денежной и финансовой политики — руководителя национального банка — был назначен не Борис Федоров, а Виктор Геращенко — убежденный коммунист, сотрудник спецслужб с солидным стажем, организатор денежной реформы 1991 года, один из ключевых авторов советской экономической катастрофы 91-го — начала 92-го года, один из авторов банкротства СССР, Внешэкономбанка СССР, исчезновения советских валютных резервов
».
http://magazines.russ.ru/continent/2007/134/il7-pr.html 
http://www.iea.ru/publ.php?id=9

Номер журнала «Континент» с этим интервью вышел из печати в начале 2008 г. В начале июня 2008 г. Е.Гайдар позвонил мне и сказал, что он его прочитал. При чтении того места в интервью, где речь шла об обмене рублей на доллары руководителями российской власти в преддверии августовского кризиса 1998 г., по словам Егора Тимуровича, у него и у его близких сложилось впечатление, будто бы в тексте речь идет именно о нем. Гайдар сообщил мне, что он тогда не менял рубли на доллары, и попросил меня сделать публичное заявление, снимающее с него такого рода подозрения. Что я и сделал:
http://aillarionov.livejournal.com/2458.html

Никаких других претензий, в том числе и претензий к процитированному выше отрывку о назначении В.Геращенко, Е.Гайдар мне не высказывал. До его кончины в декабре 2009 г. мы общались несколько раз, и он никогда не возражал против опубликованного в «Континенте» изложения истории о назначении В.Геращенко.

Б.Федоров: «Гайдар не хотел видеть меня в Москве»
«Одно время ходили слухи, что меня пригласят в правительство или Центральный банк. Однако таких предложений ни от Б.Ельцина, ни от Е.Гайдара мне не поступало. Насколько я понимаю, Е.Гайдар по какой-то причине не хотел видеть меня в Москве.
Официальная причина была в том, что на Центральный банк меня не пропустит Верховный Совет РСФСР. Мою кандидатуру на Центробанк называл сам Б.Ельцин, но Е.Гайдар настоял на назначении В.Геращенко, и это было одной из самых больших его ошибок».
«Десять безумных лет», 1999. Главка «Встречи в Москве и Лондоне».
http://www.archive.org/details/BorisFedorov10BezumnykhLet

В течение десяти лет с момента выхода книги Б.Федорова в 1999 г. и до своей кончины Е.Гайдар никогда не возражал против такого изложения событий Б.Федоровым.

А.Шохин: «Ельцин Гайдару: «Вы с ума сошли? У меня два тома компромата на Геращенко»
А.Ш. «Кстати, появление Геращенко на посту председателя Центрального банка — полностью инициатива Егора.
А. К. Подожди, подожди. Это уточни. Мы не знали, что это Гайдар придумал. Мы считали, что он не мешал этому назначению, а вот ты говоришь, что это была его инициатива!
А. Ш. Это его выбор был. Было явно, что Верховный Совет сделает ставку на Геращенко. Ельцин был против. Я присутствовал сам как минимум на двух мероприятиях, где эта тема обсуждалась. Внуково, отлет Ельцина куда-то. Он в «веселом» настроении. Ему Гайдар дает проект письма о внесении кандидатуры Геращенко на пост председателя Центрального Банка. Борис Николаевич: «Вы что, с ума сошли, что ли? Вы знаете, сколько у меня на него компромата? Два тома компромата на Геращенко, а вы его хотите на ЦБ двинуть?» Не удалось. Потом встреча вице-премьеров, вице-спикеров Верховного Совета, Гайдара и Хасбулатова с президентом, по-моему, в Ново-Огарево. Сидим. Гайдару как-то неудобно снова Геращенко вносить. Он к Хиже, который в тот момент только был назначен: «Георгий Степанович, ну, как договаривались?» Я слышу, как Гайдар просит Хижу. Георгий Степанович говорит: «Борис Николаевич, вот мы тут в правительстве еще раз долго обсуждали и предлагаем вам подумать по поводу назначения Геращенко». Борис Николаевич: «Мы этот вопрос обсудили». А поскольку это в присутствии Хасбулатова, вице-спикеров, то момент был удачный. Все они загалдели: «А что, нормальный вариант, правительство хорошее предложение сделало». Гайдар сидел, как говорится, в стороне, но дирижировал этим он».
http://www.forbes.ru/node/57754/print

В.Геращенко: «Хасбулатов был категорически против моей кандидатуры»
— Виктор Владимирович, большой неожиданностью для многих было увидеть вас среди «младореформаторов»: главный враг российского Центробанка в период «войны за независимость» сам же его в итоге и возглавил.
— Занять эту должность мне предложили впервые еще до развала Союза, в конце ноября 1991 года. Я был на каком-то совещании в российском правительстве. Егор Гайдар, недавно назначенный вице-премьером, попросил меня выйти для конфиденциального разговора. Вместе с ним был Геннадий Бурбулис, ельцинский госсекретарь. «Как смотрите на то, чтобы возглавить Центробанк?» — спрашивает Гайдар. А мы с ним, надо сказать, были неплохо знакомы. Познакомились в августе 1989-го, когда я только заступил на пост предправления Госбанка. Гайдар на тот момент работал в журнале «Коммунист» и пришел ко мне брать интервью. А потом, когда он уже был завотделом экономики в «Правде», часто привлекал меня к участию в различных правдинских мероприятиях. Видимо, Егор Тимурович понимал, что я что-то соображаю. Правда, об экономических взглядах самого Гайдара я тогда почти ничего не знал: вопросы во время наших встреч в основном задавал он.
На тот ноябрьский зондаж я ответил, что не считаю для себя возможным переход в ЦБ, пока не ликвидирован Госбанк СССР. Понятно было, что до этого оставались считаные дни, но не хотелось бежать как крыса с тонущего корабля. Вот «утонет» — тогда другое дело, я буду свободен от моральных обязательств. В этом случае, говорю, согласен возглавить Центробанк. Особых раздумий — идти, не идти, — честно говоря, не было. Не потому, что я такой уж карьерист. Напротив, был большой соблазн послать все к черту и устроиться в каком-нибудь коммерческом банке, иметь намного меньшую ответственность и намного большую зар­плату. Но было, извините за пафос, и какое-то чувство долга. Я видел, что происходит с финансовой системой страны, и понимал, что тогдашнее руководство ЦБ, Матюхин (Георгий Матюхин, первый председатель ЦБ РФ. — «Итоги») и компания, не способно выправить ситуацию. Я поставил два условия. Во-первых, сам буду набирать команду, поскольку в Банке России знающих специалистов, на мой взгляд, нет.
Во-вторых, говорю, если у нас появятся какие-то принципиальные расхождения по тому или иному вопросу, то не будем устраивать скандал: я спокойно уйду — и все. Спрашиваю: «Хорошо?» — «Хорошо». Но, завершая беседу, я посоветовал моим «нанимателям» поговорить на эту тему с Хасбулатовым: Центробанк все-таки подотчетен Верховному Совету. «По-моему, — говорю, — он будет возражать». И не ошибся. Хасбулатов был категорически против моей кандидатуры...
Мою кандидатуру, насколько мне известно, пробил Гайдар, убедивший Ельцина, что я более, чем кто-либо, подхожу на эту должность. Ну а потом общими усилиями уломали Руслана Имрановича. В середине июля 1992-го Хасбулатов вызвал меня к себе в Белый дом: так и так, «есть такое предложение»...
Правда, на первых порах меня сделали и. о. председателя. Хасбулатов объяснил это тактическими соображениями. Шли последние дни весенней сессии, и не было никаких гарантий, что депутаты не проявят характер и утвердят меня сразу, без лишних дискуссий. А ситуация в экономике была такой, что времени на раздумья не было. Поэтому мое назначение оформили после роспуска парламента на каникулы — решением Президиума Верховного Совета. Мол, пройдет два-три месяца, ко мне все ­привыкнут, и утверждение пройдет без проблем. Так в итоге и произошло: в ноябре 1992-го я стал уже «полноценным» главой Центробанка.
http://www.itogi.ru/report/2010/11/149893.html

В.Геращенко: «В конце 1991-го меня позвал Гайдар».
В конце 91-го года позвал меня Гайдар, у него сидел Бурбулис и сверлил меня глазами. Они стали спрашивать: не соглашусь ли я перейти в Центральный банк России, который, естественно, будет основным эмиссионным институтом после роспуска Союза. Я ответил: если можно взять с собой специалистов из правления Госбанка СССР, тогда можно подумать о вашем предложении. После того разговора Ельцин при встречах пожимал мне руку с таким видом, будто я уже в его команде. Хотя с ним я общался не очень много: он в экономику не лез. Общение было в основном с Гайдаром...
Общая газета  02.01.2001
http://www.compromat.ru/page_10488.htm

За почти 9 лет, прошедших со времени этого интервью до своей кончины, Е.Гайдар никогда не возражал против такой версии событий, описанной В.Геращенко.

В качестве справочного материала.

Отношение В.Геращенко к Е.Гайдару:
Спустя несколько лет Егор Тимурович назовет свою поддержку вашей кандидатуры самой серьезной из ошибок, допущенных им в 1992 году. Почему у вас не сложились отношения?
Не знаю, я как раз считаю, что у нас в те годы были нормальные, деловые отношения. Серьезных столкновений, конфронтаций не припомню.
http://www.itogi.ru/report/2010/11/149893.html

Отношение В.Геращенко к Б.Федорову:
Не хочется плохо говорить о покойном, но Федоров был сложным, неуживчивым человеком.
http://www.itogi.ru/report/2010/11/149893.html

Строчки из биографии В.Геращенко:
В 1963 году состоялась его первая зарубежная служебная командировка в Лондон, а через два года 28-летний Геращенко стал директором Московского народного банка (Moscow Narodny Bank) в Лондоне – крупнейшего советского кредитного учреждения за рубежом. Ряд СМИ объясняют быструю карьеру Геращенко тем, что он пользовался связями своего отца – Владимир Сергеевич Геращенко (1905-1995) в 1948-1958 годах был первым заместителем председателя правления Государственного банка СССР.
В 1967 году Геращенко был назначен заместителем управляющего, а в 1969 году - управляющим отделением Московского народного банка в Бейруте (Ливан). По данным ряда СМИ, в Бейруте Геращенко работал с будущим министром иностранных дел и премьер-министром РФ Евгением Примаковым (с 1962 по 1970 год Примаков был обозревателем, заместителем редактора отдела Азии и Африки газеты "Правда" и собственным корреспондентом издания на Ближнем Востоке, а с 1970 по 1977 год - заместителем директора Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР). Газета "Известия" обращала внимание, что пребывание Геращенко в Ливане совпало с резким обострением ситуации на Ближнем Востоке и с наибольшим проникновением советской политики в арабский мир. Издание напоминало, что в начале 1970-х годов Ливан являлся крупнейшим центром деятельности советской разведки, где осуществлялась вербовка всей ближневосточной агентуры. Кроме того, в этой стране тогда действовало либеральное финансовое законодательство, благодаря которому МНБ мог осуществлять операции по финансированию "кого угодно". Еще одно подтверждение версии о возможных связях Геращенко со спецслужбами газета видела в том, что получить должность директора Московского народного банка в Лондоне в 28 лет по обычным аппаратным законам было невозможно, а кроме того – в том, что вся система советских загранбанков жестко контролировалась Комитетом государственной безопасности.
В 1972 году Геращенко занял должность заместителя начальника, а в 1973 году - начальника Управления валютно-кассовых операций Внешторгбанка СССР. В 1974 году стал председателем правления Ост-Вест Хандельсбанка во Франкфурте-на-Майне.
В 1976 году Геращенко стал председателем правления Советского банка в ФРГ. В 1977 году был назначен управляющим отделением Московского народного банка в Республике Сингапур. Занимал эту должность до 1982 года, за это время несколько раз ездил в командировки в Цюрих.
http://lenta.ru/lib/14161802/full.htm

Специализация совзагранбанков, в том числе Московского Народного Банка в Лондоне, Ост-Вест Хандельсбанка, в которых трудился В.Геращенко:
«Банки занимались внешней торговлей, шпионажем, отмыванием денег, финансированием коммунистических партий».
The banks were used in foreign trade, espionage, money laundering and funding of Communist parties.
http://en.wikipedia.org/wiki/Foreign_trade_of_the_Soviet_Union#Banks

Оценка В.Геращенко Е.Гайдаром:
В своих мемуарах Е.Гайдар сообщил, что хорошо знал, чем занимался В.Геращенко. Чем занимались совзагранбанки, Гайдар не мог не знать:
«Знаю его довольно давно как одного из самых квалифицированных банкиров, занимавшихся внешнеэкономической деятельностью. Он много работал в системе загранбанков и во Внешэкономбан­ке СССР».
http://www.iet.ru/files/persona/gaidar/Gosudarstvo/8.pdf

Еще одна оценка В.Геращенко Е.Гайдаром:
«Назначенный возглавлять Госбанк Советского Союза в самый разгар бюджетной и банков­ской войны между республиками и центром, он пы­тался поддержать банковскую систему на плаву и ак­тивно противостоял недопустимой здесь анархии».
http://www.iet.ru/files/persona/gaidar/Gosudarstvo/8.pdf

В переводе на общепонятный язык это означает, что Е.Гайдар хорошо знал, что в 1990-91 гг. В.Геращенко боролся против Б.Ельцина и новых демократических властей России, и это стало одной из причин, по которым при выборе руководителя Центробанка он настоял именно на кандидатуре В.Геращенко.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments