Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Об "угрозе введения продразверстки" осенью 1991 года


1. Пропагандистская кампания
В последнее время то вспыхивает, то затихает кампания по созданию у российской общественности впечатления, будто бы осенью 1991 года в России существовала угроза введения продразверстки:

«...почитайте вот текст постановления Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР, одним из руководителей которого в конце 1991 года был Лужков, от 31.08.1991 г. «О неотложных мерах по обеспечению населения продовольствием». Пункт 4 этого постановления говорит о фактическом введении в стране натуральной продразверстки, экспроприации зерна у собственников. «Другое решение» проблемы дефицита... Вот говорят: разговоры о том, что Гайдар предотвратил гражданскую войну, – якобы преувеличение. Да никакого преувеличения. Встань во главе правительства Силаев и Лужков с их идеями продразверстки – вот и получилась бы самая настоящая гражданская война».
http://echo.msk.ru/blog/milov/652255-echo/
«я в своем посте о Егоре Гайдаре... специально привел ссылку на текст постановления Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР от 31.08.1991 г. «О неотложных мерах по обеспечению населения продовольствием», которым напрямую предлагалось ввести в стране
 продразверстку в связи с угрожающими проблемами в заготовке продовольствия».
http://echo.msk.ru/blog/milov/655820-echo/
«После провала путча был создан Комитет по управлению народным хозяйством СССР, который возглавил И. Силаев. Тридцать первого августа этот комитет принял постановление «О неотложных мерах по обеспечению населения продовольствием», четвертый пункт которого говорил о фактическом введении в стране натуральной продразверстки, экспроприации зерна у собственников».
http://ej.ru/?a=note_print&id=10777

2. Чем нас пугают, или постановление КУНХа СССР от 31 августа 1991 г.
Поскольку аргументация активных пропагандистов утверждения об угрозе введения продразверстки строится на постановлении Комитета по управлению народным хозяйством СССР №4 от 31 августа 1991 г., имеет смысл обратиться к его оригинальному тексту, включая, естественно, и его неоднократно упомянутый п. 4:

«2. Считать недопустимым, что в ряде мест при наличии достаточных
 зерновых ресурсов в хозяйствах, благоприятных экономических условий для закупки зерна сдерживается его продажа государству. Объемы закупок зерна в счет государственного заказа и продовольственного налога, уточненные с учетом фактического урожая, считать минимальными и обязательными к безусловному выполнению. Руководители колхозов, совхозов, других сельскохозяйственных предприятий и организаций персонально отвечают за выполнение указанных объемов продажи зерна государству.
3. Предложить правительствам республик дополнительно направить для встречной продажи хозяйствам и их трудовым коллективам за поставленные
 государству зерно, картофель, хлопок и другие сельскохозяйственные продукты месячную норму (сентябрь 1991 г.) легковых автомобилей, холодильников, телевизоров, стиральных и швейных машин и некоторых иных товаров народного потребления, предназначенных для реализации по рыночным фондам.
4. Ввести временно порядок, в соответствии с которым указания Комитета
 по оперативному управлению народным хозяйством СССР о поставках зерна и продовольствия общесоюзным потребителям, по межреспубликанским поставкам и об отгрузке продовольствия в районы Крайнего Севера являются обязательными для исполнения. Возникающие при этом вопросы взаимных расчетов рассмотреть при разработке и подписании Экономического соглашения и утверждении балансов продовольствия на 1992 год».
5. Министерству внешних экономических связей СССР и Государственному
 комитету СССР по закупкам продовольственных ресурсов по согласованию с т.т. Лужковым Ю.М. и Куликом Г.В. принять срочные меры по закупкам в сентябре - декабре 1991 г. за границей продовольственных товаров и сырья для их производства в соответствии с заданиями, установленными на текущий год. Внешэкономбанку СССР своевременно открывать аккредитивы и обеспечить первоочередную оплату указанных закупок, включая расходы по транспортировке. Министерству морского флота СССР, Министерству путей сообщения СССР и Министерству транспорта РСФСР обеспечить по предъявлении грузов своевременную перевозку продовольствия.
Министерству внутренних дел СССР усилить охрану продовольственных грузов и взять под контроль их транспортировку по территории страны.
6. Возложить персональную ответственность за обеспечение населения продовольствием на руководителей исполнительно - распорядительных органов республик, краев и областей, а в городах Москве и Ленинграде - на т.т. Лужкова Ю.М., Собчака А.А. и Кулика Г.В.
<…>
9. Поручить т.т. Лужкову Ю.М., Кулику Г.В. и Московскому Ю.С. с участием заинтересованных министерств и других органов государственного
 управления незамедлительно провести переговоры с зарубежными банками о возможности привлечения кредитов для авансовых закупок зерна, шротов, сахара, масла растительного и других продовольственных товаров…
10. Освободить в сентябре - декабре 1991 г. и в первом полугодии 1992 г. предприятия и организации от уплаты налога на экспортно-импортные операции при закупке ими продовольствия и товаров народного потребления первой необходимости за счет собственных валютных средств и обменных (бартерных) сделок.
11. Министерствам и другим органам государственного управления СССР в 10-дневный срок внести предложения о поставках на экспорт в
 IV квартале 1991 г. и в 1992 году техники, оборудования и сырьевых продуктов, средства от реализации которых должны быть направлены в первую очередь на закупки продовольствия».
http://www.bestpravo.ru/fed1991/data01/tex11121.htm

Возникает естественный вопрос: а что именно в тексте этого документа дало основание вышепроцитированным авторам считать его вводящим продразверстку? Абсолютно ничего.

В пункте 2 документа четко обозначены основания поставок зерна – «в счет государственного заказа и продовольственного налога». Чем отличаются госзаказ и продналог от продразверстки, знает даже школьник – в отличие, очевидно, от пропагандистов. Сам п. 2 постановления КУНХа имеет признаки философского эссе и полон фраз размышлительного и наивно-оценочного характера: «в ряде мест», «наличие достаточных ресурсов», «благоприятные экономические условия», «сдерживается продажа», «считать недопустимым», «считать минимальными и обязательными», «безусловное выполнение», «руководители персонально отвечают». Что юридически-обязательного содержат эти фразы? Ничего.

Любой распорядительный документ власти, претендующий на то, чтобы быть выполненным, должен содержать (и обычно содержит) по меньшей мере четыре важнейших элемента:
 
адресат – указание, для кого предназначен этот документ, кто его должен выполнять, 
объект распоряжения
 – указание на содержание требуемых действий, в данном случае – точный объем поставок,
сроки
 – указание, в течение которого распоряжение должно быть выполнено,
контроль
 – указание на органы контроля, а также, возможно, на санкции, которые могут быть применены к нарушителям документа.
Имеются ли эти четыре элемента, или хотя бы несколько из них, или хотя бы один из них в п.п. 2 и 4 постановлении КУНХа? Ответ: нет, ни одного. Может ли тогда оно быть «работающим» документом? Естественно, нет.

По мнению пропагандистов, самый «ужасный» пункт этого документа – 4-й. Очевидно, самое «страшное» в нем – это введение временного (!) порядка, по которому указания КУНХа о поставках зерна и продовольствия «являются обязательными для исполнения». Такого рода «заключения» – смехотворны. Орган вроде бы власти выпускает документ, которым объявляет, что его указания (причем пока еще даже не содержащиеся в самом этом постановлении, а, очевидно, планируемые к выпуску в будущем), в одной только сфере (зерно и продовольствие), да еще лишь «временно», должны быть «обязательными для исполнения». То есть этот пункт надо понимать так, что все другие решения этого т.н. «органа власти», в других сферах, причем не временно, а постоянно, не являются обязательными для исполнения? То есть КУНХ СССР не придумал ничего лучшего, чем публично заявить о своей абсолютной безвластности и тотальной беспомощности. И, естественно, ни адресата постановления, ни объемов поставок, ни сроков их выполнения, ни контроля за исполнением будущих «указаний» в п. 4 тоже нет.

Что же касается возможного обвинения в наличии «разверсточного» содержания в постановлении КУНХа, то такое возможное обвинение абсолютно беспочвенно. Юные пропагандисты, очевидно, даже не прочитали иные (кроме п.п. 2 и 4) пункты документа, который решили осудить. В п. 3 постановления КУНХа речь идет о "дополнительном направлении хозяйствам и трудовым коллективам за поставленное зерно и продовольствие легковых автомобилей, холодильников, телевизоров, стиральных и швейных машин и других товаров народного потребления для
 встречной продажи". А п. 4 прямо говорит о взаимных расчетах, о том, когда и каким образом должны быть рассмотрены возникающие при этом вопросы – "при разработке и подписании Экономического соглашения и утверждении балансов продовольствия на 1992 год".

Строго говоря, как именно эти взаимные расчеты должны происходить, в самом постановлении не сказано. Но, во-первых, документ совершенно определенно говорит
 не о безвозмездном изъятии зерна, не об экспроприации продовольствия у хозяйств и населения, а предлагает некую схему расчетов – схему, какая по нынешним российским меркам выглядит, возможно, недостаточно понятной, но по меркам августа 1991 г. была вполне обычной, совершенно традиционной для экономики бюрократичесгого торга, характерной для позднего СССР. И, следовательно, не продразверсточной. А, во-вторых, в отличие от п.п. 2 и 4, требовавших поставок зерна и продовольствия государству, но в которых отсутствовали адресаты таких указаний, в п. 3 (о встречных продажах) адресаты указаний (правительства республик) как раз имеются. В других пунктах постановления (кроме п.п. 2 и 4) также названы адресаты указаний – правительства республик, правительство г. Москвы, мэр г. Ленинграда, исполнительно-распорядительные органы местных Советов, МВЭС СССР, Внешэкономбанк СССР, министерства морского флота, путей сообщений, транспорта, обороны, отдельные персоналии. Поэтому понятно, какие именно пункты постановления имели некоторый шанс быть выполненными (о продаже хозяйствам товаров народного потребления), а какие – нет (о поставках зерна и продовольствия государству).

Вновь возвращаемся к первоначальным вопросам: где в постановлении КУНХа СССР от 31 августа 1991 г. имеются подтверждения введения продразверстки, которым нас так пугали? Где хотя бы подтверждения угрозы введения продразверстки? Где подтверждения «идей продразверстки», охвативших этих «ужасных т.т. Силаева и Лужкова»? Где те "страшные указания", о которых намекал КУНХ? Ничего этого нет. Угроза введения продразверстки осенью 1991 г. – это миф, придуманный на пустом месте.

3. Как продразверстка выглядит на самом деле?
Чтобы ни у кого не было сомнений, что такое продразверстка, и чем она отличается от «бархатного» постановления КУНХа, приведем документ, вводивший реальную, а не мифическую продразверстку:

ДЕКРЕТ СНК РСФСР О РАЗВЕРСТКЕ ЗЕРНОВЫХ ХЛЕБОВ И ФУРАЖА, ПОДЛЕЖАЩИХ ОТЧУЖДЕНИЮ В РАСПОРЯЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА, МЕЖДУ ПРОИЗВОДЯЩИМИ ГУБЕРНИЯМИ от 11 января 1919 г.
В целях срочной поставки хлеба для нужд Красной Армии и бесхлебных районов и в развитие декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о хлебной монополии и о натуральном налоге [1] устанавливается нижеследующий порядок отчуждения излишков зерновых хлебов и фуража в распоряжение государства.
Ст. 1. Все количество хлебов и зернового фуража, необходимое для удовлетворения государственных потребностей, разверстывается для отчуждения у населения между производящимися губерниями.
Ст. 2. Губернии, на которые распространяется разверстка, равно как и количество хлебов и зернового фуража, подлежащее отчуждению в каждой губернии, устанавливаются народным комиссаром по продовольствию в соответствии с размерами урожая, запасами и нормами потребления.
Ст. 3. В разверстку зачисляется все количество семенного и продовольственного хлеба, а также зернового фуража, уже заготовленных продовольственными органами по нарядам Народного комиссариата продовольствия.
Ст. 4. К разверстке, установленной Народным комиссариатом [2] продовольствия, распоряжением губернских продовольственных комитетов прибавляется количество хлеба и зернового фуража, необходимого для нужд местного, как городского, так и крестьянского населения, не имеющего в потребной норме своего хлеба.
Ст. 5. Общие основания разверстки устанавливаются Народным комиссариатом по продовольствию.
Ст. 6. Все количество хлеба и зернового фуража, причитающееся на губернию по разверстке, согласно ст. 4 должно быть отчуждено у населения по установленным твердым ценам и поставлено к 15 июня 1919 года.
Ст. 7. Семьдесят процентов всего количества хлеба и фуража, причитающегося на губернию по разверстке, должно быть поставлено к 1 марта 1919 года.
Ст. 8. Народному комиссару по продовольствию предоставляется право в зависимости от видов на предстоящий урожай уменьшать количество, подлежащее допоставке после 1 марта.
Ст. 9. Сельские хозяева, сдавшие к 1 марта не менее семидесяти процентов и к 15 июня — остальное количество затребованного от них по разверстке хлеба и зернового фуража, освобождаются от обложения натуральным налогом.
Ст. 10. Сельские хозяева, не сдавшие к установленному сроку причитающееся на них количество хлебофуража, подвергаются безвозмездному принудительному отчуждению обнаруженных у них запасов. К упорствующим из них и злостно скрывающим свои запасы применяются суровые меры, вплоть до конфискации имущества и лишения свободы по приговорам народного суда.

Примечание. Порядок и право обжалования неправильностей разверстки устанавливается Народным комиссариатом по продовольствию.
Председатель Совета Народных Комиссаров В.Ульянов (Ленин) Заместитель наркомпрода Брюханов Управляющий делами Совета Народных Комиссаров В.Бонч-Бруевич Секретарь Совета Народных Комиссаров Л.Фотиева Декреты Советской власти, т. 4. М., 1968, с. 292—294. 1. Имеются в виду декреты ВЦИК и СНК от 13 мая 1918 г. о чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию и от 30 октября 1918 г. об обложении сельских хозяев натуральным налогом в виде отчисления части сельскохозяйственных продуктов. 2. В подлиннике: комиссаром.
http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php?oldid=14772

Содержание приведенного документа, кажется, не нуждается в особых комментариях, в том числе и относительно того, чем он отличается от постановления КУНХа СССР от 31 августа 1991 г. Следует обратить внимание на наличие всех четырех необходимых элементов, отличающих настоящее распоряжение реальной власти от философско-литературного эссе: наличие адресатов требуемых действий, указаний о поставках, их объемах, сроках исполнения, санкциях за невыполнение документа.

4. Почему безосновательно утверждение, будто бы Е.Гайдар спас страну от введения продразверстки?
Воспроизведу здесь свой ответ, данный ранее:

«Введение продразверстки осенью 1991 г. было невозможно по следующим причинам.
1.
 Временная. О каком времени идет речь? 
Если о периоде до 6 ноября 1991 г., то Гайдар не смог бы предотвратить внедрение продразверстки в том случае, если кто-то другой, находившийся тогда во власти, решился бы это сделать, поскольку самого Гайдара в правительстве тогда еще просто не было. Если о периоде после 6 ноября 1991 г., то допускать возможность введения продразверстки тогда – это утверждать, что ее ввел бы сам Гайдар. К Е.Гайдару можно предъявлять разные претензии, но вряд ли эту.
 
2.
 Юридическая. Российский съезд народных депутатов абсолютным большинством голосов проголосовал за либерализацию цен ДО назначения кабинета Ельцина-Бурбулиса. Следовательно, правительство, попытавшееся проводить политику продразверстки, пошло бы против четко и ясно выраженной позиции законодательной власти, а также мнения большинства граждан страны.
3. Экспертная. Не припоминаю ни одной экономической программы, ни одного сколько-нибудь заметного эксперта в российской власти или за ее пределами, кто тогда предлагал бы введение продразверстки. К противоположной политике – либерализации цен – несколько раз подступались и постепенно начинали ее осуществлять в том числе и последние коммунистические правительства – Н.Рыжкова и В.Павлова. Инфляция в 160% в 1991 г. – это отражение уже состоявшегося факта частично освобожденных цен.
4.
 Политическая. Тогдашняя политическая обстановка делала введение продразверстки совершенно невероятным. Только что победила Августовская антикоммунистическая революция, закончившаяся разгромом путча, арестом членов ГКЧП, запретом КПСС и КПРФ. И после этого новое правительство, провозгласившее рыночные и либеральные реформы, ввело бы продразверстку? Надо попытаться мысленно вернуться в те дни, чтобы понять, насколько это было НЕМЫСЛИМО.
5.
 Административная. Аппарат насилия в стране был серьезно дискредитирован, карательные органы разлагались, выполнять подобные приказы было просто некому. Никто иной как сам Гайдар во многих своих работах подробно рисовал развал всех структур аппарата в те дни и обращал внимание на отсутствие и одного полка, готового стрелять в народ.
6.
 Практическая. Фактическая деятельность и КУНХа СССР и обоих российских правительств – и О.Лобова и Б.Ельцина – Г.Бурбулиса в августе – декабре 1991 г. показывает, что кризис продовольственного снабжения крупных городов был реальностью. Но вот ни угрозы введения продразверстки, ни угрозы массового голода не было.
7.
 Историческая. Некоторые исторические примеры введения продразверстки и подобных ей экономических режимов, а также последовавшего за ним массового голода (не в условиях войны) выглядят так:
- Россия при Ленине,
- СССР при Сталине,
 
- Китай при Мао,
 
- Кампучия при Пол Поте,
 
- Северная Корея при Кимах.
 
Что объединяет все эти примеры? Каковы необходимые ингредиенты для введения продразверстки? Политическая диктатура; античеловеческая идеология; экономическая автаркия; цель, сформулированная и осуществляемая диктатурой, – уничтожение классового (социального, этнического и т.п.) врага; эффективные карательные органы; политика террора.
Присутствовали ли все эти условия или даже хотя бы одно из них в России осенью 1991 г.? Совершенно очевидно, что нет.
Этот отрицательный ответ и есть ответ на вопросы о том, существовала ли угроза введения продразверстки и, следовательно, была ли угроза массового голода в России осенью 1991 г. Оба этих утверждения являются мифами, созданными в более позднее время»
. 
http://aillarionov.livejournal.com/171714.html?thread=10151362#t10151362

5. Откуда взялся миф об угрозе введения продразверстки в 1991 г.?
Очевидно, своим появлением этот миф обязан Е.Т.Гайдару. Точнее, следующему месту в §3 главы 8 его книги «Гибель империи» (сс. 412-413 издания 2006 г., издательство Росспэн):
«Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР 31 августа 1991
 г. принимает Постановление «О неотложных мерах по обеспечению населения продовольствием». Тем, кто знает отечественную экономическую историю XX в., оно до боли напоминает реалии 1915–1921 гг. Вот несколько выдержек из этого документа: «Считать недопустимым, что в ряде мест при наличии достаточных зерновых ресурсов в хозяйствах, благоприятных экономических условий для закупки зерна сдерживается его продажа государству. […] Ввести временно порядок, в соответствии с которым указания Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР о поставках зерна и продовольствия общесоюзным потребителям, по межреспубликанским поставкам и об отгрузке продовольствия в районы крайнего Севера являются обязательными для исполнения. Возникающие при этом вопросы взаимных расчетов рассмотреть при разработке и подписании Экономического соглашения и утверждении балансов продовольствия на 1992 год».
Прочитав этот текст, становится очевидным: у тех, кто его подписывал, нет уверенности в том, что они способны арестовать и расстрелять сотни тысяч людей, как это было сделано в 1918–1921 гг., во время продразверстки. А без воли сделать это, подобные решения не работают. Поэтому в постановлении появляются и такие пункты: «Министерству внешних экономических связей СССР и Государственному комитету СССР по закупкам продовольственных ресурсов по согласованию с т. т. Лужковым Ю. М. и Куликом Г. В. принять срочные меры по закупкам в сентябре – декабре 1991 г. за границей продовольственных товаров и сырья для их производства в соответствии с заданиями, установленными на текущий год. Внешэкономбанку СССР своевременно открывать аккредитивы и обеспечить первоочередную оплату указанных закупок, включая расходы по транспортировке. […] Поручить т. т. Лужкову Ю. М., Кулику Г. В. и Московскому Ю. С. с участием заинтересованных министерств и других органов государственного управления незамедлительно провести переговоры с зарубежными банками о возможности привлечения кредитов для авансовых закупок зерна, шротов, сахара, масла растительного и других продовольственных товаров»
http://lib.rus.ec/b/129836/read#r602

Иными словами, интерпретация постановления КУНХа, предложенная Е.Гайдаром, а затем некритически воспринятая его почитателями, похоже, выглядит следующей. По мнению Е.Гайдара, у «тех, кто подписывал» это постановление, не было «уверенности в том, что они способны арестовать и расстрелять сотни тысяч людей, как это было сделано во время продразверстки в 1918–1921
 гг.». А без наличия воли сделать это было невозможно. То есть, по утверждению Е.Гайдара, у автора этого постановления («того, кто подписывал», т.е. у И.Силаева) было и желание ввести продразверстку и намерение «арестовать и расстрелять сотни тысяч людей, как это было сделано в 1918-21 гг.». Единственное, чего у него не было, – это воли.

На чем основываются такие утверждения? Ни на чем. Ни разбор постановления КУНХа, ни анализ всех обстоятельств осени 1991 г. (политических, административных, юридических, экспертных и т.д.), приведенные выше, ни мало-мальское знакомство с личными особенностями и фактическими действиями И.Силаева и О.Лобова (российское правительство полностью продублировало документ КУНХа своим постановлением от 9 сентября 1991 г.) не дают ни малейшего основания ни для таких интерпретаций, ни для таких обвинений.

Кроме того своей фразой «Тем, кто знает отечественную экономическую историю
XX в., оно до боли напоминает реалии 1915–1921 гг.» Егор Тимурович ввел своих читателей в заблуждение. Тем, кто хотя бы немного «знаком с отечественной экономической историей», постановление КУНХа СССР от 31 августа 1991 г. ни с болью, ни без боли не может напомнить «реалии 1915-1921 годов». Потому что тогда реалии были совсем другими. Выше уже приводился текст Декрета СНК РСФСР о продразверстке от 11 января 1919 г. А вот изложение Закона о передаче хлеба в распоряжениегосударства (монополии на хлеб), изданного Временным правительством 25 марта 1917 г.:

«Закон «О передаче хлеба в распоряжение государства» стал основой всей продовольственной политики Временного правительства.
 Он состоял из двадцати двух статей, к одной из которых, а именно к статье девятой, касавшейся установления твердых цен на хлеб, имелось несколько приложений. Главным же положением закона стала статья первая, которая провозглашала следующее: «Все количество хлеба, продовольственного и кормового, урожая прошлых лет, 1916 года и будущего урожая 1917 года, за вычетом запаса,.. необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд владельца, поступает, со времени взятия хлеба на учет,.. в распоряжение государства и может быть отчуждаемо лишь при посредстве государственных продовольственных органов».
Третья статья закона нормировала потребление хлеба его производителями, сведя его до определенного минимума, необходимого для обсеменения полей, прокормления и хозяйственных надобностей. Этот минимум был зафиксирован в следующей статье, четвертой, которая устанавливала нормы наличного хлеба, освобождавшегося от отчуждения.
Рассматриваемый закон установил и обязанность каждого владельца хлеба сообщить продовольственным органам сведения об имеющемся у него количестве хлеба (статья 5), которые должны были быть проверены местными продкомитетами (статья 7). Статьи 8, 9, и 10
  требовали сдачи  хлебных излишков государству по твердым ценам по принципу франко станция – пристань, т.е. без всяких надбавок за доставку.
Отчуждаемый в распоряжение государства хлеб подлежал равномерному распределению среди потребителей по особым продажным ценам, которые устанавливались в соответствии
  с твердыми ценами в местах закупок с прибавлением необходимых накладных расходов (статья 11). Закон запрещал залог хлеба и другие подобные операции «свободной торговли» (статья 20)
».
http://www.opentextnn.ru/history/rushist/dorevigu/gubnn/otrasl/

Как видно из приведенных цитат, постановление КУНХа СССР от 31 августа 1991 г. не имело ничего общего ни с законом Временного правительства от 25 марта 1917 г., ни с декретом большевиков от 11 января 1919 г. Кусочек потертого бархата не имел ничего общего с двумя кувалдами.

Справедливости ради следует отметить, что, очевидно, понимая уязвимость утверждений о тождественности документов 1917-1919 гг., с одной стороны, и документа 1991 г., с другой, сам Е.Гайдар напрямую таких утверждений никогда не делал. Он лишь ограничился созданием у читателя впечатления, будто постановление КУНХа
 могло бы быть введением продразверстки  будь на то у его авторов уверенность, воля, способность арестовывать, расстреливать и т.п. 

К этому следует добавить, что несмотря на то, что Гайдар немало написал и сказал на тему экономического и политического краха СССР, политика "продразверстки" в качестве реалистичного варианта действий советских или российских властей осенью 1991 г. им самим напрямую никогда не называлась.
 А вот его менее искушенные почитатели, очевидно, не уловив разницы между отсутствием факта события и искусно сделанным намеком, стали жертвами собственных попыток стать большими католиками, чем сам папа.
Окончание - в след. посте:
http://aillarionov.livejournal.com/274863.html
Tags: Гайдар, Россия, либерализм, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments