Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Решение об уходе все-таки было принято

МАЧЕЙ ЛЯСЕК, член комиссии Ежи Миллера: Самый важный фрагмент, который нам удалось разобрать, и который мы опубликовали в декабре, - это слова командира экипажа: «Отходим», - что противоречило данным, опубликованным МАК.

Второй пилот не предлагал уйти на второй круг, как заявляли в Межгосударственном авиационном комитете. Решение озвучил сам капитан – значит, оно было официально принято.

Смоленский туман застал врасплох и пилотов и диспетчеров

Информация и выводы не изменились. Между июльским отчетом Ежи Миллера и опубликованным протоколом работ его комиссии существенных различий нет, подчеркивают эксперты.
Если протокол - это сборник материалов, то отчет был меньше по объему: дается пояснение к протоколу. Но именно поэтому здесь приведена более полная расшифровка переговоров. Все они сведены в таблицу. Хотя это не имеет существенного значения для интерпретации тех событий, но мы читаем такое впервые.
ВТОРОЙ ПИЛОТ: Десять часов и туман?
ШТУРМАН: Серьезно, нет. Откуда-то берется туман, они этого вообще не учли.
ВТОРОЙ ПИЛОТ: Во сколько мероприятия начинаются?
КАПИТАН: Не знаю. Но если мы не посадим самолет, то они не успеют.
Пилоты не ожидали таких плохих погодных условий. Спрашивают: приземлился ли «ячек», то есть Як-40. «Может, приземлился, может, успел до тумана», - эти фрагменты удалось восстановить центральной криминологической лаборатории полиции.
ВТОРОЙ ПИЛОТ: А наша метеослужба больше беспокоилась о «яке», чем о нас. Говорили, что должно стать получше. Позже погода должна была наладиться.
ЭДМУНД КЛИХ: Командир и члены экипажа боятся, что если не приземлятся, то пассажиры не попадут на начало церемонии. Трудно в этом признать какое-то давление. Но это указывает на психологическое состояние экипажа.
В 8:15 неопределенное лицо сообщает, что президент хочет позвонить. Восемь минут спустя начальник дипломатического протокола Мариуш Казана спрашивает у экипажа разрешения присутствовать в кабине пилотов. Другой фрагмент посвящен сообщению о таких же плохих погодных условиях во время посадки в Гданьске. Из записи непонятно, прошел ли туман или самолет его преодолел.
МАЧЕЙ ЛЯСЕК, член комиссии Ежи Миллера: Самый важный фрагмент, который нам удалось разобрать и который мы опубликовали в декабре, - это слова командира экипажа: «Отходим», - что противоречило данным, опубликованным МАК.
Второй пилот не предлагал уйти на второй круг, как заявляли в Межгосударственном авиационном комитете. Решение озвучил сам капитан – значит, оно было официально принято.
ЯН ОСЕЦКИЙ, соавтор книги «Последний рейс. Причины смоленской катастрофы»: Эксперты, которые работали для Миллера и его комиссии, разобрали на записях «черного ящика» намного больше, чем удалось россиянам. И это неудивительно, во-первых, потому что польский язык поляки понимают лучше, чем россияне. Во-вторых, у комиссии Миллера было больше времени.
Польские специалисты разобрали больше россиян также и в записях из российской диспетчерской. Там, мы наблюдаем, в переговорах царит неразбериха, сильнейший стресс, проклятия, сомнения: всем ли трем ожидаемым самолетам - «яку», «илу» и польской «тушке» - удастся приземлиться.
«Что-то не так», - говорят в смоленской диспетчерской. - «Мы расставим отражатели», - предлагает координатор аэродрома. Руководитель группы полетов отвечает: «Да, такое распоряжение я уже дал».
КООРДИНАТОР АЭРОДРОМА: Они обо всем знают. Скорее всего, у них не получится.
Звучат также и новые фамилии. Среди прочих: Фролов, Марченко, Иванович.
ИОАННА КОМОЛКА, обозреватель TVN24: Факт присутствия там еще и неизвестных нам ранее людей наталкивает нас на мысль, что хаос в диспетчерской был намного больше, чем мы думали. Мы знаем, что были проблемы с пониманием английского языка.
«Туман идет волнами. Это дурдом. Очень плотный туман», - слышны крики в диспетчерской. - «Полякам надо сообщить: им ни к чему взлетать». Это 7:28 - минута, как самолет уже в воздухе. «У нас нет даже минимального уровня видимости. Ничего нет», - опасаются россияне усиливающегося тумана.
ИОАННА КОМОЛКА: Россияне сами удивлены переменами в погодных условиях. Они просто не знали до конца, что делать. Сущая неразбериха на земле. Но также надо признать, что хаос был и в кабине польского самолета.
В кабине пилотов - это можно увидеть на кадрах, иллюстрирующих приложение №4 протокола, - 6 долгих секунд после слов капитана «высота - сто метров» не принимается никакого решения.
Богдана Рачковская, TVN24.
Дата выхода в эфир 06 сентября 2011 года.
http://inotv.rt.com/print/2011-09-06/Smolenskij-tuman-zastal-vrasploh-i


Tags: Смоленск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments