Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Борис Львин о политике правительства 1991-92 гг.

Будучи в 1992 г. начальником Управления экспертизы Рабочего центра экономических реформ при правительстве России, Б.Львин готовил заключения на многие решения, готовившиеся правительством. Кроме того, он регулярно писал экономические комментарии для прессы. Выдержки из некоторых приводимых ниже текстов Б.Львина, относящиеся к 1992 г. – началу 1993 г. не только напоминают о том, какого рода «либеральные реформы» готовились и осуществлялись тогдашним «реформаторским» правительством, не только представляют примеры их содержательного разбора, но и свидетельствуют о том, какая альтернатива правительственным действиям имелась тогда же, в 1992 г., причем в рядах той же самой команды экономистов, оказавшихся во власти, альтернатива, оказавшаяся невостребованной руководством тогдашнего российского правительства.

А для низкой жизни были числа...
25.06.1992 г. и 01.06.1992 г.
Правительство, действующее в период между пятым и шестым съездами народных депутатов России, называло себя правительством экономических реформ. Правильнее было бы назвать его правительством одной экономической реформы. Эта реформа была проведена серией Указов Президента и Постановлений Правительства в ноябре-декабре 1991 года...
Только эти акты и могут служить образцом сознательной деятельности в направлении экономической реформы. Даже они не лишены многих очевидных недостатков, к которым относятся, в частности, несистемность, отсутствие связи с наличным объемом нормативной массы, оторванность от реальной практики и, к сожалению, теоретическая непоследовательностью .
Другие же акты Правительства и Президента, носящие нормативный характер, отнюдь не лежат в русле последовательной экономической реформы.
Они характеризуются хаотическим стремлением к регулированию хозяйственной деятельности. Облегченный режим принятия новых регулирующих норм и правовых актов привел к тому, что формально масштаб государственного контроля в экономике, начиная с середины января, последовательно увеличивается.
Характерной можно считать ситуацию с коммерциализацией предприятий торговли. Указ Президента требовал завершить ее в срок до 1 января 1992 года. Считалось, что это станет необходимым условием полноценной либерализации цен. Но уже 21 января 1992 года Правительство издает распоряжение, по которому предприятиям торговли, коммерциализированным по смыслу Указа, предоставляются дополнительные права по свободе ценообразования. В связи с этим распоряжение Правительства даже отменяет один из пунктов документа более высокого уровня – постановления Правительства "О мерах по либерализации цен", что само по себе не вполне законно...
Этот же пример демонстрирует еще одну особенность реформаторских актов руководства. Провозглашая либеральные принципы, эти акты всегда сохраняют возможность регулирования и правительственного вмешательства, а следовательно, и лоббирования. Та же либерализация цен сопровождалась перечислением тех видов товаров и услуг, на которые она не распространяется, причем в этот список непонятным образом попали даже спички и соль. Идея целенаправленного воздействия на уровень цен конкретных товаров никогда не была чужда Правительству. Оно предоставило местным администрациям право введения карточной системы и регулирования торговой надбавки. Для ряда предприятий общественного питания Правительство совместно с руководством парламента пошло на налоговые льготы...
Постановлениями Правительства N 90 и 91 от 31.12.91 вводится детальный и мелочный порядок лицензирования, квотирования и обложения экспорта с территории Российской Федерации. Квотирование экспорта в СНГ решено осуществлять по обширной номенклатуре, утвержденной еще в октябре 1991 года в порядке обычного механизма материально-технического снабжения, но без взимания экспортных пошлин. Сам механизм этих пошлин никак не отличался стабильностью: уже 23 января и 7 февраля отдельные ставки изменяются, специальный кредит на их выплату продлевается 15 февраля. Периодически откладывается введение пошлины на торговлю с Прибалтийскими государствами. Постоянно нарастает ощущение бессмысленности сохранения двух параллельных механизмов экспорта, обычного и с СНГ: апрельское постановление о механизме торгово-экономического сотрудничества со странами СНГ требует сурово преследовать случаи несанкционированного реэкспорта, – что не так-то просто осуществить.
Высокие, в ряде случаев запретительные ставки экспортного тарифа, детально дифференцированные по продуктам, вместе с таким же неединообразным механизмом распоряжения валютной выручкой, – все это открыло путь к "ручному управлению" экспортом сырья и продуктов низкой степени обработки. Разрешения на безлицензионный, беспошлинный вывоз появляются во все большем числе индивидуальных, адресных постановлений, указов и распоряжений. Они касаются краев и областей, республик в составе России, отраслей и отдельных предприятий. Такой же механизм действует и в отношении налогов, не связанных с внешнеэкономической деятельностью, но стремление получить экспортные льготы превалирует. Обоснования для льгот могут быть самые благородные, хотя слишком часто они имеют в виду только туманные перспективы. Так, ради создания к 1995 году мощностей по производству 20 тысяч тракторов К-20 на Кировском заводе Правительство 15 января своим постановлением N 64 на четыре года освободило Кировский завод от половины налогов на прибыль и валютную выручку, уменьшило АвтоВАЗу отчисления валюты в бюджет на 87 мил. инв. рублей и предоставило право Минсельхозу, Кировскому заводу, Камазу и "другим участникам проекта" право вывоза в страны СНГ материалов, комплектующих и – металлов, за что многие много бы заплатили...
...за три дня до начала реформы, 29 декабря 1991 года, вышло постановление со знаменательным названием "Об ограничении вывоза товаров народного потребления из Российской Федерации", запрещающий вывоз гражданами с 10 января (!) больше 10 штук яиц на человека, а кроватей раскладных и самоваров жаровых – так и просто ни одного.
Должен вызывать тревогу процесс постоянного разрастания списков и перечней различных видов деятельности, подлежащих лицензированию, разрешительной регистрации и прочим видам административного контроля...
Примерами подобных актов могут служить Положение о ценных бумагах, утвержденное постановлением Правительства N 78 от 28.12.91 и Положение о лицензировании перевозочной и транспортно-экспедиционной деятельности (полностью название данного шедевра бюрократического крючкотворства состоит из двадцати шести слов), утвержденное постановлением Правительства N 118 от 26.02.92. Ни один из этих видов деятельности вообще не требовал государственного регулирования в России – никто, кроме ведомств, одновременно сочинявших упомянутые акты и собирающихся нести на своих плечах тяжкую ношу лицензирования, не выражал беспокойства по поводу царящей в этих областях свободы...
Идет процесс разрастания новых ведомств. Короткий период напускания страха на союзные структуры и квази-добровольные концерны сменился эпохой создания новых учреждений. Среди них можно встретить такие удивительные образования, как Комитет цен при Министерстве экономики (его вопросы утверждены Постановлением N 133 от 3.03.92) или Министерство печати и информации. Само существование учреждений с такими названиями заставляет отбросить мечтания о свободе.
Растет число псевдодобровольных промышленных структур, учреждение которых утверждается правительством...
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_obzor
 
Заключение на проект постановления Правительства РФ "О порядке лицензирования отдельных видов деятельности"
Первая половина 1992 г.
...
1.2. Следует пересмотреть саму логику лицензирования. Для этого следует определить те отрасли, где оно подлинно необходимо, то есть там, где даже единичное отклонение от нормального процесса неприемлемо (например, взрыв атомной станции), а также там, где третьи лица могут понести невосполнимый и непредвиденный ущерб. В этих областях определить независимые и свободные от других обязанностей органы для постоянного контроля с полной ответственностью за выданные разрешения.
1.3. Между тем во всем проекте ни слова не говорится о возможной ответственности органа и лица, выдавшего лицензию, за то, что нежелаемое событие все-таки наступило. При отсутствии такой ответственности любое расширение механизма лицензирования будет автоматически порождать расширение коррупции.
1.4. Необходимо пересмотреть и конкретизировать порядок выдачи лицензий. По проекту этот порядок, включая перечень представляемых сведений и срок действия лицензии, отдан на полный откуп ведомствам, что чревато дополнительными злоупотреблениями. Надо предусмотреть механизм обжалования штрафа и лишения лицензии.
1.5. Требует обоснования сама идея того, что лицензирующие органы обладают квалификацией и ответственностью, превосходящей подобные качества потенциальных потребителей и заказчиков продукции лицензируемых видов деятельности...
2.3. В тех случаях, где предлагается новый вид деятельности или новый лицензирующий орган, необходимо развернутое обоснование необходимости введения лицензирования, так как оно ограничивает права и свободы граждан. Сегодня, когда спад производства всеми признается главной угрозой, дополнительные ограничения на экономическую деятельность должны приниматься особенно осторожно.
2.4. Очень многие пункты указанного перечня вызывают сильное сомнение в плане возможной угрозы обществу и третьим лицам, возникающей при осуществлении соответствующей деятельности. Так, обработка янтаря, правовые услуги, заготовка затопленного леса и вторсырья, перевозка грузов и торговля почтовыми марками, защита частной тайны и пожарная охрана, показ видеофильмов и лечение животных явно могут осуществляться и без разрешения. Подобные сомнения, менее бросающиеся в глаза, имеются почти по всем позициям перечня...
Имеет смысл пересмотреть уже имеющиеся ограничения на свободную хозяйственную деятельность, в том числе и недавно введеннные, например - на транспортно-экспедиционную деятельность, работу товарных бирж и ряд других.
2.5. Почти везде, где авторы проекта хотят ввести контроль эксплуатации какой-либо техники или технологии, они пытаются расширить лицензирование на производство, реализацию, ремонт соответствующего оборудования, подготовку кадров и т.д., что совершенно излишне.
2.6. Отдельно надо отметить постоянную попытку ввести лицензирование для интеллектуальной деятельности в форме разработки, проектирования, переводов и т.д., что и невозможно, и бессмысленно.
2.7. Непонятно также разрешение властям Москвы и Санкт-Петербурга лицензировать "отдельные виды деятельности"...
3.2. Совершенно излишни все упоминания об отдельных правах Якутской-Саха републики и о необходимом согласовании с центром решений республик в составе РФ, касающихся лицензирования...
Таким образом, представленный проект требует дальнейшей тщательной доработки и развернутого обоснования. Принятие его в существующем виде будет иметь последствиями только резкое расширение коррупции, спад производства, дополнительную путаницу в законодательстве и уменьшение реальной безопасности общества.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-lsir-3
 
Заключение на проект Положения о Министерстве финансов Российской Федерации
...
Статья 12-д устанавливает абсолютно незаконные требования о безусловном предоставлении банками сведений об операциях и состоянии счетов предприятий и учреждений, получающих деньги из бюджета, а также аналогичные требования к контрагентам этих предприятий и учреждений. Так как речь идет не о налогах, а о расходовании бюджетных средств, подобные сведения могут предоставляться только по решению судов, следственных органов и вышестоящих организаций. Безусловно, речь здесь должна идти не вообще о бюджете, а только о федеральном бюджете.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-minfin

О проекте Указа Президента Российской Федерации "О создании Российской инвестиционной компании"
Управление экспертизы Рабочего центра экономических реформ при Правительстве Российской Федерации не может согласиться как с идеологией представленного проекта Указа, так и с конкретным ее воплощением...
Проблема "инвестиционного кризиса", упоминаемая в сопроводительном письме, не поддается разрешению традиционным методом государственных инвестиций, ставших на самом деле его причиной. Утверждение сопроводительного письма Минэкономики о том, что уже созданы правовые и организационные предпосылки для привлечения иностранных инвестиций не соответствует действительности.
Слова о коммерческом и возвратном характере финансирования (п.1 проекта) делают излишним весь проект - ведь коммерческие принципы должны и могут реализовывать частные коммерческие институты...
В частности, п.2 предполагает наделить коммерческую компанию функцией выдачи государственных гарантий...
Тот факт, что свою деятельность Российская инвестиционная компания предполагает начать с получения льготного кредита непосредственно в Банке России, сразу обесценивает ее "коммерческий" характер. Более того, сужая кредитный ресурс банковской системы и провоцируя новый виток инфляции, деятельность компании дополнительно подорвет инвестиционные возможности прочих хозяйствующих субъектов.
Проект отталкивается от нынешней практики непрерывного создания внебюджетных отраслевых фондов. Эта практика стала одним из основных инструментов контрреформы, так как их создание, вопреки утверждению сопроводительного письма, не увеличило, а уменьшило долю ресурсов, самостоятельно используемых предприятиями...
Совершенно недопустим абсолютный правовой нигилизм проекта. Юридическая экспертиза не входит в обязанность РЦЭР, но нарушения законодательства о Центральном Банке, Российском фонде федерального имущества, приватизации носят вопиющий характер. Полностью незаконны все попытки передать компании акции государственных предприятий. Авторы проекта, не задумываясь об организационной форме предполагаемой компании, сразу передали руководство ею фактически в руки Минэкономики, хотя законодательство четко регламентирует формы коммерческих структур. Даже предполагаемое название компании уже задействовано в бизнесе и, надо полагать, защищено законом.
По мнению Управления экспертизы РЦЭР, решение инвестиционного кризиса необходимо искать исключительно в устранении бесчисленных правовых, административных и политических препятствий свободной хозяйственной деятельности, а не в регенерации под новой вывеской доказавших свое фиаско органов государственного управления.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-naev-2
 
Заключение на проект постановления Правительства РФ "О создании государственного внебюджетного инвестиционного фонда реконструкции и развития"
Вторая половина 1992 г.
Рабочий центр экономических реформ рассмотрел предложение Министерства экономики Российской Федерации о создании государственного внебюджетного инвестиционного фонда и нашел его не соответствующим логике экономической реформы и нуждам страны.
Суть представленного проекта ясно видна из сопровождающего его письма Министра экономики. Объявляется, что "требуются новые подходы в финансировании капитальных вложений" - и в следующем абзаце объясняется, что необходимо "вернуться" к старой норме...
Со стороны наполнения предлагаемого фонда выступают все те же обязательные отчисления предприятий – в виде "специальных отчислений от реализации продукции" (то есть нового налога с оборота), в виде изъятой части амортизации (то есть новой платы за фонды), в виде средств за превышение предельной рентабельности (то есть видоизмененного налога на прибыль). При этом предполагается изымать часть амортизации даже у негосударственных предприятий! Налоговый пресс, таким образом, расширяется – а вместе с ним лоббирование в пользу льгот и исключений.
Тревожный процесс создания отраслевых фондов с широкими правами министерств по установлению обязательных и индивидуальных нормативов отчислений в них доходит до логического конца – часть этих фондов предполагается централизовать и перераспределять.
Объяснить, почему "льготный и долгосрочный кредит Центрального банка", если он вообще необходим и допустим, должен получать предлагаемый фонд, а не конкретные предприятия и проекты, видимо, невозможно, если не принимать во внимание ведомственные интересы бывшего Госплана...
Так как слова о "как правило, возвратной основе" являются традиционным советским эвфемизмом, обещающим списание долгов, то проект просто сводится к впрыскивание в экономику дополнительных 650 млрд рублей наиболее неэффективным и консервативным способом.
Поощрение инвестиций частных, прежде всего национальных – то есть единственно результативных, – лежит совершенно вне горизонта разработчиков проекта.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-invest
 
Заключение на проект постановления Правительства Российской Федерации "О государственном регулировании цен на отдельные виды продукции и товаров""
Рабочий центр экономических реформ при Правительстве Российской Федерации рассмотрел материалы Комитета Российской Федерации по политике цен (N 01-05/002-02 от 20.11.92 г.).
РЦЭР считает аргументацию пояснительной записки к проекту постановления в основном неубедительной, а сам проект – неприемлемым...
Необъяснимые изъяны правительственных документов о так называемой либерализации цен прошлогодней давности, прежде всего передающие местным администрациям регулятивные права в ценообразовании, а также акты о регулировании цен продукции монополистов, аграрного сектора, топливно-энергетического сектора и т.д. при фактическом отсутствии массовой лояльности к государственным ограничительным действиям не могли не породить сохранение дефицитов, бартера, спекуляции, произвола и коррупции.
Не удивительно, что главы администраций и министерства единодушно поддерживают регулирование цен. Оно может стать их последним оружием в борьбе за выживание. Сохранение отраслевой структуры управления приносит результаты в виде консервативной контратаки этой структуры...
Экспертам РЦЭР непонятно, почему Комитет по политике цен считает недопустимым дефицит и черный рынок для престижных и дорогих товаров, и при этом предлагает меры с такими же последствиями, но в отношении товаров первоочередной необходимости.
Принятие предлагаемых мер может привести к двум последствиям. Либо экономика вернется к исходной ситуации осени 1991 года, либо список принятых, но невыполнимых и невыполняемых решений Правительства пополнится еще одним пунктом.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-prices
 
Если конторы не сдаются, их уничтожают
Начало 1993 г.
...
Итак, как же повело себя новое правительство Гайдара по отношению к старым конторам? Оно их вовсе не упразднило, оно их стало реорганизовывать традиционным номенклатурным способом, в котором не имело никаких шансов на победу над искушенными волками московской бюрократии...
Вместо этого всю зиму 1991-1992 года идет напряженный процесс слияния бесхозных союзных и бессильных российских государственных органов. Их тасуют, переподчиняют, передают от Президента Правительству и наоборот, но трепетно сохраняют государственный статус...
При этом есть ведомства особо ненужные, особо абсурдные. К ним относятся Госплан и отраслевые министерства. Реформа экономики в Восточной Европе означает их практически полную ликвидацию – с усилением Министерства финансов и Центрального банка. В России же ненужные ведомства сохранились и продолжают распространять свое гниение.
Госкомцен – это не просто ненужное ведомство по управлению экономикой. Это не рядовая контора в ряду отраслевого управления. Это материализованное воплощение абсурда, остров тоталитаризма и невежества в море свободы...
Главлит ликвидирован руками Горбачева – и слава Богу. Госкомцен сохранен руками Гайдара.
Сперва Госкомцен сохранен как комитет при Минэкономики (бывшем Госплане). Его статус понижен, но государственный характер сохранен...
Госкомцен сохранен – и готовится к контратаке. Уже в августе постановление Правительства номер 576 вводит регулирование цен на продукцию монополистов при крайне искусственном определении понятия монополизма. Результат – не в реальном контроле цен, а в повышении статуса Госкомцена.
30 сентября выходит долго готовящийся Указ о структуре органов федеральной власти. Разговоров о нем было много, но гора родила мышь. Среди мышиных результатов повышение статуса Госкомцена – из комитета при Минэкономики до комитета Правительства. Гайдар понизил статус – Гайдар его и вернул. Во всяком случае, никаких протестов и оправданий по этому поводу с его стороны не было слышно ни тогда, ни даже сейчас.
Осенью Госкомцен начинает новый раунд. 20 ноября его председатель Розенова шлет в Правительство (именно – к Хиже) удивительное письмо с обоснованием введения тотального контроля цен...
Госкомцен бесстыдно-наивно пишет: "В настоящее время Главы администраций многих регионов ставят вопрос о предоставлении им права принимать решения о регулировании цен... Все министерства и ведомства поддержали необходимость регулирования цен на сырье, материалы и другие ресурсы, вырабатываемые всеми предприятиями, а не только монополистами".
Иначе говоря, все главы рэкетирских банд поддержали предложение в расширении рэкета.
Поразительным оказывается тот абзац письма, которым Госкомцен предлагает отменить контроль цен на деликатесные и престижные товары, в том числе вырабатываемые монополистами. Аргументация такова "так как такое регулирование цен способствует дефициту товаров и перепродаже их на черном рынке". Госкомцен убежден, что перепродавать можно только кожаные куртки и икру, а цемент и зерно будто бы нельзя.
По поводу этого письма Гайдар назначил совещание, но провести его не успел. Остается только гадать, что стало бы с предложением Госкомцена при Гайдаре; мне думается, что имел бы место торг, в результате которого Госкомцен унес бы в клюве половину желаемого.
Черномырдин предложенный проект подмахнул с ходу. Я полагаю, что он даже не очень задумывался о его содержании, но некоторые утверждают, что он делал это с тяжелым сердцем. Постановление в конце концов было отменено. Из него сделали политический символ. Но что бы означало его принятие вне контекста смены премьера, тем более что готовилось оно еще при премьере старом?...
Проколовшись с одним постановлением, Госкомцен не отчаялся. Когда в течение января готовились проекты постановления правительства о плане мероприятий на 1993 год, Госкомцен для надежности помещал один и тот же пункт о создании своих территориальных управлений в несколько разделов одного и того же документа – авось где-нибудь да не вычеркнут. В феврале вышло-таки постановление о Комитете по политике цен, увеличивающее штаты этого ведомства и устанавливающее гипертрофированную его структуру. Можно быть уверенным, что своего ведомство добьется – ведь чем большего оно добилось, тем больше оснований требовать еще большего.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_prices
 
Год Гайдара
14.10.1998
Опыт гайдаровского года поистине бесценен. Сторонники либеральной реформы получили наиболее весомые доказательства своих, по мнению многих, экстравагантных утверждений. В России невозможна реформа иная, нежели либеральная. Вариант "экономики просвещенного государства" позорно рухнул.
Еще и еще раз повторю: нынешняя, послеавгустовская власть в России – не первая посткоммунистическая, а последняя коммунистическая...
Мы имеем драгоценный опыт подлинной реформы. Я говорю о ликвидации цензуры (Главлита)...
А теперь попробуем вообразить, что бы стало с цензурой, если бы ее реформировали по-гайдаровски.
Конечно, публикации на социально-экономическую тематику теперь не цензуровались бы никаким московским Главлитом. Они бы контролировались всего лишь областным управлением печати по усмотрению местной администрации и Совета.
Художественная литература печаталась бы вообще без цензуры (отечественная, конечно, - для печатания переводных книг надо было бы просто-напросто получить общую лицензию в Министерстве печати и информации и квоту на конкретное количество печатных листов в Управлении информационного рынка Министерства внешнеэкономических связей).
Политическая литература, понятное дело, затрагивает слишком серьезные общегосударственные интересы, и предварительное разрешение на ее публикацию давал бы совершенно новый орган - Комитет по защите свободы слова при Президенте Российской Федерации, созданный на базе торжественно упраздненного Главлита во главе с каким-нибудь писателем. Россия вступила в эпоху плюрализма, политические дискуссии очень разнообразны, не то что при проклятом застое – и новый Комитет срочно начал бы создавать специальные управления контроля монархической печати, красно-коричневой печати, демократической печати, а также специальное Четвертое управление печати по проблемам межнациональных отношений с откомандированными экспертами Министерства безопасности.
Новый демократический начальник цензуры начал бы смелую борьбу за свободу печати. Десятки журналистов, в том числе из провинции, добросовестно приступили бы к освоению нелегкого цензорского дела. Под давлением реакционной части Съезда народных депутатов и некоторых околопрезидентских кругов ряд газет, конечно, пришлось бы закрыть. Но сохранение (с небольшими кадровыми жертвами) большей части печати и даже разрешение на выпуск новых изданий, бесспорно, обеспечили бы новому цензурному начальству места в Пантеоне рядом с Никитенко и Гончаровым...
А если говорить серьезнее, то слишком часто и во многом реформа образца 1992 года исходила из принципа "поставить хороших людей". А куда поставить? На старые должности, в старые конторы. Слишком увлеклись переименованием и преобразованием ведомств. Вместо их упразднения – на их, как говорится, базе создавали новые, с теми же или минимально измененными правами и обязанностями...
Часть проколов была просто скандальной. Так, существование Госкомцена даже не должно было подлежать обсуждению в круге людей, называющих себя экономистами. Однако его переделали сперва в комитет при Минэкономики, а потом, в самый гайдаровский разгар, даже повысили его статус, сделав самостоятельным. Теперь это ведомство интенсивно распространяет гниение вокруг себя, на каждом углу пропагандируя абсурдные предложения по контролю цен под собственным руководством, по созданию своих территориальных подразделений и т.д.
А как объяснить сохранение Госплана? И даже культивирование представления об особой реформаторской роли этого учреждения? Если они там в Госплане здорово умеют считать да прогнозировать – пусть делают это на коммерческой основе...
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_itogi

Дерегулирование в деятельности российского правительства в 1992 году
Начало 1993 г.
Одной из главных проблем в деятельности российского Правительства в 1992 году было отсутствие принципиальных идеологических и программных установок, ясного понимания того, зачем делается реформа в целом и какие цели должны быть достигнуты.
Те документы, которые демонстрируются в качестве программы Правительства, таковыми могут считаться с большой натяжкой – они писались по заказу конкретных читателей, будь то Международный валютный фонд или Верховный Совет, и представляют собой в основном смесь экономико-географического и статистического обзора российской экономики, субъективных структуралистских рекомендаций Госплану и, наконец, некоего набора слов, приятных и привычных адресному читателю...
Реформаторская часть Правительства постоянно стремилась к компромиссу с традиционной и со всеми возможными проявлениями традиционализма. При этом чаще всего компромисс стремились достичь с фиктивными (профсоюзы, Гражданский союз, "директорский корпус") или полу-фиктивными (Верховный Совет) учреждениями, что говорит о том, что реформаторская часть сама в глубине души была не чужда тому образу мышления, с которым хотела поладить.
В результате антиинфляционная политика проводилась в основном методами прямой экономии, в том числе и скрытой, связанной с замедлением расчетов и перерасчетов. Институциональные реформы, сравнительно удачно начатые в конце 1991 года в исключительно благоприятной для них обстановке (паралич союзных, бессилие российских государственных учреждений, нетрадиционно высокий рейтинг Правительства), были приостановлены и даже скомпенсированы административным творчеством 1992 года.
Сохранение институтов управления экономикой, в том числе одиозных (вроде органов контроля цен или издательского дела) оставило борцов с инфляцией лицом к лицу с масштабной коалицией лоббирующих учреждений, сохранивших и приумноживших свои административные права...
Необходимо отметить скандальную практику создания новых, ранее не существовавших органов управления экономикой, или экспансию старых, которые с понятной агрессивностью новичка принялись практически безответственно вводить регулятивы и правила.
Налоговая и таможенные службы, в нормальной ситуации представляющие технические органы Министерства финансов, приобрели самостоятельность и право издавать обязательные инструкции. Антимонопольные органы и учреждения системы Госкомимущества, созданные исключительно в результате догматических иллюзий и представлений некоторых кругов реформаторов, стремятся охватить своей властью любую область экономического творчества.
Страсть к регулированию доводит до опасных абсурдов. Согласно Закону о защите прав потребителей и принятому в его исполнение постановлению Правительства необходимо получать сертификат при изготовлении любой продукции, соприкасающейся с человеческим телом, и подобные маниловские указания далеко не единственны. В этой ситуации авторитет закона стремится к нулю, а экономика криминализируется. Нагляднее всего это видно в трагикомедии ваучеризации.
Многие формальные реформистские устремления, типа реформы здравоохранения или государственной собственности, остались нереализованными именно из-за того, что вместо единственно реалистичной политики дерегулирования использовалась политика социально-экономического конструирования.
Дерегулирование осталось чуждо политике Правительства в такой степени, что оно не использовало его даже в своих собственных узкогрупповых целях. Речь идет о том, что дерегулирование дает в руки Правительства удобный инструмент в переговорах, когда к нему обращаются за льготами и дотациями. Раздавать права просителям и снимать с себя обязанности – естественный путь реформы.
Результатом описанной выше ситуации стала своеобразная равнодействующая "антиинфляционистов", "структуралистов" и "приватизаторов" в центральной власти, а именно – перманентная нестабильность в области курса, кредита, цен, норм и правил поведения хозяйствующих субъектов. Эта неопределенность на сегодняшний день является главным инструментом дестабилизации экономики и социального спокойствия.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_deregul-2
 
Год спустя
11.01.1993
...
Что же можно сказать о Гайдаре...?
...этот режим, выдвинул на первый план молодых интеллектуалов, совсем западных по виду и речи.
Западных, образованных, симпатичных, умных, обаятельных, молодых. Социалистов. По массовому недоразумению названных либералами.
Увы, как раз с либерализмом были большие проблемы. Правительство Гайдара пришло к власти вполне номенклатурным, закулисным, традиционно-старорежимным путем закрытых интриг. Вопреки легенде, первоначальная "команда Гайдара" достаточно быстро слилась с правительственной номенклатурой. Команде не удалось зафиксировать своей отдельности в важнейших вопросах, в принятии решений. Команда быстро превратилась в своего рода амальгаму, сплав со старой номенклатурой...
не могу не сказать, что "команда Гайдара" формировалась из людей замечательных, но склонных к использованию существующих государственных методов регулирования экономики.
И сегодня, и уже весной было отчетливо видно, что реформа в России может быть и должна быть исключительно радикальной. А стала – исключительно умеренной даже по скромным восточноевропейским меркам.
Надо развеять миф о Гайдаре-монетаристе (сам Гайдар всегда открещивался от монетаризма и подлинного либерализма), о якобы супер-либеральных его мерах. Россия страдает не от реформ, а от того, что они крайне непоследовательны, недалеки.
Освобожденные цены охватывают только 40-60 процентов товарооборота при 80-90 процентах в Польше, Чехо-Словакии, Венгрии. При нашей склонности к несоблюдению государственных правил и установлений это не могло не привести к сохранению дефицитов, спекуляции, коррупции. Право регулировать цены было расширено и передано неопределенному кругу государственных контор.
При спаде производства и сокращении реального внутреннего спроса остается крайне зарегулированным экспорт. Это просто сюрреализм - когда все, поголовно все страны в мире стимулируют экспорт ради спасения и развития отечественного производства, мы только запутали и усложнили его порядок. Зато предметом гордости, а не позора стала деятельность по установлению новых таможен и границ – вместо ликвидации старых, по примеру ликвидированного Главлита.
Денежная политика так и не добилась важнейшего требуемого результата – стабильности. Лучше не иметь вообще никакой денежной политики, чем фактически менять ее каждый квартал. Когда невозможно предсказать денежные индикаторы на следующий месяц, то и реальные инвестиционные решения чаще всего ориентируются в лучшем случае на этот же месяц, а уж точно не на годы и десятилетия.
Структурная перестройка осталась предметом умных разговоров – ее поручено осуществлять Министерству Экономики, то есть тому же Госплану. Козла пустили в огород. Реальный переток капиталов между отраслями и предприятиями остается невозможным – банковская сфера продолжает жестко контролироваться, а учетная ставка так ни разу не достигла хотя бы уровня инфляции, не говоря уже о том, чтобы стать реальной. Никакие нормальные финансы невозможны при отрицательной реальной ставке процента; в Восточной Европе при стабилизационных реформах ставка обогнала процент инфляции в течение первых трех-четырех месяцев. А у нас кредит остается средством ручного управления народным богатством и распределяется "по приоритетам", а не по выгодности. "По приоритетам" озаначает – самому сильному и громкому просителю, что в наших условиях значит – самому неэффективному.
Вместо ясного решения "национализировать" рубль и сделать его конвертируемым был принят межеумочный порядок внутренних расчетов внутри СНГ, который постоянно провоцировал вмешательство государственных органов в торговлю и втянул Россию в заведомо безрезультатную борьбу за "единое рублевое пространство".
Видимо, надо признать, что больше всего выиграл от отставки Егора Гайдара сам Егор Гайдар. Он воистину вовремя ушел. Ушел, когда реформа окончательно потеряла динамику, когда молодые задорные ребята образца декабря 1991 года начали становится молодыми номенклатурными работниками.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_december
Tags: Гайдар, мировоззрение, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments