Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Мародеры. Или: Кто автор финансовой стабилизации в России?

Григорий Явлинский и другие авторы программы «500 дней» оказались не единственными жертвами безграничных аппетитов приватизаторов новейшей истории нашей страны. Внимание новоявленных приватизаторов на этот раз привлекли лавры авторов финансовой стабилизации в России.

Т.н. «академическая» версия новой приватизационной кампании изложена в разделе «1994-1996 годы» книги Е.Гайдара и А.Чубайса «Развилки новейшей истории» относительно скромно:
С.81: «В целом экономические реформы 1994—1995 годов позволили добиться существенной макроэкономической стабилизации, обуздали рост цен, снизив за год инфляцию в 5 раз, развернули экономическую ситуацию в стране с многолетнего падения ВВП к последовавшему позже первому росту в 1997 году. За финансовую стабилизацию пришлось заплатить высокую цену, однако заложенный фундамент позволил в последующие годы преодолеть проблемы, возникшие в результате жесткой макроэкономической политики».

Более откровенно о своих претензиях А.Чубайс заявил в своем выступлении на презентации этой книги в ВГБИЛ (28.05–30.35 мин.):
«94-96. Вот интересная история. Я признаюсь, что в начальной, исходной структуре книги раздела «94-96» не было. И это я спорил с Егором – как-то вдруг мы обнаружили, что собственно никто и никогда, в том числе из серьезных российских ученых, наших коллег, экономистов, историков, никто и никогда не описал такое мелкое событие в российской экономической истории последних 20 лет, которое называетсяя «финансовая стабилизация». Как-то вот оно выпало из описания. А это неправильно. Событие это было принципиальным. Ну, так случилось, что к этому событию я имел прямое отношение, когда в 94-м году, если кто помнит, случилось такое явление, называлось «черный вторник». Октябрь, кажется? Октябрь или сентябрь? Октябрь, да, 94-го года? После этого сгоряча меня назначили первым вице-премьером. Ну и дальше, собственно, разворачивалось то, что было финансовой стабилизацией. И в этом смысле вот здесь в книге мы привели табличку. На 75-й странице – таблица динамики инфляции, не годовой, а месячной, инфляции в стране в 95-м году. Январь, 17,8% в месяц. Валютные резервы, описано здесь, по памяти спускавшиеся примерно до 150-200 миллионов доллларов, объем суточных продаж валюты – 30-40 миллионов долларов. Вот так – трое-четверо суток – экономики нет. Это старт. Январь. Дальше – с 17,8 до 15, 11, 13, 12, 5 и декабрь 95-го года – 3,2 процента. Вот эта вот таблица, у меня есть такая любимая веселая шутка, вот на могильном камне на моем, только лучше не в таблице, а лучше в форме графика... эффектно, можно высечь. Это будет адекватно».

То есть, по его мнению, это именно он, Чубайс, осуществил свой «подвиг» (термин Е.Ясина) в 1995 г. Да затем как-то совсем забыл об этом. И вот только сейчас о нем «вспомнил». Мало того, что сам забыл – Гайдар забыл тоже, так что пришлось Чубайсу и с Гайдаром еще спорить и напоминать тому о величии своих достижений. А чтобы никто ничего не перепутал, Чубайс еще и указал, что именно на его могильном камне надо высечь (отметим, что не заслуги в приватизации или в выборах Ельцина в 1996 г.).

В отличие от «запамятовавшего» Е.Гайдара Е.Ясин «вспомнил» все сразу. Вот как он написал об этом в своем предисловии «История из первых рук» к указанным «Развилкам»:

С. 8: «Другое его важнейшее дело — финансовая стабилизация — осуществлялось уже в следующий период — 1995—1997 гг. Но она уже в меньшей степени включала формирование институтов рыночной экономики. Но в итоге либерализация, приватизация и финансовая стабилизация образовали ее жизнеспособное ядро. И это важнейшая заслуга двух замечательных людей, написавших данную книгу».

Свои «воспоминания» Е.Ясин закрепил в своем устном выступлении во время презентации в ВГБИЛ (47.00-48.30 мин):
«Толя, извини, ради бога, я просто хочу, поскольку ты скромный, я позволю себе несколько слов. Потому что то, что происходило между 11 октября 94-го года и декабрем 95-го, когда Борис Николаевич сказал: «Во всем виноват Чубайс». Как раз в это время Анатолий Борисович совершил свой второй подвиг. Первый подвиг – это была приватизация. Ну, так вычтем залоговые аукционы, тут у нас с тобой расхождения... А второй подвиг – это была финансовая стабилизация. Финансовая стабилизация. Колоссальное дело. Я вспоминаю: Национальный фонд спорта, который учредили бойцы за народное дело и прямо там стреляли по бутылкам. Вот он добился того, чтобы большой ценой, тем, чтобы заплатить деньги из бюджета, на что угодно, лишь бы только прекратить это воровство. Ну там было много еще, не буду упоминать всех тех людей, которые в этом участвовали в смысле разворовывания и так далее. Но это было действительно колоссальное достижение – взять в руки финансы».

«Вспомнить» о «втором подвиге» «скромного» Чубайса Е.Ясину удалось только в 2011 г. Раньше у Е.Ясина таких «воспоминаний» не было. Даже, прямо скажем, наоборот. В его довольно подробной книге «Российская экономика. Истоки и панорама рыночных реформ. Курс лекций. М.: ГУ ВШЭ, 2002» есть глава 12. Макроэкономическая стабилизация, а в ней – параграф 10.5. «Третья попытка (1995-1997 гг.)». Ни в книге, ни во всей этой главе, ни в параграфе, специально посвященном попытке стабилизации в 1995-97 гг., нет ни слова о «втором подвиге» Чубайса. Наоборот, в 2002 г. оценки Ясина звучали иначе:

С. 260: «Мое обращение к Чубайсу за советом, когда решение уже было принято, встретило ответ: вы придумайте сами, скажите, какую стену прошибать, и тогда наступит моя очередь. Обсуждения навели на мысль о неизбежности роста госдолга...
Оставалась еще одна возможность – покрывать дефицит бюджета за счет неинфляционных источников. Тогда это воспринималось как шаг вперед и было таковым на самом деле. Но если называть вещи своими именами, то речь шла о наращивании государственного долга, благо тогда внутренний долг обесценился, а внешний долг России был не столь велик по сравнению с ВВП. Долги СССР, которые Россия приняла на себя, мы рассчитывали реструктуризовать в рамках Парижского и Лондонского клубов. Так потом и вышло. Надо было раскручивать рынок ГКО.
Именно тогда мы стали влезать в петлю, которая в 1998 г. нас удушила».
С. 263-264: «Еще в 1994 г. начался выпуск казначейских обязательств (КО). Это были векселя Минфина России, выдаваемые вместо бюджетных ассигнований, которые можно было перепродать с дисконтом. В 1994–1995 гг. их было выпущено почти на 9 трлн. руб. Когда их вред был осознан самим Минфином (доходы бюджета все больше стали формироваться в КО) и под давлением МВФ с начала 1996 г. КО были отменены. Но им на смену пришли казначейские налоговые освобождения (КНО), запрещенные к обращению на вторичном рынке. Но тем не менее они участвовали во взаимозачетах с дисконтом. В 1995–1996 гг. было выпущено КНО на 21 трлн. руб.
Летом 1996 г. после президентских выборов их тоже запретили. И не мудрено: в апреле 1996 г. Госналогслужба получила до 2/3 всех доходов в виде КНО. Дело оборачивалось угрозой краха бюджета.
КНО сменили поручительства Минфина, выдаваемые банкам, которые финансировали текущие расходы бюджета. Проценты и дисконт оплачивали бюджетопопучатели. Только в мае 1997г. Указом Президента Минфину было запрещено выступать поручителем по кредитам коммерческих банков, выдаваемых субъектам федерации и бюджетным организациям
И все же при жестком Чубайсе в конце 1997г. были разрешены взаимозачеты с бюджетом на 40 трлн. руб., которые продолжались и весь первый квартал 1998 г., хотя были запрещены Указом Президента с первого января 1998 г. В мае – июне они возобновились тайком.
Вся эта череда акций представляет собой попытки вывернуться из сети реальных жестких бюджетных ограничений. Цена – эрозия и без того слабой налоговой и бюджетной системы, накопление долгов бюджетополучателей, а значит, и бюджета при видимости благополучия по финансируемым расходам. В целом это решение сиюминутных задач за счет создания проблем стратегического характера в будущем: лишь бы сегодня выкрутиться, а завтра посмотрим. Преодоление текущих трудностей посредством переноса их в будущие трудности большего масштаба, уход от фундаментального решения проблем – к сожалению, характерная черта политики B.C. Черномырдина. За нее отчасти несет ответственность и А.Б. Чубайс, который в тот период возглавлял финансово-экономический блок и мирился с оппортунистической политикой премьера. То же должен сказать и о себе: не я отвечал за этот участок, меня не спрашивали, но, будучи министром экономики, я обязан был спрашивать. И настаивать».

Что ж, в 2002 г. Евгений Григорьевич был более объективным и более принципиальным, чем в 2011 г.

О том, как «сгоряча» А.Чубайс бился за пост первого вице-премьера в 1994 г., упомянуто здесь. О том, как «никто из российских экономистов ничего не писал о финансовой стабилизации», рассказано и показано здесь.

Оставляя в стороне обсуждение динамических изменений оценок некоторых событий новейшей российской истории в позициях известных ньюсмейкеров, следует все же ответить на два взаимосвязанных вопроса:
1. Когда на самом деле произошла финансовая стабилизация в России?
2. Кто действительно является ее автором?

Хозяин этого блога посвятил некоторое время изучению этого вопроса
(см. например:
Финансовая стабилизация в России. М., Июнь 1995.
Российские экономические реформы: потерянный год. – Вопросы экономики, 1995, №1.
Природа российской инфляции. – Вопросы экономики, 1995, №3.
Политика финансовой стабилизации в 1 квартале 1995 г. – Вопросы экономики, 1995, №6.
Попытки проведения финансовой стабилизации в СССР и России. – Вопросы экономики, 1995, №7.
Финансовая стабилизация в республиках бывшего СССР. – Вопросы экономики, 1996, №2.
Упущенный шанс. – Вопросы экономики, 1996, №3.
Инфляция и экономический рост. – Вопросы экономики, 1997, №8.
Инфляция – денежное явление. – Вопросы экономики, 1997, №12.
Закономерности мировой инфляции. – Вопросы экономики, 1997, №2.
Эффективность бюджетной политики в 1994-1997 годах. – Вопросы экономики, 1998, №2.
Как был организован российский финансовый кризис. Части 1 и 2. – Вопросы экономики, 1998, №11-12.
Мифы и уроки августовского кризиса. Части 1 и 2. – Вопросы экономики, 1999, №10-11)
и полагает вправе поделиться с читателями некоторыми соображениями по указанному вопросу.

Определение и критерии финансовой стабилизации
Под финансовой стабилизацией понимается устойчивое снижение месячных темпов инфляции в результате достижение как бюджетной, так и денежной стабилизации. Бюджетная стабилизация и денежная стабилизация означают такое изменение параметров расширенного бюджета и кредитной эмиссии денежных властей, которое обеспечивает устойчивое (в течение не менее полутора-двух лет) снижение темпов инфляции ниже 2% в месяц, делающее возможным восстановление устойчивого экономического роста.

Составные части финансовой стабилизации.
Важнейшими элементами финансовой стабилизации являются бюджетная, денежная и валютная стабилизация.

Бюджетная стабилизация считается достигнутой в том случае, если бюджет в средне- и долгосрочной перспективе перестает выступать в качестве источника дополнительной кредитной эмиссии и нового денежного предложения. Иными словами, бюджетная стабилизация считается достигнутой тогда, когда бюджет является полностью сбалансированным, или же тогда, когда сохраняющийся бюджетный дефицит финансируется неэмиссионным образом, не создавая при этом среднесрочных рисков: ни дефолта по государственному долгу, ни его монетизации (из-за роста внутреннего государственного долга), ни валютного кризиса (из-за роста внешнего государственного долга).

Непосредственно денежная стабилизация считается достигнутой в том случае, если темпы денежного предложения по всем направлениям (кроме кредитования государственного бюджета) достигают такого уровня, что сами по себе не приводят к повышению месячных темпов инфляции выше 2%.

Денежно-валютная (валютная) стабилизация считается достигнутой в том случае, если обеспеченность денежной базы ликвидными валютными резервами достигает уровня, исключающего возможность внезапной валютной дестабилизации (снижения курса национальной валюты по отношению к резервным валютам более чем на 20% в течение месяца).

Как и в некоторых других случаях в экономической науке количественные критерии финансовой стабилизации стали результатом накопления определенного практического опыта и сложившихся договоренностей. Так, например, критерием гиперинфляции в современной экономической науке традиционно считается достижение месячными темпами инфляции рубежа в 50%, критерием рецессии – продолжительность экономического спада в течение 6 месяцев подряд (более ранняя версия – в течение двух кварталов подряд), критерием валютного кризиса – снижение курса национальной валюты более чем на 20% в течение месяца, критерием финансовой стабилизации – устойчивое (в течение полутора-двух лет) снижение месячных темпов инфляции до 2% и ниже.

Главные инструменты достижения финансовой стабилизации
1. Снижение размеров бюджетного дефицита.
2. Снижение темпов роста денежной эмиссии.
3. Рост обеспеченности денежной базы валютными резервами.

Попытки финансовой стабилизации в СССР и России в 1991-1999 гг.
(руководитель правительства или вице-премьер и министр финансов, сроки)
В России в 1990-е годы было осуществлено семь попыток достижения финансовой стабилизации.
Первая попытка: В.Павлов – В.Орлов, январь – август 1991 г.
Вторая попытка: Е.Гайдар – В.Барчук, сентябрь – ноябрь 1992 г.
Третья попытка: Б.Федоров – Б.Федоров, март 1993 г. – январь 1994 г.
Четвертая попытка: А.Чубайс – В.Пансков, январь – декабрь 1995 г.
Пятая попытка: А.Чубайс – А.Чубайс, март – ноябрь 1997 г.
Шестая попытка: С.Кириенко – М.Задорнов, июнь – август 1998 г.
Седьмая попытка: Е.Примаков – М.Задорнов, сентябрь 1998 г. – май 1999 г.

Главные результаты предпринятых попыток финансовой стабилизации в СССР и России
в 1991-1999 гг. с точки зрения изменения размеров бюджетного дефицита в % к ВВП


Попытки финансовой стабилизации Главный автор Год БД, начало периода, % ВВП БД, конец периода, % ВВП Изменение БД за период, п.п. ВВП
Первая Павлов 1991 10 15 +5
Вторая Гайдар 1992 15 23 +8
Третья Федоров 1993 23 10 -13
Четвертая Пансков 1995 11 5 -6
Пятая Чубайс 1997 5 7 +2
Шестая Кириенко 1998 7 5 -2
Седьмая Примаков 1999 5 1 -4

Три из предпринятых попыток финансовой стабилизации отдалили ее достижение. Это попытки В.Павлова – В.Орлова в 1991 г., Е.Гайдара – В.Барчука в 1992 г., А.Чубайса – А.Чубайса в 1997 г.
Четыре попытки финансовой стабилизации приблизили ее достижение и в конце концов добились ее наступления к лету 1999 г. Это попытки Б.Федорова – Б.Федорова в 1993 г., А.Чубайса – В.Панскова в 1995 г., С.Кириенко – М.Задорнова в 1998 г., Е.Примакова – М.Задорнова в 1999 г.
В конечном итоге финансовая стабилизация в России была достигнута к лету 1999 г. Начиная с августа 1999 г. месячные темпы инфляции устойчиво держатся на уровне ниже 2% при возобновившемся с октября 1998 г. экономическом росте.
Наибольший вклад  в достижение финансовой стабилизации в России внесли действия Б.Федорова, В.Панскова, Е.Примакова, М.Задорнова.

Главным автором финансовой стабилизации в России, человеком, положившим ради нее свое здоровье, а, может быть, и жизнь был Борис Григорьевич Федоров. Именно он остановил гайдаровскую гиперинфляцию 1992 г., радикально сократил многие неэффективные государственные расходы, ликвидировал субсидии на импорт и сахар, прекратил выделение дотаций на уголь, освободил цены на зерно и хлеб, заложил основы современного бюджетного процесса в России, добился радикального снижения месячных темпов инфляции. Б.Федоров смог увидеть результаты дел своих только тогда, когда ушел с государственной службы, будучи выдавленным Черномырдиным из кабинета в январе 1994 г. В конце 1993 г. – начале 1994 г. Б.Федоров успел подготовить блестящую работу «Российские финансы в 1993 году», посвященную сделанному им на посту вице-премьера и руководителя министерства финансов в течение невероятно плодотворного года.

Вклад А.Чубайса в достижение финансовой стабилизации оказался двойственным. Хотя – объективности ради это надо признать – в 1995 г. его политика отчасти действительно способствовала некоторому сокращению бюджетного дефицита. Однако в то же время с макроэкономической точки зрения действия А.Чубайса были основаны на грандиозном обмане – на политике т.н. «валютного коридора» и массовых, ежегодно все более возраставших государственных заимствованиях. К тому же в 1997 г., оказавшись на посту министра финансов, А.Чубайс увеличил размеры бюджетного дефицита приблизительно на 2% ВВП. Макроэкономическая политика А.Чубайса в 1995-98 гг. и его бюджетная политика в 1997 г. закономерно привели в итоге к августовской катастрофе 1998 г. Страна заплатила за этот макроэкономический обман увеличением государственного долга на 53 млрд.дол., продлением экономического спада на четыре года, потерей примерно 20% ее промышленного выпуска, четырехкратной девальвацией рубля, скачком годовой инфляции на 126%, дефолтом по государственным обязательствам, исчезновением сбережений граждан, конфискацией вложений инвесторов. «Мы их кинули на 20 млрд.дол.» – так Чубайс отозвался о судьбе вложений международных финансовых институтов, поверивших на слово Чубайсу и чубайсовской «стабилизации».

Во все времена одним из самых позорных дел считались попытки обирать мертвых.
Однако мораль, как известно, – это не то, что у Чубайса когда-либо было в избытке.
Tags: Федоров, Чубайс, мифы, мораль, финансовая стабилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments