Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Свидетель эпохи. Интервью Юрия Болдырева

...мне, например, пришлось бороться против «слива» правительством Гайдара бюджетных денег в организацию «АККОР», якобы на помощь фермерам, но проверки Контрольного управления показывали, что до фермеров ничего не доходило, а бюджетные средства уходили в уставные капиталы всяких банчиков и ТОО. И представьте себе – затем учредителями «Выбора России» стали министры гайдаровского правительства и… этот самый «АККОР»!

...Ещё весной 1992 года, когда я – бывший депутат Съезда народных депутатов СССР от Московского района Ленинграда – был назначен начальником Контрольного управления администрации президента России, один из тогдашних «серых кардиналов», он же руководитель аппарата правительства Алексей Головков дружески так поделился со мной: надо раскручивать идею опасности «партноменклатурного реванша». В том смысле, что наши ошибки и просчёты будут списаны только перед лицом опасности, грозного врага... С одной стороны, в это время в СМИ началась кампания по противопоставлению тогдашнему, действительно, либеральному угару некоего «партноменклатурного реванша» и «красно-коричневой угрозы». С другой стороны – я, несмотря на то, что находился изнутри властной команды, пытался этой манипуляции противостоять...
 
Период моей работы с президентом был сложным, но интересным. И главное, что мне тогда удалось – это не допустить использования Контрольного управления как инструмента давления на политических оппонентов... какие-то приближённые к высшему руководству работнички регулярно приносили мне распечатки «неправильных» голосований губернаторов, подразумевая, что мною должны быть приняты карательные меры или, как минимум, организованы проверки... Но к концу года, по мере того, как ошибки, а также уже и преступления (по ряду таких вопросов мне пришлось тогда жёстко конфликтовать с гайдаровской командой, апеллируя к президенту) власти стали более зримы и пагубны по последствиям, а напряжение в обществе нарастало – естественно, радикально обострился и конфликт президента и правительства с Верховным Советом. И в этот период верх в окружении президента стали брать сторонники провоцирования силового конфликта с парламентом, среди которых первую скрипку играли «молодые технократы» – ключевые министры гайдаровского правительства. Напомню, первая попытка переворота была осуществлена Ельциным в декабре 1992-го года, вторая – 20 марта 1993 года. Обе были неуспешны – Ельцин вынужден был отыграть назад. Как это выглядело со стороны? Подавалось как «вынужденные» действия. Но изнутри-то я видел, что «молодые реформаторы», получив доступ к бюджетным ресурсам и госсобственности, что называется, «вошли во вкус». И точно знал, что развитие конфликта и его перевод в силовую плоскость провоцировался гайдаровско-чубайсовской командой в стремлении вырваться из-под парламентского контроля...
 
...Филатов, который тут же стал разворачивать всю администрацию уже не на решение государственных проблем, но, совершенно недвусмысленно, на борьбу против Верховного Совета.
Руководителю администрации я не подчинялся – только президенту, но Филатов проявлял настойчивость: в частности – мне это хорошо запомнилось – требовал немедленно организовать проверки новосибирского губернатора Мухи и иркутского Ножикова. Оба были в Верховном Совете людьми авторитетными и влиятельными и голосовали совсем не так, как этого хотелось бы «реформаторам»… ...я изнутри хорошо видел и понимал всю намеренную провокационность деятельности ельцинской команды в тот период...
 
И вот – переворот. А затем и объявлены выборы – по новой партийной системе.
Единственная стопроцентно готовая партия, разумеется – те, кто переворот организовывал, а затем и готовил правила формирования нового парламента – «Выбор России». Вроде, основная и единственная реформаторская партия. Но каким могло быть моё отношение к этой партии?
Дело не в какой-либо «обиде», что меня уволили. Дело в том, что мне, например, пришлось бороться против «слива» правительством Гайдара бюджетных денег в организацию «АККОР», якобы на помощь фермерам, но проверки Контрольного управления показывали, что до фермеров ничего не доходило, а бюджетные средства уходили в уставные капиталы всяких банчиков и ТОО. И представьте себе – затем учредителями «Выбора России» стали министры гайдаровского правительства и… этот самый «АККОР»!
И как же я мог к этой партии относиться?
 
...власть, как известно, развращает. И несмотря на ясность и очевидность институционального конфликта, в котором я был полностью на стороне парламента, а также несмотря на абсолютную обоснованность ряда претензий парламента к президенту и правительству по сути проводившихся реформ, включая приватизацию, начавшуюся, как известно, с подмены законных именных приватизационных счетов граждан на противозаконные обезличенные «ваучеры», тем не менее, в ряде случаев конфликт носил и характер совершенно иной – на уровне «кто бОльший начальник».
Причём, не с точки зрения объективно необходимых решений и принятия на себя ответственности за них, – но с точки зрения того, кто вправе произвольно раздавать налоговые, таможенные и иные льготы, квоты. Разумеется, всегда под предлогом помощи инвалидам, ветеранам, детям... И мне приходилось даже как-то предлагать журналистам сыграть в игру «Найдите десять отличий»: вот указ или распоряжение президента или постановление правительства – о льготах, квотах и т. п. кому-либо под благовидным предлогом, а вот постановление президиума Верховного Совета – о том же и под теми же предлогами, но иным лицам. И отсюда мой тогдашний тезис: сегодня важно не «правее» или «левее», а пресечь произвол и беззаконие...
http://file-rf.ru/analitics/391
Tags: демократия, история, кадры, право, сислибы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments