?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
«Крупнейшая профессорская катастрофа в мирное время» (с)
По рекомендации читателей попал в блог популярного профессора, слегка озабоченного оценкой себя и своих коллег с помощью индекса цитирования (ИЦ). Познакомившись с обсуждением рекомендованной темы, посчитал возможным внести свой скромный вклад в увеличение значения этого индекса для именитого автора.
 
Разговор, рекомендованный мне для знакомства, оказался посвященным российским событиям 20-летней давности. Перед тем, как отстучать по клавиатуре ритуальное: «двадцать лет назад он был одним из тех, кто спас страну» профессор РЭШ задал разговору высокую планку:
«Реформаторы... стали министрами в разгар самой крупной экономической катастрофы в мирное время в ХХ веке».
 
Потрясенный этим научным открытием, vvagr изумленно переспросил:
«"в разгар самой крупной экономической катастрофы в мирное время в ХХ веке"...?»

На что получил строгий «научный» ответ:
«Во-первых, да. Во-вторых, а какая была крупнее? Спад производства был намного сильнее, а в 1990-м году и быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке».
 
Видимо, также впечатленный масштабным откровением от экономического гуру, alexandre_putt
не смог удержаться от жесткого комментария:
«"Они стали министрами в разгар самой крупной экономической катастрофы".
Вернее, они сотворили эту катастрофу своими неумелыми (или весьма умелыми) действиями. И место им – не в лектории, а на скамье подсудимых. Надеюсь, они до этого ещё доживут. Дай им бог здоровья!»

Профессор, естественно, выступил на защиту «министров-реформаторов» с ответом, исключающим возможность интерпретации его слов в качестве нелепой оговорки или случайной ошибки:
«О чём Вы говорите? Они стали министрами осенью 1991 года, когда спад производства (совершенно катастрофический) уже шёл год, а цены выросли в три раза. (Напоминаю арифметику: если цены сначала выросли в 3 раза, а потом ещё в 30 раз, то вы в первом эпизоде потеряли вдвое больше того, что у вас было, чем во втором.) Какое отношение они могут (хотя бы теоретически) иметь к началу катастрофы?»
 
Соглашусь с теми, кто полагает, что не стоит (как правило) тратить время и силы на опровержение каждой глупости, пусть и исходящей от именитых профессоров. Вряд ли убедила бы меня в необходимости такого комментария даже забота о неокрепших студенческих умах, подвергающихся в некоторых вузах систематической порче в ежедневном режиме и в особенно циничной форме. Планида студента, увы, тяжела – любым глупостям, вещаемым с профессорской кафедры, приходится внимать как божественному откровению. Даже не столько выдающаяся плодовитость популярность профессора заставила меня откликнуться, сколько тема: объявление инициативным популяризатором условий, в которых осенью 1991 г. появилось новое российское правительство, разгаром самой крупной экономической катастрофы в мирное время в ХХ веке.
 
Согласитесь, что экстремальные оценки для того и даются, чтобы привлечь к ним общественное внимание. Следует признать: эксперимент удался. Внимание оказалось привлечено.
 
Читатели этого блога уже имели уже возможность убедиться в, скажем мягко, мифологическом (любители других стилей могут выбрать по своему вкусу и другие характеристики – пропагандистском, искаженном, фальшивом, лживом) характере интерпретациии многих важных событий в истории последних двух десятилетий нашей страны, включая мифы об «угрозе голода», о «долговой катастрофе», о «либерализации цен», о назначении Геращенко  и т.д. Благодаря усилиям «автора с высоким значением индекса цитирования (ИЦ)» теперь очередь дошла и до мифа о «разгаре самой крупной экономической катастрофы в мирное время в ХХ веке».

1. Инфляция и сбережения «в разгар катастрофы» и «после спасения от нее». 

Для начала воспользуемся «арифметикой», рекомендованной нам профессором, в применении к инфляции, сложившейся к началу ноября 1991 г. За 10 месяцев 1991 г. индекс потребительских цен вырос на 121,9%, или в 2,2 раза. «Округление» цифры «2,2 раза» до «3 раз», предложенное видным ученым, следует отнести к выдающимся открытиям в сфере арифметики и заслуживает, как минимум, удвоения ИЦ для его автора.
 
При этом следует обратить внимание на то, что средства граждан и предприятий на счетах в банковской системе за те же 10 месяцев в номинальном выражении выросли на 96%. Несложные расчеты показывают, что в итоге покупательная способность всех сбережений в банковской системе (с учетом их роста за эти месяцы 1991 г.) снизилась на 11,7% (= 196,0 : 221,9 * 100 – 100).
 
С начала ноября 1991 г. по декабрь 1992 г. (время действия первого «гайдаровского правительства») потребительские цены кумулятивно выросли в 31,5 раза, оптовые цены – более чем в 68 раз. «Округление» величин «31,5 раза» и «68 раз» до «30 раз» заслуживает также признания в качестве еще одного арифметического открытия и, пожалуй, утроения авторского ИЦ.
 
Однако сбережения населения в ноябре 1991 г. – декабре 1992 г. тоже не стояли на месте. В номинальном выражении они выросли почти в 8 раз (более точно – в 7,97 раза). Несложные подсчеты показывают, что если воспользоваться даже ИПЦ (а не индексом оптовых цен), то покупательная способность депозитов граждан и предприятий за эти 14 месяцев упала на 74,7% (= 7,97 : 31,5 * 100 – 100).
 
Для аккуратности производимых расчетов не стоит забывать, что инфляция, созданная безответственной макроэкономической политикой 1992 г., не завершилась в декабре 1992 г., а продолжалась и в 1993 г., причем с учетом господствовавших тогда лагов между денежной эмиссией и ростом цен в течение еще, минимум, 6 месяцев. Продолжали расти и номинальные вклады граждан. Так что к июню 1993 г. покупательная способность всех сбержений населения и предприятий, оказавшихся в российской банковской системе, упала на 83,6% от своего уровня в октябре 1991 г.
 
При этом сейчас мы не затрагиваем вопросы резко усилившейся дифференциации сбережений, в результате которой в наиболее выигрышном положении оказались представители аграрного, оборонного, топливного, внешнеторгового лобби, получившие колоссальные финансовые средства в качестве кредитных ресурсов и напрямую из госбюджета. У тех же, кто не оказался среди получателей государственых ресурсов, сбережения сократились, естественно, в большей степени, чем упомянутые выше 84%.
 
Как бы то ни было, сбережения в банковской системе за 10 месяцев 1991 г. потеряли примерно 12% своей покупательной способности по ее состоянию на декабрь 1990 г. Затем то, что от них осталось к октябрю 1991 г., совместно с тем, что к ним прибавилось в течение последующих 14 месяцев (ноябрь 1991 г. – декабрь 1992 г.), потеряло еще почти 75% покупательной способности к декабрю 1992 г. (к июню 1993 г. – почти 84%).
  
Теперь настало время предложить именитому экономическому профессору небольшую задачку по столь любимой им арифметике: рассчитать удельные веса потерь покупательной способности сбережений российских граждан в течение двух временных периодов: в январе – октябре 1991 г. и ноябре 1991 г. – декабре 1992 г. (вариант: в ноябре 1991 г. – июне 1993 г.).
 
В качестве подсказки можно предложить информацию об индексах роста потребительских цен и номинальных сбережений в декабре 1990 г. – декабре 1992 г. (69,9 и 15,6 раза соответственно) и в декабре 1990 г. – июне 1993 г. (221,4 и 32,1 раза соответственно). То есть покупательная способность всех сбережений (включая и их постепенный прирост) с декабря 1990 г. по декабрь 1992 г. упала на 77,6%, а с декабря 1990 г. по июнь 1993 г. – на 85,5%.
 
Если при совершении предлагаемых арифметических действий не будет совершено новых «округлений» и других открытий, заслуживающих быть отмеченными дополнительным повышением авторского ИЦ, то полученные результаты будут выглядеть следующим образом. Из общего объема суммарных потерь сбережений в течение 1991-92 годов примерно 15% приходится на период января-октября 1991 г. и примерно 85% – на период с ноября 1991 г. по декабрь 1992 г.
 
Теперь профессору остается ответить лишь на вопрос, оставленный на «арифметический десерт»: какая часть сокращения покупательной способности сбережений населения произошла в результате «крупнейшей экономической катастрофой 1991 г.», а какая – в результате «героических усилий гениального реформатора по спасению страны от голода, распада и гражданской войны»?
 
Не исключено, что такого рода «теоретические» задачки по арифметике могут оказаться сложноватыми «частоцитируемому» профессору «лучшего экономического вуза».  
Поэтому перейдем к задачкам попроще.

2. Спад производства «в разгар катастрофы» и «после спасения от нее».

Профессор указывает, что к осени 1991 г. спад уже шел в течение года: «осенью 1991 года, когда спад производства (совершенно катастрофический) уже шёл год». При этом он отмечает, что спад производства в России в 1990 г. был значительнее, чем в США во время Великой депрессии: «какая [катастрофа. – А.И.] была крупнее? Спад производства был намного сильнее, а в 1990-м году и быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке».
 
Появление такой «научной» характеристики, как «сила», в применении к экономическому спаду – и само по себе и в противовес его «скорости» («а в 1990-м году и быстрее») – следует признать еще одним терминологическим открытием, существенно расширяющим наши представления о возможностях творчества в экономической науке и заслуживающим особенного поощрения в виде дополнительного повышения авторского ИЦ. Однако не будем в этом вопросе слишком придирчивыми. Что, однако не может не привлечь общественного внимания, так это то, что экономический профессор, похоже, не догадывается, что спад производства в России к осени 1991 г. шел уже не год, а два года подряд. И это, конечно, является ярким свидетельством уровня его информированности.
 
Темпы роста (спада) производства, предложенные в качестве критерия «экономической катастрофичности», традиционно измеряются показателем ВВП. Статистика информирует нас, что в 1990 г. темп снижения ВВП всего СССР составил 2,3%, темп снижения ВВП России – 2,1%. Сжалимся над автором – сделаем допущение, что в процитированном выше диалоге он просто описАлся и перепутал 1990 г. с 1991 г. – «шел в комнату, попал в другую» – имел в виду «1991-й год», а рука сама вывела: «1990-й» – с профессорами, как известно, и не такое случается.
 
Так вот, в 1991 году, напоминает нам статслужба, спад российского ВВП был больше («сильнее», «быстрее», «глубже»), чем в 1990 г., и составил 5%. Вне всякого сомнения, сокращение производства на 5% было заметным, это был серьезный кризис. Однако утверждать, что такой темп сокращения ВВП может произвести слишком сильное впечатление на человека, хотя бы немного знакомого с экономической историей человечества, было бы некоторым преувеличением.
 
Тем более, что и в истории нашей собственной страны случались экономические катаклизмы и посерьезнее. Даже в годы, непосредственно последовавшие за «разгаром экономической катастрофы», спад российского ВВП происходил заметно быстрее, чем в 1990-91 гг.: в 1992 г. ВВП упал на 14,5%, в 1993 г. – на 8,7%, в 1994 г. – на 12,7%, в 1998 г. – на 5,3%. В целом же за 1992-98 гг. российский ВВП сократился на 39,5% по сравнению с 7% в 1990-91 гг. Так что же оказалось экономической катастрофой на самом деле – постепенное снижение объемов производства в 1990-91 гг. или же его обвал в 1992-98 гг., когда «лечением» российского экономического больного занималась «уникальная команда министров-реформаторов»?
 
Тем не менее профессор все же настаивает, что российский спад происходил «быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке». Посмотрим, что же было в США. Сокращение ВВП там по годам было следующим:
1930 г. – падение на 8,6%,
1931 г. – падение на 6,5%,
1932 г. – падение на 13,1%,
1933 г. – падение на 1,3%.
 
Иными словами, в трех годах из четырех лет Великой депрессии (за исключением 1933 г.) темпы экономического спада в США были более значительными, чем в России в 1990-м и в 1991-м годах, которые были объявлены «разгаром крупнейшей экономической катастрофы в ХХ веке в мирное время».
 
Что же получается?
Профессор, увлеченный слежением за персональным ИЦ, не уследил за динамикой роста (спада) в своей собственной стране, а также за темпами роста ВВП США во время самого изученного эпизода мировой экономической истории ХХ века? Или же он никогда о них и не знал?
 
Вообще же сам принцип, в соответствии с которым за пределами собственной страны и еще, возможно, США ничего стоящего внимания и не может происходить (а какая была крупнее? Спад производства был намного... быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке»), дает некоторое представление и о подходах автора и о широте его кругозора.
 
Составление полного списка стран-лет, в каждом из которых ВВП снижался на 5% и более, оказалось делом непростым. Оказалось, что число таких случаев получается впечатляющим – не менее 878 (рассчитано по данным А.Мэддисона). Если же вычесть из этой цифры все случаи сокращения ВВП в годы Первой и Второй мировых войн (независимо от того, участвовала ли страна в военных действиях или нет), а также в первые послевоенные годы, т.е. соответственно в 1919 г. и в 1946 г., а также во время других войн – как межгосударственных, так и гражданских, то оказывается, что число случаев стран-лет, когда ВВП в мирное время сокращался на 5% и больше, превышает 600! Иными словами, т.н. «крупнейшая экономическая катастрофа 1991 года в России» уступает по темпам спада производства по крайней мере шестистам случаев более тяжелых экономических катаклизмов, произошедших в мире в ХХ веке! Ничего не скажешь – поразительная информированность.
 
В качестве грантового элемента научного «плана Маршала» профессору, сильно озабоченному цитированием «в реферируемых журналах», для его будущих лекций об экономических катастрофах в мирное время подготовлен краткий список некоторых стран с сокращением ВВП в течение одного года более, чем на 5% (как это было в России в разгар профессорской экономической катастрофы):
Филиппины в 1904 г. – 13,9%
Тайвань в 1905 г. – 17,0%
США в 1908 г. – 8,2%
Уругвай в 1920 г. – 12,8%
Канада в 1921 г. – 10,8%
Германия в 1923 г. – 16,9%
Сальвадор в 1927 г. – 12,1%
Австралия в 1930 г. – 9,5%
Чили в 1931 г. – 21,2%
Мексика в 1932 г. – 15,0%
Коста-Рика в 1934 г. – 11,8%
Никарагуа в 1936 г. – 20,4%
Малайзия в 1937 г. – 9,6%
Куба в 1938 г. – 22,5%
Парагвай в 1947 г. – 13,1%
Новая Зеландия в 1948 г. – 9,9%
Гонконг в 1951 г. – 6,8%
Китай в 1961 г. – 17,3%
Нигер в 1973 г. – 17,0%
Сомали в 1974 г. – 20,4%
Габон в 1978 г. – 27,5%
Кувейт в 1980 г. – 20,4%
Сан-Томе в 1981 г. – 27,5%
Катар в 1982 г. – 18,9%
Перу в 1983 г. – 13,4%
ОАЭ в 1986 г. – 21,2%
Болгария, Румыния в 1990 г. – 10,9%
Албания в 1991 г. – 28,0%
Латвия в 1992 г. – 32,1%
Литва в 1993 г. – 16,2%
Украина в 1994 г. – 22,9%
Беларусь в 1995 г. – 10,4%
Северная Корея в 1996 – 17,3%
Туркменистан в 1997 г. – 11,4%
Индонезия в 1998 г. – 13,4%
Габон в 1999 г. – 17,0%
Эквадор в 2000 г. – 14,7%
 
На этом можно было бы и подвести черту под кратким комментарием на тему интенсивно навязываемого российской общественности мифа о «крупнейшей экономической катастрофе в мирное время», якобы случившейся в нашей стране в 1991 г.
 
Но к этому можно добавить, пожалуй, еще одно соображение. Случившаяся на наших глазах история ценна не только тем, что демонстрирует уровень компетентности некоторых популярных комментаторов, что, строго говоря, новостью не является. Анекдот сей полезен также напоминанием о том, что часто первыми жертвами популярного мифотворчества становятся сами мифотворцы, настолько глубоко вошедшие в свою роль сказочников, увлеченно рассказывающих публике придуманные ими басни, что со временем они сами утрачивают способность различать реальность и созданные их воображением и воображением их коллег фантазии.

Tags: , , , , , ,

41 comments or Leave a comment
Comments
Page 1 of 2
[1] [2]
bear_bull From: bear_bull Date: November 30th, 2011 05:25 am (UTC) (Link)
Кому нужны катастрофы в костариках, если там не было оружия, которое может уничтожить весь мир несколько раз???
From: gillian_f Date: November 30th, 2011 08:19 am (UTC) (Link)
Вот это правильно. Чего мелочиться? Не только голод и гражданскую войну предотвратили, но и земной шар несколько раз от катастрофы уберегли. С неба звёздочка упала прямо милому в штаны, ничего что всё сгорело, лишь бы не было войны…
ap_planer From: ap_planer Date: November 30th, 2011 08:44 am (UTC) (Link)
Извините, а почему, говоря о росте вкладов за 1991 г. Вы не упоминаете, что основная часть этого прироста - это 40%-я компенсация, начисленная в связи с реформой розничных цен 1 апреля 1991 г., и тут же замороженная на сколько-то там лет? Почему не упоминаете о других ограничениях на снятие наличных со сберкнижек?

"Выросшие сбережения", о которых Вы говорите - это совершенно дутые суммы реально недоступных гражданам денег.
zebra24 From: zebra24 Date: December 1st, 2011 03:49 am (UTC) (Link)
Даже если забыть о компенсированных вкладах, 60% прироста сбережений всё-равно остаются. В т.ч. полученный доход, который уже в новых ценах.

Об ограничениях стоило-бы говорить, если считать, что за последующие несколько лет инфляция всё съест, но как раз это-то и не было предопределено.
Если-бы последующая инфляция составила-бы по годам 1 год 10%, второй 7%, третий 5%, четвёртый 1% соответственно, то даже за 4 года покупательная способность бы снизилась незначительно и составила-бы 80% от дореформенных.

Разница есть?
From: gillian_f Date: November 30th, 2011 08:59 am (UTC) (Link)
Профессор-то какой трепетный... Руки воздевает, восклицая: "О Боже", когда сами реформаторы упрекают себя в том что "уделяли недостаточно внимания PR", а Вы какой-то вульгарной цифирью хотите убедить.
Зато Нечаев был "обаятелен, четок и прям"... и вообще красавец и трубку курит. Вот правда "Как это всегда бывает на лекциях реформаторов – лектор немного не справлялся с расходящимися тропками – слишком много реформ проводилось одновременно". Тут профессор как-то сам запутался - реформам-то уж 20 лет, а тропки всё расходятся и расходятся, и мхом наверное зарастают... Вот надо по ним активно ещё пробежаться, утоптать... профессор-то и в помощь, мы хотииим всем рекордам наши звонкие дать имена...
From: tuserus Date: November 30th, 2011 09:11 am (UTC) (Link)
Я понимаю, что мне следует учить матчасть, но все же. Уровень ВВП так или иначе зависит от цен на товары. Цены на товары в рыночной экономике определяются так или иначе рыночными механизмами, за редкими исключениями. Цены в социалистической экономике определяются решениями ГосПлана, почти все. Насколько сравнимы между собой данные по падению ВВП в СССР и США?

В действительности, это более общий вопрос, он касается не только реформ. У нас любят, например, вычислить, что поставки по ленд-лизу составляли 4% от затрат на ВОВ, хотя в основе лежат те же цены, определяемые по-разному (хотя и в США рыночный механизм был сильно сокращен во время войны). Тоже самое относится и к сравнениям СССР и западных стран по уровню ВВП и другим макроэкономическим показателям в мирное и благополучное время, например, в 70е годы.

Процесс, который при капитализме выглядит как инфляция, при социализме (точнее - при любом режиме с регулируемыми ценами) выглядит как дефицит. Он отражается в частности в увеличении вкладов населения. Вклады растут не потому что люди богатеют, а наоборот, - на свои деньги ничего нельзя купить.
From: eugen1962 Date: November 30th, 2011 11:50 am (UTC) (Link)

Вы усомнились в словах Константина Исааковича?

vvagr (Виктор Владимирович Агроскин) изумленно переспросил: ............???
На что получил строгий «научный» ответ:
«Во-первых, да. Во-вторых, а какая была крупнее? Спад производства был намного сильнее, а в 1990-м году и быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке».

P.S. Насчет "любой режим с регулируемыми ценами", то в конце же поста АН пишет: "...Составление полного списка стран-лет, в каждом из которых ВВП снижался на 5% и более, оказалось делом непростым. Оказалось, что число таких случаев получается впечатляющим – не менее 878 (рассчитано по данным А.Мэддисона)...".
Так что, по части самой возможности сравнения, у Константина Иссааковича и Андрея Николаевича, вроде, никакой коллизии не наблюдается.

Но сам пост же совершенно про иное...
From: dimasmol Date: November 30th, 2011 10:17 am (UTC) (Link)
Да, некоторым транзитологам для своих теорий требуются арифметические "открытия" )))
conceptualist From: conceptualist Date: November 30th, 2011 11:09 am (UTC) (Link)
Худшей экономической катастрофой ХХ века в мирное время, по-видимому, был голод в СССР 1933 года.
Adan Tarcil From: Adan Tarcil Date: November 30th, 2011 11:28 am (UTC) (Link)

Уточнение - Китай

Голод при Мао в Китае просто в силу размеров явно поболее был.
From: gorvic Date: November 30th, 2011 11:41 am (UTC) (Link)
Мне-то, на моем чисто интуитивно-эмоциональном уровне, представляется, что в России, в рассматриваемый период все же произошла крупнейшая экономическая, только не катастрофа, а - афера.
esli_mysli From: esli_mysli Date: November 30th, 2011 04:11 pm (UTC) (Link)
И с Вами согласны 69% опрошенных:
"Относительно цели реформ участники опроса склоняются к наименее
комплиментарному для реформаторов ответу, что истинной целью реформ
был захват власти вторым эшелоном советской номенклатуры и
перераспределение в его пользу общенародной собственности. Так считают
69% опрошенных."
ДВАДЦАТЬ ЛЕТ РЕФОРМ ГЛАЗАМИ РОССИЯН, Институту социологии РАН, 2011
livej78 From: livej78 Date: November 30th, 2011 02:45 pm (UTC) (Link)
мда
one_sergey From: one_sergey Date: November 30th, 2011 04:03 pm (UTC) (Link)
Тема не раскрыта - итоговое предполагаемое увеличение ИЦ профессора не посчитано.

А студентов все-таки жалко.
aillarionov From: aillarionov Date: November 30th, 2011 08:30 pm (UTC) (Link)
<Тема не раскрыта - итоговое предполагаемое увеличение ИЦ профессора не посчитано.>

Виноват, но это - к профессору.
У меня на это квалификации не хватает.
Я все больше по мелочам - по инфляции там, да по ВВП.

<А студентов все-таки жалко.>

Это так. Да и всех остальных - тоже.
Интеллектуально и морально травмированных жертв у популярного профессора больше, чем у непопулярного.
From: (Anonymous) Date: November 30th, 2011 04:51 pm (UTC) (Link)
Ну если 5 % спада в 1991 году это экономическая катастрофа, то как тогда охарактеризовать падение ВВП России в 2009 году на 8 %.

А ведь эта "супер экономическая катастрофа всех времен и народов 2009 года" случилась всего два года назад.
ja9ek From: ja9ek Date: November 30th, 2011 05:19 pm (UTC) (Link)
>Вообще же сам принцип, в соответствии с которым за пределами собственной страны и еще, возможно, США ничего стоящего внимания и не может происходить (а какая была крупнее? Спад производства был намного... быстрее, чем во время Великой депрессии в Америке»), дает некоторое представление и о подходах автора и о широте его кругозора.

Это абсолютно совковая, а теперь и едросовская логика - "а у них негров линчуют"
miklaszewski From: miklaszewski Date: November 30th, 2011 06:18 pm (UTC) (Link)

Скорость роста цен, конечно, имеет значение,
но гораздо, гораздо большее значение имеет то, что
в 90 - 91 гг. рубль окончательно превратился в лотерейный билет.
С моей обывательской точки зрения я помню, как во второй половине 90 г. исчезло буквально всё;
честно говоря, до голода было очень далеко,
но легко можно себе представить, что, если бы процесс не прервался, дело дошло бы и до голода.
В 91 г. ситуация стала чуть-чуть лучше (не знаю, заслуга это Павлова или Попова (я живу в Москве)).
А середину 90-ых годов я вспоминаю просто как счастливое время:
дифицит прекратился почти полностью, продавцы стали вежливыми...
From: kabud Date: November 30th, 2011 10:54 pm (UTC) (Link)

исчезло в гос магазинах или на рынках?

можно ли сказать что наблюдался вектор сокращения государсвенной торговли и рос частной?

интерсно бы оценить % доходов от частно-пртдпринимателской деятелности и государственной в экономике тогда

Пока инфляция была боилее менее в 'норме' хотя бы одно это давало возможность как то работать.

Вокруг меня, кого я знал лично- 2я половина 80х и далее до наверное 90-91

почти все зарабатывали помимо или вместо зарплаты часчтным образом. От уроков до оптовой торговли, ремесла, цеха, ремонты. Лучше всего зарабатывали из реалных частников мелкие предприниматели именно перечисленного плана, делавшие то, что не делало государство.

Именно так в СССР строился настоящий капитализм, но его задушила в 91-92 КПСС-КГБ

(Deleted comment)
kurdakov From: kurdakov Date: December 1st, 2011 09:06 am (UTC) (Link)
я недавно прочитал интересное признание у одного из сторонников вмешательства Дэни Родрика ( тем интереснее признание )

http://www.hks.harvard.edu/fs/drodrik/Research%20papers/The%20Future%20of%20Economic%20Convergence%20rev2.pdf


What is probably the most comprehensive empirical analysis of the link between policies
and growth was undertaken by Bill Easterly in a chapter for the Handbook of Economic Growth
(Easterly 2005). Easterly ran standard growth regressions using 5-year panels over the period
1960-2000. He included the following ―policies‖ as independent variables on the right-hand side
of the equation: inflation, budget deficits, black-market premia for foreign currency, -21-
overvaluation, M2/GDP, trade/GDP, and government consumption/GDP. (Note again that many
of these are not, strictly speaking, policy variables.) In the baseline specification, most of the
indicators enter with coefficients that have the expected sign and are statistically significant.
either on their own or collectively. He then re-estimates the regression by removing
observations with ―extremely bad policies‖ (i.e., cases where inflation or the black market
premium > 35%, overvaluation > 68%, budget deficits/GDP > 12%, M2/GDP > 100%,
trade/GDP > 120%). He finds that policy variables no longer enter significantly, individually or
collectively. Easterly‘s bottom line is that empirical evidence gives little reason to have
confidence that moderate changes in policies will yield systematic or sizable growth effects.
Another way of putting the same result is to repeat the point made above: avoiding truly awful
policies can prevent a country from turning into an economic basket case, but ―good‖ policies of
the conventional type do not reliably generate high growth.

проблема простая - для хорошей политики - нужна очень хорошая голова. А все остальное - в лучшем случае не ухудшает текущей ситуации.

Но проблема в том, что научить думать нельзя. Обучение дает знание, а вот способность оперировать знанием на самом деле - не тренируется ( как бы это не было печально, но эта способность задается родителями и может быть снижена отрицательными внешними условиями - но вот поднять, увы, никак нельзя ( ну если только убрать детей из плохих условий детства ) ).

В СССР измерение быстроты мышления ( которая служит основой для оперирования знанием ) - считалось антинаучным. И русской культуре считается антинаучным задумываться именно об интеллекте ( в США измерения интеллекта для прагматических целей, скажем для приема на работу, запрещены законом, но само тестирование довольно широко распространено ).

Насколько я понимаю 'профессор' поразил кого то ( возможно того же Гайдара ) своими ранними публикациями ( которые совпали с волной роста популярности 'институциональной теории' ) с тех пор он в 'струе' ( в 'команде модернизаторов'). Это продолжение совковой традиции 'устроится'.

Пока в стране не будет механизма меритократического отбора людей ( пусть и без теста - умных и так видно, в принципе ) - то у нас будут такие 'популярные' профессора.

Проблема простая - в культуре не заложено более внимательное отношение к тому, как человек 'мыслит'. Увы, скоро починить эту ситуацию не получится. Хотя вот тот же интернет позволяет видеть - вот такие у нас 'популярные профессора'. Может это и сыграет роль. Главное - все таки, не заблуждаться по поводу 'обучаемости'. Проблема в том, что умные уезжают из страны или куда то 'пропадают', а те 'кому повезло' всю жизнь эксплуатируют 'свое счастье'.
hang_hai_zhe From: hang_hai_zhe Date: December 1st, 2011 12:42 pm (UTC) (Link)
Перечень стран с сокращением ВВП, превышающем "катастрофические", впечатляет. Лет 20 назад можно было бы объяснить профессорскую ошибку труднодоступностью источников. А сегодня...

Игнорирование чужого опыта и абсолютизация собственного - мне это казалось в сов.период "пороками системы". Потом убедился, что указанные признаки следует объяснять не идеологией как таковой, а некомпетентностью, не-любопытностью и излишками апломба.
alexandre_putt From: alexandre_putt Date: December 1st, 2011 03:28 pm (UTC) (Link)
1. Считать изменение реальной величины сбережений населения на основе покупательной способности, высчитанной по динамике вкладов, неправильно (если уж на то пошло, то следует рассматривать динамику номинальных зарплат). Во-первых, я не совсем уверен, что эта динамика достаточно жёстко связана с динамикой доходов населения. Во-вторых, что важнее, реальная величина сбережений зависит от времени, когда они были сделаны, и от изменения индекса цен с этого времени. Советские сбережения, очевидно, были сделаны задолго до 1991 г. и соответственно в оценке их реальной величины должен фигурировать только индекс цен.

Те же сбережения, о которых говорите Вы, по всей видимости сделаны уже после и в процессе раскрутки инфляционной спирали. Насколько я в курсе, индексации сбережений в 1990-ые не проводилось. А вот номинальные зарплаты росли. Часть этих распределённых во времени доходов совершенно независимо попадала на банковские вклады и определяла их динамику.

С моей точки зрения утрата сбережений является слишком частным моментом кризиса и для его оценки рассматривать следует динамику ВВП на душу.

2. Что касается жёстких оценок, то какие ещё оценки могут быть для людей, которые запустили гиперинфляцию? В отличие от природных катаклизмов гиперинфляция - результат сознательных действий совершенно конкретных государственных институтов и лиц. Очевидно, что в 90-ые гг. можно было обойтись без роста цен в тысячи и более раз. Будем надеяться, что их деятельности когда-нибудь дадут правовую и моральную оценку.

3. Что касается крупнейшей экономической катастрофы, то в данном случае К. Сонин совершенно прав. Речь шла об оценке суммарных последствий (в виде падения уровня жизни) экономического кризиса к моменту его окончания. Считая началом кризиса 1991 г., а окончанием - 1996 г., получаем падение в уровне жизни на примерно 40%. Для сравнения за годы Великой Депрессии (1929-1933) уровень жизни в США упал на примерно 30% (все цифры - по Мэддисону). Отдельные годовые отклонения, которые могут быть характерны для самых разных стран по всевозможным причинам, при таких оценках не играют роли, здесь важны долговременные изменения, влияние которых остаётся заметным длительное время.

Конечно, это всё достаточно примитивно, и я не сомневаюсь, что при должном анализе можно найти исторические примеры ещё небольшого числа стран, которые испытывали похожие экономические катастрофы. Но по крайней мере в XX в. таких аналогов будет совсем немного (может быть Берег Слоновой Кости, Аргентина или Япония; последние две страны скорее слишком медленно развивались, т.е. депрессия в них была относительная, а масштаб первой слишком мал), тем более учитывая абсолютный масштаб изменений. Всё-таки одна из крупнейших экономик мира потеряла половину выпуска (грубо).

Если же учесть абсолютные масштабы, а также сравнить с масштабами других российских бедствий в новой и новейшей истории, то кризис 1990-ых гг. без сомнения исключительный.

4. При оценке доли ответственности за инфляцию и падение ВВП следует учитывать лаги в политике. В частности, по крайней мере за несколько месяцев 1992 г. затруднительно переложить всю ответственность на Гайдара. Думаю, решить этот вопрос могли бы симуляции результатов различных вариантов экономической политики для этого периода. Конечно, сделать это непросто из-за специфичности и неповторимости ситуации.
aillarionov From: aillarionov Date: December 5th, 2011 06:10 am (UTC) (Link)
1. В этом коротком постинге не было попытки решить все задачи по измерению реальной величины сбережений, реального уровня дохода, реального уровня жизни. В нем лишь обращалось внимание на некорректность использования некоторых приемов и отдельных цифр в процитированном тексте.

2. С этим спорить невозможно. Абсолютно точно можно было бы обойтись без гиперинфляции. Относительно правовой оценки - не уверен. Что касается моральной оценки, то она осуществляется на наших глазах и с нашим участием.

3. Что касается крупнейшей экономической катастрофы, то в данном случае К.Сонин совершенно НЕправ. И Вы - тоже.

3.1. Сонин говорит об одном годе:
<Они стали министрами осенью 1991 года, когда спад производства (совершенно катастрофический) уже шёл год>
Вы - о периоде длительностью в несколько лет (1991-96).
Мой комментарий строго следовал условиям, сформулированным Сониным, - один год.

3.2. Если говорить о периоде рецессии, то он у вас определен неверно. Российская рецессия длилась не с 1991 по 1996 г., а с 1990 по 1998 г. (краткий период незначительного оживления в 1997 г. - не в счет, поскольку последовавший затем кризис 1998 г. был вызван политикой, проводившейся в 1995-98 гг.).

3.3. <Для сравнения за годы Великой Депрессии (1929-1933) уровень жизни в США упал на примерно 30% (все цифры - по Мэддисону).>
Мэддисон никогда не давал цифр по уровню жизни. Его таблицы содержат данные по ВВП на душу населения. Хотя в некоторых ситуациях показатель ВВП на душу населения используют в качестве грубой оценки уровня жизни, но, строго говоря, это неверно. Тем более тогда, когда доступны значения показателей, более точно отражающие уровень жизни.

3.4. Даже если воспользоваться показателем ВВП на душу населения, то в США в 1929-33 г. он упал на 30,6%, а в России в 1989-98 гг. (весь Долгий Кризис) - на 45,1% и в 1991-98 гг. (Катастрофа Сислибов) - на 38,8%. В любом случае российская рецессия, созданная сислибами, которых воспевает Сонин, по масштабам превосходит американскую катастрофу. Об исключительном кризисе 1990-х, собственно, и Вы говорите.

4. В целом согласен. См. коммент по п.1.
41 comments or Leave a comment
Page 1 of 2
[1] [2]