Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Цена спешки при выборе «безальтернативного» ложного пути

Проф. Е.Ясин анонсировал сегодняшнюю лекцию в Политехническом. Ее название оказалось более пропагандистским, нежели научным: «Цена промедления: Почему реформы 90-х оказались безальтернативными?»
 
Всего лишь три недели тому назад Е.Ясин комментировал презентованный А.Чубайсом совместный труд последнего с Е.Гайдаром о «развилках» (т.е. альтернативах) в недавней истории нашей страны. На взгляд неискушенного читателя (слушателя) одно название этой книжки могло показаться свидетельством как минимум ревизионизма или даже фундаментального сдвига в мироззрении авторов, после многолетней агрессивной кампании внезапно отказавшихся от навязывания публике однозначных интерпретаций исторических событий и собственных действий. Как известно, ожидания читателей в очередной раз оказались обманутыми, поскольку и название книги и формальные упоминания в ней о существовавших альтернативах послужили лишь новым приемом в старинной пропагандистской кампании о единственно правильно выбранном пути реформ их «уникальными руководителями».
 
В предисловии к произведению творческого тандема Е.Ясин, казалось бы, вполне серьезно воспринял новый прием и даже назвал целый ряд развилок/альтернатив, существовавших, по его мнению, в развитии страны. Увы, «альтернативная» музыка играла недолго.
 
Название сегодняшней лекции говорит само за себя. Времени на «либеральные игры в возможные альтернативы» в таком важном пропагандистском деле, как история страны, было отпущено меньше месяца. Сегодня рискованным ревизионистским вариациям дан решительный отпор, и нас вновь возвращают к проверенному «краткому курсу» истории «безальтернативных рыночных реформ».
 
В упомянутом ясинском анонсе Е.Гайдару, как обычно, приписано все то, к чему он по большому счету не имел отношения, то, что было сделано другими людьми: либерализация цен (Б.Ельцин, Г.Бурбулис, Б.Федоров, А.Нечаев), открытие экономики (П.Авен, М.Киселев), приватизация (А.Чубайс, Д.Васильев, П.Мостовой, М.Бойко, А.Кох), а также то, к чему он не имел даже и косвенного отношения: «Собственно этот комплекс мероприятий был описан в программе «500 дней». После этого примерно то же самое осуществил Егор Гайдар вместе со своим правительством».
 
Но главное внимание, насколько можно судить по заголовку, в сегодняшней лекции будет уделено «цене промедления» в осуществлении реформ – тому, что, мол, «ждать больше было нельзя, надо было срочно что-то делать».
 
Как будто нарочно, блестящую иллюстрацию тотальной ошибочности даного тезиса продемонстрировал недавний диалог one_sergey с продолжающим серьезно печалить davnym_davno. one_sergey справедливо обратил внимание на то, что и при задержке с началом реформ их результаты могут оказаться вполне приличными: «В Казахстане результат существенно лучше. Но реформы там были начаты существенно позже».
 
Судя по последовавшим на это наблюдение комментариям о темпах инфляции до начала реформ в Казахстане, его собеседник, овладевший в совершенстве особыми «методами исторического анализа», судя по всему, просто не понял, о чем идет речь.
 
А казахстанский пример экономических реформ, о котором напомнил one_sergey, на самом деле действительно хорош – для демонстрации как необоснованности пропагандистской кампании гайдаристов-чубайсистов о «безальтернативности» их реформ и «уникальности» их самих как реформаторов, так и о принципиальной ошибочности ряда их действий.
 
Распад СССР, переход на рыночные отношения по варианту реформ, осуществлявшемуся в России под руководством Е.Гайдара и А.Чубайса (интервенционистскому по содержанию, номенклатурно-бюрократическому по форме), застал Казахстан, как и многие другие республики бывшего СССР, врасплох. Более или менее адекватных представлений о том, что в этой ситуации им надо делать, в правительстве республики не было. По более поздним признаниям руководителей назарбаевской администрации, в первые несколько лет независимости экономическая политика Казахстана являлась слепой калькой действий «российского реформаторского правительства». «Факсы дымились день и ночь», – так описывали они круглосуточную передачу нормативных документов из Москвы, в которых затем зачастую меняли лишь название страны – с «Россия» на «Казахстан» – и выпускали их в жизнь.
 
Результаты такого подхода не замедлили сказаться. К 1994 г. экономика Казахстана лежала в руинах. Спад производства по масштабам оказался сопоставимым с российским. Однако из-за более низкого стартового уровня подавляющее большинство населения республики оказалось ввергнутым в чудовищную нищету. Темпы инфляции оказались на порядок большими, чем в России. Летом 1994 г. на совещании руководства республики Н.Назарбаев заявил, что экономическому суициду должен быть положен конец, что продолжение экономической политики в фарватере «российских реформаторов» приведет к завершению погрома республиканской экономики.
 
Таблица. Кумулятивный рост цен в России и Казахстане по двум периодам, раз
 
1991-19951995-2010
Россия216815,8
Казахстан118145,0
Источник: МВФ.

Тогда и было принято принципиальное решение – «за Москвой больше не идти» – и искать свой собственный путь. В 1995 г. под руководством Ораза Жандосова и Григория Марченко были начаты реформы, представлявшие собой вариант, весьма близкий к классической либеральной политике. Через несколько лет эти реформы стали давать отдачу (см. графики).




В то время как за прошедшие с 1995 г. 15 лет ВВП в России увеличился на 72%, в Кзахстане он рос вдвое быстрее и в итоге вырос в 2,5 раза (на 149%). Если к своему уровню ВВП 1991 г. Россия смогла вернуться лишь в 2006 г., то Казахстан – в 2002 г., или на 4 года раньше. Если к 2010 г. российский ВВП лишь немногим превзошел его предреформенный показатель 1991 г. (на 13%), то в Казахстане он превысил его на 72%. Казахстанский ВВП на душу населения, составлявший в 1991 г. примерно 58% от российского уровня, а в 1995 г. 65% от него, к 2010 г. достиг 92% от российского показателя. Иными словами, Казахстан, отставший от России по времени старта реформ на полных три года, но выбравший затем более короткую и удобную дорогу в правильном направлении, через несколько лет смог обогнать Россию, ползшую обходными путями в ложном направлении. 




При сохранении трендов, обозначившихся в последние полтора десятилетия в обеих странах, через три-четыре года Казахстан может обойти Россию по показателю душевого ВВП. Экономическое благосостояние заметно изменило представление казахстанцев и их соседей о современном мире. Если в 1990-е годы из республики уезжали сотни тысяч человек, то в последние годы в нее поехали иммигранты, включая немало специалистов, в том числе и из России. Если до 2003 г. ведущей темой в Казахстане был лозунг «Мы вместе с Россией», то теперь большинство понимает, что можно, нужно и полезно обходиться без нее.
 



Сравнению двух вариантов осуществленных реформ – гайдаровско-чубайсовских интервенционистских и марченко-жандосовских либеральных – можно посвятить не одну книгу. Здесь же отмечу лишь одно из ключевых различий между ними в бюджетной политике – разницу в удельных весах размеров государства в экономиках двух стран. В последние 15 лет этот показатель для России устойчиво удерживался в среднем на 15 процентных пунктов ВВП (или на 65%) выше, чем в Казахстане. О том, что излишняя государственная нагрузка является смертельной для экономики, Назарбаев и его команда поняли еще в тяжелейшие годы кризиса начала 1990-х годов и постарались ее сократить. Но именно этого не хотели понимать – и тем более делать – российские «уникальные реформаторы».



 
Именно настойчивые предложения снижать величину бюджетного дефицита и размеры государства в ВВП с запредельного уровня, на которые их поднял в 1992 г. Е.Гайдар, тремя годами позже А.Чубайс называл «политикой, которую могут предлагать только коммунисты или фашисты». Но именно эта, одна из важнейших закономерностей экономического роста, в свое время инстинктивно понятая и примененная на практике бывшим первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Н.Назарбаевым, а затем, в 1998-99 гг., бывшим членом Политбюро ЦК КПСС Е.Примаковым, являлась чужой для «уникального реформатора» А.Чубайса и по-прежнему остается непонимаемой юным профессором-кейнсианцем из РЭШ и ВШЭ.
 
Как бы то ни было, имеющийся опыт реальных вариантов осуществления экономических реформ на пространстве бывшего СССР показывает, что торопливость с их началом не способна компенсировать ошибки при выборе их направления. В то же время задержка с началом реформ при правильном выборе их направления не в состоянии помешать получению от них впечатляющих результатов. Как и со многими другими решениями в обычной жизни, для достижения желаемой цели гораздо важнее не спешка при начале движения, а правильный выбор его направления.
Tags: интервенционизм, история, либерализм, реформы, экономический рост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments