Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

С чувством немалого изумления...

С чувством немалого изумления ознакомился я со следующим пассажем в лекции П.Авена:
«Желающий меня похвалить Илларионов написал, что я вопреки воле Гайдара ввел единый валютный курс. Я попросил его не писать такое, потому что это неправда, потому что то, что мы делали, мы делали точно по решению Гайдара».
 
Дело даже не в том, что лектору следовало бы более реалистично оценивать свои способности читать чужие «желания». И даже не в том, что в своем интервью журналу «Континент» я никого особенно не хвалил (возможно, за исключением Бориса Федорова), а попытался реконструировать реальные исторические события, оставляя за читателем право на их собственную оценку. Но дело тут в том, что мои слова грубо исказил именно П.Авен, приписав мне то, чего я не говорил и не писал. Вот единственная фраза во всем интервью, посвященная введению единого валютного курса:
«Последняя заметная реформаторская мера — унификация валютного курса — была осуществлена 1 июля Петром Авеном без заметного участия Гайдара».
Спрашивается, и где здесь приписываемые мне слова «вопреки воле Гайдара»?
Так что неправда – это как раз то, что сообщил Авен.
 
Но этот пассаж заставил меня еще раз обратиться к истории введения единого валютного курса рубля.
 
Авен утверждает, что то, что он делал, он делал «точно по решению Гайдара». Скорее всего так и было. Однако все же следует различать «то, что делалось Гайдаром» и «то, что делалось по решению Гайдара». Ни в одном материале я не видел подтверждений тому, что Гайдар принимал участие в подготовке документов по унификации валютного курса. Всюду – и прежде всего в выступлениях и интервью самого Авена – приходилось читать, что указ о введении единого курса был написан им самим с помощью С.Глазьева. Об участии Гайдара в подготовке этого указа Авен никогда ничего не говорил. Зато он немало говорил о возможных сроках введения единого курса. Из той же лекции:
 
«...это тоже был мною написанный указ. Я полностью его писал сам, вместе с Глазевым. Мы его написали и дальше надо было сообщить о нем широкой массе руководящей общественности, Минфина, ЦБ и т.д.
Мы часто говорим о том, как можно делать реформы – если вы не уверены в том, что вы делаете, если на секунду колеблетесь, то вас убедят, что вы идиот. Значит я пришел с этим вот докладом – это был самый конец ноября 1991 года. Мы собрали тогда руководителей Минфина СССР, в то время еще существовавшего, и нашего собственного Минфина РФ. Я им зачитал содержание указа. Речь шла об едином курсе, который определяется на основе спроса и предложения, ЦБ, свободная продажа валюты и т.д. Все, что мы сегодня имеем. Если ты хочешь что-то купить, ты должен убедить, что это для цели импорта, а так значит свободный валютный контроль и т.д. Я сидел там, мне было 36 лет, я был моложе всех, кто был в той комнате. Там человек 12 сидело и они на меня как на идиота смотрели, потому что этого быть не может. Я это совещание провел, они мне там вопросы задавали... Когда мы закончили один заместитель министра РФ сказал, что все понятно, но есть только один вопрос: «А курс-то какой будет?» Это реальная история.
С тем же самым я пошел в Верховный Совет, вышел на трибуну, и все это сказал. В зале естественно, смех. Стоит доктор наук, известный человек и говорит – ну вот вы совсем идиот, молодой человек? Вот что можно пойти и отдал рубли – купил доллары?? Я говорю: да, в каждом обменном пункте Москвы, будет куча обменных пунктов, можно будет пойти отдать рубли, купить доллары. Он говорит: вы сумасшедший, долларов не хватит! Потом они написали бумагу Ельцины с тем же самым, что долларов не хватит. Я думал, может я чего-то не понимаю, они-то все заматерелые такие, замминистры, начальники департаментов, и они смотрят на меня, как на идиота, и вот возникает такая мысль, может я действительно идиот, может мы сумасшедшие, может этого нельзя будет сделать никогда».
 
Следует обратить внимание на сроки: единый валютный курс рубля был введен только 1 июля 1992 г. Однако проект указа о его унификации был написан П.Авеном не позже конца ноября 1991 г. Тогда же, в конце ноября 1991 года, этот документ он обсудил на совместном заседании двух минфинов – союзного и российского. С этим указом Авен тогда же, в ноябре 1991 года, отправился на заседание Верховного Совета. И там и там, надо признать, идею о введении единого валютного курса встретили прохладно. Но такого рода оппозиция нововведениям никогда не воспринималась правительственными реформаторами слишком серьезно. Почему же этот, уже подготовленный, причем «точно по решению Гайдара», указ не был передан Б.Ельцину для подписания и не стал действующим тогда же, в ноябре 1991 года? Например, в рамках самого первого пакета реформаторских актов? Пусть не в ноябре – тогда в декабре? На худой конец – 1 или 2 января 1992 года – вместе с частичной либералиацией цен? Но он не был передан Ельцину и не был Ельциным подписан ни осенью 1991 г., ни зимой и весной 1992 г. Почему?
 
Судя по словам Авена, все ключевые действия в правительстве согласовывались с Гайдаром. Наверное, так и было. А уж подписание указа президента без участия Гайдара точно было невозможным. Значит, решение о непередаче уже готового указа Ельцину было принято Гайдаром. И это именно он, Гайдар, откладывал введение единого валютного курса и в ноябре и в декабре 1991 года. А затем и в январе, и в феврале, и в марте, и в апреле, и в мае, и в июне 1992 года. Единый валютный курс был введен лишь 1 июля 1992 г.
 
Естественно, это состоявшееся наконец решение об унификации курса не могло пройти мимо Гайдара, оно было принято с его согласия. Спрашивается, а что же заставляло Гайдара ждать эти долгие семь с половиной месяцев и изменить свою позицию, которой он придерживался все это время, только к июлю 1992 г.?
 
Очевидно, причиной, заставившей Гайдара изменить его позицию бесконечного откладывания важнейшего экономического решения, способного радикально сократить колоссальные бюджетные и квазибюджетные субсидии, стал МВФ. Еще 27 февраля 1992 г. российское правительство направило в МВФ Меморандум об экономической политике, в котором обязалось унифицировать курс к середине апреля 1992 г. Своего обещания в срок оно не выполнило. 27 апреля 1992 г. Совет управляющих МВФ проголосовал за прием России в члены Фонда, а 1 июня 1992 г. российские представители подписали Устав МВФ. Согласно Уставу Фонда страны-члены обязаны проводить политику единого валютного курса. Это же требование было и условием предоставления России первого резервного кредита МВФ, выданного ей спустя два месяца после вступления страны в МВФ, 5 августа 1992 г. В этой ситуации Гайдару ничего не оставалось кроме как согласиться с введением единого валютного курса рубля.

Представляется, что все-таки есть некоторая разница между ситуацией, когда важнейшие решения правительством принимаются самостоятельно, и ситуацией, когда они принимаются под давлением, даже если это давление оказывается благотворным (как известно, в истории отношений России с МВФ такое случалось нечасто).
 
Иными словами, авторство введения единого валютного курса в России, похоже, выглядит следующим образом. Поручал готовить президентский указ (по словам П.Авена) в начале ноября 1991 г. Е.Гайдар, непосредственными авторами его тогда же, в ноябре 1991 г., были П.Авен и С.Глазьев, Постановление о вступлении России в МВФ принял 22 мая Верховный Совет России, Указ о порядке продажи валютной выручки №629 от 14 июня 1992 г. подписал Б.Ельцин, сообщение Центробанка "Об изменении системы котировки курсов иностранных" валют от 3 июля 1992 г., устранившее множественность обменных курсов, было опубликовано без авторской подписи.

Главным же политическим спонсором и двигателем ликвидации множественности курсов в России, заставившим руководителя «реформаторского правительства» ввести с 1 июля 1992 г. единый валютный курс рубля, был, похоже, Международный валютный фонд.
Tags: Гайдар, личное, мифы, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments