Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Подтверждение агрессии


29 октября газета "Известия" опубликовала статью Ю.Снегирева "Саакашвили отогнал 200 российских танков от Тбилиси?", в которой выражено сомнение в точности приведенных мною данных о численности осетинско-российских вооруженных сил накануне перехода российско-грузинского военного конфликта в его наиболее острую фазу в ночь с 7-го на 8-е августа:
http://www.izvestia.ru/opinions/article3122783/

Сегодня она разместила на своем сайте мой ответ на эту статью:

Подтверждение агрессии

В газете "Известия" от 29 октября с.г. опубликована статья Ю.Снегирева "Саакашвили отогнал 200 российских танков от Тбилиси?", в которой выражается сомнение в точности приведенных мною ("ложь г-на Илларионова") в интервью газете "Монд" данных о численности российско-осетинских вооруженных сил накануне перехода российско-грузинского военного конфликта в наиболее острую фазу в ночь с 7-го на 8-е августа. Автор заметки рассказывает, что "видел и чувствовал сам в Цхинвале с 4 по 12 августа".

Повествование журналиста полезно для понимания важных деталей его собственного пребывания в зоне конфликта. Однако оно никоим образом не опровергает ту информацию, ради "разоблачения" которой, казалось бы, оно и было создано. Г-н Снегирев не приводит ни контраргументов, ни более точных, с его точки зрения, цифр. Ничто из его рассказа не дает оснований полагать, что такая информация ему известна.

Отсутствие у автора достоверной информации, увы, заменяется весьма небрежным отношением к информации, которую он пытается опровергнуть. В приписываемом мне заявлении о дислокации на территории Южной Осетии "20 тысяч российских солдат и 200 российских танков", Ю.Снегирев грубо передергивает то, что на самом деле было опубликовано, и тем более то, что было сказано в интервью. В оригинале разговора с журналистом "Монд" речь шла о "примерно 20 тысячах осетинских и российских военнослужащих, включая сотрудников всех силовых ведомств Южной Осетии, а также резервистов, северокавказских добровольцев и казаков".

В происхождении этой цифры большого секрета нет. Она складывается из неоднократно опубликованных в российской печати оценок численности служащих всех силовых структур Южной Осетии в 5,5 тысяч человек, юго-осетинских резервистов - около 10 тысяч человек, северокавказских добровольцев, проникавших с 3 августа в Южную Осетию через Рокский перевал группами от 300 до 1000 человек за ночь, а также подразделений регулярных российских войск - 135-го и 693-го мотострелковых полков, 141-го отдельного танкового батальона, 22-й бригады спецназа - общей численностью до 2 тысяч человек, вошедших на территорию Южной Осетии до полуночи 7-го августа.

Упомянутая в интервью газете "Монд" численность танков и бронетехники, находившихся в распоряжении осетинско-российской стороны, складывается из неоднократно опубликованных в российской печати данных о наличии у Южной Осетии на 7 августа 87 танков, 265 БМП и БТРов, а также данных о численности бронетехники в нескольких колоннах регулярных российских вооруженных сил (до 150 единиц в каждой), успевших выйти из южного портала Рокского туннеля до полуночи 8-го августа. Нетрудно видеть, что приведенная в моем интервью оценка числа танков и бронетехники является, скорее всего, заниженной.

Тот факт, что вооруженные силы и военная техника, находившиеся на территории Южной Осетии 7-го августа, а также войска, вошедшие туда же 8-го и 9-го августа, не оказались именно в том месте, где их ожидал г-н Снегирев, возможно, прискорбен. Но предъявлять претензии по этому поводу автору этих строк нелепо.

Заметка г-на Снегирева примечательна также тем, что в ней автор рассказывает о своем появлении на территории Южной Осетии не позже 4 августа - то есть тогда, когда регион официально признавался Российской Федерацией в качестве неотъемлемой части территории Грузии. Следовательно, для зарубежного путешествия журналисту необходимо было получить грузинскую визу, чего, очевидно, не было сделано. Следовательно, журналист пересек государственную границу Грузии незаконно и находился на ее территории в течение 8 дней нелегально. Обычные граждане, не обремененные особыми званиями и спецзаданиями, как правило, так не делают.

Однако г-н Снегирев пересек государственную границу не только Грузии, но и России. Следовательно, он должен был получить разрешение на прохождение российского пограничного пункта, находящегося, как известно, в ведении Федеральной службы безопасности Российской Федерации. По каким соображениям ФСБ России дала разрешение на пересечение государственной границы страны гр-ну Снегиреву, зная, что у него нет и не будет легального разрешения грузинских властей на нахождение на территории Грузии? Риторический вопрос?

Частичный ответ на него дает сам г-н Снегирев, рассказывающий о том, что 5 августа (обратите внимание на дату - ни 9-го, ни 8-го, ни даже 7-го августа) он "вместе с разведгруппой МВД Южной Осетии побывал на окраине грузинского села Нули (в 20 км от Цхинвали)". Спрашивается, кого разведчики могут взять с собой в разведку на вражескую территорию?

Эта замечательная история дополняется его же собственным рассказом о том, как во время штурма Цхинвали его, находившегося в штабе миротворцев, "офицеры-секретчики... попросили потрошить тяжелые папки с приказами - чтобы лучше горели. Я рвал списки части, путевые листы и еще какие-то жутко секретные бумаги". А теперь скажите, пожалуйста, кому офицеры-секретчики могут доверить уничтожение "жутко секретных бумаг, мобильников, военных ноутбуков"?

То, что г-н Снегирев имеет, как минимум, особые отношения с российскими спецслужбами, рассказано в его заметке и не является большой проблемой. Даже то, что он совмещает эти отношения с журналистскими обязанностями, при этом передергивая и искажая факты, тоже не является слишком новым. Реальная проблема заключается в другом - г-н Снегирев оказывается в числе тех самых тысяч российских граждан - военнослужащих, сотрудников спецслужб, журналистов, совмещавших свои прямые обязанности с другими, а также иных лиц, незаконно проникших и нелегально находившихся на территории Грузии до 7 августа. Тех самых граждан, незаконное нахождение которых на территории другого государства согласно резолюции Генеральной ассамблеи ООН №3314 от 14 декабря 1974 года является конституирующим признаком агрессии. Г-на Снегирева можно поблагодарить - его заметка является ценным документом и наверняка будет приобщена к материалам будущего международного трибунала об агрессии России против Грузии.

http://www.izvestia.ru/opinions/article3122783/,

а также ответ на него Ю.Снегирева:

http://www.izvestia.ru/opinion/article3122784/.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments