Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Испанские каприччос

В «Испанских серенадах» и «Силе ложного внушения» уже обращалось внимание на необоснованность утверждения автора «Гибели империи» о таком ключевом, по его мнению, факторе «краха» Испании в 16-17 вв., как значительном притоке золота и серебра из ее американских колоний.

На самом деле, как известно, в середине 17 века не было ни «краха» Испании, ни прекращения притока в нее драгоценных металлов из Америки. Более того, после некоторого замедления во второй половине 17 века их поступление стало вновь нарастать, а с 20-х годов 18 века приток в Испанию серебра только из Мексики превысил рекордные поступления серебра из Потоси в конце 16 века. В последнюю же треть 18 века мексиканского серебра в Испанию привозили примерно втрое больше, чем из Перу за два столетия до этого (Braudel F. The Perspectives of the World, Vol. 3, p. 422).

К выводу о необоснованности предложенной автором гипотезы можно было бы прийти и в результате сравнения экономического развития Испании с аналогичными показателями других европейских стран, в том числе тех, с которыми Испании чаще всего приходилось иметь дело.

Например, можно было бы сравнить испанскую ситуацию с положением дел в Италии – другой крупной средиземноморской стране с близкой романской культурой, примерно половина территории которой к тому же находилась под контролем той же испанской короны.

По этому графику видно, что только с 1500 г. по 1820 г. душевой показатель итальянского ВВП в процентах к среднему западно-европейскому уровню упал со 143% до 94%, или почти на 50 процентных пунктов. В то же время аналогичный показатель Испании остался практически неизменным (86% и 84%). Если бы такая несложная процедура сопоставления была бы проведена автором, то в этом случае был бы обнаружен очевидный пример не выдуманной, а реальной, причем весьма длительной – в целом на протяжении четырех столетий, стагнации страны (естественно, Италии, не Испании), превратившей лидера европейского Возрождения в отсталую провинцию континента. Поскольку Италия не испытывала в это время значительного притока золота и серебра, то этот факт, возможно, помог бы задуматься о несущественности этого фактора в экономическом развитии и о значимости других, более весомых, причин как процветания, так и упадка европейских стран и народов.

Немало пищи для размышлений на эту же тему автору могло бы предоставить сравнение Испании с Нидерландами, в течение значительной части рассматриваемого периода также находившимися под контролем Испании, к тому же вовлеченными в тяжелейшую 80-летнюю войну с ней. Несмотря на это относительный уровень экономического развития Нидерландов (по отношению к средней величине западно-европейского ВВП на душу населения) за два столетия подскочил более чем вдвое – с 99% в 1500 г. до 214% в 1700 г., а абсолютный почти втрое.

Даже если ограничиться рассмотрением только 16 века, включившем в себя наиболее кровопролитный период борьбы Соединенных провинций за независимость от Испании, то и тогда рост душевого показателя ВВП окажется феноменальным – на 57 процентных пунктов. Если учесть еще и то, что заметная часть испанского серебра из Америки достаточно быстро оказывалась в руках нидерландских купцов и предпринимателей – в качестве платежа за закупаемые там Испанией товары, то тогда автор, возможно, не стал бы столь неосторожно настаивать на своей, не поддерживаемой фактами, гипотезе о вкладе притока драгоценных металлов в деградацию европейских государств в 16-17 веках.

К этому следует обратить внимание на связанное с упомянуой гипотезой еще одно утверждение автора:
«В Испании, куда в первую очередь поступают драгоценные металлы, цены растут быстрее, чем в остальных европейских странах (рис. 3.2)» (с.83-84 ГИ издания 2006 г.).
Хотя оно и сопровождается обещанием продемонстрировать что-то на рис. 3.2, но на нем нет ничего похожего на обещанное. Само же авторское утверждение опровергается имеющейся статистикой.

Кроме того, из 8 западно-европейских стран, по которым есть данные о росте цен в 1501-1799 гг., по числу лет с высокой инфляцией Испания занимает лишь 7-е место.

Удельный вес лет в 1501-1799 гг., когда годовые темпы инфляции превышали 20% и 40%

Страны

>20%

>40%

1

Бельгия

25,1

11,0

2

Италия

19,1

7,0

3

Франция

12,4

2,0

4

Германия

10,4

3,4

5

Австрия

8,4

6,0

6

Британия

5,0

1,7

7

Испания

4,7

0,7

8

Нидерланды

4,0

0,3

Источник: Reinhart, C.M. & Rogoff, K.S. This Time Is Different. 2009, p. 183.

Следует также заметить, что три даты из семи в еще одном утверждении автора:
«Государство объявляет о неплатежеспособности в 1557, 1575, 1598, 1607, 1636, 1647, 1653 гг.» (с. 86, там же)
оказываются неверными, а одна пропущена. На самом деле испанская корона объявляла о своем банкротстве 8 раз в 1557, 1560, 1575, 1596, 1607, 1627, 1647, 1652 гг.

Наконец, по количеству государственных банкротств Испания того времени принципиально не отличалась от соседней Франции. Французские короли также объявляли дефолт восемь раз. Причем происходило это без сколько-нибудь сопоставимого с испанским притока золота и серебра во французский бюджет.

Tags: Гайдар, Испания, изумление, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments