Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Еще раз о заметке в "Ведомостях"


Не думал, что придется это делать. Однако приходится «возвращаться к напечатанному» и детально разъяснять то, что, казалось бы, должно быть вполне очевидным.

Мне казалось, что независимо от личных, идеологических и политических взглядов, персональной позиции по тем или иным вопросам от журналистов одного из ведущих российских СМИ и профессоров московских вузов можно было бы ожидать владения в достаточной степени русским языком, знакомства с основными правилами подачи информации и бережного отношения к своей репутации, чтобы стараться избегать ситуаций, в которых их объективность и профессионализм могут быть поставлены под сомнение. Похоже, это не так.

20 ноября я обратил внимание http://aillarionov.livejournal.com/39149.html на вводящие читателей в заблуждение заголовок и фразу в заметке Дениса Малкова и Анастасии Корни, посвященной докладу «Амнисти Интернешнл» (АИ), опубликованной в газете «Ведомости» и растиражированной в российской блогосфере: http://www.vedomosti.ru/newspaper/opinions.shtml?2008/11/19/169628.

В то время как большинство читателей адекватно восприняли эту ремарку, нашлись граждане, попытавшиеся обвинить в дезинформации и меня и блог «Эха Москвы», частично воспроизведший мой постинг: http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/554718-echo/. Обвинители мотивировали свою позицию знанием английского языка. Знание иностранных языков вряд ли бывает лишним, но в данном случае оно было не столь обязательно (в сети есть и русский перевод английского оригинала), сколь владение родным языком и началами логики.

В этой истории есть две части.

Первая часть связана с самим докладом АИ. С моей точки зрения, доклад оказался предвзятым, субъективным и тенденциозным – в пользу осетинско-российской стороны. Кроме того, в некоторых местах доклада содержится прямая дезинформация, на что уже обратил внимание ряд комментаторов. Изложение полного списка умолчаний, искажений, ложных интерпретаций заняло бы объем, сопоставимый с самим докладом. Наверное, такая работа будет сделана. Но, по крайней мере, сейчас – не об этом.

Моя первоначальная ремарка была о другом. Речь шла – и это вторая часть этой истории – о точности изложения выводов этого доклада в короткой заметке в популярной газете.

Для того, чтобы заголовок заметки «Amnesty нашла зачинщиков» и фраза, начинающая ее текст: "Amnesty International подтвердила, что августовский конфликт в Южной Осетии инициировала Грузия", имели бы право на существование, необходимо было бы иметь такие фразы в тексте доклада.

Таких фраз в докладе нет.

Если бы журналисты «Ведомостей» написали бы фразу, подобную следующей: «Мы прочитали доклад, и нам показалось (мы в нем увидели, у нас сложилось впечатление и т.д.), что доклад АИ утверждает, будто бы августовский конфликт инициировала Грузия», то это был бы, очевидно, не самый удачный, но тем не менее приемлемый вариант. Ответственность за сделанные выводы журналисты взяли бы на себя и на свое понимание текста доклада.

Увы, журналисты так не сделали. Они написали по-другому. Взяв на себя ответственность за передачу для широкой аудитории содержания большого документа (который, очевидно, смогут прочитать немногие), они ввели читателей в заблуждение, однозначно сообщив им, что доклад утверждает (точнее даже: подтверждает), что «АИ нашла зачинщиков», и «инициатором конфликта является Грузия».

Для обоснованности заголовка заметки и ее первой фразы необходимо было бы, чтобы в докладе авторы сформулировали бы соответствующую задачу; объяснили бы, каким образом они ее решали; какие из этого получились выводы; в какой степени полученные выводы совпали (или не совпали) с результатами, полученными другими авторами.

Иными словами, заголовок и фраза были бы обоснованными, если в докладе был бы примерно такой текст: «Мы, авторы доклада АИ, поставили перед собой цель – найти зачинщиков и инициаторов конфликта; мы проделали такую-то работу, рассмотрели такие-то документы, опросили таких-то свидетелей и т.д.; по результатам работы обнаружилось, что зачинщиками и инициаторами конфликта являются такие-то и такие-то; этот вывод, сделанный нами, подтверждает вывод, сделанный другими авторами (указываются авторы)».

Таких пассажей в тексте доклада АИ нет: http://www.amnesty.org.ru/web/web.nsf/32875f903347b75280257171005b696c/589c67bdb7a99d94c32575050028cd76/$FILE/Na_linii_ognya.pdf.

Доклад АИ посвящен другой цели – «поведению всех сторон с точки зрения выполнения ими своих обязательств в соответствии с нормами международного гуманитарного права и права в области прав человека» (глава «Введение», с. 8 русскоязычной версии).

Во втором и четвертом абзацах той же главы (с. 6, 7) рассказано о характере проделанной авторами работы по достижению сформулированной цели: «АИ несколько раз посещала регион с целью сбора информации. Собранные сведения, а также данные из других источников... Представители организации посетили Южную Осетию (24-28 и 29-30 августа); Северную Осетию и РФ (21-28 августа) [ошибка перевода, в английском тексте: «Северная Осетия в РФ. – А.И.]; столицу Грузии город Тбилиси и прилегающие к нему районы (15-23 августа), а также грузинский город Гори, расположенный вблизи зоны боевых действий (29-30 августа) [пример искажения фактов – Гори подвергся бомбардировкам и оккупации, следовательно, находился не вблизи зоны, а в зоне боевых действий. – А.И, что подтверждено также на с.29-32 доклада.]». Далее идет перечисление лиц, с кем встречались сотрудники АИ, описывается собранный фотоматериал и т.д.

В докладе АИ сделаны главные выводы: «С самого начала... войны... конфликтующие стороны не принимали никаких мер по защите мирного населения от боевых действий» (с. 6); «с самого начала конфликта его отличительными чертами были дезинформация, завышение данных о масштабах боестолкновений и количестве жертв...» (с. 7).

Наконец, в докладе АИ сформулирована резолютивная часть: «АИ призывает противоборствующие стороны и международное сообщество обеспечить правосудие и возместить ущерб...; привлечь к ответственности виновных в таких нарушениях и предотвратить подобные нарушения в будущем» (с. 8, 58-61).

Нетрудно видеть, что задачи определения зачинщиков и инициаторов конфликта авторами доклада АИ не ставились, необходимые для этого материалы не собирались, соответствующие выводы не делались, рекомендации исходя из таких результатов не формулировались.

В то же время понимая, что в докладе на такую тему трудно было бы полностью избежать вопросов, связанных с инициированием войны, и с их различной интерпретацией, авторы доклада АИ пошли на специальное разъяснение своей позиции по этому вопросу:

«В то время как точные обстоятельства начала вооруженных столкновений 7 августа остаются предметом дискуссии... При всякой возможности Amnesty International старалась свести сомнения к минимуму, перепроверяя полученные сообщения и высказанные обвинения через независимые источники. Тем не менее, очень многие из прозвучавших утверждений и заявленных цифр крайне сложно проверить независимым образом» (с. 7).

Наконец, чтобы ни у одного читателя доклада АИ не осталось сомнений по поводу позиции его авторов относительно «инициаторов» и «зачинщиков» конфликта, они еще раз на с.8 сформулировали свой ответ на этот вопрос:

«АИ не занимает никакой позиции в отношении широкого круга вопросов, которые привели [выделено мной. – А.И.] к боевым действиям между Грузией и Южной Осетией или Грузией или Россией».

Иными словами, АИ совершенно однозначно и недвусмысленно заявила, что доклад АИ не определяет никого, кто, как и когда инициировал войну. Как видно из этой цитаты, авторы доклада даже избегают однозначного ответа на вопрос, между какими сторонами происходили боевые действия. Следует обратить внимание также и на то, что авторы доклада сделали вышеприведенные заявления во «Введении» – самой главной части доклада, в которой традиционно в англоязычной литературе формулируются важнейшие выводы.

Поэтому никакие рассказы, тем более в других главах доклада, о том, какие войска в какое время, куда выдвинулись, что заняли, и тем более их интерпретация читателями доклада не являются достаточными для утверждений, вынесенных в заголовок и первую фразу заметки в «Ведомостях». Эти утверждения прямо противоречат главным выводам авторов, сформулированным в докладе в целом и в особенности в его «Введении».

Кроме того, даже тот абзац, который чаще всего воспроизводится в качестве якобы опровержения моего постинга, совершенно явным образом не имеет того смысла, который хотели бы видеть в нем  обвинители:

"The five-day war began on the night of 7-8 August 2008. Russian-brokered Georgian-Ossetian talks collapsed on 7 August; a Russian attempt to convene a UN Security Council emergency meeting on the situation failed to secure agreement on a text proposed by Russia calling on both sides to renounce the use of force. At 7pm Georgian President Mikheil Saakashvili declared a ceasefire during a televised speech.Some four hours later at 11.30pm Georgian forces launched an offensive on the capital of South Ossetia, Tskhinvali." (с. 9 английского текста доклада). http://www.amnesty.org/en/library/asset/EUR04/005/2008/en/d9908665-ab55-11dd-a4cd-bfa0fdea9647/eur040052008eng.pdf

«Пятидневная война началась в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Седьмого августа грузино-осетинские переговоры, проводившиеся при посредничестве России, окончательно провалились. Россия, попытавшаяся созвать срочное заседание Совета Безопасности ООН для обсуждения сложившейся ситуации, не смогла обеспечить подписание предложенного ею текста соглашения с призывом к обеим сторонам отказаться от применения силы. в 19:00 Президент Грузии Михаил Саакашвили в телеобращении объявил о прекращении огня. Примерно четыре часа спустя, в 23:30 грузинская армия начала наступление на столицу Южной Осетии Цхинвали». (с. 10 русского текста доклада).

Оставляя в стороне фактические неточности и искажения в этом абзаце (об этом, в частности, см.: http://aillarionov.livejournal.com/39149.html), попробуем разобраться, утверждают ли авторы доклада, кто был «инициатором» и «зачинщиком» конфликта. С этой точки зрения, особый интерес представляют первое и четвертое предложения этого абзаца.

Создавая первое – безличное (!) – предложение (в нем не утверждается, кто начал войну – «война началась») авторы доклада, похоже, намеренно избегали указания на того, кто войну начал и инициировал, полностью выдерживая тем самым линию выводов, сформулированных во «Введении».

Последнее предложение этого абзаца определенно говорит о грузинском наступлении на Цхинвали. Но в этом абзаце не утверждается, что именно наступление на город оказалось началом, причиной и поводом войны. Такой вывод, конечно, можно сделать, но в тексте доклада его нет. Читатели, знакомые с развитием событий в регионе, могут также резонно заметить, что, возможно, имелось в виду несколько иное – что война действительно началась в ночь с 7 на 8 августа, но не с нападения грузинских войск на Цхинвали, а с нападения осетинских подразделений на Авневи и Тамарашени и с выхода колонн российской бронетехники из Джавы и Рокского тоннеля. И тогда инициаторами и зачинщиками войны оказывается не грузинская, а осетинско-российская сторона.

Однако и первая и вторая интерпретация событий будут домыслами читателей. В приведенном абзаце нет ни первого утверждения, ни второго. Авторы доклада последовательно уходят от ответа на вопрос, кто инициировал конфликт.

Еще несколько цитат из доклада:

«Грузинская армия вошла в Южную Осетию около 23.00 седьмого августа...» (с. 25). Так же, как и в предыдущем случае, описание движения вооруженных сил одной из сторон на одном из участков в определенное время не говорит ничего о том, кто был инициатором и зачинщиком всей войны.

«Сам конфликт – с момента нападения грузинских войск на Цхинвали и до подписания соглашения о прекращении огня – продлился пять дней. События развивались на довольно узком участке земли протяженностью 60 км и шириной 30 км (не считая отдельных инцидентов в Абхазии и прилегающих к ней районах» (с. 24).

На первый взгляд, этот абзац, кажется, действительно может быть интерпретирован как утверждение о совпадении времени начала конфликта со временем нападения грузинских войск на Цхинвали. Однако даже в случае такой интерпретации возникает несколько проблем:

1. Даже если в этом – единственном – месте доклада и утверждается, что конфликт начался с нападения грузинских войск на Цхинвали, здесь не сообщается о том, кто был его зачинщиком. Из того факта, что жертвами инцидентов в Гляйвице и Майниле оказались немецкие и советские военнослужащие, как известно, не следует, что германо-польскую и советско-финскую войны инициировали соответственно поляки и финны. Историческая память, возможно, заставила авторов доклада быть более осторожными и избегать выражения определенного мнения об инициаторах и зачинщиках данного конфликта.

2. Более серьезная проблема возникает с искусственным сужением авторами доклада географических границ конфликта, приводящим к занижению числа жертв с грузинской стороны и масштабов нанесенного им ущерба. Фактически из доклада оказались исключенными морские операции, воздушные налеты на объекты, расположенные почти на всей территории Грузии, ракетные обстрелы, боевые действия в Западной Грузии, и, следовательно, погибшие, в том числе мирные граждане в Поти, Зугдиди, Сенаки, Хидистави. Получается, что в докладе речь идет не о всей войне, а только о какой-то ее части, причем критерий выделения этой части неизвестен.

3. Другая серьезная проблема возникает с определением временных рамок конфликта. Дело в том, что регулярно повторяемое утверждение, будто бы конфликт длился пять дней, не учитывает боевые операции, проводившиеся как до вечера 7 августа, так и после полудня 12 августа и, следовательно, не учитывает погибших и пострадавших, в том числе мирных граждан, в это время. Следовательно, такое искусственное сужение временных рамок конфликта означает, что речь идет не о всей войне, а только о какой-то ее части. Такой подход в принципе не позволяет выявить зачинщиков и инициаторов войны.

Дело усугубляется еще и тем, что авторы доклада не придерживаются даже тех временных рамок, которые взяты ими самими, что, в частности, приводит к завышению числа жертв с осетинской стороны. Например, на с.25-26 доклада речь идет о гибели 6 жителей села Хетагурово (в докладе - «мирных жителей»). Как известно, во-первых, все шестеро были сотрудниками осетинских силовых структур, во-вторых, все они погибли в ночь с 6 на 7 августа, т.е. за сутки до того срока, какой авторами был принят за начало конфликта. Тогда получается, что война началась в ночь не с 7 на 8 августа, а с 6 на 7 августа, и была она не 5-дневной, а 6-дневной? Почему же тогда не начать отсчет войны с 3 августа? Или с 1 августа? Или с какой-то другой даты? 

Две последние проблемы наряду с выводами, сформулированными авторами доклада во «Введении», исключают возможность использования доклада АИ в качестве какого-либо материала, пригодного для определения зачинщиков и инициаторов этой войны. 

Подведем итоги.

В докладе АИ не ставилась задача определения зачинщиков и инициаторов войны; авторы доклада не собирали необходимые материалы для ответа на этот вопрос; они не только не пытались сформулировать, кто, по их мнению, оказался в роли зачинщика и инициатора конфликта, они однозначно и недвусмысленно заявили, что не занимают какой-либо позиции в отношении причин, приведших к боевым действиям.

Ничто в опубликованном документе не свидетельствует о том, что организация АИ каким-либо образом определила и тем более подтвердила, кто явился инициаторами и зачинщиками российско-грузинской войны.

В силу выше сказанного заголовок заметки в газете "Ведомости" и ее первая фраза не соответствуют действительности и являются, увы, дезинформацией. Полагаю, что, дезавуировав ее и принеся извинения читателям, газета бы только выиграла.



П.С. от 25 ноября:
Наконец, доклад АИ призывает провести расследование по определению инициаторов и зачинщиков российско-грузинской войны:

"Прежде чем делать окончательные выводы относительно характера и меры ответственности участников и руководителей военных операций, необходимо, чтобы было проведено дальнейшее расследование, и все стороны как можно скорее раскрыли информацию о предполагавшихся целях, средствах и методах отдельных нападений..." (с. 24 русскоязычной версии доклада).

П.П.С. от 25 ноября:
Грузия благодарит членов международного сообщества и приветствует доклад АИ:

"...мы приветствуем подготовленный организацией Amnesty International доклад «Гражданские лица на линии огня: грузино-российский конфликт». Власти Грузии полноценно сотрудничали с Amnesty International в период подготовки указанного доклада и готовы сотрудничать и далее. Мы ценим проведенную Amnesty International работу и внимательно знакомимся с выводами и рекомендациями, указанными в докладе.

На основе добытых доказательств, доклад однозначно рассматривает Российскую Федерацию как оккупационную силу и контролирующую сепаратистские режимы сторону и возлагает ответственность на нее за серьезные нарушения международного гуманитарного права и прав человека на оккупированных территориях.

В докладе четко указано, что в отношении ведения боевых действий обеими сторонами необходимо провести детальное расследование. Необходимо отметить, что Грузия полностью транспарентна в своих действиях и начиная с 16 августа призывает международное сообщество объективно и полноценно расследовать причины и ход конфликта.

Грузия приветствует решение ЕС начать расследование причин войны, во главу чего встанет известный эксперт госпожа Хайди Тальявини. Расследование установит причины и ход конфликта...
"

http://www.apsny.ge/2008/conf/1227387957.php

 
Tags: Тальявини, информвойна, российско-грузинская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments