Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Семья

Натолкнулся на такую информацию:

Издательство «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» выпустило книгу «Братья Стругацкие». 
Довольно толково написанная биография двух самых известных фантастов СССР. Немного смущает тот факт, что один из братьев – Борис – жив, а обычно серия рассказывает об уже почивших знаменитостях. Тот факт, что один из героев может прочитать панегирик себе, явно тормозит авторов – Дмитрия Володихи[н]а
 и Геннадия Прашкевича
На самом деле Стругацкие – знаковые авторы советской эпохи. Они всегда были знаменем низовой интеллигенции, своими романами подготовили почву для слома страны и идеологически создали тот перевернутый мир, в котором мы живем. 
Глашатай либеральных ценностей Анатолий Чубайс вспоминал:
«Егор Гайдар как-то позвонил мне и говорит: «Ты думал, что из себя представляет мир Стругацких? Ты вспомни их роман «Трудно быть богом». А ведь это и есть либеральная империя, когда приходишь куда-то с миссией и несешь с собой нечто, основанное на свободе, на правах человека, на частной собственности и предприимчивости, на ответственности». 
Это они обсуждали расстрел Верховного Совета России из танковых орудий. Кстати, Егор Гайдар с детства дружил со Стругацкими, а потом женился на дочери одного из них, Аркадия. А экономикой занялся под влиянием романа «Обитаемый остров». 
Так же из книги можно узнать, что отец Стругацких был тем самым «комиссаром в пыльных шлемах» из песен Булата Окуджавы. То есть служил чекистом в продотрядах по физическому выколачиванию хлеба из крестьян. 

Решил посмотреть, что пишет Википедия об отце братьев Стругацких. Оказалось, в частности, вот что:
Натан Стругацкий
В феврале—ноябре 1917 года был сотрудником Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в 1918 году — заведовал отделом народного образования (ОНО) Псковского губернского революционного комитета (губревкома), служил комиссаром продотряда. Во время Гражданской войны служил в Красной армии, был инструктором политотдела 2-й Конной армии на Южном фронте, затем военным комиссаром кавалерийской бригады и заместителем начальника политотдела 5-й дивизии Северо-Кавказского военного округа под командованием М. В. Фрунзе.
После демобилизации — на партийной работе в Аджарии, в том числе в 1925—1926 годах — главный редактор газеты «Трудовой Аджаристан» в Батуме, в 1926—1928 годах — заместитель заведующего отделом печати Ленинградского областного комитета (обкома) ВКП(б), заведующий отделом печати Выборгского райкома ВКП(б), в 1928—1930 годах — заведующий методической частью музейно-экскурсионного сектора отдела народного образования (ОНО).
В 1930 году поступил в аспирантуру Института истории искусств при Коммунистической академии, опубликовал две работы (в том числе монографию) по исследованию творчества художника Александра Самохвалова. В октябре 1932 года поступил на работу в Государственный Русский музей, сначала секретарём, а с 18 января 1933 года — научным сотрудником. В том же году был мобилизован ЦК ВКП(б) на политработу — начальником политотдела зерновых совхозов «Гигант» (Прокопьевск) и «Зеленовский» в Сталинградской области; в 1936—1937 годах работал начальником краевого управления искусств в Сталинграде, в апреле 1937 года был исключён из партии и уволен с занимаемой должности. 

Про сына Натана – Аркадия Стругацкого – Википедия сообщает следующее:
Аркадий Стругацкий
Окончил Бердичевское пехотное училище, располагавшееся тогда в эвакуации в Актюбинске, после чего был откомандирован в Военный институт иностранных языков, который окончил в 1949 году по специальности «переводчик с японского и английского языков». До 1955 года Аркадий Стругацкий служил в Советской Армии, был переводчиком (в том числе на следствии при подготовке Токийского процесса), преподавал языки в офицерском училище в Канске (1950—1952), в 1952—1954 гг. служил на Камчатке дивизионным переводчиком, в 1955 г. был переведён в Хабаровск. После увольнения в запас работал в Москве в Институте научной информации, редактором в Гослитиздате и Детгизе.

Википедия о дедах и отце Е.Гайдара.
Аркадий Гайдар
В начале 1921 года во главе батальона, а затем сводного отряда действовал против двух повстанческих «армий» Антонова в Тамбовской губернии. В конце июня 1921 года командующий войсками в Тамбовской губернии М. Н. Тухачевский подписал приказ о назначении Аркадия Голикова, которому в то время ещё не исполнилось и 18 лет, командиром 58-го отдельного полка по борьбе с бандитизмом. Полк также действовал в Тамбовской губернии.
С февраля по ноябрь 1922 года находился в Енисейской губернии, возглавляя отряд ЧОНа, подавлявший антисоветское повстанческое движение в Хакасии (в Ачинско-Минусинском районе Енисейской губернии), лидером которого властями считался И. Н. Соловьев.
19 марта комбат Голиков получил назначение на должность начальника Второго боевого участка Ачинско-Минусинского боевого района... В начале ап­реля 1922 года, оказавшись с небольшими силами в районе, где, по его мнению, половина населения подде­рживала «бандитов», Голиков информировал командующего губернским ЧОНом о необходимости, по опыту Тамбовщины, введения против «полудиких ино­родцев» жёстких санкций, вплоть до полного уничтожения «бандитских» улусов. С появлением 18-летнего командира среди чоновцев участились случаи жестокого отношения к хакасскому населению. Конфискациям (мародерство) и экзекуциям (избиениям и поркам) подверг­лись жители улусов Барбаков, Подка­мень, Балахта, Сулеков, Большой Арыштаев, Малый Кобежиков и рудничных посёлков.
Представитель военной власти не сумел наладить отношений с местными Советами и с уполномоченными губотдела ГПУ, которые, по его мнению, больше следили за поведением чоновских командиров и не занимались своими прямыми обязанностями — созданием агентур­ной сети. Голикову по его собственным словам "пришлось лично вербовать себе лазутчиков". Методы молодого командира вскоре вызвали недовольство со стороны как населения, так и местных властей. Голиков не обременял себя формальностями, избиения и даже расстрелы не раз осуществлялись им просто "по подозрению" в сотрудничестве с бандой. Конфискации происходили в соответствии с нуждами отряда и были восприняты населением как грабёж. Вербовка также проводилась при помощи избиений и под угрозой расстрела. Так, 19 и 27 апреля 1922 года комбат Голиков по подозрению в связях с бандой арестовал Ф. П. Ульчигачева и И. В. Итеменева, которые после допроса согласились стать его разведчиками.
В свои молодые годы комбат злоупотреблял алкоголем. Сложные отношения сложились у Голикова и с подчинёнными. Шестеро красноар­мейцев из вернувшегося с оперативного задания взвода, выказавших недовольство его поведени­ем, были арестованы и при отправке в Форпост лишены своих вещей. 22 апреля командир этого взвода подал вышестоящему командованию ра­порт, в котором обвинил комбата в развале своего подразделения.
В мае 1922 года по приказу и с участием Голикова чоновцы расстреляли и убили при попытке к бегству пятерых человек. Такое отношение к населению со стороны чо­новцев и их командира вызвало озабоченность представителей местной влас­ти. Жалобы на деятельность «Аркашки» посту­пали в Ужур, Ачинск и Красноярск. Телеграмму с просьбой принять меры по спасе­нию людей прислал заместитель председателя Усть-Фыркальского исполкома Коков.
3 июня 1922 года особым отделом губернского отдела ГПУ было начато дело № 274 по обвинению Голикова в злоупотреблении служебным положением. На место выезжала специальная комиссия во главе с комбатом Я. А. Виттенбергом, которая, собрав жалобы населения, заключила свой отчет требова­нием расстрела бывшего начальника боеучастка.
7 июня из штаба губернского ЧОНа в особый отдел была передана резолюция командующего В. Н. Какоулина: «Арестовать ни в коем случае, заменить и отоз­вать». 14 и 18 июня Голиков был допрошен в ГПУ. Пока­зав, что все расстрелянные являлись «бандитами» или их пособниками, он признал себя виновным лишь в несоблюдении при осуществлении дан­ных акций «законных формальностей». Согласно его объяснению, оформлять протоколы допросов и расстрельные приговоры было некому. Началь­ник особого отдела Коновалов нашёл Голикова виновным в самочинных расстрелах и подлежа­щим заключению под стражу.
30 июня дело Голикова губотделом ГПУ по указанию президиума Енисейского губкома РКП(б) было передано в контрольную комиссию при губкоме для рассмотрения его по партийной линии. 18 августа партийный орган решил об­судить его на совместном заседании президиума губкома и КК РКП(б). 1 сентября 1922 года оно постановило перевести Голикова на два года в разряд испытуемых, с лишением возможности занимать ответственные посты.
...Гайдара демобилизовали из РККА с диагнозом «травматический синдром». В анамнезе, «составленном со слов больного», было отмечено, что болезнь проявилась, когда он попал в Енисейскую губернию на борьбу с белыми бандами: «Тут появилась раздражительность, злобность, жестокость. Были случаи ненужных расстрелов, появилось ухарство, наплевательское отношение ко всему, развинченность… Стали появляться приступы тоскливой злобности, спазмы в горле, сонливость, плакал».
Затем Гайдар неоднократно лечился в психиатрических клиниках. Он постоянно испытывал резкие перепады настроения. Сохранились воспоминания о том, что он несколько раз резал себя бритвой, и только своевременное вмешательство близких и врачей спасало его от неминуемой смерти. Его внук Егор Гайдар, ссылаясь на семейные рассказы, утверждал, что это были не попытки самоубийства, а стремление причинением себе страданий перебить страшную головную боль, мучившую Гайдара. Писатель также злоупотреблял алкоголем и «во хмелю был страшен». В его записной книжке есть запись: «снились убитые мной на войне люди».

Павел Бажов
В Гражданскую войну, в конце апреля — начале мая 1918 года, прибыл в Семипалатинскую губернию, а в июне 1918 г., в г. Усть-Каменогорск (Казахстан). И сразу же включился в работу, по организации подполья, и единой тактики сопротивления в случае падения советской власти в области и уезде. Позже, после переворота в Усть-Каменогорске (10 июня 1918г) подпольной организацией «Щит и престол» при поддержке казаков, он затаился, и спокойно переждал до конца восемнадцатого года в своей страховой конторе, временно прекратив деятельность. Летом и осенью 1918 ещё пытался наладить оперативную связь с оставшимися большевиками. И лишь только в январе 1919 г. после получения информации о плачевном положении зыряновских подпольщиков, возобновил свою деятельность по координации подполья. Отношение к подготовке восстания в Усть-Каменогорской тюрьме (30 июня 1919 г.) у него было двояким, так как он сомневался в его успешном финале. Позже под видом страхового агента осуществлял связь между партизанскими соединениями «Красных горных орлов» в составе Народной Повстанческой Армии Алтая, работая по заданию красной Москвы. И после проведения схода командиров краснопартизанских отрядов в ноябре 1919 г. в с. Васильевка ему удалось их всех объединить в одну ударную силу. После установления советской власти в Усть-Каменогорске (15 декабря, 1919 г.) и вступления в город повстанческой крестьянской армии Козыря и рот из объединённого отряда «Красных горных орлов», вышедший из подполья П. П. Бажов, стал организовывать новый Совдеп. Какой-то время был период двоевластия, когда в Народном Доме заседал новый Усть-Каменогорский Совдеп, а в бывшем управлении 3-го отдела Сибирского казачьего войска был штаб армии Козырева. После передачи информации в Семипалатинск, во второй половине января 1920 г. в Усть-Каменогорск прислали сразу три полка регулярных сил Красной Армии. Козыревская армия рассеялась фактически без боя, он сам бежал Вот так именно Бажов (действовавший тогда под псевдонимом/Бахеев/ Бахметьев) организовал подавление подготовки восстания во главе с Козырем — командиром 4-го корпуса НПА.
Осенью 1920 г. он возглавил продотряд, на должности особоуполномоченным упродкома по продразвёрстке. Осенью 1921 г. он перебрался в Семипалатинск, где возглавил губернское бюро профсоюзов.
Депутат ВС СССР 2—3 созывов с 1946 года.

Тимур Гайдар
Окончил Ленинградское высшее военно-морское училище в 1948 году, факультет журналистики Военно-политической академии им. Ленина в 1954 году. Служил на подводной лодке в составе Балтийского и Тихоокеанского флотов. Позднее работал в газетах «Советский флот» и «Красная Звезда», а с 1957 года — в газете «Правда», где был редактором военного отдела, собственным корреспондентом на Кубе, в Югославии, в Афганистане.

Tags: Гайдар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →