Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Почему угрозы голода не было и в принципе не могло быть?

К вопросу о становлении нынешнего авторитарного политического режима, важнейшей несущей конструкцией которого является союз (тандем) силовиков и сислибов. Этот режим базируется на двух основных китах лжи и насилии. В нынешнем тексте речь идет об одной очень известной лжи. В следующем о связанном с этой ложью насилии.



Одна из самых концентрированных коллекций фальсификаций современной истории страны прозвучала в известном интервью Е.Гайдара В.Познеру:
Е.ГАЙДАР: Меня пригласили работать в российское правительство после того, как цены на нефть упали в 4 раза. После того, как Советскому Союзу перестали давать коммерческие кредиты... Когда валютные резервы Советского Союза... составляли 26 миллионов, не миллиардов, 26 миллионов долларов... в этой кризисной ситуации мы решали две важнейшие задачи. Мы хотели предотвратить голод, который был абсолютной реальностью, и мы хотели предотвратить гражданскую войну. С этими задачами мы справились.

В ноябре 1991 г., когда Гайдар был назначен вице-премьером российского правительства, мировые цены на нефть, по данным МВФ, не упали в 4 раза, а выросли в 2,1 раза по сравнению с их уровнем в июле 1986 г.; в целом среднегодовые цены 1991 г. увеличились по сравнению со среднегодовыми ценами 1986 г. на 37%.

В 1991 г. СССР не только не перестал получать внешние кредиты, но и получил их, по данным Мирового банка, в размере 13,6 млрд.дол., т.е на 32% больше, чем в среднем в 1986-90 гг. (10,3 млрд.дол.).

Осенью 1991 г. валютные резервы СССР (захваченные новым российским правительством) составляли не 26 млн. дол., а сумму, в сто с лишним раз большую, – 2,8 млрд. дол.

Как известно, гражданские войны на территории России после 1991 г. не были предотвращены: осенью 1992 г. произошли кровавые осетино-ингушские столкновения в Пригородном районе, в сентябре-октябре 1993 г. была развязана гражданская война на улицах Москвы, с 1994 г. почти без перерыва идет война на Кавказе – в Чечне, Ингушетии, Дагестане. 

С тем, что в стране не было массового голода как социального бедствия, теперь согласны и самые верные сторонники Е.Гайдара. Но теперь они поправляют своего кумира: «абсолютной реальностью», оказывается, был не сам «голод», а только его «угроза».

Однако и это, подкорректированное, утверждение также является фальсификацией – «угрозы голода» не было. Более того, ее не только не было, но ее и в принципе не могло быть.
Почему?

В русском языке, так же, как и во многих других языках, термин «голод» имеет несколько значений (см.: Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С. А. Кузнецова).
К обсуждаемой теме относятся три основных значения слова «голод»:
1. Острое ощущение потребности в пище, сильное желание есть. Почувствовать г. Утолить г. Зверский г. (очень сильный). Умирать от голоду (также: очень сильно хотеть есть).
Аналог в англ.яз.: hunger.
2. Длительное недоедание. Морить голодом. Умереть с голоду. Из-за голода волки подходили прямо к деревне.
Аналог в англ.яз.: starvation.
3. Отсутствие или крайний недостаток продуктов питания как массовое бедствие (вследствие неурожая, войны и т.п.). Г. из-за засухи. Г. на Волге в двадцатые годы. Г. в блокадном Ленинграде.
Аналог в англ.яз.: famine.

Объектом внимания государственных органов и предметом государственной политики не являются ни «чувство голода», знакомое каждому человеку, ни факт недоедания, даже в том случае, если он ведет к серьезному нарушению здровья и даже смерти человека (первое и второе значения слова «голод»). Предметом государственной политики является «отсутствие или крайний недостаток продуктов питания как массовое бедствие».
Следовательно, «угроза голода» – это угроза возникновения голода как массового бедствия.

Как можно определить, существовала ли угроза голода как массового бедствия в России в 1991-92 гг., и, если существовала, то какой она была? Угроза того или иного события (например, землетрясения, извержения вулкана, наводнения, пожара, войны и т.п.) определяется по вероятности его наступления. Для этого анализируются фактические случаи этого события, имевшие место в истории, на основе которых устанавливается вероятность наступления такого же события в похожих, аналогичных, подобных условиях. Если, например, паводковые воды затопляют поселок, расположенный на берегу реки, раз в пять лет, то, очевидно, что угроза наводнения в этом месте равна 20%. Если же проснувшийся вулкан расположен в сотнях километров от города, то угроза разрушения его построек в результате возможного извержения близка к нулю.

Как измерить угрозу голода, вероятность его наступления? Для этого необходимо проанализировать имеющиеся исторические примеры наступления голода как социального бедствия и установить, какой была вероятность такого же события в России в 1991-92 гг.

В таблице ниже приведены 100 исторических примеров голода как социального бедствия, произошедшие в XII-XX вв., по которым имеются более или менее достоверные статистические данные.

табл голод

Типы режимов:

А – авторитарный
В – военно-оккупационный
Д – демократический
К – колониальный
Т – тоталитарный

Источники данных:
1/ Haggard, Stephen and Noland, Marcus. Famine in North Korea: Markets, Aid, and Reform. Columbia University Press: NY, 2007.
2/ Ó Gráda, Cormac. Famine: A Short History. Princeton University Press: Princeton and Oxford, 2009.
3/ David Dickson. Arctic Ireland. White Row Press: Dublin, 1997.
4/ Ó Gráda, Cormac. Making Famine History. Journal of Economic Literature, March 2007. Accessed through JSTOR.
5/ Ó Gráda, Cormac and Chevet, Jean-Michel. Famine and Market in Ancien Regime France. The Journal of Economic History, 2002. Accessed through JSTOR.
6 /Devereux, S (2000) 'Famine in the Twentieth Century', IDS Working Paper 105, Brighton: Institute of Development Studies.
7/ Fage, J.D. and Roberts, A.D. The Cambridge History of Africa: From 1905 to 1940. Accessed through GoogleBooks.

8/ Paine, Chris and Schoenberger, Erica. Iranian Nationalism and the Great Powers:1872-1954. MERIP Reports, No. 37 (May, 1975), pp. 3-28. Middle East Research and Information Project. Accessed through JSTOR.
9/ Maddison, Angus. Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1-2008 AD: http://www.ggdc.net/MADDISON/oriindex.htm.
10/ Polity IV database: http://www.nsd.uib.no/macrodataguide/set.html?id=32&sub=1

Анализ исторических данных показывает, что условиями наступления голода как массового бедствия являются два фактора – тип политического режима и уровень экономического развития страны.

В условиях несвободного политического режима (колониального, военно-оккупационного, тоталитарного) голод как массовое бедствие с гибелью сотен тысяч и миллионов людей возможен в любом обществе при любых значениях любых других показателей. В самом деле гибель людей в местах несвободы – тюрьмах и лагерях – может произойти независимо от того, насколько технически оснащенной является тюрьма и насколько богатыми являются ее охранники.

В условиях любого другого политического режима, кроме несвободного (т.е., например, демократического и даже авторитарного, но не тоталитарного), остается только один фактор наступления голода – уровень экономического развития.

При низких уровнях экономического развития – при ВВП на душу населения ниже 1700 дол. (по ППС в ценах 1990 г. в долларах Гэри-Камиса) наступление голода как массового бедствия возможно при любых условиях, в том числе при любом политическом режиме. При этом чем выше уровень экономического развития (в пределах до 1700 дол.), тем ниже вероятность наступления голода. Большинство случаев массового голода произошло в странах с ВВП на душу населения ниже 700 долларов. Последний массовый голод в Европе при отсутствии несвободного политического режима – т.н. «картофельный голод» 1848-52 гг. – произошел тогда, когда ВВП на душу населения в Пруссии, Франции, Бельгии составлял от 1400 до 1700 долларов.

Таким образом, анализ исторических данных позволяет сформулировать качественные и количественные критерии возможного наступления голода как массового социального бедствия. Это:
1) несвободный политический режим и 
2) уровень ВВП на душу населения ниже 1700 долларов.

В истории нет примеров наступления голода как массового социального бедствия при одновременном отсутствии несвободного политического режима и превышении показателем ВВП на душу населения уровня в 1700 дол. Иными словами, вероятность наступления голода при одновременном удовлетворении обоих этих критериев равна нулю.

Применим указанные критерии к ситуации в России в 1991-92 гг. Тогда (после августа 1991 г.) политический режим в нашей стране был несовершенной демократией (т.е. весьма далеким от политически несвободного), а ВВП на душу населения составлял 7374 дол. (т.е. в четыре с лишним раза превышавшим максимальный уровень, при котором наблюдались случаи голода в Европе в середине XIX века).

Таким образом, вероятность наступления голода как массового социального бедствия в России осенью 1991 г., зимой 1991-92 гг., весной 1992 г. была равна нулю.

Поэтому утверждения Е.Гайдара, А.Чубайса, А.Нечаева, А.Коха и других о том, что 20 лет назад в России «голод был абсолютной реальностью», что Россия находилась «перед угрозой голода» как социального бедствия, являются ложью.

Не только голода, но и его угрозы тогда не было. Для ее появления в России необходимо было бы либо изменить политический режим в стране с демократического на тоталитарный, либо снизить ВВП на душу населения в 4,5 раза, либо сделать и то и другое.

В этом тексте представлено логическое объяснение того, почему в России в 1991-92 гг. не только не было, но и не могло быть ни голода, ни угрозы голода. О практических доказательствах – в следующем тексте.

Tags: Гайдар, Россия, Чубайс, голод, история, мифы, спецоперации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments