Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Как работает демократия - 6


Временная парламентская комиссия продолжает работу. В продолжение состоявшихся слушаний
http://aillarionov.livejournal.com/34533.html
http://aillarionov.livejournal.com/36483.html
http://aillarionov.livejournal.com/41603.html
http://aillarionov.livejournal.com/43360.html
http://aillarionov.livejournal.com/43671.html

она также заслушала показания бывшего заместителя министра иностранных дел Григола Вашадзе: 
http://www.civil.ge/rus/article.php?id=18255.

Некоторые показания Григола Вашадзе:

Никогда, ни на одном из совещаний, на которых должно было быть принято важное решение, г-н Эроси Кицмаришвили участия не принимал. Поэтому у него нет никакой информации о том, что планировали власти Грузии. Контакты Кицмаришвили в Москве ограничивались теми людьми, которые когда-то были в правительстве; никогда он не встречался с такими представителями властей России, которые являют собой первую инстанцию или участвуют в принятии решений или его реализации, если не считать одной-двух встреч с г-ном Карасиным. Посол, который лишь полтора месяца работал там, должен быть слишком самоуверенным, чтобы заявить, что он получил возможности открыть какие-либо двери; послу нужно 6 месяцев или год для того, чтобы наладить контакты, и чтобы с ним начали разговаривать на те темы, которые не обсуждаются на официальных переговорах. Кицмаришвили не был в курсе, что на восстановление экономических отношений с нами было наложено официальное вето. Никогда - ни в личной беседе, ни в присутствии кого-либо президент Грузии или какое-либо должностное лицо при моем участии не говорил о перенесении столицы из Тбилиси в Сухуми, включая то путешествие, о котором говорил Эроси Кицмаришвили. На вопрос членов комиссии, планировался ли визит в Грузию руководителя Администрации президента России Нарышкина, как об этом заявил Кицмаришвили, Вашадзе ответил: мне позвонил президент и сказал, что из нашего посольства в Москве получил информацию о возможном визите Нарышкина. Я позвонил в Москву и спросил об этом, мне ответили: «ты что, болен?»

Мы не смогли добиться открытия (пограничного) КПП Верхний Ларс (на российско-грузинской границе), в котором сегодня не так сильно нуждается Грузия, как Армения.

Начиная с февраля, когда нам впервые заявили, что в ответ на Косово у России подготовлен план, как ответить на Косово за счет Грузии, но не зеркальным образом, ситуация каждую неделю ухудшалась. Первым провокационным шагом России было выход из соглашения СНГ, которое в первую очередь подразумевало запрет на оказание военной помощи сепаратистским режимам. В марте нам впервые сказали, что идея возвращения вынужденно перемещенных лиц нуждается в пересмотре, вслед за чем последовал наш ответ, что в таком случае российско-грузинские отношения обречены на то состояние, которое мы имеем сейчас. От нас требовали единственное – подписать соглашение о неприменении силы, мы отвечали, что подпишем, но с Россией.

Далее был ввод дополнительных войск, перманентные обстрелы с другой стороны административной границы, постановление от 20 апреля, в котором, фактически, Абхазия и Южная Осетия были уравнены с независимыми государствами; был сбит наш беспилотный самолет; были введены дополнительно 500 десантников, которые завезли такое оружие, которое не было предусмотрено мандатом (миротворцев); восстановление ЖД в Абхазии а том районе, где, фактически, не осталось населения.

Что касается наших попыток, мы всюду ехали с мирными инициативами, везде у нас позиции учитывали российские жизненные и стратегические интересы. Последнее такое письмо я собственноручно отвез 22 июня в Москву, на которое я получил холодный отказ.

Когда президент прилетел на саммит СНГ в Санкт-Петербург (6-7 июня), у него была запланирована встреча с Медведевым, эта встреча 6 июня вместо 30 минут продолжалась 45 минут. Президент Грузии на карте показал зоны конфликта и мы обнаружили, что президент России понятия не имеет, о чем идет речь. В конце беседы Медведев сказал, что за 30 минут мы все не успеем, и чтобы была рабочая встреча в течение августа, на что он получил согласие президента Грузии. Далее этой фразы подготовительная работа так и не пошла, если не считать приезд Карасина в Тбилиси. Первый сигнал к тому, что желание Медведева провести рабочую встречу было блокировано на каком-то этаже российских властей, получили именно тогда.

В Казахстане (в июле отмечался 10-летний юбилей столицы Казахстана) у нас уже не было ни рабочей встречи, ни протокольной, потому что в то время в России, наверное, уже было принято решение.

(Заместитель секретаря СБ России Юрий) Зубаков прибыл с единственным поручением – опробовать почву и посмотреть, о чем думают грузины. Никакого серьезного послания у него не было (именно после визита Зубакова Россия приняла решение о вводе в Абхазию ЖД войск).

Трагедия состоит в том, что для России абсолютно неприемлема идея независимой, демократической и территориально целой Грузии. Эта фундаментальная проблема российско-грузинских отношений; что бы мы ни предлагали, все для России было неприемлемо, так как России нужна Грузия как источник нестабильности. Существование Грузии рядом с Россией является идеологическим соревнованием. Страна, не имеющая нефти и газа, где нет коррупции и есть 12%-ый экономический рост, культурно, религиозно и духовно близкая к России, успех такой страны абсолютно неприемлем для России.

Наши друзья до конца не желали поверить в то, что Россия начинает широкомасштабную военную агрессию против Грузии.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments