Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Посеявший ветер пожнет бурю

Развернувшееся активное обсуждение чилийской темы (социалист Альенде, попытка марксизации страны, военный переворот, Пиночет, либеральные реформы, экономическое чудо, демократия, права человека, насилие), в частности, здесь:
Открытое письмо Марка Солонина Юлии Латыниной
Ценности, на основе которых строить новую Россию
Susel2: Жизнь или кошелек?
Как Альенде уничтожал чилийскую демократию
несколько озадачило.

Казалось бы, основные вопросы в этой теме уже не раз обсуждались, причем принципиально новых аргументов в последнее время, кажется, не появилось. Тем не менее страстность происходящего обсуждения показывает, что, видимо, остались еще недообсужденные вопросы, да и не все аргументы всем участникам известны. Поэтому напомним некоторые факты.

1. Виктор Вольский. Другая годовщина: Альенде и Пиночет
В 1970 году возглавляемая Сальвадором Альенде Госсенсом коалиция из четырех партий (две из них – официально марксистские) победила на всеобщих выборах в Чили, набрав всего 36,3% голосов. Остальные голоса разделились между правой Национальной партией и левоцентристской Христианско-демократической партией. Тем не менее, невзирая на более чем скромные масштабы его победы, новый президент взял бразды правления в атмосфере всеобщей эйфории и доброжелательства.

Победа победой, но, не располагая большинством в парламенте, своими силами Альенде править не мог. Пришлось ему идти на поклон к крупнейшей в стране Христианско-демократической партии. В обмен за свою парламентскую поддержку христианские демократы заставили президента подписать “Статут  конституционных гарантий” – обязательство не посягать на основные демократические свободы, в том числе свободу печати, и не лишать оппозицию беспрепятственного доступа к электронным СМИ...

 репрессивная тактика нового президента дала результаты прямо противоположные задуманным. Фракция левых в руководстве Христианско-демократической партии, пытавшаяся сотрудничать с новым режимом, была полностью дискредитирована и заменена более консервативными людьми. Партия начала быстро сдвигаться направо и вскоре заключила тактический союз с Национальной партией, что было бы совершенно немыслимо еще тремя годами ранее. В марте 1973 года в ходе парламентских выборов блок христианских демократов и правых одержал убедительную победу, набрав 56% голосов.

Этому в немалой степени способствовала агрессивная и вопиюще бездарная экономическая политика правительства Альенде. Поспешно национализированные промышленные предприятия работали в убыток. Но ведь рабочим платить зарплату надо, и вот взревели печатные станки. Государство начало безудержно выпускать необеспеченные деньги,  в результате чего впервые в истории страны вспыхнула гиперинфляция: за один только 1973 год цены подскочили на 600%.

Массовое разорение промышленного сектора, отчасти намеренное -  проводившееся под революционными лозунгами уничтожения капиталистов как класса, имело еще одно следствие, которое не могло не радовать сердца альендистов: независимые газеты и радиостанции лишились источника финансирования (платной рекламы), и, если бы не ненавистное ЦРУ, которое тайком подбрасывало им денег, страна осталась бы вообще без независимой прессы.

В аграрном секторе революционеры тоже наломали дров. Их программа предусматривала экспроприацию и дробление крупных хозяйств. Но наряду с этим альендисты принялись ретиво уничтожать “мелкобуржуазную стихию”, раскулачивая мелких фермеров. Это вызвало неистовое озлобление крестьян. Немедленно возникли перебои с продовольственным снабжением городов, которые усугубились забастовкой транспортников, быстро перекинувшейся на многие другие секторы экономики. Страна оказалась на грани голода. Возник и стал быстро разрастаться черный рынок.

Складывалась критическая ситуация. Правительство зашаталось. Новый парламент, в котором теперь доминировала оппозиция, потребовал отставки президента, но тот категорически отказался. Тогда парламент официально отстранил президента от власти, объявив его “вне закона”. Альенде вновь отказался подчиниться воле законодателей, объявив, что из президентского дворца он уйдет только “ногами вперед”. Стало ясно, что устранить его можно только силой, а сила была только у армии. Парламентские лидеры слезно молили генералов о военном перевороте. Со своей стороны, Альенде тоже усиленно флиртовал с армейским командованием.

Решающий ход в игре был сделан президентом, когда он назначил главнокомандующего вооруженными силами генерала Карлоса Пратса министром внутренних дел. План Альенде был очевиден для всех – контроль над армией и полицией открывал ему путь к неограниченной власти. Но, не полагаясь на случай, левые лихорадочно готовились к вооруженному выступлению с целью установления в стране диктатуры своего лидера. Из Кубы в Чили шел поток “советников” и оружия. Непомерно разросшееся кубинское посольство и военная миссия были штабом готовившегося переворота.

Но тут заговорщики допустили роковой просчет. Генерал Пратс, уходя с поста главнокомандующего, назначил на свое место начальника штаба армии, своего близкого друга генерала Аугусто Пиночета, не подозревая, что тот отнюдь не разделяет его левых симпатий. Как только армия оказалась у него в руках, Пиночет, ни секунды не мешкая, нанес упреждающий удар...

Как оценить фигуру Аугусто Пиночета? Попрал демократию и установил диктатуру? Безусловно. Проливал кровь? Несомненно, в том числе, вероятно, и невинную. Но все познается в сравнении, и роль Пиночета нельзя правильно понять без учета того, какая судьба ждала бы Чили, если бы в нужный момент в нужном месте не оказался человек его калибра.

Пиночет принадлежит к ничтожной горстке политических лидеров, которым удалось разгромить и уничтожить коммунистическую организацию. Он настолько глубоко и основательно изучил стратегию и тактику коммунистов, что смог обратить против них их собственные приемы, воспроизведенные вплоть до мельчайших деталей. Благодаря этому ему удалось сравнительно малой кровью отразить угрозу и спасти свою страну от коммунистического рабства.

Трудно описать степень ненависти, испытываемой «мировой прогрессивной общественностью» по отношению к Пиночету. Казалось бы, за давностью лет пора бы уже утихомириться. Но нет, пламя мстительной злобы сегодня полыхает с такой же неистовой силой, что и три десятилетия назад. Объясняется это двумя главными причинами.

Во-первых, в отличие от подавляющего большинства западных политиков, у которых уши, кажется, специально приспособлены как вешалки для коммунистической лапши, чилийский генерал не питал никаких иллюзий на счет своих противников и трезво оценивал масштабы исходившей от них угрозы. Он переиграл левых в их собственной игре, и их уязвленное самолюбие свербит с неослабевающей силой.

Во-вторых, он разоблачил лживость коммунистической пропаганды. Коммунисты обещают рай на земле, но повсюду несут лишь нищету и страдания. Благодаря Пиночету чилийскому народу стало лучше жить. Он сделал то, что коммунисты лишь обещают, но при всем желании не могут сделать. Он указал на коммунистов и на весь свет возвестил: “А король-то голый”, и этого ему ни за что не может простить «прогрессивная» интеллигенция.

Пиночет отдает себе в этом отчет. Когда один посетитель недавно спросил его, как он видит свое место в истории, старый генерал молча вышел из комнаты и вернулся, неся в руках увесистый том. На переплете было написано “Черная книга коммунизма” (научный трактат о преступлениях коммунистических режимов, написанный во Франции группой исследователей, в основном бывших коммунистов). Пиночет потряс книгой и сказал: “Вот от чего я спас Чили”.

Обыкновенный фашист 

...Фариасу пришла в голову свежая мысль – обратиться к первоисточникам, и в первую очередь ознакомиться с написанной в 1933 году дипломной работой Сальвадора Альенде, в то время студента-медика. Это сочинение находится в свободном доступе в библиотеке медицинского факультета университета Сантьяго. Но, насколько известно, Виктор Фариас – единственный, кто когда-либо испросил ее для ознакомления. То, что он прочел в дипломной работе молодого Альенде, ошеломило исследователя.

Из текста явствовало, что будущий президент Чили находился под очень сильным влиянием фашистской мысли, у которой в первые десятилетия прошлого столетия были легионы приверженцев среди интеллигенции. В частности, молодой врач выражал убеждение в том, что психические заболевания, криминальное поведение и алкоголизм носят наследственный характер. Что стерилизация и эвтаназия – наилучшие способы борьбы с “нежелательными элементами”. Что гомосексуализм – это болезнь, излечимая экзотическим способом пересадки тестикулярной ткани в брюшную полость.

Альенде также провозглашал, что жаркий климат южных регионов предрасполагает их население к аморальному поведению, и взирал на южан как на “унтерменшей”. Особой ненавистью дышат страницы диссертации, посвященные евреям. Ссылаясь на работы нацистских исследователей, молодой Альенде, в частности, пишет: «Иудеи хорошо известны своей склонностью к определенным типам преступлений, включая мошенничество, обман, диффамация и, в особенности, ростовщичество”.

Виктор Фариас утверждает, что это было не просто кратковременная вспышка юношеского радикализма. По мнению автора, будущий президент Чили долгие годы хранил приверженность расизму и антисемитизму. Во всяком случае, занимая пост министра здравоохранения в правительстве Народного фронта президента Педро Агирре Серда (1939-1942 гг.), Сальвадор Альенде настойчиво, хотя и безуспешно, пытался пробить в парламенте закон о принудительной стерилизации душевнобольных.

2. Виктор Вольский. Загадка смерти Альенде

11 сентября 1973 года. Восставшая армия осаждает президентский дворец “Монеда”. Приближенные Альенде и он сам охвачены паникой. Альенде просит у командира подразделения, готовящегося к штурму дворца, серию кратковременных перемирий, получает их и в конце концов принимает решение прекратить сопротивление. Он мчится по коридору второго этажа с криком “Будем сдаваться”. Оповестив подчиненных о своем намерении, Альенде возвращается в свой кабинет, где его поджидает начальник его личной охраны, сотрудник службы безопасности Кубы Патрисио де ла Гардия...

Кубинская разведка создала в Чили обширную агентурную сеть. В числе прочих был завербован глава президентской пресс-службы Аугусто Оливе (агент “Перро”), благодаря которому все мысли и настроения президента Чили становились практически мгновенно известны Гаване. Оливе дал знать своему кубинскому патрону, что Альенде намеревается просить убежища в посольстве Швеции и поручил ему договориться со шведами.

Такого позорного бегства с поля боя своего союзника Кастро не мог допустить ни в коем случае. Когда президент Чили вошел в кабинет, начальник его личной охраны схватил Альенде, силой усадил его за письменный стол и с криком “Президент умирает на своем посту” прошил ему голову автоматной очередью (вот и разгадка доселе непонятной детали легенды о самоубийстве Альенде – будто он покончил с собой из автомата).

Затем кубинец положил на труп убитого свой “АК-47” – пусть думают, будто Альенде был убит, отстреливаясь от мятежников, – и бегом спустился на первый этаж, где собирались другие эмиссары “острова свободы” при дворе Альенде. Когда вся группа была в сборе, кубинцы покинули горящее здание дворца и в гробовом молчании быстрым шагом направились к своему посольству, находившемуся всего в нескольких минутах хода...

Сальвадор Альенде не фигурировал в дальних планах своего кубинского патрона.На роль своих ставленников в Чили Кастро и начальник кубинской разведсети в Латинской Америки Пинейро (недавно скончавшийся на Кубе от инфаркта) предназначали трех коммунистов из террористической организации под названием “Народное движение революционных левых” (испанская аббревиатура MIR): лидера группы Мигеля Энрикеса, его заместителя Паскаля Альенде и дочь президента Беатрис Альенде, (она умерла на Кубе в 1974 году).

Судьба Сальвадора Альенде была фактически решена после неудачной попытки военного переворота 29 июня 1973 года – прикидки сентябрьского мятежа. Когда в Гаване стало известно, как перепугались соратники президента Чили, Альенде было дано понять, что в следующий раз в аналогичных обстоятельствах он не должен ни сдаваться, ни пытаться спрятаться в каком-либо посольстве.

“Президент Чили должен погибнуть как герой. Любое другое поведение, трусливое или просто менее героическое, будет иметь самые пагубные последствия для дела революции во всей Латинской Америке”, - наказывал Фидель Кастро своему чилийскому союзнику. Но, не очень доверяя его доблести, Кастро отдал приказ Патрисио де ла Гардия “ликвидировать Альенде, если тот в самый последний момент поддастся страху”, - рассказывает Хуан Вивес...

откровения кубинских перебежчиков не должны были бы удивлять. На следующий день после переворота в Чили, 12 сентября 1973 года, ряд агентств печати, включая французское АФП, кратко сообщили о том, что Альенде был убит несколькими выстрелами в упор. В репортаже, напечатанном газетой “Монд”, говорилось: “По сведениям из источников в правых кругах Чили, президент Альенде был убит своим личным телохранителем после того, как он попросил пятиминутное перемирие, чтобы сдаться воинскому подразделению, осаждавшему дворец “Монеда”.

Ален Аммар поясняет, что это сообщение было замолчано и вычеркнуто из анналов истории, поскольку оно было всем не по нутру - “и единомышленникам Альенде, и чилийским левым, и их друзьям за границей, и чилийским генералам, и в особенности Фиделю Кастро”.

Не исключено, что версия, изложенная в книге “Куба Ностра”, будет в дальнейшем подтверждена показаниями других кубинских перебежчиков и документами, хранящимися за пределами Кубы. Вивес и Аларкон сообщили, что конце 80-х годов Патрисио де ла Гардия проходил по делу генерал-майора Арнальдо Очоа, репрессированного Фиделем Кастро, которому огромная популярность командующего кубинским экспедиционным корпусом в Африке была как кость в горле.

Все участники процесса, осужденные по сфабрикованным обвинениям, были казнены, но бывший телохранитель президента Чили избежал смертного приговора, отделавшись тридцатилетним тюремным сроком. Как утверждают оба кубинских перебежчика, дальновидный де ла Гардия поместил на хранение в одном из банков Панамы подробное описание некоторых особенно неблаговидных “художеств” кастровского режима, в том числе и убийства Сальвадора Альенде, с наказом опубликовать его в случае своей смерти.

Автор взрывоопасного документа известил о его существовании своего “верховного вождя”. Предупреждение подействовало - Патрисио де ла Гардия спасся от смерти, в то время как его брат Тони и еще два сотрудника разведки были расстреляны вместе с генералом Очоа 13 июля 1989 года.

Вывезенное Митрохиным досье Альенде из архива КГБ свидетельствует, что он попал на заметку “органов” еще в 50-х годах, а “регулярные контакты” с ним были установлены в 1961 году, когда в Сантъяго открылось советское торговое представительство в качестве прикрытия для шпионских операций. В одном донесении указывается, что Альенде “проявляет готовность сотрудничать с нами на конфиденциальной основе и оказывать нам всемерное содействие… ибо он считает себя другом Советского Союза”. После этого Сальвадор Альенде регулярно снабжал секретной политической информацией своих кураторов из КГБ, в частности, Святослава Кузнецова.

Кузнецов был специально переведен из Мехико в Сантъяго для поддержания контактов с Альенде и координирования тайных операций. Но Альенде сотрудничал с советской разведкой не только из идеологической симпатии. Он потребовал платы за свои услуги, и КГБ пошел навстречу ценному агенту. В те годы советская разведка тратила на операции в Чили больше, чем во всех других странах Латинской Америки.

В списке чилийских расходов КГБ отдельной строкой прописана стипендия в размере 50 тысяч долларов в год, выплачивавшаяся лично Альенде, у которого пламенная теоретическая любовь к пролетариату гармонично уживалась с аристократическими замашками и необузданным пристрастием к прекрасному полу. Всего за годы его сотрудничества с КГБ Альенде было выплачено 420 тысяч долларов.

Святослав Кузнецов договаривался о встречах со своим дорогостоящим чилийским агентом через посредство личной секретарши и главной любовницы Альенде Марии Контрерас Белл, которая проходила в списках агентов КГБ под кодовым именем “Марта”. Советская разведка также поддерживала тесные контакты с женой Альенде Ортенсией и дочерью Беатрис, как в Чили, так и во время их частых наездов в СССР.

КГБ приложил руку и к успеху своего агента на выборах 1970 года, где Альенде баллотировался как кандидат ”Народного единства” – коалиции коммунистов, социалистов и нескольких мелких партий радикального толка. Советская разведка подкупила ряд популярных чилийских политиков, чтобы они сняли свои кандидатуры, тем самым расчистив кандидату левого блока путь к власти. Оппозиция раскололась, и лидер “Народного единства” победил на выборах, набрав всего 36,2% голосов...

Любопытно, что в досье Сальвадора Альенде ни словом не говорится о причастности ЦРУ к военному перевороту в Чили. Но, зная, что любой навет о «происках ЦРУ» будет с энтузиазмом подхвачен “прогрессивной общественностью”, КГБ провел операцию по дезинформации под кодовым наименованием “Тукан”. В ходе этой операции было сфабриковано и запущено по каналам дружественной печати письмо о якобы причастности ЦРУ к репрессивной кампании, которую повели чилийские органы безопасности после пиночетовского переворота.

Операция увенчалась полным успехом: фальшивке поверили даже некоторые сравнительно беспристрастные журналисты, не говоря уже о левых, которые приняли ее на ура. В книге Митрохина-Эндрю с изумлением отмечается, что в 1976 году “Нью-Йорк таймс” поместила 66 статей о нарушениях прав человека в Чили и лишь четыре о неслыханной гекатомбе в Камбодже. Авторы не могут найти объяснения подобному “поразительному дисбалансу”.

3. Один из источников статей В.Вольского – книга CUBA NOSTRA.

4. Маннергейм и Пиночет

В дополнение приведу сравнение результатов деятельности двух генералов, участвовавших в гражданских войнах в своих странах на стороне «белых» против «красных». Марк Солонин утверждает, что Пиночет был полной противоположностью Маннергейма. Насчет того, была ли эта противоположность полной, сказать трудно, но вот то, что в результатах действий обоих генералов наблюдается заметная разница, это точно.

1. По итогам гражданской войны в Финляндии в плену у белофиннов оказалось 74-76 тыс. пленных краснофиннов, направленных в концлагеря. В месте одного из крупнейших из них в крепости Суоменлинна под Хельсинки гиды напоминают, что весной 1918 г. это был далеко не курорт.

2. В финских концлагерях к смерти было приговорено 555 чел, казнено 113 чел., за несколько месяцев умерло от голода 13,5 тыс.чел.

3. Всего за время гражданской войны в Финляндии погибло 36,6 тыс.чел., в т.ч. 27 тыс. красных.

4. Общие потери во время войны в процентах к численности населения Финляндии (ок. 3 млн.чел. в 1918 г.) составили 1,22%, погибших только в концлагерях – 0,45%.

5. В Чили, по данным комиссии Реттига, по политическим мотивам было убито 2279 чел
. Относительно численности населения Чили (примерно 10 млн.чел. в 1973 г.) число погибших составляет 0,023%.

6. Сопоставление цифр погибших показывает, что относительное число смертей (к численности населения страны) в финских лагерях было в 15 раз выше, чем для всех погибших в Чили. Если же учитывать всех погибших в Финляндии (не только в лагерях), то относительный уровень смертности в финской гражданской войне оказывается в 41 раз выше, чем в чилийской. Показательно, что несмотря на это Густав Маннергейм не получал и не получает и доли той ненависти внутри страны и за рубежом, как Аугусто Пиночет.

7. Оба – Маннергейм и Пиночет – участвовали в гражданских войнах в своих странах против местных коммунистов. Оба разгромили коммунистических противников и тем самым обеспечили переход своих стран к демократии (хотя и с разными временными интервалами). При этом удельное число жертв в чилийской гражданской войне (0,023%) оказалось значительно меньше, чем в финской (1,22%).

8. Оно оказалось также намного меньше, чем удельное число жертв в испанской (2%)  и индонезийской (0,5%) гражданских войнах, в которой коммунисты потерпели поражение, в российской гражданской войне (2%), в которой победили коммунисты, а также в гражданских войнах в Китае (1%), Югославии (6%), на Кубе (1%), в Никарагуа (2%), Сальвадоре (2%), Эфиопии (4%), Вьетнаме (7%), Анголе (8%), Мозамбике (8%), в которых победили коммунисты, поддержанные СССР.

9. К цифрам погибших в этих гражданских войнах следует добавить число жертв от массовых репрессий, террора, болезней, голода в тех странах, где их победителями оказались коммунисты.

10. Одно только сопоставление числа погибших и показателей удельной смертности в странах, где победили коммунисты и где победили их противники, дает некоторое представление о кратко- и долгосрочных альтернативах, встававших во весь рост перед политическими и военными руководителями стран, оказавшихся на пороге гражданских войн, готовившихся и провоцировавшихся местными коммунистами с помощью СССР.

Tags: СССР, Чили, война, коммунизм, путч, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 367 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →