Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

В чем признались генералы

Не случается годовщины горячей фазы российско-грузинской войны (5-22 августа 2008 г.) без того, чтобы авторы агрессии против соседнего государства не поделились бы новыми подробностями того, что, как и когда они делали. Не стала исключением и прошедшая ее четвертая годовщина, отмеченная новой волной саморазоблачений как со стороны политических руководителей, так и со стороны высокопоставленных российских генералов. О признаниях Д.Медведева и В.Путина уже было сказано:

В чем признался Медведев.

В чем признался Путин.

Теперь настал черед разбора признаний генералов.


Ряд важных признаний по подготовке и осуществлению агрессии российские генералы аккуратно изложили в фильме «Потерянный день войны».


 

http://www.youtube.com/watch?v=O_fkMM0T1i0

 

Среди сделанных генералами признаний следует выделить их две основные группы:

- признания, связанные с разработкой Плана агрессии, и

- признания, связанные с фактическим осуществлением Плана агрессии.

 

Признания о разработке Плана агрессии.

1. Задолго до осуществления самой агрессии Генеральным штабом под руководством Ю.Балуевского (его начальник в 2004-08 гг.) был разработан План нападения на Грузию, в терминологии самого Ю.Балуевского – «Система отражения агрессии», «Адекватные меры...» (5:40-5:50), также: «отработанный механизм» (14:15), в дальнейшем – «План агрессии» или же коротко – «План».

 

2. Политическим соавтором Плана агрессии против Грузии, а также лицом, утвердившим этот План, был занимавший в ту пору должность президента России В.Путин. По словам Ю.Балуевского, Путин «вникал в детали, лично занимался, не просто расспрашивал, выслушивал доклады, но и ставил задачи, иногда практически еженедельно» (5:50-6:15). «Решение о возможном применении российских вооруженных сил» было принято еще Путиным (13:10-13:20).

 «На документе «Адекватные меры»… Путин написал: ‘Согласен’» (31:50-32:50). План агрессии был также утвержден (переутвержден) Д.Медведевым. По словам Балуевского, Медведеву «надо было просто сказать одно слово: ‘действовать в соответствии с тем планом, который я утвердил’» (25:10-25:25).

 

3. В рамках реализации Плана «была создана материальная база» агрессии (6:15) (включавшая, очевидно, направление российских военных специалистов в Цхинвали, подготовку юго-осетинских боевиков, насыщение Южной Осетии вооружениями и боеприпасами, строительство военных баз на юго-осетинской части территории Грузии, «ближе к Рокскому туннелю передислоцированы воинские подразделения» (6:20), там «было вложено много труда, войска были абсолютно подготовлены к выполнению поставленных задач» (6:50-7:10, 7:20); «огромная работа, проделанная до 2008 г., учения, проведенные накануне, все усилия военных, годами готовившихся к этой операции» (14:00-14:15).

 

4. Сроки «абсолютной» подготовки войск к выполнению Плана агрессии были назначены на 2007 год (7:10-7:20). Как было установлено еще в 2008-09 гг., датой готовности войск по первоначальному Плану агрессии было 1 декабря 2007 г.

 

5. План агрессии предусматривал осуществление «победоносной молниеносной войны». К лету 2008 г. стало ясно, что его осуществление «не за горами». В течение некоторого времени было не до конца определено, на каком направлении начинать боевые действия – в Абхазии или Южной Осетии. Летом 2008 г. выбор Генштаба был сделан в пользу Южной Осетии. Срок начала операции «был определен с июля по сентябрь». Ключевую роль в выборе времени начала операции играла «Пекинская олимпиада» (8:00-9:25, 21:45-21:50). 

 

6. Приказ по осуществлению Плана был запечатан в пакеты, находившиеся «на столах оперативных дежурных» частей и соединений, предназначенных для участия в агрессии (6:25). Пакеты должны были быть вскрыты по получению сигнала «Война!»

7. Сигналом для отдачи приказа в соответствии с Планом должен был быть факт первого падения снаряда, бомбы, обстрела со стороны Грузии: «В соответствии с Системой отражения агрессии, утвержденной Путиным, с первым же падением снаряда, бомбы следовало отдать приказ на применение оружия, в плане применения войск» (13:20-13:35).

 

8. В рамках Плана, подготовленного Генштабом и утвержденного Путиным и Медведевым, предполагалось нанесение по Грузии «решительного превентивного удара» (13:35-13:50, 23:35-25:05). В.Болдырев (бывший командующий сухопутными войсками) и Ю.Балуевский простодушно выразили сожаление, что первоначальный План по нанесению «превентивного удара» реализовать не удалось (13:50-14:05).

 

9. В соответствии с Планом, утвержденным Путиным, его осуществление должно было начаться с применения авиации. В течение одного-полутора часов по получению сигнала российские ВВС должны были нанести бомбовые удары «по заранее определенным объектам» на территории Грузии: «В наших ‘Адекватных мерах” в начальной фазе... было применение авиационных средств... в течение одного-полутора часов по аэродромам, пунктам дислокации, артиллерийским позициям, по маршрутам выдвижения, по мостам. На этом документе Путин написал: “Согласен’» (31:50-33:40).

 

10. В соответствии с Планом через 6 часов по получению приказа российские войска должны были оказаться в Цхинвали (6:35-6:45, 18:55-19:15).

 

Признания об осуществлении Плана агрессии.

1. Несмотря на то, что сигналом для отдачи приказа по началу боевых действий должен был послужить первый же обстрел позиций юго-осетинских боевиков со стороны грузинских подразделений, взаимные обстрелы, происходившие 14 июня (9:25-9:50), 1, 2, 4, 5, 6-го августа 2008 г. (9:50-10:10), не привели к отдаче такого приказа. Причиной того, что приказ, предусмотренный Планом, не был отдан, явилось, очевидно, отсутствие на ожидавшемся ТВД всех российских воинских частей, запланированных к участию в агрессии. Выдвижение воинских соединений на запланированные исходные позиции, включая пересечение в ночь с 6-го на 7-е августа двух батальонно-тактических групп 58-й армии государственной российско-грузинской границы и размещение их «в горах Южной Осетии» к северу от Джавы обеспечили выполнение последних необходимых предварительных условий для подачи сигнала «Война!».

 

2. Каждый шаг в эскалации напряженности, ведший к развертыванию полномасштабной войны, тщательно фиксировался командующим ССПМ М.Кулахметовым и сообщался российскому руководству  (15:10-15:15, 23:55-24:10). Так, между 14.00 и 15.00 7 августа Кулахметовым были зафиксированы факты покидания грузинскими офицерами Штаба ССПМ и прекращения контактов со стороны представителя грузинских миротворцев полковника Урушадзе (10:50-11:20). Примерно в это же время в результате обстрела юго-осетинскими боевиками были убиты два грузинских миротворца. Вместо того, чтобы воспользоваться этими фактами для начала немедленных переговоров с грузинским руководством, которое в то время в целях остановки разворачивающейся войны безуспешно пыталось связаться с российскими властями, Кулахметов и российское руководство эти попытки игнорировало, продолжая свою подготовку к полномасштабной агрессии. Более того, когда в Цхинвали для переговоров прибыл личный представитель М.Саакашвили Тимур Якобашвили, спецпредставитель МИДа России Ю.Попов уклонился от встречи с ним, мотивируя свое отсутствие якобы «спущенными шинами» его автомобиля, а Кулахметов заявил, что «юго-осетины вышли из-под его контроля». В 19.00 российские посты зафиксировали движение грузинских воинских колонн, в 21.00 «сотни машин уже были видны воочию» (11:20-11:40). Все это время у российского политического и военного руководства были все возможности для предотвращения войны, гибели гражданского населения и российских миротворцев – достаточно было только ответить на звонки Саакашвили, или же позвонить в Тбилиси самим. Но именно такой вариат развития событий его (российское руководство) и не устраивал. С 14:00 7 августа «главным смыслом происходящего стало ожидавшееся открытое вступление российских войск» на юго-осетинскую часть территории Грузии (11:50-12:00). «С первых же минут ожидалось вторжение российской армии» на территорию Грузии (16:35-16:45). Российское руководство планировало осуществление военных действий, а не их остановку дипломатическими средствами.

 

3. Передачу сигнала «Война!», приведшего к отдаче приказа о начале полномасштабных боевых действий основных сил российской армии, осуществил не бывший в то время президентом России Медведев (по его словам, он в то время еще не получал рапорта от министра обороны), ни бывший в то время премьер-министром Путин (в то время он находился в Пекине и не мог управлять событиями на Кавказе в режиме реального времени) (23:15-23:35, 26:10-27:30). Сигнал «Война!» российским вооруженным силам передал генерал-майор М.Кулахметов, командовавший в то время Смешанными силами по поддержанию мира (ССПМ). Этот сигнал Кулахметов отдал не позже 23.50 7 августа в присутствии российских журналистов, «выстроившихся на плацу перед Штабом ССПМ» в Цхинвали. Судя по всему, Кулахметов сделал это публичное заявление о начале войны намеренно, чтобы использовать в том числе и журналистские каналы связи для передачи согласованного сигнала российскому руководству и командованию 58-й армии, к тому времени уже полностью изготовившейся для совершения нападения на Грузию. Минутами позже, в 00.00 Кулахметов передал сигнал «Война!» командующему 58-й армии генералу А.Хрулеву.

 

4. Сигнал о вскрытии пакетов с приказом о начале полномасштабных боевых действий был передан на ЦБУ СКВО в 23.58 7 августа (18:55-19:10).

 

5. Приказ российской армии на начало полномасштабных боевых действий был отдан в 00.03 8 августа Хрулевым и подтвержден прибывшим в ЦБУ командующим СКВО С.Макаровым.

 

6. Судя по всему, Медведев и Путин не участвовали в непосредственной отдаче приказов войскам в ночь с 7 на 8 августа, а их поручения и приказы ночью и утром 8 августа не носили сколько-нибудь значимого характера. Однако действия военных основывались на Плане агрессии, утвержденном заранее и Путиным и Медвведевым. Полномасштабные боевые действия российскими военными были начаты в 23.58 7 августа до информирования Медведева и Путина об этом и без получения от него каких-либо приказов и указаний в ту ночь (26:10). Участие Медведева в управлении войсками свелось, очевидно, лишь к отдаче им около 4 часов утра 8 августа приказа о применении по отношению к Грузии оперативно-тактических ракет «Искандер». Путин подключился к непосредственному управлению войсками только вечером 9 августа.

 

7. Даже по заявлению Кулахметова, первые российские миротворцы (экипаж БМП, направленной Кулахметовым «на линию разделения») погибли лишь «в 5.50 утра» 8 августа (19:25-19:35). Иными словами, полномасштабные боевые действия против Грузии российским политическим и военным руководством были начаты минимум за 6 часов до гибели российских миротворцев, факт чего предлагался официальной пропагандой в качестве легенды, якобы оправдывавшей вторжение российских войск в Грузию.

 

8. В соответствии с Планом агрессии российские войска должны были оказаться в Цхинвали через 6 часов после получения приказа на ведение полномасштабных боевых действий (18:55-19:15), то есть около 6 часов утра, в крайнем случае, по словам Кулахметова, в 7-8 часов утра 8 августа (39:35-39:50). На самом деле «основные российские войска вошли в Цхинвали только рано утром 10 августа» (39:25-39:40), то есть примерно на двое суток позже временных рубежей, назначенных Планом. Одной из причин такого провала в осуществлении первоначального Плана стали действия грузинских войск, в частности, высокая эффективность действий грузинской артиллерии: «8 августа господствовала грузинская артиллерия» (31:10-31:15).

 

9. Провал в осуществлении первоначального Плана, очевидно, потребовал привлечения гораздо большего количества воинских сил и боевых средств, чем было предусмотрено первоначальным Планом. Судя по всему, военные стали требовать от Медведева значительного увеличения привлеченных войск и расширения масштабов осуществляемых боевых операций (27:35-28:00, 28:50-29:40). Не исключено, что Медведев какое-то время придерживался первоначального Плана по осуществлению агрессии против Грузии лишь силами преимущественно одного СКВО: «Командующему округа говорят: ‘Ты – командующий, ты и принимай решение’» (34:00-35:50).

 

10. Угроза полного провала долго готовившейся и тщательно запланированной агрессии против Грузии вынудила Путина изменить его первоначальный замысел провести все время военной операции в Пекине и заставила его прилететь во Владикавказ вечером 9 августа. Оказавшись на месте управления боевыми действиями, Путин принял решения по многократному увеличению численности применявшихся сил и средств, в том числе за счет войск из-за пределов СКВО, а также по значительной эскалации интенсивности и масштабов боевых действий. «Путин... непосредственно руководил ходом этой операции» (36:20:37.00). Однако «начальная команда была дана с глубоким опозданием» (35:40-35:50). «9 августа все встало на свои места. И прежде всего заняла свое место в этой войне российская армия. Реальный перелом произошел 9 августа» (39:50-40:00). Количество войск, проходящих Рокский туннель, в ночь с 9 на 10 августа было значительно увеличено. Путин также поставил войскам «новые цели и задачи», включая и «задачи полного разгрома вооруженных сил» Грузии и взятия Тбилиси (40:30-40:50).  

Tags: Медведев, Путин, Саакашвили, агрессия, российско-грузинская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments