Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Рациональное и интуитивное в прогнозах Е.Гайдара – Окончание

Начало

В частности, к использованию совершенно бесплатного Индекса наступления рецессий журнала «Экономист». Он оказался вторым значимым фактором гайдаровских экономических предсказаний. В январе 2008 г. Гайдар перестал ссылаться на расчеты, проведенные сотрудниками собственного ИЭПП, а также ЦСР, и стал цитировать значения Индекса рецессии: «Журнал The Economist... на протяжении десятилетий для анализа рецессий использует собственный индекс — число упоминаний слова «рецессия» в Washington Post и в New York Time в день [на самом деле – в квартал. – А.И.]. Наблюдения за его динамикой позволили прогнозировать рецессии 1980—1982, 1990—1991 и 2001 годов. Когда этот показатель начинает быстро расти, это значит, что вероятность рецессии в США повышается. Сейчас его значение находится на самом высоком с 2001 года уровне...»; «Журнал Economist, известный экстравагантными оценками экономических реалий, такими, как индекс бигмак, для определения вероятности рецессии в американской экономике использует показатель, отражающий частоту упоминания слова «рецессия» в публикациях The Washington Post и The New York Times. Это позволило изданию предсказать падение объемов экономической деятельности в США 1980-1982, 1990-1991 и 2001 гг. Сейчас этот показатель выше, чем когда-либо с начала 2001 г.».

 

Хотя сами ссылки на Индекс рецессии делались Гайдаром в ироничном тоне, использование им и самого индекса и его динамики, включая упоминание им его максимального значения, достигнутого в декабре 2007 г., было вполне серьезным. Прекращение использования Гайдаром каких-либо других значимых факторов рецессии позволяет сделать вывод, что радикальное изменение его прогнозов в январе 2008 г. и одновременный отказ от упоминания им результатов расчетов, проведенных в ИЭПП и ЦСР, произошли под воздействием именно Индекса рецессий журнала «Экономист».

 

По удивительному стечению обстоятельств очередную статью, посвященную весьма вероятному началу рецессии в США с использованием Индекса рецессии (R-index), журнал «Экономист» опубликовал 10 января 2008 г. А уже 22 января 2008 г. Е.Гайдар выступил на Ученом Совете ИЭПП с докладом, в котором сослался на новое значение этого индекса и на мнения американских экономистов о возможном замедлении экономического роста США. Вот так график R-index’а выглядел в публикации «Экономиста» 10 января 2008 г.:


R-index 

Источник: Warning lights. Recession talk is rising. Economist, January 10, 2008:

http://www.economist.com/node/10498907

 

Третьим значимым фактором предсказаний Е.Гайдара были мнения других, как правило, не называвшихся им, экономистов. Начиная с марта 2008 г. этот фактор, похоже, становится лидирующим: «Говорил с теми, кто участвует в управлении денежной политикой Соединенных Штатов. Они напряжены, обеспокоены происходящим... Как мне показалось, мои собеседники считают...»; «Если бы лет пять назад кто-нибудь устроил опрос экспертов на тему..., — был бы консенсус в том...»; «...многие авторитетные экономисты утверждают, что...»; «Все умные люди, которые причастны к процессу принятия инвестиционных решений, прекрасно понимали, что...»; «Экспертные оценки показывают, что...»; «Есть доминирующее в экспертном сообществе мнение...»; «Базовая гипотеза, которой придерживается значительная часть экспертного сообщества, сводится к тому, что...»; «Недавно обсуждал эту тему со своими друзьями, которые имеют отношение к руководству банковским сектором»; «...мировое экспертное сообщество сходится в том, что это будет...»; «Я, естественно, читаю материалы МВФ, посвященные кризису. Кроме того, у меня есть возможность иногда говорить с людьми, которые их пишут»; «Тема в экономическом сообществе обсуждается, но нет универсальных решений… Я не знаю ни одного человека в мире, которому бы я доверял и который может сказать…»; «Я, на протяжении последних трех месяцев, имел шанс обсудить эту тему с несколькими ведущими мировыми экономистами, которым я доверяю»; «Сам думаю об этом, разговаривал об этом с шестью ведущими мировыми экономистами, которым я доверяю»; «Есть длинная дискуссия среди мировых ведущих экономистов по поводу того... Мне пришлось обсуждать эту тему с несколькими ведущими мировыми экономистами-практиками....»; «В экономических кругах ведется активная дискуссия о том, как будут развиваться события… Каждую из этих гипотез отстаивают вполне квалифицированные и информированные специалисты…».

 

При этом следует обратить внимание на эволюцию гайдаровских оценок экономической ситуации, в основном следовавших поворотам в мировой экономической дискуссии. В начале 2008 г., когда многие экономисты стали предсказывать наступление рецессии в США, именно об этом своим российским слушателям сообщил и Е.Гайдар: «Число специалистов, убежденных в том, что экономика США в текущем году будет находиться в состоянии рецессии, на протяжении первых недель января 2008 года росло»; «Уже мало кто из экономистов сомневается…». Эти гайдаровские заявления на редкость точно совпали с утверждениями из вышеупомянутой статьи в «Экономисте», в которой цитировались мнения, высказанные аналитиками Морган Стэнли, Меррилл Линч, Голдман Сакс, Исследовательского института экономического цикла.

 

Тем не менее Е.Гайдар все же считал необходимым на всякий случай подстраховываться и избегать обнародования своих собственных прогнозов: «Пока, по оценке Гайдара, никто не знает, действительно ли 2008 год станет рецессионным для США»; «Спорят о том, будет техническая рецессия или нет. Ну какая нам-то разница?»; «Сейчас в США идет дискуссия по вопросу о том, будет ли рецессия в американской экономике в 2008 году. Один из наиболее авторитетных специалистов по этой проблеме, Алан Гринспен, оценивает ее вероятность в 50%».

 

В конце весны – начале лета 2008 г. среди мирового экспертного сообщества стало крепнуть убеждение, что кризиса и рецессии в экономике США можно избежать. В это время Гайдар стал ограничиваться более сдержанными, преимущественно нейтральными, характеристиками сложившейся ситуации: «Говорил с теми, кто участвует в управлении денежной политикой Соединенных Штатов. Они напряжены, обеспокоены происходящим... Как мне показалось, мои собеседники считают, что пик кризиса позади. Думаю, они не лукавят...»; «мировая экономика... к цене барреля от $100 и выше... в целом адаптировалась неплохо — и это сюрприз. Если бы лет пять назад кто-нибудь устроил опрос экспертов на тему, способна ли мировая экономика без глобального кризиса адаптироваться к уровню цен на нефть $130–140 за баррель, — был бы консенсус в том, что это невозможно....»; «...многие авторитетные экономисты утверждают, что мир вступает в одну из самых серьезных депрессий за последние десятилетия. Это не значит, что они окажутся правы...».

 

Что касается динамики российской экономики, то в это время Гайдар отказался от алармистских прогнозов снижения темпов экономического роста в России на 2-4 процентных пункта, характерных для его январских выступлений 2008 г., и вернулся к оптимистическим комментариям, характерным для его прогнозов 2006-07 гг.: «Российская экономика движется в направлении диверсификации, обрабатывающие отрасли растут быстрее, чем добывающие...»; «Не надо интерпретировать мои слова так, как будто я прогнозирую банковский кризис....»; «В 1999-м он [рост. – А.И.] восстановился, и с тех пор продолжается»; «То, что наши денежные власти делают в курсовой политике, на мой взгляд, разумно».

 

Такие оптимистические прогнозы сохранялись у него вплоть до середины октября 2008 г.: «Проведенные ИЭПП совместно с ЦСР расчеты показывают: созданный запас прочности позволяет пройти период 2007 – 2009 годов без экономических трудностей, сопоставимых по масштабам с кризисом 1998 года»; «Влияние кризиса на реальный сектор экономики пока не носит серьезного характера... 10 лет экономика растет...»; «...по моей информации, прямые инвесторы никак не отреагировали на события в Грузии. То есть те, кто вкладывал напрямую в российские предприятия, они деньги не стали выводить. Бежал лишь спекулятивный капитал фондового рынка».

 

Лишь начиная с 17 октября 2008 г. Е.Гайдар начинает вновь допускать некоторое замедление темпов роста российской экономики: «Темпы экономического роста в 2009 году в России снизятся до 4,5-5,5%».

 

Наконец, четвертым фактором гайдаровских прогнозов стало признание им ограниченности своего знания и своей неспособности делать самостоятельные прогнозы. Спад экономической активности в России, США, других странах мира, происходивший осенью 2008 г., оказался настолько резким, всеохватывающим и непредвиденным, что временно поставил в тупик даже наиболее профессиональных членов экономического сообщества. Отражением этой новой ситуации стали признательные комментарии Гайдара (начиная с поздней осени 2008 г.) о своей неспособности прогнозировать будущее: «В мире идет дискуссия по вопросу о том, окажется ли американская экономика в 2008 году в состоянии рецессии. Консенсуса по этому вопросу нет»; «...я считаю, что серьезный ответ на вопрос об истоках нынешнего кризиса можно дать не раньше чем через год. Это требует специального и серьезного анализа... Ответа на вопрос, сколько продлится кризис на мировых финансовых рынках, не знает никто»; «Выключив диктофон, я не удержался и снова спросил Гайдара о сроках. Он ответил байкой о Жукове»; «Ответа на этот вопрос никто не знает»; «Это трудно прогнозировать...»; «ГАЙДАР: Я не знаю. Может они знают. ЛИПСКИЙ, ПОЛУХИН: Кто же знает? ГАЙДАР: Они знают, но я не знаю»; «...когда он взорвется, и какие будут масштабы — это, в общем, никто не сумел предсказать»; «...подчеркну, это моя догадка, а не знание»; «Я как частное лицо могу сказать, что не знаю ответа на вопрос, какой будут глубина кризиса и его протяженность»; «...нет универсальных решений. Не надо думать, что кто-то знает стопроцентно надежные рецепты... Никто не знает, сколько продлится кризис. Я не знаю ни одного человека в мире, которому бы я доверял и который может сказать, когда закончится кризис и какой объем финансов нам необходим, чтобы с ним справиться»; «этого никто не знает. Я, на протяжении последних трех месяцев, имел шанс обсудить эту тему с несколькими ведущими мировыми экономистами, которым я доверяю. Наши мнения совпали... Это не значит, что мы уверены, что развитие событий будет неблагоприятным. Мы просто его опасаемся...»; «Не берусь. Сам думаю об этом, разговаривал об этом с шестью ведущими мировыми экономистами, которым я доверяю. Общий ответ «мы не знаем»... Мы не знаем... Мы не понимаем... Мы не понимаем... Но все мы не знаем...»; «Это пока абсолютно неясно... Мне пришлось обсуждать эту тему с несколькими ведущими мировыми экономистами-практиками. Наша общая позиция состоит в том, что мы не знаем...»; «Из чего следует только один вывод: никто точно не знает, что будет. Поэтому я бы был предельно осторожен в оценках…».

 

Отношение к собственным прогнозам

Неудачи Е.Гайдара в экономическом прогнозировании, несовпадение в подавляющем большинстве случаев фактических значений экономической динамики с тем, что он предсказывал, тем не менее не вызывали у него сколько-нибудь заметной растерянности. Как показывают приведенные в списке гайдаровских прогнозов цитаты, его реакцию на обнаружение ошибок в своих прогнозах можно свести к четырем основным типам.

 

1. Косвенное признание неверности своих прогнозов.

Пример такого подхода был продемонстрирован, например, в разговоре с Д.Докучаевым и А.Колесниковым 20 июля 2008 г.:

ДОКУЧАЕВ, КОЛЕСНИКОВ: Есть мнение, что еще немного — и экономики ряда государств, из числа тех, что послабее, просто не выдержат нынешнего уровня нефтяных цен и рухнут. Но пока этого не происходит. Насколько мировая экономика адаптировалась к цене барреля от $100 и выше?

ГАЙДАР: В целом адаптировалась неплохо — и это сюрприз. Если бы лет пять назад кто-нибудь устроил опрос экспертов на тему, способна ли мировая экономика без глобального кризиса адаптироваться к уровню цен на нефть $130–140 за баррель, — был бы консенсус в том, что это невозможно....

 

2. Приватизация чужих прогнозов, объявление своими прогнозов, которых ранее он не делал.

Пример такого подхода был продемонстрирован во время он-лайн конференции в «Новой газете» 19 февраля 2009 г.:

ГАЙДАР: То, что в России реакция на замедление мирового экономического роста будет достаточно жесткой, я знаю, и об этом писал и говорил, когда мои коллеги не верили. В позапрошлом году.

ЛИПСКИЙ, ПОЛУХИН: А, это когда доклад был?

ГАЙДАР: Да.

ЛИПСКИЙ, ПОЛУХИН: Да, там как вариант это было.

ГАЙДАР: Это не как вариант, я просто говорил, что… Как вариант это рассматривалось в 2006 году.

ЛИПСКИЙ, ПОЛУХИН: Да, в 2006 году, извиняюсь.

ГАЙДАР: А в 2008 году, в январе, я просто говорил об этом, как о свершившемся факте. Было понятно, что по России кризис проедется по полной программе...;

 

На самом деле прогнозы Гайдара в 2006 г. по «наихудшему сценарию» заключались в другом:

«...на 2006-2008 годы не видим сценария острого кризиса даже при существенном снижении цен на нефть»; «...до 2010 года Россия может быть достаточно уверенной в собственной стабильности»; «Я не жду никаких экономических потрясений в России в ближайшее время. Говорю про ближайшие три года... три года мы ничего не заметим...».

 

Другой пример подобного подхода проявился во время разговора с В.Дымарским на «Эхе Москвы» 26 июля 2009 г.:

В.ДЫМАРСКИЙ: Поскольку вы чуть ли не первым спрогнозировали грядущий кризис, по-моему, в феврале прошлого года…
Е.ГАЙДАР: В январе.

Однако вывод из доклада Е.Гайдара на заседании Ученого совета ИЭПП в январе 2008 г. звучал иначе: «Снижение темпов роста с 7 до 3% ВВП катастрофой не является. Это не более чем неприятность. Подобное случалось уже не раз...».

 

3. «Забывчивость».

Пример такого подхода был продемонстрирован в интервью Е.Гайдара В.Познеру 2 марта 2009 г.:

В.ПОЗНЕР: ...Хочу процитировать слова одного известного экономиста – они были сказаны в 2007 году: «До 2010 года мы рисков серьезных выявить не смогли. Кризис типа 1998 года сегодня наша экономика прошла бы, просто его не заметив. Если у вас есть ликвидные активы, то в России я бы советовал, скорее, держать их в рублях. В перспективе следующих 3 лет, по крайней мере, это самая разумная стратегия». Часом, не знаете, чьи это слова?

Е.ГАЙДАР: Не помню.

В.ПОЗНЕР: Это Ваши.

 

4. Изменение позиции на противоположную.

Пример такого подхода можно видеть в отношении Е.Гайдара к проводившейся курсовой политике Центробанка. В 2009 г. он не раз говорил об ошибках Центробанка, по его мнению, не проведшего своевременно девальвацию рубля.

 

6 апреля 2009 г.: «Можно спорить о том, правильно или неправильно была подобрана тактика снижения курса рубля. Зачем мы потратили столько золотовалютных резервов, чтобы обеспечить плавный характер девальвации, а не сделали этого одноразово, изменив потом тренд. Причем каждая из сторон имеет в этом споре свои аргументы. Я придерживаюсь точки зрения, что надо было делать все быстро и решительно и не тратить столько золотовалютных резервов».

 

6 июля 2009 г.: «В том, что касается политики обменного курса, денежной политики, бюджетной политики... она была чуть-чуть запоздалой, ее лучше было бы начинать реализовывать на 6 месяцев раньше, чем она начала реализовываться. То есть она начала реализовываться в августе-октябре, лучше было ее начать реализовывать весной прошлого года».

 

26 июля 2009 г.: «Мы с точки зрения макроэкономики делаем, в общем, все правильно. Мы тормозим кризис. Мы подняли процентную ставку, сейчас начали чуть-чуть понижать, мы изменили курс рубля, мы радикально изменили бюджетные перспективы. Я думаю, я бы сделал это месяцев на 6-9 раньше...»

 

21 декабря 2009 г. (дата публикации в The New Times): «...в целом экономическая политика властей была достаточно разумной. Другое дело, что их реакция на кризис запоздала примерно на 6–9 месяцев. Многие меры, которые они начали принимать осенью 2008 года — например, повышение базовой процентной ставки, ослабление курса рубля по отношению к корзине валют, — надо было начинать делать еще той весной».

 

Проблема с этими гайдаровскими высказываниями заключается в том, что не только за 6-9 месяцев до того, как Центробанк начал девальвировать рубль, но и даже позже фактическая позиция Е.Гайдара по поводу курсовой политики была иной, фактически прямо противоположной.

 

В своем интервью 23 января 2008 г., т.е за 8 месяцев до начала девальвации рубля, начатой Центробанком в сентябре 2008 г., Гайдар энергично возражал против нее:

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы считаете, что…
М.ТРУДОЛЮБОВ: …то есть рубль нужно отпускать.
Е. ГАЙДАР: Сейчас – нет. Потому что нет давления пока на рубль. Если будет давление на рубль, то есть если у нас возникнет, – пока никакого давления на рубль нет, раз Центральный Банк вполне разумно поддерживает курс корзины валют, состоящий из доллара и евро и не допускает избыточно высоких темпов укрепления рубля. Ситуации на рынке такая, что, в общем, пока ни о какой девальвации рубля и речи быть не может... Пока сейчас, ещё раз подчёркиваю, нет никаких признаков того, что у нас есть давление в сторону снижения курса рубля. Просто совсем нет.

 

Еще за два месяца до начала девальвации рубля Центробанком, т.е. в июле 2008 г., Гайдар называл курсовую политику Центробанка, не проводившего тогда девальвацию рубля, вполне разумной:

«То, что наши денежные власти делают в курсовой политике, на мой взгляд, разумно... Курс рубля ориентирован не на доллар, а на корзину валют. По отношению к ней он достаточно стабилен в номинальном выражении...»

 

Краткие итоги

Проведенный обзор прогнозов Е.Гайдара в 2006-09 гг. и фактических значений прогнозировавшихся показателей, а также методов прогнозирования экономической динамики России, США, Европы, мира, применявшихся Е.Гайдаром, показывает, почему – несмотря на весьма позитивные характеристики со стороны ряда известных наблюдателей – гайдаровские методы прогнозирования не были взяты на вооружение российским экономическим сообществом, в том числе и сотрудниками Института Гайдара.

Tags: Гайдар, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments