Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

«Строки, из-за которых разгорелся сыр-бор»

В своем обращении ко мне член редколлегии и научный редактор Собрания сочинений Е.Т.Гайдара Л.Лопатников сослался на мою, по его мнению, некорректную, интерпретацию гайдаровского интервью от 1 марта 1992 г.:

«Вы слишком вольно трактуете этот текст: по существу, в нем говорится о том, что угроза голода теперь, спустя два месяца, миновала. Голод и угрозу голода надо различать, не правда ли? Два месяца после реформы (которая, как Вы знаете, отнюдь не сводилась к освобождению цен, а демонтировала всю распределительную систему планирования и управления экономикой!) – срок, который бывает достаточен для серьезных изменений – на то и реформа…»


В другом письме Л.Лопатников пояснил, что именно эта причина (моя, по его мнению, некорректная интерпретация) и является ключевой в его решении не публиковать оригинальный текст интервью Е.Гайдара от 1 марта 1992 г., а вместо этого заменить его неполной, обрезанной и потому искаженной версией, опубликованной в газете «Час Пик»:

«И тут возникает вопрос, который я не задавал, пока эта дискуссия  не приняла странный характер. Почему в двух вариантах (ТА и ЧП), при всех их различиях, оказались сокращены как раз те строки, из-за которых разгорелся сыр-бор? Что, редакции сговорились между собой?... Тут впору  настоящее расследование начинать! 
Войдите в мое положение.
Фактически у нас три варианта... Я был поставлен перед трудным выбором...
Если бы я выбрал... запись [Б.Львина. – А.И.], мне пришлось бы, как редактору, вступить в дискуссию с Андреем [А.Илларионовым. – А.И.], объяснять, что он спутал понятия угрозы голода и голода, показывать, что он неверно трактовал высказывание Гайдара. Но дискуссии в собрании сочинений неуместны».  

 

Замечания Л.Лопатникова привели меня к соображениям трех типов.

 

Во-первых, к воспроизведению еще раз своей позиции относительно публикации исторических документов:

- Публикация исторического документа сама по себе не требует начала какой-либо дискуссии – на страницах Собрания сочинений или где бы то ни было еще.

- Тем не менее публичная дискуссия по поводу содержания вышеупомянутого интервью в целом, а также по поводу «как раз тех строк, из-за которых разгорелся сыр-бор», была бы, на мой взгляд, полезной.

- Какой бы ни была уже имеющаяся интерпретация данного интервью, и какой бы она ни могла стать в результате такой дискуссии, а также любых иных дискуссий, исторический документ, на мой взгляд, следует публиковать в своем оригинальном виде.

 

Во-вторых, я еще раз обратился к тем самым «строчкам, из-за которых разгорелся сыр-бор» – для того, чтобы проверить, каким же образом мне не удалось «различить голод и угрозу голода» и не увидеть того, что «по существу, в нем говорится о том, что угроза голода теперь, спустя два месяца, миновала». Вот этот текст:

ТАГЕС АНЦАЙГЕР: - А новости о старушках, умирающих от голода, на вас не производят впечатления?

Ну, честно говоря, я не очень верю... Совершенно очевидно, что реальное положение дел находится под контролем. Массового голода в стране нет, нет даже очагового голода, даже в среде относительно низкооплачиваемых.

ТАГЕС АНЦАЙГЕР: - А акция международной гуманитарной помощи – она нужна, она должна продолжаться, или...

Для нас это прежде всего демонстрация поддержки международным сообществом. Это очень полезно. Она особенно полезна там, где она адресна. По большому счету, сейчас нет страшных проблем на рынке мяса. Ко мне уже начали ходить главы администраций и директора предприятий выяснять, что же им в конце концов делать с мясом, холодильники все забиты и так далее...
Но, допустим, есть острейшая проблема с медикаментами.
Но в первую очередь это, конечно, символ поддержки...

 

Сколько я ни вглядывался в эти «строки, из-за которых разгорелся сыр-бор», сколько ни перечитывал их, мне так и не удалось найти в них того, о чем сообщил Л.Лопатников. Не нашел я в них ни выражения «угроза голода»; ни того, что речь в цитируемом тексте идет именно об угрозе голода, а не о голоде, причем отсутствующем; ни того, что в тексте этом, по мнению научного редактора СС Гайдара, «по существу... говорится о том, что угроза голода теперь, спустя два месяца, миновала».

 

В-третьих, мне показалось полезным взглянуть не только на текст интервью, «злополучного» для гайдаровского мифа о спасении страны от голода, в котором Е.Гайдар, к несчастью для нынешних составителей его СС, проговорился, что голода не было, но и на другие публичные высказывания и самого Гайдара и его ближайших коллег о голоде и угрозе голода. Только на высказывания, сделанные не годы спустя, когда стала создаваться и популяризироваться гайдаровская мифология, а на высказывания, сделанные тогда же – в 1991-92 годах, на которые и пришлись изобретенные впоследствии т.н. «голод» и «угроза голода». И вот что из этого получилось.

 

Публичная позиция Е.Гайдара и его ближайших коллег о «голоде» и «угрозе голода» в 1991-92 гг.

В выступлении Е.Гайдара на заседании правительства РСФСР 15 ноября 1991 г. слова и словосочетания «голод», «угроза голода», «продовольственная катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п. отсутствуют.

В выступлении на заседании Верховного Совета 15 ноября 1991 г. Е.Гайдар говорил о либерализации цен, сроках реформы, либерализации внешнеэкономического регулирования, коммерциализации торговли, ограничениях на экспорт нефти, закупке за золото продукции производственно-технического назначения, внешней задолженности СССР, приватизации, налоге на добавленную стоимость, переподчинении Центробанка правительству. О голоде, угрозе голода, кризисе продовольственного снабжения не было сказано ни слова.  

В
выступлении Е.Гайдара на заседании правительства РСФСР 28 ноября 1991 г. ситуация повторилась. Термины «голод», «угроза голода», «продовольственная катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п. в нем не использовались.


В статье Е.Гайдара «Наперегонки с кризисом», опубликованной в ноябре 1991 г. в №48 журнала «Новое Время», автор перечислил проблемы, унаследованные новой властью от предшественников. Среди них не оказалось ни голода, ни угрозы голода, ни кризиса продовольственного снабжения.

В выступлениях Е.Гайдара на заседании правительства РСФСР 5 декабря 1991 г. термины «голод», «угроза голода», «продовольственная катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п. не использовались, соответствующие проблемы не обсуждались.


Выступая 15 декабря 1991 г. в программе «Лицом к России» российского телеканала (интервью брал Н.Сванидзе), Е.Гайдар сказал без обиняков: «Сейчас все каналы снабжения парализованы. Зерно в наличии есть, но его не продают, ожидая изменения цен. Мяса даже немного больше, чем в прошлом году. Но и продавцы мяса ждут освобождения цен. Склады забиты телевизорами, автомобилями, холодильниками». Про «голод» и «угрозу голода» – ни слова.

Интервью М.Бергеру, опубликованное в газете «Известия» 2 января 1992 г., Е.Гайдар посвятил вопросам либерализации цен, развала бюджета, расстройства финансов, поворота к жесткой бюджетной политике, невозможности гражданам купить автомобиль и мебельный гарнитур, правительственных заданий по приватизации, ограничения экспорта нефти, оперативного управления экономикой, прогнозам роста цен. Проблем «голода», «угрозы голода», «продовольственной катастрофы», «сложной продовольственной ситуации», «кризиса снабжения городов хлебом» и т.п. среди обсуждавшихся вопросов не было.

 

В интервью Л.Телень, опубликованному в «Московских новостях» 12 января 1992 г., Е.Гайдар затронул вопросы размораживания цен, финансовой стабилизации, привлечения иностранных инвестиций, говорил о Ельцине и политиканстве. Однако обсуждение вопросов «голода», «угрозы голода», «катастрофы», «сложной продовольственной ситуации», «кризиса снабжения городов хлебом» и т.п. в данном интервью отсутствует.

 

В интервью И.Савватеевой, опубликованному в «Комсомольской првде 22 января 1992 г., Е.Гайдар обсуждал вопросы инфляции, приватизации, спасения союзного рубля, снабжения населения теплом, углем, металлом. Однако термины «голод», «угроза голода», «катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п в нем не использовались.

 

В выступлении Е.Гайдара на 4-й сессии Верховного Совета России 24 января 1992 г. речь шла об инфляции, стабилизации, бюджетном дефиците, военных расходах, капиталовложениях, возможностях покупок населением автомобилей, сохранении дотаций на добычу угля, ставках налогов, сотрудничестве с Болгарией, Дорожном фонде, финансировании таких статей расходов, как погранвойска, АПК, оборонные НИОКР. Проблемы «голода», «угрозы голода», «продовольственной катастрофа», «сложной продовольственной ситуации», «продовольственного вопроса», «кризиса снабжения городов хлебом» и т.п. как в самом выступлении Е.Гайдара, так и в его ответах на вопросы депутатов не упоминались.

 

13 февраля 1992 г. был опубликован доклад руководимого Е.Гайдаром Института экономической политики «Российская экономика в 1991 году» (среди его авторов – Е.Ясин, А.Нечаев, В.Мау, С.Синельников). В документе нет ни слова «голод», ни словосочетания «угроза голода». 

1 марта 1992 г. Е.Гайдар дал интервью швейцарской газете «Tages Anzeiger» и петербургской газете «Час Пик», уже цитировавшееся выше. В нем Гайдар утверждал: «Массового голода в стране нет, нет даже очагового голода, даже в среде относительно низкооплачиваемых...
А
кция международной гуманитарной помощи... – для нас это прежде всего демонстрация поддержки международным сообществом... сейчас нет страшных проблем на рынке мяса. Ко мне уже начали ходить главы администраций и директора предприятий выяснять, что же им в конце концов делать с мясом, холодильники все забиты и так далее...»


В статье «Россия и реформы», опубликованной в газете «Известия» 19 августа 1992 г., Е.Гайдар затронул многие проблемы, с какими столкнулась новая власть. Проблем под названиями «голод», «угроза голода», «продовольственная катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п. Гайдар не называл.

 

В выступлении 2 декабря 1992 г. на VII Съезде народных депутатов России Е.Гайдар впервые использовал выражение «угроза голода». Правда сделал он это в контексте, мало приятном для любителей гайдаровской мифологии и нынешних составителей его Собрания сочинений. Гайдар говорил о том, что осенью 1991 г. действительно шла речь об угрозе голода, но реальной угрозы голода не было даже весной 1992 г.:

«Вы помните тональность дискуссий осенью прошлого года и здесь, и в прессе, в нашей и в зарубежной. Ведь обсуждался вопрос не о том, насколько сократится в 1992 году производство танков, минеральных удобрений или даже хлопчатобумажных тканей. Речь шла об угрозе массового голода, холода, паралича транспортных систем, развала государства и общества.

Ничего этого не случилось. Угроза голода и холода не стоит...

За год мы получили возможность привлечь примерно 14 миллиардов долларов кредитов..., на этой основе, особенно весной прошлого года, профинансировать критический импорт, в первую очередь импорт зерна... Если бы этой возможности не было, нужно вам сказать честно: угроза голода весной 1992 года была бы абсолютно реальной...»

 

Иными словами, по мнению Гайдара, если бы этой возможности (получения иностранных кредитов) не было, то угроза голода была бы реальной. А поскольку эта возможность (получения кредитов) была реализована, кредиты были получены, критический импорт был профинансирован, зерно в Россию прибыло, то, следовательно, реальной угрозы голода не было даже весной 1992 г.

 

Кстати, этот же гайдаровский комментарий полностью опровергает интерпретацию, предложенную Л.Лопатниковым (см. выше). По Л.Лопатникову, угроза голода существовала лишь в «два зимних месяца» – в январе и феврале, а к началу первого весеннего месяца (1 марта, когда было записано интервью) – тогда, когда «реформа демонтировала всю распределительную систему планирования и управления экономикой!», она (угроза голода) «миновала». По Е.Гайдару, зерна хватало как раз на зиму, но его могло бы не хватить весной – если, конечно, не было бы иностранных кредитов.

 

Таким образом, различия в интерпретациях Е.Гайдара и научного редактора Собрания его сочинений оказывается троякими:

- у Лопатникова угроза голода – зимой, у Гайдара – весной;

- у Лопатникова угроза голода миновала в результате проведения реформы, у Гайдара – в результате получения 14 миллиардов долларов иностранных кредитов;

- у Лопатникова реальная угроза голода была, у Гайдара – была бы (если бы иностранные кредиты не поступили), т.е. на самом деле ее не было.

(В скобках замечу: это вообще отдельное «удовольствие» – разбираться в бесконечных передержках, искажениях, фальсификациях, производимых мифотворцами от гайдаризма).

 

Подводя итоги бурного 1992 г., авторы доклада гайдаровского Института экономической политики «Российская экономика в 1992 году» (среди них – В.Мау, С.Синельников), опубликованного 7 апреля 1993 г., не отметили ни признаков «голода», ни проявлений «угрозы голода». 

 

Таким образом, независимо от того, в какой именно версии в Собрании сочинений Гайдара будет опубликовано его интервью от 1 марта 1992 г. – в виде ли оригинального текста (из блога Б.Львина) или в виде его обрезанной версии (из газеты «Час Пик»), наличие или отсутствие «строк, из-за которых разгорелся сыр-бор», не сможет повлиять на тот совершенно очевидный факт, что в других публичных выступлениях Е.Гайдара 1991-92 гг. утверждений о наличии в стране «голода» или же «реальной угрозы голода» просто не было.

 

В любом случае именно сейчас – после публичного обсуждения причин, по которым полная версия интервью Гайдара от 1 марта 1992 г. так не понравилась составителям его Собрания сочинений, – у члена редколлегии и научного редактора Собрания сочинений Е.Т.Гайдара уважаемого Леонида Лопатникова, как и у других поклонников гайдаровских мифов, появляется уникальная возможность познакомить российскую общественность с утверждениями Е.Гайдара о наличии в тогдашней России «голода» или хотя бы «угрозы голода», утверждениями, сделанными им именно в 1991-92 гг. То есть с высказываниями, которые могли бы подтвердить то, что полностью опровергают приведенные в этом постинге цитаты самого Е.Гайдара, включая, естественно, и строки из его интервью 1 марта 1992 г., «из-за которых и разгорелся нынешний сыр-бор».

Tags: Гайдар, мифы, сислибы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments