Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Кто подрывает репутацию Алексашенко?

С.Алексашенко заявил, что готов предъявить иск за клевету.

Иными словами, С.Алексашенко считает, что на него клевещут.

Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ст. 129 УК РФ), – дело серьезное. Клевета означает, что распространяемые сведения являются одновременно и ложными и порочащими.

Возникает вопрос, а кто же клевещет на С.Алексашенко? Кто распространяет о нем ложные и порочащие сведения, подрывающие его репутацию? И в чем именно эти сведения заключаются?


Огорчение бывшего первого заместителя председателя Центрального банка России, одного из создателей, организаторов и хозяев рынка ГКО в 1993-98 гг., вызвало распространение сведений о его собственных операциях на этом самом рынке ГКО. Кто же сделал такие «заведомо ложные и порочащие его заявления»?

О том, что С.Алексашенко «играл на рынке ГКО», говорил бывший Генеральный прокурор Ю.Скуратов. Член Совета Федерации А.Суриков называл его «крупнейшим участником рынка ГКО» (http://council.gov.ru/files/sessionsf/report/20070404165957.DOC). «Активное участие» С.Алексашенко «в осуществлении операций на рынке государственных ценных бумаг» подчеркивалось в заключении Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин дефолта 1998 г.

Были ли эти сведения заведомо ложными?

Если сведения об участии С.Алексашенко в операциях на рынке ГКО, по мнению С.Алексашенко, являлись заведомо ложными, то ко всем указанным лицам С.Алексашенко следовало бы предъявить иски о клевете. Чего он, правда, не сделал. Почему? Может быть, потому, что тогда аналогичный иск о клевете С.Алексашенко должен был бы предъявить и еще одному участнику этой клеветнической кампании, блогеру по имени saleksashenko, распространявшему, в частности, такие «порочащие» С.Алексашенко сведения:

«На одном моменте всё же остановлюсь. А именно на том, что «Гайдар, Чубайс, Алексашенко... участвовали личными деньгами на рынке ГКО». Во-первых, обратите, внимание, ЛИЧНЫМИ деньгами. Не знаю как других, а меня все существующие налоговые органы протрясли после 98-го на предмет проверки моих доходов. Ни копейки не начислили... Во-вторых, инвестиции в ГКО ни для кого не были запрещены. Физические лица имели право покупать и продавать ГКО»;

«3) это не запрещалось законом, в отличие от валютных сделок, 4) тяжело оказывать ущерб репутации, я, вообще, считал и считаю, что ПОКУПКИ госбумаг чиновниками (а не ТОРГОВЛЯ НА РЫНКЕ) не является нарушением чего-либо, включая этические нормы»;

«Я купил ГКО зимой-весной 98-го. И вышел из него вместе со всеми после реструктуризации».

Но если иски к гг. Скуратову, Сурикову, членам Совета Федерации, следователям МВД С.Алексашенко не предъявлял, то, следовательно, он не считает распространявшиеся ими сведения заведомо ложными, а лиц, их распространявшими, – клеветниками. Тогда получается, что утверждения гг. Скуратова, Сурикова, следователей МВД, блогера saleksashenkoоб участии С.Алексашенко в покупках ГКО, игре на рынке ГКО, по мнению С.Алексашенко, не являлись заведомо ложными.

Тогда у С.Алексашенко обнаруживается изумительный двойной подход к одним и тем же словам. Когда о его игре на рынке ГКО говорят гг. Скуратов, Суриков, блогер saleksashenko, он не считает это распространением заведомо ложных и порочащих его сведений. Когда же эти слова воспроизводятся автором данных строк, то С.Алексашенко меняется на глазах: «Он утверждает вещи, которых не было... Ну, значит, это неправда... Я считаю, что я не играл на рынке ГКО...»


Спрашивается, чем обусловлена такая избирательность подходов и исков С.Алексашенко?

Есть еще одно необходимое условие для подачи исков – порочащий характер распространяемых сведений. Однако С.Дубинин, бывший руководитель С.Алексашенко по Центробанку, выступивший на защиту своего зама, утверждал, что «по закону» С.Алексашенко имел полное право вкладывать деньги в ГКО. Если прав г. Дубинин, и неправы гг. Скуратов и Суриков, и если по законам, действовавшим в 1990-х годах, первому зампреду Центробанка, создававшему рынок ГКО, устанавливавшему правила торговли ГКО, курировавшему операции ЦБ на рынке ГКО, было разрешено покупать эти самые ГКО в личную собственность, то сведения о такого рода покупках С.Алексашенко государственных ценных бумаг, о его игре на рынке ГКО, по действовавшим тогда законам, не могли порочить его честь и достоинство, а также подрывать его репутацию. Тогда получается, что и по этому критерию предмета для иска о клевете у С.Алексашенко нет. Ну, и зачем тогда вводить общественность в заблуждение?

Что же касается автора этих срок, то в его интервью, привлекшем внимание С.Алексашенко и вызвавшем его иск, сформулировано оценочное суждение, имеющее под собой, как представляется, убедительную фактическую базу.

Фактической базой является то, что, будучи первым зампредом ЦБ, С.Алексашенко играл на рынке ГКО. Т.е. это те самые сведения, какие распространяли до меня члены Совета Федерации, гг. Скуратов, Суриков, косвенно – Дубинин, а также блогер saleksashenko. И это, кстати, те самые сведения, по поводу которых аналогичный иск С.Алексашенко, поданный к Н.Кричевскому и газете «Комсомольская правда», Таганский суд только что отверг, обязав истца (С.Алексашенко) оплатить судебные издержки ответчика:

«В преддефолтные времена Сергей Владимирович работал уже первым зампредом Банка России с практически идентичными минфиновским обязанностями. Причем, совмещал свои функции весьма любопытно – вместе с Гайдаром, Чубайсом, Кохом и другими "единомышленниками" играл в ГКО, благо вся необходимая информация была под рукой»,

Претензия со стороны С.Алексашенко была предъявлена и к моему оценочному суждению, которое выражается в том, что, с моей личной точки зрения, одновременное исполнение обязанностей первого зампреда Центробанка и участие в операциях на рынке ГКО одним и тем же лицом является ненормальным. Как выяснилось, аналогичного подхода о ненормальности таких действий придерживается чуть более 96% участников недавнего опроса на сайте «Эха Москвы». Не считает ли С.Алексашенко необходимым подать иски о клевете в адрес всех считающих так читателей и слушателей «Эха Москвы»?

На фоне дискуссии об участии С.Алексашенко в операциях на рынке ГКО заметно иная картина складывается с другим публичным утверждением, согласно которому С.Алексашенко, будучи первым заместителем председателя Центробанка, якобы совершал незаконные действия, заставляя нерезидентов перекладывать их деньги по специальной схеме, при которой часть доходов у нерезидентов забирал Центробанк.

Являются ли эти сведения – о совершении незаконных действий – порочащими С.Алексашенко? Не исключено. Являются ли они заведомо ложными? Неизвестно. Это надо проверять, проводить следственные действия. Если же в результате таких следственных действий выяснится, что эти сведения правдивы, то у С.Алексашенко не будет оснований для предъявления автору таких сведений иска о клевете. Только в том случае, если эти сведения окажутся заведомо ложными, у С.Алексашенко могут появиться основания для предъявления иска за клевету в адрес автора, распространившего о нем следующие, потенциально клеветнические, утверждения:

«Понимая, что ситуация плохая, мы в Центральном банке придумали, как совместить юридическое и фактическое положение дел. Предложили нерезидентам перевложить их деньги по специальной схеме, по которой часть сверхдоходов «отрезалась» в пользу ЦБ. А банкам-посредникам сказали: если вы не трансформируете такие инвестиции в предлагаемом порядке, будем через банковский надзор ограничивать вас по некоторым операциям. Конечно, это незаконно, мало оснований для таких ограничений. Но иначе мы будем просто останавливать операции и не дадим вам работать в России. То есть или вы идете на сотрудничество, или делаете вид, что не занимаетесь играми в ГКО на деньги нерезидентов. И тогда бороться с вами мы будем уже по принципу «против лома нет приема». Банки согласились. Схема была реализована...»

Автором интервью «Уроки кризисов», из которого заимствована вышеприведенная цитата, является С.Алексашенко.

Рассмотрение исковых претензий С.Алексашенко по поводу «ложных и порочащих его сведений», которые он уже успел или же еще только готовится предъявить, неизбежно приводит к выводу о том, что, возможно, главными источниками распространения сведений, порочащих честь, достоинство и подрывающих репутацию С.Алексашенко, являются, судя по всему, блогер saleksashenko, автор интервью «Уроки кризисов», а также лицо, занимавшее в 1995-98 гг. пост первого зампреда Центробанка России.

В любом случае независимо от того, подаст ли С.Алексашенко свой новый иск или нет, от внимания, уже привлеченного им к событиям 15-летней давности, кажется, уже есть некоторая общественная польза.

Tags: Таганский суд, кризис 1998 г., сислибы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments