Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Протокол заседания Таганского суда. Часть 2.

Продолжение 1.

Истец Алексашенко С.В.: возражаю, представленные документы имеют малое отношение к предмету спора, также представителем ответчика не было доказано, что я обладал инсайдерской информацией, а тем более играл на рынке ГКО.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Тарасова А.В.: возражаю, считаю, что представитель ответчика не доказал относимость представленных документов к предмету спора.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Корума К.В.: возражаю, поскольку представленные представителем ответчика документы не относятся к предмету рассматриваемого спора, загромождают материалы настоящего гражданского дела и не доказывают позицию ответчика.


Суд определил: в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела решения Хамовнического районного суда г. Москвы от 25.02.2009 г., а также искового заявления по данному делу, отказать как не имеющему отношения к предмету рассматриваемого спора, иные документы, представленные представителем ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуровым Я.С. приобщить к материалам дела, оценка данных доказательств будет дана судом в совещательной комнате при вынесении решения.


Других ходатайств нет.


Дело доложено.


Истец Алексашенко С.В.: исковые требования поддерживаю в полном объеме.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Тарасова А.В.: исковые требования поддерживаю в полном объеме.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Дубов И.А.: исковые требования поддерживаю в полном объеме.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Корума К.В.: исковые требования поддерживаю в полном объеме.


Представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: исковые требования не признаю.


Ответчик Черных Е.А.: исковые требования не признаю.

Ответчик Илларионов А.Н.: исковые требования не признаю.


Представитель ответчика ЗАО «ИД» Комсомольская правда»а – Адамов В.Н.: исковые требования не признаю.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Тарасова А.В.: поддерживаю исковые требования в полном объеме. Оглашает уточненное исковое заявление, письменные объяснения по исковому заявлению. Доказательств того, что истец обладал инсайдерской информацией, которая была доступна ему в ежесекундном режиме и которую он использовал при покупке и продаже ГКО в материалах дела нет. Исходя из представленных заключений лингвистов, исходя из информации, представленной в настоящем судебном заседании, считаем, что в оспариваемых фразах есть негативная смысловая направленность, которая порочит репутацию истца. Илларионов не сделал отсылки на статьи, т.е. говорить о том, что оспариваемую информацию он брал из других источников нельзя. Весь отзыв ответчика направлен на то, чтобы уйти от гражданско-правовой ответственности.


На вопрос представителя ответчика Илларионова А.Н. – Кожеурова Я.С., представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Дубов И.А.: использование инсайдерской информации, доступной узкому кругу лиц, во благо себе автоматически наносит вред лицу, которое владеет этой информацией и заинтересовано в сохранении более узкого круга лиц владеющего этой информацией, тем более в получении неправомерных доходов от этой информации. Ущерб заключается в том, что использование информации, охраняемой соответствующим лицом и недопущение широкого круга лиц к этой информации, использование этой информации ЦБ РФ в целях реализации своей денежно-кредитной политики и соответственно функций агента по государственному долгу, а эти функции предусмотрены как Конституцией РФ, так и действующим на тот момент федеральным законодательством, использование данной информации другими лицами себе во благо означает, что ЦБ РФ в этом случаи причиняется вред, поскольку он не может нормально использовать и реализовывать свои функции установленные действующим законодательством.


Вопросов нет.


Истец Алексашенко С.В.: исковые требования поддерживаю в полном объеме. Из приведенных высказываний, содержащихся в беседе редакции газеты «Комсомольская правда» с Илларионовым Андреем Николаевичем под наименованием «Андрей Илларионов: «Реформы 90-х годов в России провели во благо номенклатуры!» Часть 2», опубликованной в газете «Комсомольская правда», а также на интернет-сайте газеты «Комсомольская правда» www.kp.ru, следует, что я на протяжении 1996-1998 гг. играл, то есть совершал регулярные операции по покупке и продаже государственных ценных бумаг на ГКО, злоупотребляя должностными полномочиями, используя инсайдерскую информацию, то есть закрытую для других участников рынка. Указание на осуществление мною, являющемся первым заместителем председателя Центрального Банка Российской Федерации, биржевой игры на рынке ГКО с использованием инсайдерской информации, означает, что я, преследуя собственные интересы, используя свое служебное положение, совершал указанные действия.


В связи с изложенным указанные высказывания являются порочащими, так как имеют негативную смысловую направленность и содержат информацию о совершении мной неэтичных действий, о совершении нечестного поступка. Данные сведения являются ложными, порочат мою деловую репутацию, честь и достоинство. Я очень хорошо понимаю разницу между мнением и фактами, которые в данном случае высказывает ответчик Илларионов. Илларионов достаточно много пишет, выступает на тему экономической политики РФ, в том числе на тему экономической политики 1995 года. В своих интервью и высказываниях ответчик приводит свои мнения, суждения, оценки, с которыми я не собираюсь спорить. В настоящее время ответчик обвиняет меня в использовании инсайдерской информации при осуществлении игры на рынке ГКО, т.е. он утверждает, что я покупал и продавал ГКО с использованием информации, которая была известна лично мне. В интервью под термином инсайд понимается именно инсайдерская информация, которая в РФ в дальнейшем стала уголовно наказуемым преступлением, также в интервью идёт речь о том, что я нарушал нормы морали.


Я действительно в ЦБ РФ курировал вопрос работы рынка ценных бумаг, и можно сказать, что изначально он строился без моего участия, поскольку, когда я работал в Министерстве финансов, за рынок ценных бумаг я не отвечал, а только подменял Казьмина во время его отсутствия. Рынок ценных бумаг изначально создавался по такому принципу, чтобы минимизировать инсайд. Вся информация о состоянии рынка, о том, какие ценные бумаги на нем обращаются, какие объемы торгов по каждой ценной бумаге, когда и сколько ценных бумаг будет размещаться Министерством финансов, через какое время их будут погашать, вся эта информация была общеизвестной, она ежедневно по итогам торгов размещалась агентствами информационными, а на следующий день печаталась в газетах. В газете «Коммерсант» были ежедневные сводки о том, что происходит на рынке ГКО, поэтому все, что происходило на рынке ГКО, было общедоступной информацией. ЦБ РФ хорошо понимал вероятность использования инсайдерской информации и постарался сделать информацию о рынке ГКО общедоступной для всех. ЦБ РФ на рынке ГКО выполнял роль агента Министерства финансов.


В 1998 году физическим лицам было запрещено проводить операции на рынке ГКО, физические лица в то время обязаны были совершать операции через дилеров, которыми выступали банки или другие кредитные организации. Система расчетов, существовавшая в ЦБ РФ и на Московской межбанковской валютной бирже, была устроена так, чтобы совершить операции по покупке ценных бумаг, любое лицо физическое или юридическое, должно было деньги поставить на счет биржи к началу торговли. Осуществляя операции по покупке ценных бумаг, любое физическое лицо должно было накануне торгов дать своему банку поручение, перевести сумму на банковский счет, открытый на имя инвестора межбанковской валютной биржи и дать поручение на покупку или продажу ценных бумаг.


Я не осуществил ни одной операции по продаже ценных бумаг, у меня было 3 операции по покупке ценных бумаг. Для физического лица участие в рынке ГКО было аналогично банковскому депозиту. ГКО – это ценная бумага, которая погашалась Министерством финансов. ГКО было удобным инструментом для физического лица, поскольку из газетных публикаций можно было примерно понимать, какой доход ты получишь.


Я, как первый заместитель председателя ЦБ РФ, теоретически мог использовать инсайдерскую информацию при принятии решения по покупке или продаже ценных бумаг в течение дня, когда осуществляются торги, но для этого мне нужно было в сопровождении директора Департамента по осуществлению операций на ценных рынках или его заместителя прийти в изолированное помещение, куда мне был запрещен вход, в котором стояли торговые терминалы и только сотрудники, которые осуществляли покупки и продажи ценных бумаг видели котировки в ежесекундном режиме. В моем личном кабинете не было специальных устройств, которые позволяли бы видеть, что происходит на рынке. Соответственно, я мог прийти в это закрытое помещение в сопровождении других лиц, посмотреть на терминал, позвонить в банк и сказать о покупке ценных бумаг.


И последнее, что я бы хотел пояснить, это вопрос о сумме иска. Сумма иска действительно выглядит достаточно большой, но я хочу обратить внимание суда, во-первых, на то, что у нас проходит второе судебное разбирательство по аналогичному спору с ответчиком Илларионовым. Также публикации Илларионова придают нездоровый интерес данной теме. Ни ответчиком Илларионовым, ни его представителем не было доказано того, что я играл на бирже, ни того, что при этом я использовал инсайдерскую информацию. Прошу суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.


На вопросы представителя ответчика Илларионова А.Н. – Кожеурова Я.С., истец Алексашенко С.В.: я действительно веду блог в сети интернет. Принт-скрин с блога, представленный Вами, я видел и утверждение, размещенное в блоге: «я купил ГКО зимой- весной 98 года» принадлежит мне. Я говорил о том, что купил ГКО зимой-весной по памяти. После того, как было опубликовано данное интервью со мной, я запросил депозитарий банка, в котором находились мои счета, и получил официальную выписку о том, когда я производил операции. Официальную выписку я могу представить суду, если суд посчитает это необходимым.


В июне 1998 года я действительно покупал ГКО. В ежедневном режиме в комнату с терминалами могли входить только те сотрудники, которые работали на торговых терминалах и обслуживали операции, список таких сотрудников утверждался заместителем председателя ЦБ РФ, который курировал данное подразделение. Насколько я помню, подразделение называлось Департамент операций на открытом рынке. Департамент операций на открытом рынке сначала подчинялся заместителю Председателя, а первые зампреды курировали зампредов, при этом для отдельных первых зампредов было прямое кураторство некоторых Департаментов.


Поскольку в ЦБ РФ я занимался планированием и осуществлением денежной политики, я должен был знать, что происходит на рынке ГКО. Всё содержимое фрагмента на стр. 97-99 абз. 3: «на следующий день, 28 октября стало ясно, что ситуация складывается

гораздо более серьезная и не совсем понятная» было получено мною по рассказам тех руководителей департаментов, дилеров, которые торговали. 28 октября 1998 года я находился за пределами РФ, поэтому я разговаривал по телефону и мне по итогам торгов рассказывали, что происходило. В то время физические лица получали информацию о котировках на рынке ГКО с задержкой в 15 минут. Мне сообщали информацию по телефону, поскольку я как человек, отвечающий за денежную политику, должен был знать, кто продавал и в каких объемах.


Стр. 145-146 абз. 1: «это стоило дорого..., уже нельзя было скрывать серьезнейшие

изменения в платежном балансе, всеобщий интерес стали вызывать перспективы финансирования дефицита федерального бюджета» – в данном абзаце идёт речь о том, что платежный баланс – это форма статистической информации, которую разрабатывает ЦБ РФ и по устоявшейся практике. ЦБ РФ публикует ее ежеквартально. ЦБ РФ и в период 1998 года и в настоящее время ведёт оперативную оценку изменений платежного баланса, который позволяет оценить состояние валютного рынка, в том числе с помощью использования таблиц платежного баланса. Когда проходили встречи с иностранными инвесторами, то очень часто задавался вопрос о состоянии платежного баланса и о тех оценках, которые есть у ЦБ РФ на основании оперативной информации. До начала регулярных встреч с иностранными инвесторами, которые задавали вопросы, серьёзнейшие изменения в платежном балансе можно было скрывать, но информация, используемая ЦБ РФ для составления платежного баланса, является общедоступной.


Стр. 150-151 последний абзац: «по результатам аукционов... в случае списания средств с валютных счетов Минфина России конверсия иностранной валюты в российские рубли будет осуществляться по официальному курсу Банка России на дату списания средств» и дальше указано: «но рецепт решения бюджетных проблем Минфином был найден... удавалось расплачиваться с инвесторами». Эта информация стала общедоступной через 3 недели, но эта информация не влияет на цену погашения. ЦБ РФ, будучи платежным агентом Минфина, обязан был расплатиться с держателями ГКО. Это не влияло на доходность инвесторов, на сроки погашения это также не влияло. Я знал больше, чем инвесторы.


Стр. 187 абз. последний: «на следующий день, в субботу, 15 августа... не способных исполнять свои обязательства». Если вы внимательно прочитали книгу, то вы должны были понять, что первая встреча, на которую я ссылаюсь, состоялась в 21 час 14 августа в пятницу, т.е. когда все финансовые рынки были закрыты. Перед открытием финансовых рынков в понедельник 17 августа все решения были объявлены, ни один человек из тех, кто принимал решения, ни те, кто был информирован до того, как данная информация стала общедоступной, не мог использовать данную информацию для своих операций. Данная информация была известна многим, начиная с машинисток, которые печатали решения, и кончая операторами ведущими аудиозапись.


Стр. 192 абз. последний: «на этом совещание закончилось, нужно было готовить расчеты и документы. Именно в этот момент к работе стал подключаться более широкий круг сотрудников Минфина и Центрального банка», в сноске указано: «на самом деле... являются абсолютно беспочвенными». Я не знаю, сколько конкретно людей знало о данной информации в описываемый момент времени.


Суммы платежных операций по покупке ГКО я не помню. Погашение бумаг произошло в ноябре, если я не ошибаюсь. Минфином бумаги были погашены в срок. В июне 1998 года я приобретал ГКО с целью получения процентов от ГКО. Практически все свои денежные средства я держал в одном банке, и в этом банке у меня были банковские депозиты, часть своих денежных средств я разместил, покупая ГКО. Погашение ГКО означает, что инвестор получает 100% от номинала купленных ценных бумаг, данная ценная бумага существует только в форме электронной записи и не существует в физическом виде, и запись на счете инвестора обнуляется. В основе погашения ГКО никакой сделки нет. От меня как от физического лица не требовалось никаких действий и указаний, чтобы ценная бумага была погашена. Все решения о погашении ГКО принимало Правительство РФ и Минфин, ЦБ РФ не имел права и возможности принимать подобные решения.


На вопрос суда истец Алексашенко С.В.: мною действительно была совершена покупка ГКО в 1998 году.


Вопросов нет.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Дубов И.А.: исковые требования поддерживаю в полном объеме. Прошу суд обратить внимание на отзыв представителя ответчика Илларионова А.Н., где имеется ссылка на нормативную базу Европейского суда по правам человека, положение отзыва направлено на то, что не могут быть оспорены сведения по причине того, что журналист имеет право на провокацию, государственный деятель должен претерпевать лишения. В связи с этим первое, что хотелось бы отметить, что во всех судебных актах, на которые в своем отзыве ссылается ответчик, говорится только о невозможности привлечения журналиста к ответственности за высказываемое мнение, в нашем случае имеет место быть суждение. Во всех актах также речь идёт о журналистах и издателях, а ответчик Илларионов не является журналистом или издателем, кроме того к нему как к профессионалу в области экономики должны предъявляться более жесткие требования в отношении той информации, которую он распространяет.


Вопросов нет.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Корума К.В.: исковые требования поддерживаю в полном объеме. Полностью поддерживаю позицию истца Алексашенко С.В., представителей истца Алексашенко С.В. – Дубова И.А., Тарасовой А.В., пока добавить мне нечего.


Вопросов нет.

Tags: Таганский суд, кризис 1998 г., личное, мораль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment