Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Протокол заседания Таганского суда. Часть 3.

Продолжение 2.

Представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: оглашает отзыв на исковое заявление. Оспоренная публикация как в целом, так и та часть, которая фигурирует в настоящем деле, является частью дискуссии, которая ведется по проблеме, представляющей общественный интерес. Это причины и последствия финансового кризиса 1998 года, который оставил глубокий след в новейшей истории России и коснулся каждого жителя и гражданина РФ. Истец – это публичная фигура, лицо, которое занимало в свое время высокие государственные должности, принимало ответственные и судьбоносные решения. В настоящее время истец также является известной фигурой, поэтому он не только должен проявлять большую степень терпимости в отношении высказываний в его адрес, но и имеет гораздо большие возможности, чем обычный гражданин, донести свою точку зрения до общественности, высказать свои аргументы. Считаю, что подобного рода споры должны разрешаться между сторонами не в суде, а, например, в интернете или в СМИ.


Первая группа доказательств, представленных нами, направлена на то, чтобы показать достоверность сведений о том, что истец работал во власти и с властью, что в настоящем судебном заседании истцом и его представителями оспорено не было.


Вторая группа доказательств заключается в том, что истец играл на рынке ГКО. Согласно Положению, утвержденного ЦБ РФ «Об обслуживании обращений выпусков государственных краткосрочных бескупонных облигаций», рынок ГКО – это размещение, обращение и погашение ГКО, Соответственно «играть на рынке» значит быть участником этого рынка. В соответствии с п. 2.1. указанного Положения, участники рынка делятся на 3 категории: это эмитент, которым выступает Минфин, дилер – профессиональный участник рынка ценных бумаг – и инвестор, которым может быть юридическое или физическое лицо, не являющееся дилером, приобретающее облигации на праве собственности или на ином вещном праве, а также праве доверительного управления ,имеющее право на владение облигациями в соответствии с действующим законодательством, условиями и параметрами выпуска облигаций.


Таким образом, инвестор как участник рынка является владельцем ГКО. Понятие «рынок ГКО» имеет два значения, это рынок первичный и вторичный. Минфин принимает решение о выпуске облигаций, устраивает аукцион по их размещению, инвесторы через дилеров оставляют заявки на приобретение ГКО, указывают цену, по которой они готовы их приобрести, затем ЦБ РФ подводит итоги торгов, Минфин определяет цену отсечения, и все заявки выше этой цены удовлетворяются. После окончания срока обращения ГКО Минфин погашает эти облигации путем заключения обратной сделки купли-продажи. Погашаются облигации автоматически, даже если инвестор забыл о том, что у него есть облигации, они всё равно будут погашены. В этот период инвесторы, владеющие облигациями, имеют право раньше расстаться со своими ГКО, поскольку функционирует вторичный рынок ГКО, который представляет из себя классический биржевой рынок по торговле ценными бумагами. ГКО – это не обычная ценная бумага, это система государственных заимствований. Участники рынка могут приобрести и продать облигации, как на первичном, так и на вторичном рынке, и всё это является участием в рынке ГКО.


В обоих указанных мною случаях независимо от того, как осуществляется погашение, доходом от ГКО считается разница между ценой реализации, равно как и ценой погашения, и ценой покупки. Мы представили массу доказательств о том, что истец являлся участником рынка ГКО, которые включают в себя официальные выступления членов СФ РФ, что по Закону «О средствах массовой информации» является основанием для освобождения от ответственности.


Также имеются высказывания бывшего Генерального прокурора, также данные сведения подтверждены истцом, который пояснил в настоящем судебном заседании, что он покупал ГКО, которые впоследствии были погашены, т.е. истец являлся участником рынка ГКО. Считаю, что в данной ситуации фраза ответчика о том, что истец играл на рынке ГКО не выходит за рамки дозволенного.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Дубова И.А., представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: истец выступал не как фигурант уголовного дела, а как человек, который был допрошен. В основе погашения ГКО, согласно п. 1.3 Положения «О порядке обращения ГКО» лежит сделка купли-продажи. Под термином «играл на рынке ГКО» я понимаю «являлся участником рынка». Фраза «стопроцентный инсайд» является оценочным утверждением, о чем свидетельствует заключение экспертов, представленное мной в настоящем судебном заседании.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Корумы К.В., представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: истец участвовал в обращении, размещении и погашении облигаций. Истец через дилеров приобретал ГКО, которые затем были погашены, значит, он являлся участником рынка. Мы утверждаем, что истец приобретал ГКО, которые затем были погашены. В условиях, когда истец подтвердил нам, что он покупал ГКО, считаем представление каких-либо дополнительных документов излишним.


На вопрос представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Дубова И.А., представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: статус журналиста распространяется на любое лицо, с которым заключено соглашение СМИ о публикации материалов, данное соглашение может быть заключено в устной форме.


На вопросы истца Алексашенко С.В., представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: инсайдер – это лицо, обладающее информацией, недоступной для широкого круга лиц; это лицо, обладающее информацией из первоисточника. Вы обладали информацией, недоступной широкому кругу лиц, такой, как информация о готовившихся решениях 17 августа, о состоянии платежного баланса, информация о золотовалютных резервах и т.д.


Вопросов нет.


Ответчик Илларионов А.Н.: что касается двух абзацев из моего интервью, к которым привлечено внимание, то в них есть два утверждения о фактах и есть два моих суждения.


Первое утверждение о фактах – это то, что истец работал во власти и с властью; и это не оспаривалось истцом.


Второе утверждение – это то, что на рынке ГКО, среди других, играл в том числе и истец. Я считаю, что это факт, который был подтвержден представленными в настоящем судебном заседании документами и пояснениями истца и его представителей.


Также имеются два моих суждения. Первое из них – среди тех, кто участвовал (или играл) на рынке ГКО, были инсайдеры, среди которых был Алексашенко.


Второе суждение – о том, что это ненормально, это моя оценочная характеристика. Длительное время я тоже работал в органах государственной власти, на различных должностях, и у меня появилась возможность, пользуясь моим опытом, определить, что является общедоступной информацией, а что – не является. Со своей точки зрения, я могу сказать, что человек, работающий во власти, обладает огромным объемом информации, которая для широкого круга лиц является недоступной. Когда я в статье говорю об инсайде, я имею в виду то, что для узкого круга людей была доступна информация, недоступная другим людям.


Термин «играл в ГКО» применялся по отношению к сотрудникам ЦБ РФ довольно часто. Видимо, почувствовав в этой фразе негативный смысл, они стали относиться к этому довольно болезненно. Истец обращает внимание на то, что понятие «играл на рынке ГКО» означает проводить операции, осуществлять и покупку и продажу ГКО. Такое определение данному термину действительно существует, но оно не является единственным. Это очень узкое понимание термина «игра на рынке ГКО».


Под термином «игра на рынке ГКО» в подавляющем большинстве случаев понимается осуществление хотя бы одной операции с ГКО, хотя бы покупка облигации. Бывший Генеральный прокурор в своей книге использует понятия «играть», «игрок», «играли» и т.д. на двух страницах 10 раз. Он использует эти термины по отношению к истцу и к другим лицам совершенно естественно, в значении «участник рынка», не вкладывая в эти слова смысл «и покупал и продавал». Согласно Положению, утвержденному ЦБ РФ «Об обслуживании обращений выпусков государственных краткосрочных бескупонных облигаций», погашение ГКО подразумевает, что Минфин покупает бумагу, а инвестор ее продает. Болезненное восприятие термина «игра на рынке ГКО» в широком смысле нелепо, оно противоречит русскому языку.


Неоднократно истец и его представители обвиняли меня в том, что я обвиняю истца в том, что он играл на рынке ГКО с использованием инсайдерской информации. Истец хочет приписать мне то, чего в статье нет. Важный вопрос заключается не в том, чтобы купить ценную бумагу, а в том, каков риск держать данную бумагу, рухнет ли рынок или нет, будут ли ставки высокими или низкими. Истец сказал, что в июне 1998 года ЦБ РФ стал покупать ГКО, на рынке об этом никто не знал, только определенный круг лиц. Следовательно, эта информация не была общедоступной, а истец, соответственно, владел такой информацией.


Я говорил о том, что по юридическим правилам 1996-1998 гг. первый заместитель Председателя ЦБ РФ имел право участвовать в операциях на рынке ГКО. В моем утверждении речь идет о том, что любой человек, обладавший доступом к исключительной информации, по моему моральному кодексу не имел право участвовать в указанных операциях. Позднее законодатель также посчитал, что сотрудники ЦБ РФ не имеют право участвовать в подобных операциях. Также из распечаток, представленных представителями истца, видно, что на сайте Эха Москвы гражданам задавался вопрос: «считаете ли вы нормальным, чтобы первый заместитель председателя ЦБ РФ участвовал в операциях на рынке ГКО?». Голосование слушателей показало, что 96,1% опрошенных посчитали, что это ненормально, 3,9% посчитали это нормальным. Как видим, по этому вопросу есть разные точки зрения.


Истец говорил о том, что оспариваемая статья вызвала нездоровый интерес к обсуждаемой нами теме. Считаю, что данная тема является важной и потому требует большого общественного внимания, поскольку касается нашей экономики, финансов. «Нездорового интереса» к этой теме быть не может.


Процент по банковскому вкладу в то время был ниже, чем процент, получаемый от ГКО. Перевод своих средств из инструментов, дававших меньший процент, в инструменты, которые давали бОльший процент, говорил о рациональном экономическом поведении истца, о его намерении получить прибыль. Совершая такое рациональное поведение, истец преследовал цель получения прибыли, что полностью подходит под предложенное самим истцом значение выражения «играл на рынке ГКО».


Оспариваемые высказывания не носят грубого, неуместного или оскорбительного характера, касаются лица, которое занимало высокую должность, непосредственно отвечало за состояние финансовой системы России, пределы критики которого значительно шире, чем обычного гражданина. Оспориваемые Алексашенко С.В. сведения представляют собой оценку его деятельности. Требование доказать истинность подобных оценочных суждений заведомо невыполнимо. Кроме того, при защите чести и достоинства необходимо учитывать тот факт, что в указанной дискуссии известные государственные и общественные деятели, коим безусловно является истец, имеют гораздо больше возможностей для того, чтобы довести до общественности свою точку зрения, привести собственные аргументы, изложить свои взгляды и объяснить свою позицию, чем простой гражданин, затронутый публикацией. Однако оспариваемые в настоящее время Алексашенко С.В. высказывания были сделаны в рамках общественной дискуссии, в ходе которой использовались различные нормативные и автобиографические источники, свидетельствующие о существовании достаточной фактической базы для высказывания спорных сведений.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Дубова И.А., ответчик Илларионов А.Н.: любой человек, находящийся в должности первого заместителя председателя ЦБ РФ, обладает большим объемом инсайдерской информации по широкому кругу вопросов. Поскольку люди, находящиеся на подобных постах, как правило, умные, то из этой информации можно делать выводы о развитии ситуации. Если же они находятся в хороших отношениях с коллегами, то получают дополнительную информацию, помогающую корректировать свою стратегию поведения.


Инсайдеры – это лица, работающие во власти и связанные с властью, это моё суждение. Истец подтвердил, что он осуществил 3 покупки ценных бумаг, и эти бумаги были погашены. С точки зрения тогдашнего закона это было позволительно. Но я считаю, что человек, работавший на посту первого заместителя председателя ЦБ РФ и одновременно участвовавший в операциях на рынке ГКО, это ненормально.


Термин «игра на рынке ГКО» понимается в двух смыслах. В широком смысле понятие «игра на рынке ГКО» – это участие хотя бы в одной операции с ГКО. В узком смысле термина, на котором настаиваете вы, – это участие и в покупках, и в продажах, и в обращении.


Предлагаемое истцом ограничение использования термина «игра на рынке ГКО» только его узким значением было бы существенным ограничением свободы слова в РФ.


Когда истец говорил о том, что ему звонили по телефону и сообщали результаты торгов, это свидетельство чистого стопроцентного инсайда.


Экономический смысл игры в ГКО заключался в получении более высокого дохода в отличие от размещения средств истца на его банковском счете. Соответственно, отвечая на ваш вопрос, могу пояснить, что истцом были совершены инвестиции, с помощью которых планировалось получение более высокой доходности, чем от его банковских вкладов.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Корумы К.В., представитель ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуров Я.С.: есть оценочное утверждение о том, что ситуация, при которой первый заместитель председателя ЦБ РФ совершает операции, играет на рынке ГКО, именно эта информация расценивается как чистый стопроцентный инсайд. В статье есть информация о том, что истец являлся инсайдером – лицом, работавшим во власти, но эта информация выражена в форме оценочного суждения.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Корумы К.В., ответчик Илларионов А.Н.: то, что истец являлся первым заместителем председателя ЦБ РФ и обладал дополнительной, исключительной, информацией, означает, что он являлся инсайдером. Кроме того, он играл на рынке ГКО. Если чиновник, создававший рынок ГКО и затем курировавший операции на открытом рынке, одновременно осуществлял покупки ценных бумаг, то это я считаю ненормальным.


На вопросы истца Алексашенко С.В., ответчик Илларионов А.Н.: при работе во власти и общении с разными сотрудниками государственных органов происходит обсуждение различной информации, в том числе относящейся к государственной тайне, а также другой информации. Но вся эта информация являлась инсайдерской, она была доступна только очень узкому кругу лиц. Использование этой информации в своих личных целях я считаю недопустимым с моральной точки зрения.


Вопросов нет.


Представитель ответчика ЗАО «ИД» Комсомольская правда» – Адамов В.Н.: исковые требования не признаю. Оглашает возражения на исковое заявление. Игра на рынке ГКО, о которой говорится в статье, относится к сведениям, характеризующим поведение (поступки) истца при исполнении им должностных обязанностей заместителя председателя Центрального Банка Российской Федерации. Должность заместителя председателя Центрального Банка Российской Федерации является публичной. Публично произнесенные таким лицом слова обсуждаются людьми: граждане дают им свои оценки, комментируют их. «Игра на рынке ГКО» такого должностного лица является той информацией, о которой должны писать средства массовой информации. Общеизвестно, что произошедший в 1998 году дефолт затронул всех без исключения граждан Российской Федерации.


Также в обоснование своих возражений представитель ЗАО «ИД «Комсомольская правда» сослался на интервью бывшего Генерального прокурора Российской Федерации Ю.Скуратова, опубликованное в газете «Аргументы и факты» 22 августа 2001 года, которое также в настоящее время размещено в сети Интернет, и поэтому является общедоступным. Представитель данного ответчика пояснил, что, фактически комментируя эту общественную информацию, Илларионов А.Н. говорит о «моральном аспекте» в действиях истца. Однако оценка действий (поступков) Алексашенко С.В. с моральной стороны является выражением субъективного мнения гражданина, оценочным суждением, находящимся вне сферы (пределов) регулирования гражданских правоотношений законодательством РФ. Такие сведения, являясь выражением личного мнения (суждения) гражданина, не подпадают под действие статьи 152 ГК РФ, соответственно такое требования истца является незаконным.


Доказательства причинения истцу нравственных и физических страданий, связанных с выходом в свет материала «Андрей Илларионов: «Реформы 90-х годов в России провели во благо номенклатуры!» Часть 2» также не представлены.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Дубова И.А., представитель ответчика ЗАО «ИД» Комсомольская правда» – Адамов В.Н.: я не могу ответить на ваш вопрос, почему разнятся тексты статьи, опубликованные в газете и на сайте. Возможно, при печати некоторые фразы были ужаты, для того, чтобы статья вошла в формат газеты.


Вопросов нет.


Ответчик Черных Е.А.: исковые требования не признаю. В стране велись многочисленные дискуссии по вопросу дефолта в лихие 90-е годы. Так, в частности, была беседа редакции газета «Комсомольская правда» с Илларионовым А.Н. по данной теме. В оспариваемой истцом публикации было сформировано мнение на основании различных источников информации, опубликованных ранее, и являющихся общедоступными. Никакой информации, которая бы порочила честь и достоинство Алексашенко С.В., опубликовано не было.


На вопрос суда ответчик Черных Е.А.: на интернет-сайте распечатана первоисточная информация, в газете она сужена.


На вопросы представителя истца Алексашенко С.В. – адвоката Дубова И.А., ответчик Черных Е.А.: под термином «играли» я понимаю участие.


Вопросов нет.



Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Дубов И.А.: прошу суд предоставить нам время для ознакомления с экспертным заключением представленного представителем ответчика Илларионова А.Н. – Кожеуровым Я.С. в настоящем судебном заседании. Невозможность ознакомиться с заключением экспертов будет нарушать наши права.


Истец Алексашенко С.В.: поддерживаю.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Тарасова А.В.: поддерживаю.


Представитель истца Алексашенко С.В. – адвокат Корума К.В.: поддерживаю.

Tags: Таганский суд, кризис 1998 г., личное, мораль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments