Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Досрочная рецессия


Как и обещал, размещаю свой развернутый ответ на объявление NBER рецессии в экономике США с декабря прошлого года.
Первые две строчки текста принадлежат редакции.

Текст в SmartMoney: http://www.smoney.ru/article.shtml?2008/12/08/7802/

ДОСРОЧНАЯ РЕЦЕССИЯ

Эксперты Национального бюро экономический исследований объявили, что американская экономика находится в рецессии с декабря прошлого года. Экономика была не в курсе.

Как известно, 1 декабря 2008 г. Комитет по определению сроков делового цикла Национального бюро экономических исследований США (The Business Cycle Dating Committee of the National Bureau of Economic Research, BCDC NBER) – (далее: Комитет) объявил результаты конференц-колла, прошедшего для его членов 28 ноября. Комитет решил, что очередной пик экономической активности в экономике США был достигнут в декабре 2007 г. В декабре же 2007 г. началась и новая рецессия. Заявление Комитета означает, что экономика США находится в состоянии рецессии практически в течение всего последнего года.

Это достаточно неожиданно. Вердикт Комитета не только пошел вразрез с комментариями многих аналитиков, но и со статистическими данными, по крайней мере, для первых шести месяцев 2008 года. Опираясь на них, в частности, ряд комментаторов, включая меня, говорили, что американская экономика в первой половине 2008 г. не находилась в состоянии рецессии и продолжала свой, пусть и существенно замедлившийся рост,—по крайней мере, до июня 2008 г. И лишь после этого стала показывать признаки спада.

Ряд наблюдателей уже обратили внимание на это противоречие. Оно кажется необычным, так как заключения о дате начала рецессии в американской экономике – как Комитета, так, в частности, и мои – основываются на анализе одних и тех же статистических рядов. Такая ситуация заставляет обратиться к их первоисточнику для того, чтобы понять причины столь странного расхождения.

Выяснилось, что основной причиной для появления такого объявления о рецессии стало внезапное и существенное изменение членами Комитета методики определения сроков делового цикла, произошедшее во второй раз за последние 7 лет.

НЕ ТОЛЬКО ВВП

Со времени образования NBER в 1920 г. и определения им впервые даты пика делового цикла в 1929 г.—вплоть до 2000 г. – основным критерием определения его сроков служила динамика реального ВВП. Отрицательный прирост ВВП на протяжении двух кварталов подряд служил основанием для объявления наступления рецессии. Именно это правило вошло в большинство современных учебников по экономике, активно использовалось и продолжает использоваться в экономической и деловой прессе.

Со временем в дополнение к показателю ВВП, рассчитываемому в квартальном режиме, стали использоваться и другие показатели экономической активности, рассчитываемые в месячном режиме, в частности: реальные доходы населения, занятость, промышленное производство, оптовые и розничные продажи. Для подтверждения факта перехода экономики в состояние рецессии необходимо было наличие отрицательных темпов прироста для всех пяти показателей одновременно.

Первое существенное изменение традиционной методики определения сроков цикла произошло при оценке начала первой рецессии нового века. Поначалу все шло как обычно. В ноябре 2001 г. стало ясно, что с марта 2001 г. все пять вышеупомянутых показателей (ВВП, доходы, занятость, промышленное производство, продажи) постоянно снижались. Причем это снижение продолжалось в течение уже 7 месяцев подряд (в том числе ВВП – в течение первого и второго кварталов 2001 г. Это позволило Комитету 26 ноября 2001 г. сделать объявление о начале рецессии в марте 2001 г. Тогда же в своем публичном комментарии Комитет в очередной раз отметил, что показатель ВВП является «наилучшим единичным показателем измерения агрегированной экономической активности».

Некоторое время спустя при досчетах экономической статистики выяснилось, что во втором квартале 2001 г. сокращения ВВП не было, по уточненным данным он вырос тогда на 1,2%. Перед Комитетом возникла дилемма: либо придерживаться традиционного правила и тогда отказаться от своего утверждения о начале рецессии, либо подтвердить свое решение, но тогда необходимо было бы изменить правило определения сроков рецессии. Комитет решил сохранить первоначальный вердикт и откорректировать правило.

В 2003 г Комитет подтвердил роль ВВП как наиболее важного индикатора идентификации сроков делового цикла. Одновременно с этим была подчеркнута важность синхронного поведения (для начала рецессии – одновременного сокращения) значений четырех показателей, рассчитываемых в ежемесячном режиме.

НА ГЛАЗОК

При определении сроков нынешней рецессии члены Комитета столкнулись с рядом проблем, решение которых они нашли на пути новой ревизии как самого определения рецессии, так и методики установления сроков ее начала. В определении рецессии, предлагаемой теперь Комитетом, исчезли такие составляющие, как «ВВП», «промышленное производство», «оптовая и розничная торговля». Они были заменены терминами «производство» и «другие показатели». Кроме того, срок начала рецессии был изменен с формулировки «сразу же после пика экономической активности» на формулировку «когда экономика достигает пика экономической активности».

В практическом анализе количество индикаторов, используемых для определения сроков делового цикла, тем не менее было не сокращено, а увеличено – до семи. Список индикаторов, по поведению которых Комитет теперь определяет даты цикла, выглядит следующим образом: реальный ВВП, реальный валовой внутренний доход, численность оплачиваемых занятых (отдельно по опросу домохозяйств и по опросу работодателей), реальные личные доходы за исключением трансфертов, реальные продажи товаров, объем промышленного производства. ВВП и валовый внутренний доход берутся в оценке за квартал, а остальные—за месяц.

Проанализировав ряды значений по каждому из этих показателей, Комитет пришел к выводу, какой и был обнародован несколько дней назад, - американская экономика вошла в состояние рецессии в декабре 2007 г.

Непредвзятому исследователю сделать такой вывод весьма непросто. Проблема заключается в том, что у каждого из семи выбранных показателей пики значений были достигнуты в разное время. Причем у трех уже после декабря 2007 г., – ВВП, промышленное производство, продажи. Среди них – и самый главный показатель экономической активности, которому дежурно отдаются почести в официальных комментариях Комитета–реальный ВВП. Детальных объяснений своему решению Комитет не дает за исключением общего утверждения: «сокращение экономической активности в 2008 г. соответствует определению рецессии, сформулированному самим Комитетом».

Понимая, что такого рода объяснение не выглядит слишком убедительным, Комитет сделал дополнительное пояснение: «Хотя все эти индикаторы и являются наиболее важными критериями, рассматриваемыми NBER для определения хронологии делового цикла, не существует фиксированного правила, которое бы устанавливало, какие конкретно критерии могут дать дополнительную информацию в каждом конкретном эпизоде». Такое «разъяснение», очевидно, не только не проясняет ситуацию, но и существенно усугубляет возникшую конфузию.

Получается, что главными в определении дат делового цикла оказыватся не столько факты, проверяемые на соответствие ясным критериям рецессии по строгим правилам, сколько мнения членов Комитета, интерпретирующие эти данные в «каждом конкретном эпизоде». Такое решение означало отказ от четких и устойчивых процедур в определении хронологии важнейших экономических событий.

В этой связи вынужден признать, что в той части нашей дискуссии с Егором Гайдаром – о том, как именно Комитет NBER будет определять сроки нынешней рецессии – по правилам или без, Егор Тимурович оказался ближе к действительности - без. Со своей стороны все же замечу, что это произошло все же из-за изменения тех правил и процедур, каким Комитет традиционно следовал ранее.

Неудивительно, что такое решение, принятое Комитетом, порождает естественный вопрос: почему решили изменить методику, почему именно сейчас и почему именно таким образом. В качестве версии ответа на этот вопрос не годится и возможное уточнение данных за предыдущие месяцы, которое могло бы показать начало рецессии в декабре прошлого года. Хотя некоторая корректировка данных действительно произошла, но она не изменила ни динамики показателей, ни дат их пиков.

Более того, такого запаздывания с объявлением Комитетом начала рецессии, как сейчас, за 30 лет его работы не наблюдалось. Хотя Комитет утверждает, что ему требуется от 6 до 18 месяцев для определения даты начала рецессии, обычно ему хватало более короткого срока. Январский пик экономической активности 1980 г и, следовательно, начало рецессии были объявлены Комитетом через 4 месяца – 3 июня 1980 г. Июльский пик экономической активности 1981 г был объявлен через 5 месяцев – 6 января 1982 г. Июльский пик 1990 г. был объявлен через 9 месяцев – 25 апреля 1991 г.

Сейчас же объявление Комитета произошло лишь через 11 месяцев после декабря 2007 г. Если статистические данные убедительно говорили о сокращении экономической активности с декабря 2007 г., то уже через 5-7 месяцев после получения этих данных – в июне, июле, августе 2008 г. – можно было бы и объявить о начале рецессии. Но этого не было сделано. Почему? Потому ли, что таких данных не было? Или члены Комитета не были уверены в том, что это рецессия? А что заставило их удостовериться в этом сейчас?

Потому, отвечает Комитет в документе «Часто задаваемые вопросы», что «экономическая активность, измеряемая производством, была близка к неизменной с примерно сентября 2007 г. до примерно июня 2008 г. при пике занятости, достигнутой в декабре 2007 г.». Кроме того, оценка месячного реального ВВП, проведенная компанией Macroeconomic Аdvisers и используемая также Комитетом в качестве вспомогательного индикатора, показывает, что один из пиков месячного ВВП был достигнут в январе 2008 г., а второй, еще более высокий, - в июне 2008 г. Более того, Комитет подтверждает, что на момент объявления рецессии двух последовательных кварталов спада не было. Эти уточнения лишь добавляют сомнений в корректности выбора Комитета.

СТАРЫМ МЕТОДОМ

Чтобы ответить на вопрос: «почему?» попробуем понять, какие проблемы возникнут, если для определения фазы цикла применялась бы традиционная методика. В этом случае в качестве главного критерия рецессии использовался бы показатель квартального реального ВВП, а в качестве вспомогательных – четыре вышеупомянутых показателя, рассчитываемые в ежемесячном режиме. Одновременное снижение значений всех пяти показателей в течение не менее шести месяцев подряд означало бы переход экономики в стадию рецессии.

При применении этих критериев выясняется, что последний месяц, для которого характерен пик хотя бы одного из индикаторов (на самом деле: даже для двух – реального ВВП и реальных продаж), и, следовательно, дата, на которую приходится последний пик экономической активности в США,–это июнь 2008 г. Начиная с июля 2008 г. все используемые в качестве критериев показатели показывают снижение своих значений.

При продолжении процесса сокращения значений этих показателей в течение шести месяцев подряд (а это, судя по поступающим данным, - факт почти предопределенный) можно было бы и зафиксировать наступление рецессии. Нетрудно подсчитать, что временем поступления соответствующих данных и соответственно датой объявления начала новой рецессии стала бы последняя неделя января или первая неделя февраля 2009 г.

В этом времени нет ничего необычного, кроме, пожалуй, одного легко предсказуемого события – инаугурации нового президента США. Понятно, что начало рецессии вскоре после такого события не станет вдохновляющей новостью для новой администрации, с деятельностью которой многие в США, в том числе и среди экономистов, связывают свои надежды. 

При всем понимании возможной мотивировки решения Комитета, согласиться с ним трудно. Как оно, так и пояснения, сделанные Комитетом, существенно подрывают доверие если не ко всему этому органу, то к его нынешним членам.

Кроме того, это решение ставит на повестку дня всего экономического сообщества – не только в США, но и в других странах и, конечно же, в России, - вопрос о критериях объективного определения дат делового цикла. Наконец, это решение не закрывает вопрос об определении фактических сроков начала нынешней рецессии в США.

Со своей стороны выскажу поддержку прежнего подхода к определению даты рецессии. Он может быть использован не только узким ареопагом небожителей, извещающих о своих решениях по результатам закрытых, напоминающих сеансы магии, обсуждений, но и любым человеком, хотя бы немного понимающим в экономической статистике. Такая демократическая процедура предпочтительнее, поскольку она проверена на практике, относительно проста и существенно меньше подвержена субъективным влияниям. При ее применении оказывается, что последний пик экономической активности в США был достигнут в июне 2008 г., а рецессия в американской экономике началась, скорее всего, в июле 2008 г.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments